Delly (_delly_) wrote,
Delly
_delly_

Categories:
  • Mood:

О журфаке, ученом совете и нашем заседании кафедры

Об этой истории я впервые услышала от Саши noyau . А все потому, что было лето. Не лучшее время (29 июня) выбрала декан факультета журналистики Марина Штшкина, чтобы критиковать нашего ректора. Резонанса достичь не удалось. Во многом - спустили на тормозах. Хотя, обо всем по порядку. 


Того самого 29-ого июна декан журфака Марина Анатольевна Шишкина выступила на заседании Ученого совета СПбГУ в рамках обсуждения отчета ректора по работе в течение предыдущего года. Речь ее выступления можно прочитать тут. Из своей практики скажу, что абсолютно согласна с тезисом, что "Реальную работу все больше замещает изнурительный бумажный процесс, а ректорат все усиливает контрольно-надзирательную функцию." То количество бумажек, которые я подписала за последний год работы не сравнимо ни с чем. А сегодня на первой кафедре нам сообщили,что подписывать и штамповать будем еще больше. На каждую зарплату, на каждую надбавку, на каждое изменение в составе курса, группы, содержания семинара и т. д. Многое другое подтверждали своими рассказами мои коллеги по СПбГУ. Не буду рассказывать чужие истории. Мораль: Шишкина эмоциональна, но по сути - права. Далее следует развитие событий. Вербицкая подает иск  о защите чести и достоинства. Кропочев лишает декана журфака доверенности ректора. 18 деканов пишут ректору письмо с просьбой уволить Шишкину с занимаемого поста, указывая на то, что "глава журфака ведет разрушительную деятельность, в то время как главы факультетов вместе с ректором пытаются заниматься созиданием, а потому требуют уважения и к себе, и к главе вуза." В общем, история долгая и грязная. И вроде все понятно... Действительно, у нас за последний год изменений масса и не в лучшую сторону.
Из бытового (и Шишкина об этом сказала) закрыли все, где можно было поесть чуть выше среднего и купить какие-то сопутствующие товары типа тетрадок и ручек (сомнительные структуры). При этом давно идущие разговоры о смене оператора питания ни к чему не приводят. Поесть на филфаке дорого, невкусно и порой опасно для здоровья. И очереди минут на 20 при длине перерыва 10.
Из финансового: перевели нас всех принудительно на зарплатные карты ВТБ. Шуму было немеряно, гоняли на какие-то собрания, декан отвечал на вопросы о причинах и необходимости, о финансовых выгодах и пр., заставляли подписывать три тысячи бумажек и являться в обязательном порядке с паспортом и его ксерокопиями. До сих пор зарплата приходит на Сбербанк, а время активации ВТБ откладывается на неизвестный срок.
Из рабочего я уже выше писала. Куча времени уходит на оформление, заполнение, заверение и штампование. Многие слышали, как Генка в том году оформлял себе командировку, которую оплачивала принимающая сторона. Если не слышали спросите - он напишет. Я теперь, напрмер, если бы оставалась работать, каждый месяц должна была три разных бланка заполнить, чтобы зарплату получить.
А вчера у нас было заседание кафедры. И первое, что сказал наш заведующий, так это то, что весь этот конфликт и все эти суды нас вообще не касаются. Это там высоко власть имущие решают свои конфликты, а наше дело - нести знания детям. Поэтому думать об этом не надо, говорить об этом не надо, вспоминать об этом не надо. Как будто нет ничего и не было. Так и сказал.
И все, казалось бы, правильно сказала Шишкина. И если дело плохо - то уважения достоин тот человек, который встал и нашел в себе мужество выступить против системы. Только одно маленькое но: посыл там сложный. Марина Шишкина - жена бывшего декана медицинского факультета Сергей Петрова. И я не хочу сказать, что это делает ее слова менее правдивыми. Не делает. И искренности ей не убавляет. Только вот почему единственной причиной, которая заставляет человека поднять голос, станосится то, что дело касается его собственной семьи? А остальные, у которых мужья и жены еще работают, а дети еще и учатся, сидят как мышки и подписывают письма 18-ти.
Про Петрова это отдельная история. Для нашего факультета она опять же проявилась в том, что все наши бабушки не могли попасть к врачам, а весь факультет бегал на собрания о смене медицинских полисов и подписывал бумажке о согласии с оной. Медицинский центр тоже оказался сомнительной струткурой. Я не знаю, кто прав, кто виноват. Вот тут большое интервью с самим Петровым, если это поможет составить общую картину. Я о другом: работать за последний год стало тяжелее и неудобней. Отвлекает все и постоянно. Условий и так никаких не было, а те, что были - уничтожают как могут. И при этом просят об этом не думать. И не разговаривать. А тихо и молча работать.
Tags: life, работа, универ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments