Jane

(no subject)

Shun too the common malice which finds consolation in the suffering and sin of others, blackening them to make our grey seem white, rejoicing in our neighbors' downfall and disgrace, while excusing our own failures and cherishing our own undiscovered secret sins.

The Philosopher's Pupil
Jane

something wicked this way comes

Вдоль всей пречистенской набережной ни одного прохожего, кроме пары подростков с лицами выкрашенными в российский имперский флаг, как бы зомби не отмывшиеся после недавнего хелловина, но через каждые метров двадцать мается милиционер, включая девушек в таких же серых толстых куртках и ушанках, и с зонтом в руке вместо дубинки на случай дождя. Дождь лил вчера весь день, а сегодня только облачно, влажно, тепло, низкое серое небо, преувеличенно громкие колокола с другого берега. Противное место пречистенская, каменный мешок.
В парке горького как бы винтажная карусель с искусственно состаренными лошадками почти пустая, только одна какая-то бесстрашная девочка в розовом пуховике, в седле, под мультяшную музыку, и бесстрашная мама смотрит. Сбоку от карусели модный чайный киоск ПУЭРОПОРТ, а сразу за каруселью, вдоль набережной, припаркованные рядами автозаки. С праздником, дорогие москвичи.
Jane

все люди сократы, и я немного

1. на схеме Лестер сквер сверху, Ковент Гарден сверху, Холборн сверху, Рассел сквер снизу, а потом Кингс Кросс опять сверху
наконец-то поняла, с какой стороны будет выход, и шести лет не прошло, настоящее потрясение
но на кольцевой от Кингс Кросс до Паддингтона вся найденная было чудесная закономерность рассыпается в прах
так же и в новом проекте, только-только покажется, что в этом безумии есть система, ан никакой системы-то и нету

2. ну и пришлось проголосовать все-таки, как же без этого
Днесь приходит время злое,
время злое, остальное.
После будет время злее,
время злее, остальнее.
Jane

(no subject)

автобусы вдоль всей фрунзенской набережной, по обеим сторонам, бампер в бампер, с рекламой из тулы, владимира, иванова, твери на бортах, и даже с кавказа откуда-то
один черный, затонированный в ноль, надпись ФАРТОВЫЙ, но тоже, вишь, стоит и смирно ждет
на пречистенскую дружинники (повязки на рукавах) уже не пустили с велосипедом, ну и ладно, куда там в велосипедных штанах против ихнего дресс кода
не буду ваши пирожки по десять рублей все равно, поеду через крымский мост, куплю там себе ролл с тунцом
в филевской пойме река разлилась в край с бетонной дорожкой, а берег наверх глинистый, весь в палой листве, в кустарнике, уедешь только так
так что лучше уж по плоской поверхности, по илу, грязища неописуемая, главное, не упасть
а в канале, наоборот, спустили половину воды из-за реконструкции, копошатся там на острове, вырыли два косых разворотных пролива и крутые арочные мостики над ними, и лед уже темно-зеленый, твердый, отламывается с трудом, потом течет из горячей руки, перемигивается каплями

после Когда я умирала в переводе Голышева, можно уже и отважиться на As I lay dying, уже продвинулась на треть, и все так и есть, как у Голышева (закончил физтех) - мучительно, и оторваться невозможно, русский писатель Фолкнер
истребление детей разнообразными методами во имя новых вставных зубов, под как бы христианскую риторику
Jane

ah distinctly i remember

три часа дня, и уже сумерки

парк черный а дорожка ярко-желтая от хвои, длинная, прямая, конца не видно
лиственницы все облетели, стоят вдоль такие же черные, мокрые, как бы ни при чем

и русские лесоводы тоже стоят вдоль и помалкивают, альфонс романович варгас де бедемар, федор карлович арнольд, виктор егорович графф, василий тарасович собичевский, митрофан кузьмич турский, a fine body of men

ни одного странствующего дворника в парке слава богу и ни хвою, ни листву никто не смеет трогать, она копится столетиями, слой альфонса романыча, слой александра сергеича, слой вятичей и кривичей, мери и мещеры, слой динозавров, хотя там наверно уже хвощи и плауны, грязь что надо, вчерашний снег уже не тает

из этих из местных, ходить задворками, огородами, тащить велосипед через бурелом, знать каждый проломанный шорткат в бетонном заборе вдоль железной дороги, сливаться с пейзажем, ни белки, ни синицы таких не боятся
Одинокий странник, которого знают заглохшие тропы, хоронится папоротник и недолюбливает болиголов, вдруг, вскинув взор, видит в конце просеки живую огромную тень.
The solitary traveller, haunter of lanes, disturber of ferns, and devastator of great hemlock plants, looking up, suddenly sees the giant figure at the end of the ride.
Jane

edward lear lives

и побеждает - в начале улицы косыгина рекламный щит ОВОЩЕРЕЗКА, СТАМЕСКА И ЗОЛОТАЯ ПОДВЕСКА

минус семь, однако, лужи замерзли, и березы, еще не облетевшие, тоже, и ноги, просто собаки какие-то
Jane

происшествия ворошиловского района

29 октября 2011 года на улице маршала Малиновского сгорел двухэтажный дом культуры "Октябрь", деревянный, 1937 года постройки, а на улице маршала Тухачевского угнали Lamborghini Gallardo редкого желтого цвета.

В спортивном лагере "Ястребок" в одна тысяча девятьсот восемьдесят ... году в качестве проверки на вшивость использовался вопрос: если сАкура по-японски вишня, а сакУра по-азербайджански ласточка, то что лучше, тухлая сАкура или дохлая сакУра? правильный ответ не помню, к сожалению