А может быть, он лучшим был. Но не успел, не долюбил. Он был украден полным сил.

У меня лишь раз в жизни так ангстово начинался год. 2006, когда я рассталась с, как мне казалось, любимым человеком. Та же растерянность. Ускользающий смысл жизни, заменённый на суррогаты. То же равнодушное скольжение в бездну. Только чуть больше времени впереди.

Те, кого я люблю, делятся на тех, кто разлучён со мною, кто ненавидит меня и кто ко мне равнодушен. Есть также те, кто любит меня, но меня не хватает на то, чтобы думать о них. Есть весь остальной мир вокруг, который я вижу как рыбка из аквариума и также беззвучно кричу в него свою боль.

Есть и положительные моменты. С нечеловечески раннего для меня утра, без фитнеса и завтрака под любимый сериал я каждый день еду на работу, борясь за свою жизнь в метрополитене, где толпы таких же как я штурмуют пустые вагоны, мгновенно наполняя их своими горячими телами. Стоя на краю платформы, я каждой клеточкой ощущаю бьющуюся внутри меня жизнь, потому что смерть как никогда близка в любом случайном движении тех, кто позади. Чаша весов возбуждающе нестабильна: смерть на рельсах – удобный диванчик и 40 минут покоя под музыку и сайт КМП. Никто не важен, мыслей нет. Потом 10-11 часов умиротворяющей офисной суеты в блаженном осознании, что хотя бы здесь я нужна, хотя бы здесь хоть немного незаменима или не мгновенно заменима. Могу безгранично предаваться одному из любимых хобби – придумывать новые рецепты вкусного кофе. А после бесснежный мрак или месиво снега, тяжёлые ботинки и космически свежий вечерний воздух также эффективно как офис и метро дарующий вожделенное безмыслие. Снова музыка или аудиокниги на английском в ушах, снова никого вокруг. Меня больше не раздражают люди, я научилась их не видеть. Всё общение только в соцсетях. И наконец – дом, коридор, табуретка, тяжёлые ботинки, душ, кровать, кнопка выкл. Ни одна мысль не должна прервать сладкое ожидание будильника.

(тут песня Ирины Астапкиной "Бим-Бом", жж её съел, поэтому найдите её сами и послушайте, она истинно новогодняя на все времена)

Здесь нужно ставить эффектную точку и погружаться в манящее болотце экзистенциальной рефлексии, но блин, что ж делать с тонной НГшных фоток, источающих иллюзорное жизнелюбие... Придётся постить, разорвав к чертям старательно выстраиваемую атмосферу уютного загнивания.

Collapse )

Бесполезной интроспекции предновогоднее псто.

Впервые в жизни приняла осознанное желание встретить Новый год в своей кроватке, в обнимку с любимым телом, во сне. Ну его нахуй, эту суетню, общалово-бухалово, символический шаг на эфемерную новую ступеньку жизни и никому ненужное псто итогов года. Кому интересно, те и так всё знают. Паблики больше не рулят, только приватности и тет-а-тетности. Только что выпилилась из вконтактиковой конфы друзьяшек, которые, очевидно, клали на меня болт. В очередной раз думаю прикрыть это ваше жеже потому что всё равно никакой обратной связи нет, меня никто не читает и комментов не пишет. Все, с кем я виртуально общаюсь, в личках социалок. В инстаграме и то больше обратки. А отношения без обратки мне больше не нужны. Никакие никогда. Нет времени на возню в одни ворота больше, жизнь так стремительно и увлекательно катится к ужасному концу... Так что нафиг уже эти все фотки отмечалок, бухалок, лыжек, сушек и тэ.дэ.шек. В инстаграме может, там хоть лайки ставят. Всё равно я следить за этой своей жизнью не успеваю, всё слишком быстро. Фотки на компе с 2011 года не разгрёбаны... Зато каждый год у меня как Путин завещал, год под знаком чего-то культового: 2011 год ребёнка, 2012 год любви, 2013 год сомнений, 2014 год аццкого ангстища карьерного роста внезапно... Удивительно гармонично (может быть впервые в жизни) ощущаю себя в офисе на своём месте. Мне нравится тут быть. Неожиданно для себя я даже тостер сюда купила. Здесь живут мои тапочки. Здесь живу я. С 9 утра, кстати, сегодня я здесь живу как лох, очень важный для нашего государства человек на ответственном посту. Сижу, жру тосты, мизантропствую. Кругом тишина, пахнет корицей и мандаринами, в углу подарки. Все меня лайкают. Премию дали, зряплату повысили. Нет, конечно, во мне не пустила корни беспечная иллюзия стабильности. В любой момент я могу уйти, оставив за спиной свой тостер. Но пока хорошо. Также хорошо как было в 2012 году засыпать вместе и не думать о том, навсегда это или послезавтра уже всё. Каждый день этой чёртовой увлекательной жизни я мучительно учусь на своих ошибках жить только сегодняшним днём.

Пойду почитаю немного про вас тут и поеду к ребёночку снегурить ёлку. А потом спать. И в жопу эти ваши куранты, всё равно их, говорят, фанеркой накрыли.


И не вернусь в это ваше жеже пока вот это псто глупой жалости к себе не наберёт 100 (ладно, будем реалистами, 10) комментов с просьбами вернуться! От разных людей, Юля!!

Бадминтон – жестокий спорт...

В прошлую пятницу коллега пригласила поиграть вечером в бадминтон... Я-то, наивная, представляла себе вальяжное помахивание ракеткой... В итоге правая рука не функционирует до сих пор и тяжелее ручки ничего не держит!! (да-да, фотка с кофе в инстаграме постановочная – чашку для меня держал ассистент=)

А вчера открыли с Юлечкой горнолыжный сезон 2014-2015 в Ясенево (будучи без руки, я открыла для себя катание без палок и теперь вообще не понимаю, нафига они нужны!) Внезапно при +3 отличный снег и абсолютно пустые склоны, не холодно и в двух шагах от дома. Боюсь, обленюсь теперь и никуда дальше ездить не захочу=) Тем более, что все эти ваши Степановы, Сорочаны, Яхромы и Волены, при том, что в аццких пердях (штрафы за превышение скорости в комплекте) не сильно и лучше. Особенно для такого неизбалованного бытового аскета как я.

Об аскетизме, кстати. В этом году впервые за 4 или 5 (не помню уже) горнолыжных сезонов решили кататься не в обносках, а в офигенных спецодеждах. Инициатива и исполнение Юлечкины, кроме главной экстракреативной идеи горнолыжных курток. Но о них в другой раз, всё равно в этом посте будут только прошлогодние фотки потому что вчера я даже фотоаппарат не стала брать, настолько мне теперь чуждо самолюбование... Вот это, к примеру, селфи исключительно ради Хаустовой фоном. Ну и этой фразы, я очень хотела вынести её в заголовок:


Этот неловкий момент, когда понимаешь, что на тебе своего только трусы и шапочка...

Шапочки, кстати, парные, привезённые мною с этой вашей святой земли изrаильской. Правда, свою Юля не носит, носит фанатский тардис(( А о трусах я, пожалуй, промолчу. Я считаю, что носить чью-то одежду это как проникнуть в его душу, постичь его мысли, чувства, желания, радости и печали. Иначе с чего бы все мои мужчины в прошлом регулярно примеряли мои шмотки... А мне так интересен внутренний мир моего лучшего друга, что носить собственную одежду я перестала вовсе.

А теперь, фотки. Прошлосезонные, правда, но это самое актуальное, что мне удаётся из себя выжать где-либо кроме инстаграма.

Collapse )

Пятничная рефлексия малодушного интеллигентишки в среду днём на рабочем месте...

(...вокруг граната за секунду до пробуждения)

Сегодня на работе в своём офисе я внезапно встретила бывшего однокурсника, в прошлом отличника, ботаника, бас-гитариста, хулигана и прожигателя жизни (букет няшной эклектичности дополняется кавайно вздёрнутым носиком, ярко-голубыми глазами и гармоничной маскулинностью). Разумеется, теперь он при должности, карьере (начальник начальников...), серьёзности, кольце, костюме и галстуке. Разумеется, минимум четверть рабочего дня мы посвятили душевным беседам о славном прошлом. Разумеется, начали, с наиближайшей нынче нам обоим темы – непробиваемой инертности госструктур. Казалось бы, каждому отдельному человеку, если он вменяем, очевидно, что неповоротливая машина любой госструктуры безнадёжно устарела, отстав от прогрессивных технологий на века. Весь этот ворох бумаг, необходимость беготни с кипами макулатуры за кучей подписей, командировки на другой конец страны ради пары закорючек, бесконечные фракталы бюрократии – это натуральное средневековье внутри массивных каменных стен за которыми вовсю кипит будущее человечества. Это средневековье тянет человечество назад, болтается неподъёмной глыбой на шее цивилизации. И все это понимают, но сделать ничего не могут – проникновение высоких технологий внутрь массивных каменных стен происходит с чудовищным скрипом и по чайной ложке в год. За стенами могут сколько угодно печатать на 3D-принтерах органы для трансплантации, а в госструктурах ещё не внедрили электронный документооборот. Ты можешь сколько угодно сажать зонд на комету, а рубашка у тебя не православная всё равно без бумажки ты какашка.

Здесь хочется провести аналогию с общественной моралью (это вторая моя любимая тема). Большинство из встреченных мною людей уже довольно далеко ушли от средневековых представлений о морали и нравственности (во всяком случае, на словах...) Но общество в целом настолько костная структура, что развиваться в её жёстких рамках можно лишь чутко соблюдая правила игры. "Все понимают, что я обижен и поэтому могу ляпнуть лишнего. Но только дома, потому что партия от нас требует преданности, а не принципов. Когда можно, я её ненавижу, а когда нужно, я её солдат."* Ты можешь быть сколь угодно широких взглядов, толерантным, интеллигентным и великодушным, но только у себя дома, а на людях изволь исправно выполнять свой гражданский супружеский долг!

Те, кто правильно понял политику партии и чутко ей следуют, могут, конечно, под покровом ночи делать всё, что им угодно, в том числе и то, за что при свете дня разят праведным гневом тех, кто политику партии правильно не понял.

Цивилизация, если её рассматривать как организм, развивается гораздо медленнее из-за негибкого скелета – властным структурам выгодно насколько возможно тормозить прогресс, потому что они боятся не успеть прожить целиком свою жизнь на том тёплом кресле, которое, скорее всего, нафиг бы упразднилось за ненадобностью, если бы вместо сотни подписей на тысяче листов человечеству позволили научиться пользоваться плодами научных достижений.


* «Шапка», Войнович. Исключительно хирургическое, с моей точки зрения, литературное проникновение в коллективную человеческую душу. Вроде про хомо советикус, а такой зайтгайст!!! Читаю в метро и восхищённо аплодирую свободной рукой.

Малкович малкович малкович.

На сегодняшнем занятии в тренажёрке (под загадочным названием интервал, хотя интервалы в страданиях на протяжении часа уверенно стремились к нулю) до меня снизошло озарение, зачем люди так маниакально стремятся похудеть, что готовы ради этого подвергать себя пятидесяти оттенкам истязаний. Возможно, всё дело в стремлении к саморазрушению, которое произрастает из вечной вины существования. Хочется занимать как можно меньше места, свести себя к минимуму, максимально уменьшить свой объём в пространстве. Избрать наименьшее зло, так сказать. Отсюда же девиантные желания отдельных индивидуумов стереть свой экологический след на планете или обнулить свою карму. Да и растворение в воле всевышнего абсолюта, о чём я писала в предыдущем своём шизофреничном посте про фитнес. Стать худым – маленьким – безвольным. С больших спрос больше. Нафиг быть большим! :-)


в профиль меня кажется меньше чем на самом деле

За что я ненавижу Фаулза?..

На работе привалило буржуинской красной икры (вечно там чем-нибудь приваливает...), а дома всех покосил ротавирус. Сижу, ем бутер с икрой, ржу: через час идти блевать красной икрой как эталонному буржую.

И, чтоб не вставать два раза (а по прогнозам скоро я ещё сутки вообще вставать не буду), выскажусь уже наконец о Фаулзе. Хотя, конечно, Фаулз не самый волнующий меня сейчас предмет, но не писать же о семье или работе... Или о том, как возвращаясь с вечеринки ночью мы в метро нашли барсетку, полную денег, и жизни 22-летнего раздолбая (все! все документы, которые только возможно иметь в современном мире и даже кредитки с пин, мать их, кодами!), а потом, воспитанные в советских традициях бескорыстного благородства три дня искали его по соцсетям... Но нет. Вместо этого здесь как всегда вольготно разместится экзистенциально-анальная боль, в которую уже почти год ввергает меня икона читающей хипстерни, Джон Фаулз. Надоел страшно, уже в три поездки со мной съездил, дважды на родину в Англию возвращался, а всё возвращается и возвращается... Более того, мне стало казаться, что он начинает во мне прорастать... Чтение его и подобных ему авторов болезненно напоминает мне диалог внутри моей собственной головы каждый раз, когда я еду куда-нибудь в метро или на самокате, занимаюсь делами, которые считаю тщетой и суетой (а ими я считаю любые дела). Пронзительная неспособность выразить себя словами, кокетливое заигрывание с собственной оглушающей бездарностью, тщательно замаскированный под небрежное высокомерие страх остаться непонятым... Все эти книги, столь модные в последние годы у прогрессивной части общества напоминают мне отчаянный крик одинокого маленького голого существа посреди огромной пустыни социального безразличия: "Заметьте меня! Дайте мне мою долю внимания без которого я погибну!" Как у Пратчетта в "Мелких богах" – если в бога совсем никто не верит, он усыхает и кончается. По другую же сторону этих брачных плясок читатель – существо не менее ранимое и трепещущее в страхе перед культурным вакуумом. Не читать модного в интеллигентных кругах писателя значит не быть в тренде и этот комплекс невежества порождает старый добрый синдром голого короля, когда наиболее витиеватое нагроможденье слов, искусно маскирующее абсолютную пустоту за ними возносится на литературный пьедестал.

Мне хорошо знаком этот типаж велеречиво многословных пустобрёхов: их вальяжная небрежность, с которой они будто снисходят до зрителя – ни что иное как отчаянная мольба о внимании к своей не такой уж значительной персоне.

Впрочем, этот нехитрый трюк легко простить тем, кто и в самом деле вскрывает литературным скальпелем нарывы современного общества. Не так давно я совершенно случайно узнала, что мой давний знакомый – широко известный в интеллектуально-элитарных кругах писатель, журналист и драматург, номинированный на множество престижных литературных премий, едва ли не флагман современной художественной прозы. На удивление, несмотря на весь этот удручающий меня обычно багаж, его роман и вправду сверкающе талантлив близостью каждой страницы к реальности. То есть, слова в данном случае не оторваны от своего смысла, лишних аллегорий и метафор в книге действительно нет, а это большая редкость. А главное – хоть местом действия и выбран театр, почти сразу становится очевидно, что это театр нашей отечественной повседневности, настолько там всё близко к телу, хоть и безумно красиво.

Но, как бы мне не хотелось поделиться со всеми прекрасным, я буду в эгоистичном одиночестве наслаждаться книжкой, подписанной "Виктории от преданного поклонника":Ъ А то фиг его знает, ещё прославится на весь мир, отхватит нобелевку, а мне потом неловко будет, что я его хвалила – я ж против любого мейнстрима.

...вновь накатила сартровская тошнота. Или это буржуйская икра, подгоняемая ротавирусом? Всё едино в этом мире, лишённом смысла. На сей ноте я вас и покину, чтоб пафосом прикрыть неприглядность грядущего бытия.

Бог инсайд (или, как сейчас модно говорить – инсайт).

После долгого перерыва в сомнениях, достойна ли я идеальной фигуры и просветлённого сознания, я вернулась к занятиям йогой (вернуться к фитнесу мне мешает скорбь от замены тренерши "секси строгая училка" на пожилую грымзу). Йогу по-прежнему ведёт обладательница сногсшибательной фигуры (я бы убила за такую фигуру, подверглась бы немыслимым истязаниям лишь бы обладать такой фигурой (да, каждый смысл, зашитый в этой фразе актуален)) и носительница концептуальной мудрости "усилие без насилия" (у меня в голове оно почему-то засело как "насилие без усилия"...) Ирина Эрнест. Я счастлива заниматься у неё, но вряд ли стала бы писать об этом пост в жж, когда бы не ловила себя уже несколько занятий подряд на одной и той же неожиданной мысли. Сильнее всего мне полюбились асаны, копирующие позы богомольцев. Мне в них комфортно, отпускают все страхи, ярость и отчаяние (а ведь в обычной жизни они меня почти не отпускают), я научилась растворяться в ощущении причастности/принадлежности чему-то высшему (разумеется, это никогда не мешало мне быть убеждённым атеистом). Мне всегда приятно размышлять о том, зачем многие люди так страстно желают обрести Бога. Мысль, посетившая меня на йоге, мне уже являлась в общих чертах, но сегодня она обрела законченную форму: добровольное растворение личности в воле Бога ни что иное как желание снова стать ребёнком, растворённым в воле родителей. Ребёнок ни за что не ответственен, всё, что происходит с ним даровано свыше. Эта блаженная сабмиссивность цепляет как наркота – хочется испытывать её вновь и вновь, всё более жадно, со всей доступной организму страстью. Безопасность. Всеобъемлющая, всепрощающая, абсолютная родительская любовь. Удовлетворение всех потребностей – стоит лишь поплакать/помолиться. Кайф же. Ради этого кайфа можно с готовностью принимать наказания и даже в них находить кайф – это справедливость высшей воли. И мы, слабые люди, всю жизнь ищем повторения этой сладчайшей неответственности, доминирующей во благо нам воли небесного отца. Потому что в родителях искать это уже бесполезно, их любовь давно не безусловна, теперь ты должен, должен, должен и твоя ответственность перед ними с каждым годом растёт. А то наркотическое чувство, что ты дитя в его ладонях... нет, теперь ты видишь, что и они сами дети со своими слабостями. И мы продолжаем искать. Ищем всю жизнь. Кто-то в себе, кто-то вовне: в любви, в служении, в йоге, в психотерапии, в бдсм. Я лично предпочитаю психиатров – фантазия о всеведущем духовнике не даёт мне покоя с тех пор, когда и грехов-то не было... Возбуждающий духовный стриптиз, переходящий в безудержный психоэксгибиционизм, вскрыться до дна, явить Ему самую свою суть. Всё это тоже от тотальной невозможности быть откровенным с родными людьми. Многие из нас носят свои скелеты вместе с хранящими их шкафами глубоко в себе всю жизнь. Легко ли это – всю жизнь носить в себе шкаф!! Вот они и ищут возможности побыть маленьким трепетным комочком плоти на космической ладони всевышнего. Неверующим же остаётся довольствоваться сеансовыми саморастворениями, т.к. невозможно получить это чувство в формате 24/7 :)

P.S. И разумеется, только пост о Боге мог бы перешибить по эмоциональности этот тег.

tai_wed

Ещё пафоса, ну а фигли вы думали...

Из-за традиционной лености и нежелания делиться подробностями своей увлекательной семейной жизни в интернетах едва не позволила кануть в бездну очередной педераче про нас красивых. По телеку я её, естественно, пропустила, но добрые люди выкопали из интернетов, так что поделюсь с вами. Это очередной выжим мимимишности из нашей с Димой тайской свадьбы. Казалось бы, уж сколько можно – а вот нет, мы её всё ещё помним и на свете ещё остались люди, готовые звать нас с ней в телевизор!

Йуля, конечно, была читерски протащена в зомбоящег с единственной целью испортить ей вечер (она очень страдала там в боевом макияже, на шпильках под пылающими жаром софитами и остротами дамы-редактора) – как вы все знаете, её не только не было на нашей тайской свадьбе, но мы в те славные годы вообще её не знали (кое-кто, читая эту фразу, прослезился). Но, как утверждают заслуживающие доверия источники, всем похуй, так что Йуля свидетель Иеговы.

Примечательным фактом является то, что изначально нас звали в передачу "Моя идеальная свадьба" и редакторы, источая елей, умилялись вместе с нами, всячески разделяя нашу радость. В эфир же передача вышла совсем с другим лейтмотивом и названием "Моя дурацкая свадьба", в последний момент заменённым на "Моя "прекрасная" свадьба". Теперь там сделали акцент на ляпах, соответствующим образом смонтировав наши интервью. Ну мне-то что, это лулзы, они не обесценят наших воспоминаний, а вот некоторые другие участники, например, легендарный Роман Акимов собирается судиться с каналом за такие вольности трактовки :-)

Не менее интересным является то, что жежешечку этот ваш канал Ю не признаёт и кода плейера для неё не дал. Пришлось нарушить моё правило не писать ни в какие социалочки кроме уйутненькой и запоститься в фейсбучек и вконтактик. Этак я в социального хомячка превращусь, блин. Нате вам, в общем, ютюбчег:


А по-моему Йуля в макияже зайчег)) Все тайские монахи бегут за ней по берегу моря)))