?

Log in

No account? Create an account

Mon, Oct. 31st, 2016, 02:44 am
Воскресное

Ну, я же обещал, что ещё некоторое время буду постить исключительно вологодские иконы XVII века?
Вот такая маленькая и трогательная "копия" большой роскошной местной иконы из церкви Рождества Иоанна Предтечи Дюдиковой пустыни, вложенная каким-то благочестивым прихожанином...
Вторая четверть XVII века.

 photo dudik2.jpg

А я между тем напоминаю, что сбор денег на второй том икон Вологды продолжается!
Недостающая сумма - 1074000 рублей
В настоящий момент издательство получило пожертвований на сумму 121200 рублей и деньги на 44 экземпляра книги себестоимостью 2500 рублей, то есть ещё 110000, итого 231200 рублей.
Осталось, таким образом ещё 842800 рублей...
Максимум, на что я могу рассчитывать от коллег - ещё 100000
Остальное зависит от вас.

Деньги можно перечислять на счёт издательства - как пожертвования, так и предоплату за книгу (2500 рублей)

Реквизиты для платежей:
Карта Сбербанка: 4276 1200 1384 2203 Суворов Александр Валерьевич.
Для переводов:
Название банка: Вологодское отделение №8638 ПАО Сбербанк г. Вологда
к/с 30101810800000000644, БИК 041909644, ИНН 770783893
Код подразделения банка по месту ведения счета (для внутренних переводов по системе Сбербанка) 77863804; адрес подразделения банка по месту ведения счета карты – г. Вологда, ул. Воровского, 65.
Получатель: Суворов Александр Валерьевич, счет получателя 40817810512001462910

Если вы посылаете именно предоплату, а не пожертвование, необходимо сообщить об этом (с указанием даты и времени, а также способа произведенной оплаты и адреса для доставки почтой России) письмом по электронной почте suvorov@drevnostisevera.org

Sun, Oct. 9th, 2016, 10:20 pm
Воскресное

Видимо, ещё некоторое время я буду постить исключительно вологодские иконы XVII века - будущие иллюстрации из той книжки, на которую мы пытаемся собрать деньги - для привлечения внимания.
Поскольку энтузиазма после первого поста на эту тему было очень много, а денег - увы! - пока значительно меньше, чем нужно. Точные данные я опубликую уже очень скоро.
Но если вы отложили выкуп книжки (или высыллку пожертвования) когда-нибудь на потом, то помните, пожалуйста, что деньги на книжку нужны уже прямо сейчас...

Воскресение - Сошествие во ад, с праздниками
Вторая половина XVII века, Вологодская картинная галерея

 photo korbakov2.jpg

Под катом - общий вид
Read more...Collapse )

Tue, Sep. 20th, 2016, 03:23 pm
Иконы Вологды, том второй?

О теперь о важном.
Нет лучше сказать об ОЧЕНЬ ВАЖНОМ.
Для меня это важнее всяких там выборов неизвестно кого неизвестно куда и даже важнее найденной и возвращенной ярославской иконы. Потому что икону всё равно кто-нибудь рано или поздно нашёл бы и вернул, а то, о чём я сейчас хочу рассказать, по-видимому, могу сделать один только я.
Но с вашей помощью.
Думаю, что большинство моих читателей в курсе, что я на протяжении почти десяти лет был главным редактором издательства «Северный паломник», а друзья и хорошие знакомые знают, что я считаю этот период самым лучшим, самым правильным и самым плодотворным в своей жизни – и до сих пор по нему тоскую. Так насыщенно и осмысленно, а главное – настолько результативно я не работал никогда и, наверное, уже никогда не буду… не получу такой возможности...
Вы, наверное, знаете также, что «Паломник» тихо сгинул, продолжая влачить условно-призрачное существование где-то на задворках культурного процесса, хотя и я, и мои друзья и знакомые приложили массу усилий к тому, чтобы найти средства для его возрождения… Но – увы! – у нас ничего не вышло. И в этом месте я непременно должен воздать должное директору издательства – Сергею Владимировичу Обуху, который, несмотря на чудовищные ошибки и недочёты, как в ведении бизнеса, так и в организации самого производственного процесса, оказался, в конечном счёте, тем единственным человеком, который решился на подобную авантюру, на никому не нужное и очевидно бесприбыльное дело, и поддерживал его долгие годы своим неиссякаемым энтузиазмом и фанатичной преданностью работе. Сколько я потом видел совершенно других людей – может быть, более способных к ведению дел, но при этом холодных, циничных и думавших исключительно о собственной выгоде… Людей, которые предпочитали ни в какие авантюры не ввязываться и спокойно получать свои откаты или необременительные прибыли процентов этак в пятьсот – на меньшее они никогда не согласились бы.
Разумеется, по «Паломнику» тосковали не только его бывшие сотрудники, но и мои коллеги из тех музеев, для которых мы делали книги. И они тоже много раз предпринимали попытки найти средства хотя бы на завершение тех проектов, которые уже были начаты, но тоже потерпели фиаско. Единственным исключением стала Елена Анатольевна Виноградова – сотрудник Вологодского музея, проявившая какое-то совершенно фантастическое упорство для спасения любимого детища. Вместе с предыдущим директором музея Александром Валерьевичем Суворовым она, в конце концов, умудрилась добыть денег на второй том каталога вологодских икон, и сейчас Александр Валерьевич, уже в качестве директора издательства «Древности Севера», займется публикацией этого тома.
Однако полученых по президетскому гранту денег, как водится, оказалось недостаточно – собственно, издательство по президентскому гранту получило меньше половины требуемой суммы – недостает около миллиона. Конечно, это очень большие деньги, но нужно попытаться их собрать – другого выхода у нас нет. Причем собрать достаточно быстро, поскольку книга должна выйти в свет уж весной будущего года. Как это можно сделать?
Прежде всего в форме подписки – при объёме почти 700 страниц, почти половину которых занимают иллюстрации (это немногим меньше, чем было в первом томе!) книга имеет фантастически маленькую себестоимость – 2500 рублей. Очевидно, что после того, как она выйдет, её за такие нельзя будет купить ни в одном магазине. Деньги можно будет переслать на счёт издательства (об этом подробно пишет Александр Валерьевич в своём обращении, которое я привожу далее) или принести наличными к нам, в древнерусский отдел Третьяковской галереи, где вам выдадут расписку и возьмут у вас координаты для связи. Выкупленные заранее книги можно будет получить либо по почте, либо у нас в отделе в течение 2017 года.
Однако даже в том случае, если каталог вам не нужен, но вы понимаете, насколько важны такие книги в ситуации нынешнего тотального одичания и хотите поддержать музей, издательство и авторский коллектив, вы можете теми же способами перевести просто какое-нибудь небольшое пожертвование. Понятно, все мы почти постоянно жертвуем на всякие исключительно важные и совершенно неотложные вещи – прежде всего, на лечение детей – и если вы должны выбрать, кому помочь, то лучше безусловно отдать эти деньги больному ребенку. Но, может, выбор стоИт не так остро и на книжку тоже немного хватит? Тем более, что мне отчего-то кажется, что если в мире будет больше таких книг и других прекрасных вещей, дети будут болеть и умирать немного меньше…
Ну, и, наконец, можно сообщить об этой возможности людям, готовым пожертвовать на этот проект какие-то крупные суммы (они не всегда читают фейсбук) или выкупить у издательства какую-то часть тиража предварительно. О появлении на горизонте таких дивных ангелов «с крыльямЕ» нужно немедленно сообщить мне или Александру Валерьевичу…
Ниже – его обращение к будущим читателям и – для привлечения внимания – одна из тех 149-ти икон, которые будут опубликованы в книге «Иконы Вологды конца XVI – XVII веков». Тем более, что последнюю воскресную картинку я опять пропустил…
Воскресение - Сошествие во ад, с праздникцами и историей Страстей Господних из Дюдиковой пустыни...
Конец XVI века

Ну, и очевидно, что я призываю вас к максимально возможно количеству перепостов…

Read more...Collapse )

 photo dudik1.jpg

Thu, Dec. 12th, 2013, 01:30 pm
Пожалуйста, подпишите петицию.

Как я понимаю, подписей под этой петицией пока недостаточно, поэтому делаю перепост, хотя, в отличие от автора исходного поста, не слишком верю в успех этого предприятия.
Исходя из собственного печального опыта.
Думаю, что челябинский орган станет, в конце концов, ещё одной звёздочкой на фюзеляже истребителя под названием РПЦ МП.
Можно надеяться лишь на то, что поднятый шум (если он будет достаточно громким) заставит их отказаться от немедленных действий, а потом, может быть, им некоторое время будет недосуг - увлекутся, например, исправлением общественных нравов по образцу, недавно предложенному Томской епархией.
Ну, или на то, что рано или поздно, кто-нибудь умрет - или эмир, или ишак, хотя, опять же опыт подсказывает, что каждый следующий эмир злее предыдущего, а каждый следующий ишак - упрямее...

Оригинал взят у alpamare в Пожалуйста, подпишите петицию.
Вот так получается, что вместо того, чтобы заниматься делами культуры, надо ее, культуру, спасать.
Например, между концертами - подписывать петиции, чтобы в Челябинске не сгноили уникальный инструмент, концертный орган.
Ужасно стыдно, особенно стыдно то, что это происходит от имени  церкви.
А потом удивляемся: и чего это нас так не любят?
А того.
Мне как христианке и как музыканту такие вещи просто невыносимо видеть, честно.

Тем более, что в свое время именно наша цюрихская община передала в дар Московской консерватории небольшой орган фирмы Goll. Мы унаследовали здание от протестантской общины, зал был перестроен в соответствии с нуждами общины и традициями нашей конфессии. Были убраны скамейки, построен иконостас. Орган, располагавшийся в алтарной части, разумеется, должен был быть демонтирован, и можно было его вернуть фирме-производителю (он, собственно, не очень-то и редкий инструмент, вполне себе типовой), но было принято решение подарить его МГК. Мне как выпускнице консерватории это было вдвойне, втройне радостно, вы даже не представляете как. К нам приезжали органные мастера, которые бережно-бережно разобрали инструмент, упаковали каждую трубу, каждую деталь, и инструмент был отправлен в Москву, где был вновь собран и переделан под нужды зала, который примерно тогда же стал носить имя Н.Я. Мясковского.

Представить себе, что единственный в Челябинске большой орган можно вот просто так демонтировать, выбросить в непригодное помещение зимой, без всякой материальной ответственности, мне как-то невозможно. Нам в цюрихской церкви был не нужен орган - мы его грамотно переадресовали туда, где его бережнейшим образом приняли, где на нем играют, где его холят и лелеют. Здесь инструмент не нужен - его фактически ломают, выбрасывают, игнорируя мнения экспертов, нарушая договоренности.
Это вписывается в картину мира, которую мы наблюдаем последнее время. Но очень хочется противостоять. Как можем, хотя бы своей подписью, чтобы про нас, христиан, не говорили, что мы - враги культуры. Стыдно, что такое творится.

Странно, что приходится порой доказывать, что культура для христианина - это воздух.
Ведь так многие из нас учились молиться именно под органную музыку. Я одна из тех, кто пришел в Православную церковь благодаря музыке Баха. Ровно в 1987 году, когда челябинский орган был построен, я крестилась. Мы в каком-то смысле ровесники.

Моя первая община находилась (и находится) в храме св. Космы и Дамиана в Шубино, где раньше располагалась типография министерства культуры. Мы начали молиться в маленькой комнате на втором этаже, и долгие месяцы типография потихоньку переезжала. Не могу представить себе, чтобы кто-то от имени нашей общины - при всем нашем горячем желании восстанавливать храм и молиться в нем - выставил на улицу оборудование типографии. А тут музыкальный инструмент, единственный, это примерно то же самое для Челябинска, что орган БЗК.. Он такой один, другого не будет. Ну неужели больше негде молиться? Да, в храме должна служиться Литургия, тут я целиком и полностью "за". Но все ведь надо с умом делать: построить равноценное здание и перенести орган туда. Пусть это займет много лет, но как иначе? Куда торопиться? В конце-концов, многим православным христианам на Западе знакома ситуация, когда община молится в помещении католической церкви. А потом сворачивается и уходит. Орган в это время молчит, никому не мешает. Да, Церковь была гонима, запрещаема. Да, в Челябинске выгнали церковь и устроили там концертный зал (спасибо, не овощной склад). Но я считаю, что нельзя вот таким образом брать реванш. Те, кто могли бы придти ко Христу, конечно, придут, если Христос этого захочет (не будем забывать, Кто глава нашей Церкви!), но уж очень многие конкретные люди в Челябинске (и, боюсь, не только) не придут именно в православную церковь из-за того, что ее руками был уничтожен уникальный инструмент. И особенно обидно слышать, что "попы снова уничтожают культуру". Мне, жене попа - то-есть, попадье, регенту с 20-летним стажем, музыковеду, концертной певице - 20 лет на сцене! -  специалисту по западно-европейской музыке - в ответ на такое ответить что-либо трудно. Могу только утереться и подписать петицию. Очень хочется, чтобы был мир. Мир Христов. Чтобы все договорились и решили наилучшим образом для всех. Очень хочется надеяться. Петиция составлена резко (особенно мне не нравится наезд на Предстоятеля, очень риторика нехороша) - но другого текста, увы, нет.


http://www.change.org/ru/петиции/остановите-демонтаж-органа
текст петицииCollapse )

Sun, Dec. 9th, 2012, 04:07 pm
Институт Искусствознания...

Я понимаю, что всякий, кому приходится делать хоть что-нибудь осмысленное в нашей так называемой "гуманитарной" сфере, рано или поздно начинает скрипеть зубами, изнывая от желания в ней что-нибудь "оптимизировать". Я в этом отношении не исключение, но говорю сейчас об этом не для того, чтобы похвастаться, а чтобы предупредить тех, кому в запальчивости (или памятуя о различных "обидах", которые нанесли ему, любимому, в "академических" кругах) может показаться, что речь идёт о том, чтобы что-нибудь УЛУЧШИТЬ.
Мы уже достаточно пожили при этой оккупационной власти, чтобы понять, что УЛУЧШИТЬ ей не удается вообще ничего - только безнадежно испортить. Поэтому речь может сейчас идти только о том, чтобы СОХРАНИТЬ - то, что и до сей поры сохраняется невероятным чудом.
"Улучшать" будем когда-нибудь потом - в другое время, с другими правителями, в другом историческом контексте, наконец. Сейчас нужно попытаться спасти то, что осталось, от окончательного разгрома. Чтобы было кому "улучшать" впоследствии...

Я также понимаю, что обращаться с какими-либо просьбами к главному "стабилизатору", "оптимизатору" и "инноватору" в нашей богооставленной стране - занятие довольно бесполезное и безнадежное, но вот эту петицию я, тем не менее, подписал и призываю вас сделать то же самое - просто потому, что пока не вижу никакого другого способа действовать в этой ситуации. Если у вас есть какие-то другие идеи - кроме призыва к насильственному свержению существующего строя, который карается по действующему уголовному законодательству - высказывайтесь! Здесь - или, например, на этом собрании.

Да, и, ставя ссылку для рипоста, заранее предупреждаю, что троглодитов, которые явятся сюда с предложениями отправить искусствоведов пахать целину, валить лес или добывать нужную для оборонной промышленности железную руду, банить буду беспощадно!

Thu, Sep. 29th, 2011, 12:06 pm
Все на митинг:-)!

История городов восточного побережья Сицилии, которые регулярно подвергались разнообразным вражеским нападениям, показывает, что после особенно опустошительных нашествий люди нередко бросали свои разрушенные дома и создавали другой город на новом месте. Один из самых характерных примеров такого рода – Агридженто, переместившийся с берега на холмы, где жители, по всей видимости, чувствовали в большей безопасности.
Забавно, что через пару тысяч лет та же история повторилась с Палермо – когда его жители практически бросили стоявший на берегу разбомбленный исторический город и – не без помощи строительной мафии – стали переселяться в предгорья. Правда, сейчас они потихоньку возвращаются, восстанавливая одно историческое здание за другим, что в сравнительно нищей Сицилии, стоит, как вы понимаете, довольно больших усилий.

Поскольку в ближайшее время мы, насколько я понимаю, еще не готовы бежать в горы, надо что-то делать, чтобы не оказаться на этих самых руинах. Причем, как показывает цитируемый ниже текст, наши действия вполне могут быть успешными.
Продолжим?

Оригинал взят у _petrusha в post
Друзья,
у меня есть к вам просьба –
поддержите митинг «Архнадзора».
Приходите на час – два и приглашайте друзей.


Митинг согласован с властями и пройдет у памятника Пушкину на Пушкинской площади в субботу 1 октября, с 15 00 до 17 00. Это третий митинг Архнадзора. Два первых пришлись на зимы, выстоять их было нелегко, но вы выстояли. Теперь мы выступаем в начале «сезона».
38.71 КБ
Митинг приурочен к годовщине смены московской власти; это хороший повод подвести первые итоги, повторить старые требования и выдвинуть новые.

Увы, за этот год мы потеряли бассейн «Динамо», Хлудовскую артель на Кадашевской набережной, Веерное депо Николаевского вокзала, дом Кольбе, усадьбу Шаховских-Глебовых-Стрешневых, дом Феоктистовых на Ордынке, часть бывшего Семеновского кладбища, часть парка усадьбы Строгановых , корпус усадьбы Милютиных в Милютинском переулке, дом в Большом Козихинском, павильон «Ветеринария» на ВВЦ, Соборную мечеть.
И значит, город по-прежнему нуждается в нашей защите.
Верьте, защита может быть эффективной. В этот же год мы вместе отстояли Боровицкую, Хитровскую и Белорусскую площади от капитальной застройки, Провиантские склады – от надстройки, Трамвайное депо Апакова – от закрытия и разрушения, доходный дом-памятник на Бутырской улице – от сноса, Новоспасский монастырь – от незаконного строительства в охранной зоне. Мы добились консервации палат Гурьевых в Потаповском переулке и начала реставрации палат Зиновьевых в Большом Афанасьевском переулке. Палаты Пожарского возвращаются государству по суду. Только что стал памятником дом ГИРД (Группа изучения реактивного движения) на Садовой-Спасской, 19. Отклонены опасные поправки в Закон о наследии, бывшие темой предыдущего митинга.
Новые угрозы видны уже сейчас. Предстоит защита Кругового депо и Тверского виадука - от сноса, «Детского мира» и «Расстрельного дома» - от варварской реконструкции, домов Казакова, Быкова и десятков других – от запустения.
Нам нужна ваша помощь!
Давайте скажем вместе: Хватит ломать наш город!

Рустам Рахматуллин

Tue, Sep. 28th, 2010, 12:11 pm
И снова – кошмар. На сей раз – Ярославского розлива

Велик и могуч наш русский язык. Богат его словарный запас. Неисчерпаемы оттенки значений самых простых и понятных слов. Взять, к примеру, слово «работа». Что только не обозначают этим словом...

Работают в городе Ярославле две женщины: Елена Андреевна Анкудинова и Лариса Юрьевна Сорокина. Работают, практически, в одной и той же сфере – в культурной. И больше того, пока еще – в одной должности. Елена Андреевна Анкудинова – директор знаменитого Ярославского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника. Лариса Юрьевна – директор областного департамента культуры.

Представьте себе музей в областном центре. Представили? Смотрительницу в пуховом платке, экспозицию «Жизнь и быт крестьян N-ской губернии», состряпанную в 1932 году, да так с тех пор и не тронутую, чучело революционера и схему коллективизации раЁна под пыльным стеклом... Представили?
А теперь почитайте краткий список того, над чем все десять лет своего директорства РАБОТАЛА Анкудинова:Photobucket


- Экспозиция «Сокровища Ярославля», где выставлены предметы из монастырской ризницы и роскошные купеческие вклады, делать которые было принято в большом торговом городе;
- Экспозиция «Образы древнего Ярославля», преобразованная и дополненная в этом году и получившая название «Иконы Ярославля»;
- Модернизированная экспозиция «Слово о полку Игореве» (если кто не помнит «Слово» было найдено Мусиным-Пушкиным в том самом Спасо-Преображенском монастыре, где сейчас размещается музей);
- Выставка «От времени Ярославова» к 1000-летию города – предметы из раскопок 2005-2008 годов на Стрелке Волги и Которосли (эти находки впервые документально подтвердили древние предания об основании города);
- Ремонт и переустройство дома-музея Собинова;
- Ежегодный музейный фестиваль «Преображение» - по существу, главный городской праздник.
- Выставки в России (Москва, Калининград, Елабуга, Вешенская и др.) и за рубежом (Корея, Япония, Бельгия, Франция, Хорватия);
- Участие в Европейском музейном форуме 2008 года (Дублин) в числе 30 лучших музеев Европы;
- Издания потрясающих книг о коллекции музея (к последнему, как вы понимаете, отчасти причастен ваш покорный слуга);
- Выставки, конференции, реставрации, публикации...
- Бесконечные дипломатические переговоры с Церковью о совместном сохранении и использовании храмов – и, надо сказать, пока ни одного конфликта, по крайней мере, открытого, не произошло.

За время ее директорства музей получил:
- 4 президентских гранта;
- Грант фонда Потанина;
- Премию «Первая публикация» фонда Потанина;
- Губернаторские гранты и губернаторские премии в области культуры;
- Многократные награды в отдельных номинациях и Гран При 2006 года на Интермузее.

Сходите на сайт музея. Спросите про музей жителей Ярославля. Расспросите коллег Елены Андреевны. Получить представление о том, как она работала, нетрудно…

К сожалению, довольно просто узнать и о том, как «работала» все последние годы Лариса Юрьевна Сорокина.Photobucket


Начиная с 2007 года госпожа Сорокина уволила:
- Надежду Петрову, директора Ярославского Художественного музея;
- Юрия Густякова, директора училища культуры;
- Татьяну Васильеву, эксперта комитета по охране памятников и исторического наследия (и должность эту упразднила, от греха подальше, чтобы всякие там эксперты вокруг нашего наследия не шатались!);
- Юрия Иванова, директора филармонии. Немного раньше с того же поста г-жа Сорокина уволила Ирину Трофилёву.

Прежде, чем писать этот текст, я пошарил в Интернете в поисках фактов биографии Ларисы Юрьевны. Узнал, что по образованию она – авиатор. Ну, по крайней мере, закончила Рыбинский авиационно-технологический институт. В утешение себе могу сказать – счастье, что Лариса Юрьевна бросила авиацию. От культуры человеческая жизнь тоже зависит, но, слава Богу, не так непосредственно.
Про дальнейшую ее «карьеру» интернет молчит – видимо, потому что похвалиться тут особенно нечем. Так что пришлось узнавать у добрых людей. После института поработала в школе, посидела с ребенком, а потом с тоски предалась «общественной работе», начав со скромной должности старшей по подъезду (так!) В депутатах Рыбинской городской думы побыла – правда, недолго. Во Владимире пожила. Короче – мелкая провинциальная номенклатура, канцелярская моль, которой при случае можно заткнуть образовавшуюся дырку в штатном расписании. И теперешнюю её должность можно расценивать как некий головокружительный взлёт, о причинах которого можно только гадать...

Вы спросите – с чего мне пришло в голову рассказывать вам одновременно о двух столь непохожих женщинах? Я вам отвечу: Елена Андреевна Ларисе Юрьевне не понравилась. И госпожа Сорокина решила директора музея уволить. Точнее, просто не продлевать с ней контракт. Коллектив музея в панике. Все, кто знает Елену Андреевну Анкудинову – в ужасе. А тетка из областной администрации с ухватками советской управдомши продолжает «работать»…

А теперь – самое главное. Я не знаю, в чём тут дело – может, тётка из департамента просто ненавидит всё, что шевелится, а может, задание чьё-то выполняет – расчищает директорское место для какого-нибудь будущего директора в рясе, который самому себе фонды будет передавать в бессрочное и безвозмездное пользование... Я могу сказать только то, что Лена Анкудинова на сегодняшний день – самый лучший директор музея-заповедника из тех, кого я знаю – а знаю я практически всех. К тому же, она еще и умная, жизнерадостная, невероятно энергичная и работоспособная и очень обаятельная женщина, которая – без дураков! – всю свою жизнь положила на свой музей, придя в него сразу после школы, в далеком 1971 году, – работать смотрителем. Уходила оттуда несколько раз – по разным жизненным обстоятельствам – а потом возвращалась снова и снова – как в родной дом.
А еще я знаю, что именно благодаря таким светлым и самоотверженным людям, как она, одичалые граждане в нашей стране еще не висят на деревьях вниз головой...
Самое печальное, что никаким официальным способом помочь ей нельзя, ибо любой директор по нашему теперешнему законодательству – действительно самый бесправный человек. Контракт Елены Андреевны истекает 30 сентября и работодатель (в данном случае областной департамент культуры в лице «управдомши» Сорокиной) имеет полное право его не продлевать без объяснения причин. И любой официальный запрос – от ИКОМа, от Союза музеев России и даже от Министерства культуры – будет вполне обоснованно отклонён.
У всех у нас много других, вероятно, более важных дел. За этими делами мы имеем полное право не заметить, как одуревшая от безнаказанности моль пожирает все, что было создано трудом, силами и нервами людей.
Скажите мне, неужели ее деятельность нельзя прекратить?
Или все-таки можно?
Жду любых ваших советов.
Распространения информации.
Любой помощи.

Thu, Nov. 26th, 2009, 08:14 pm
Снова печальное...

...на сей раз, из Русского музея.

К сожалению, сегодня поговорить по душам (или, точнее договорить) у нас уже не получится. Я прошу прощения у тех, кому пока не ответил на комменты к предыдущему посту, но сейчас есть дела поважнее.
Поговорить спокойно в нашей богоспасаемой стране вообще удается не слишком часто.
Не дают.

Итак, перед нами – та самая икона, о которой идет речь вот в этой статье. Богоматерь Корсунская-Торопецкая из Русского музея.

Photobucket



А это – описание состояния ее сохранности.

Икона «Богоматерь Торопецкая и Никола», XIII-XIV в.,
дерево, левкас, темпера, 82,5 х 60,5 х 3,0, инв. № ДРЖ-2093.

Икона двусторонняя, выносная. Рукоять утрачена. Изображение одной из сторон утрачено до основы.
1. Лицевая сторона с изображением Богоматери с младенцем:
Ковчег обычный. По стыку досок сквозная трещина с выкрошками левкаса и подвижными нависающими фрагментами (под профзаклейками) и бучениями паволоки внизу. Грунт хрупкий, связь с красочным слоем и паволокой ослаблена. Нависающие фрагменты левкаса также на стыках с торцевыми шпонками. Утраты левкаса до паволоки у левого края и справа на поле и лузге. Многочисленные гвоздевые отверстия со старой олифой, некоторые замастикованы. Имеются поздние вставки грунта, наиболее крупные по правой лузге и в нижней части иконы. По краям вставок (особенно в левом нижнем углу и на правой лузге внизу) отставания паволоки, грунта и красочного слоя от основы. В левом верхнем углу жесткое вздутие левкаса около надписи. На правой ручке Христа живопись утрачена до подготовительного рисунка. На его ножке, а также руках и лике Богоматери – пробные расчистки. В правом верхнем углу на поле участок записи. Многочисленные утраты и потертости красочного слоя, особенно на уровне ножек Христа. Выкрошки красочного слоя на правой руке Богоматери и на уровне глаз справа на мафории. Утраты тонированы. По всей поверхности пятнадцать профилактических заклеек.
Свежих повреждений нет.
На нижней шпонке под левой рукой Богоматери царапина, в правом нижнем углу – инвентарный № красной краской.
Торцы:
Торцевые шпонки. По торцам гвозди и гвоздевые отверстия. Царапины и потертости.
1. Вторая сторона:
Сохранились ковчег, фрагменты паволоки с грунтом и частично красочным слоем (в основном на правом поле). На нижнем и левом полях отставания паволоки, грунта и красочного слоя от основы. Клей и гвоздевые отверстия в среднике. Слева внизу одна бумажная наклейка. Семь профилактических заклеек по всей поверхности. На нижнем поле инвентарный № синей краской.

Художник-реставратор Е.В.Азарнина
Художник-реставратор М.М.Бушуев
Художник-реставратор И.В.Халбаева
Ознакомлены:
Заведующий отделом
древнерусского искусства И.Д.Соловьева


Я специально ничего не убираю под кат и даю вам всем возможность как следует вчитаться в этот текст.
Думаю, что не нужно быть ни реставратором, ни хранителем, ни историком искусства, для того чтобы понять, что предмет в таком состоянии не то, что перевозить – трогать руками лишний раз не стоит.
Можно задаться вопросом – как дошла она до жизни такой? Может, ее красные комиссары со всего размаху оземь швыряли? Или музейные сотрудники по ночам поливали водой и гвоздиками расковыривали? Или дело в том, что ее просто ПЛОХО ХРАНИЛИ – как смеет утверждать господин Вигилянский, который, не будучи сам ни реставратором не хранителем, самонадеянно берется оценивать работу и тех и других?!
Нет, друзья мои. Это, всего-навсего, время и это... как его... аутентичное использование. То бишь, использование предмета в тех целях, ради которых он был создан.
Что – будем использовать дальше? Потому что – «наша» – была, есть и будет? Захотим – молиться будем, а захотим – в канаву выбросим?
Или, может быть, рука всё-таки дрогнет?! А совесть – проснется?!
Read more...Collapse )