Tags: кино

port

Как бы спойлер...

...навстречу завтрашней всероссийской премьере.
Поскольку до того, как окончательно слечь, я всё-таки успел посмотреть в понедельник вечером второго "Хоббита" – на предпремьерном показе (так получилось, что у моей дочери оказались на руках два пригласительных билета, а из двух болящих родителей более дееспособным на тот момент был признан я). Только боюсь, что порадовать вас я ничем не смогу – зрелище оказалось отменно тоскливым, хотя, в то же время, не лишенным поучительности. Поскольку сравнивая новый фильм с предыдущим, нетрудно понять, в чём именно Джексон ошибся с самого начала, и почему эти ошибки оказались фатальными.
Collapse )
port

Ачитрецца

Мы стали более лучше жить...

Photobucket

На заднем плане этого идиллического пейзажа, снятого в рыбацкой деревушке Капо Мулино, можно без труда разглядеть те самые камешки, которыми, по мнению местных жителей, циклоп Полифем швырялся в убегавшего Одиссея. Чтобы поваляться на этих камнях, попрыгать с них в воду и сплавать на высокий конусообразный "остров Одиссея", в соседнею деревушку Ачитреццу приезжает довольно много народу, едва ли подозревающего, что именно там великий Лукино Висконти снимал свой второй фильм - La terra trema, который (как впрочем и все фильмы Висконти) вписан золотыми буквами в историю мирового кинематографа:-) Происходило это в 1948 году, кажущемся сейчас почти таким же далеким, как времена Одиссея и Полифема. Хотя надо полагать, что по улицам Ачитреццы ходит ещё не мало стариков и старух, не просто помнящих, как снимался фильм Висконти, но даже попавших в какую-нибудь из его массовых сцен - теперь они, наверное, дождавшись нужного кадра, с гордостью показывают внукам самих себя в живописных лохмотьях, пробегающих где-то на заднем плане...

Про живописные лохмотья я вспомнил не случайно: сравнение послевоенного итальянского кино с теперешней сицилийской реальностью вызывает у неподготовленного человека некоторый шок - поскольку за истекшие шестьдесят с лишним лет на смену романтической, чрезвычайно стильной и по-своему величественной черно-белой нищете рыбацких деревень (будь то Ачитрецца у Висконти или Стромболи у Росселини) пришла бестолковая пестрота не особенно модных и пока ещё не слишком шикарных курортов. Причем если Стромболи узнать ещё можно - по выкрашенным в белый цвет кубическим "средиземноморским" домикам с маленькими окнами, - то об Ачитрецце Висконти напоминают только набросанные циклопом булыжники...

Collapse )
port

(no subject)

Зато если я всё-таки приземлюсь в Вене, а не в Калькутте, или в Мельбурне, и если мне всё-таки удастся провести в ней (в Вене) субботний день, то я должен буду непременно исполнить одно обещание.
Обещание, которое я дал много лет назад одному мальчику.

Мальчик этот, довольно угрюмый, истеричный и необщительный, очень не любил учиться - потому что переучился в школе. Даже на лекции он ходил довольно редко, не говоря уже о том, чтобы посидеть в библиотеке над фолиантом. Зато почти каждый день изучал сводную афишу московских кинотеатров (мои ровесники, наверное, помнят, что это такое) в поисках фильмов любимого кинорежиссера...
В ту пору отношение к фильмам его любимого кинорежиссера в нашем отечестве было странное. Два последних фильма, снятые за границей, посмотреть где бы то ни было совершенно невозможно, а остальные, как ни странно, то и дело показывали в городских кинотеатрах, причем в самых разных и неожиданных местах, - то в Бибирево, то в Бирюлёво, при почти пустых залах. Туда - в Бибирево или в Бирюлёво - едва ли не каждую неделю отправлялся смотреть кино этот самый мальчик.
Мальчику везло - во всех этих странных и неожиданных местах чаще всего показывали его самый любимый фильм - вероятно, потому, что в советской табели о рангах жанрах он числился как научно-фантастический, а потому более или менее безвредный - несмотря на идеологическую неблагонадежность режиссера.
Иногда мальчик брал с собой нескольких приятелей, но чаще сидел один, терпеливо выслушивал доносившиеся с экрана странные, неоправданно длинные и болезненные разговоры о смысле жизни и о месте человека в общем устройстве всего (разговоры, которые медленно, но неуклонно отравляли его восприятие окружающей действительности тонким и терпким ядом) и ждал - ТОГО САМОГО МОМЕНТА. Ждал, когда начнется ЭТО - когда (как он потом определил это для себя словами отца Павла Флоренского) вдруг приподнимется "завеса ноуменального мира"...
Именно тогда мне пришлось обещать мальчику, что однажды он обязательно увидит то, что показывают на экране - "живьем". Что мы сбежим из этой проклятой Богом страны, перегрызем зубами колючую проволоку на границе и переползем через нее под ураганным огнем доблестных советских пограничников, но непременно увидим ЕЁ.
Эту картину.
А теперь - теперь есть возможность выполнить обещание. Не подвергая московских и австрийских пограничников неоправданному риску.
Вряд ли мы проведем много времени вместе - мальчик категорически не любит барокко и предпочитает "чего пораньше" - вплоть до эпохи переселения народов. К тому же, он вполне равнодушен к истории европейских династий и, в частности, к обстоятельствам породнения Лотарингского дома с Габсбургами. По музыкальным магазинам он со мной тоже не пойдет - не потому, что не любит музыку, а потому что у него всё равно нет денег на диски.
Но у этой картины мы встретимся, а потом пойдем каждый своей дорогой. Он, по-видимому, мыться в фонтане на городской площади и дальше - бродить пешком и ездить автостопом по территории бывшей Австро-Венгерской империи в поисках развалин средневековых замков, а я - домой, в Москву...

Collapse )
port

И тут пришёл искусствовед и всё опошлил...

А вот канал "Культура" сегодня с утра порадовал позднесоветским фильмом "Аленький цветочек". Он там, если я не ошибаюсь, как-то по-другому называется - короче, это тот фильм, где Демидова играет злую колдунью (этакую постаревшую Альчину на покое).
Фильм это мне нравится очень давно и, посмотрев его в очередной раз краем глаза, я в очередной раз подумал о том, что только в ситуации почти полной гибели некой большой культуры (не важно, хороша она была или плоха) могло появиться такое эстетически, семантически и жанрово "избыточное" произведение. Да ещё, к тому же, абсолютно безадресное - ну не на меня же рассчитывали его создатели, в самом деле? Подозреваю, что среднестатистический ребёнок (даже в те времена, не говоря уже о теперешних) начал бы помирать со скуки на третьей минуте этой "киносказки".
Кстати, таких "избыточных" почти до абсурда сказок в конце семидесятых - начале восьмидесятых годов наснимали немало - помните, например, "Прицессу на горошине" с саундтреком из вивальдиевских концертов?
Думаю, что такое можно было "насоздавать" только в ситуации, когда идеология уже начала сдавать свои позиции (или, по крайней мере, перестала жёстко контролировать ВСЕ художественные сферы и жанры), а экономика ещё не вступила свои права.
Вообразить себе настолько "избыточный" фильм, снятый сейчас, практически невозможно - Голливуд всех приучил экономить и не создавать "лишнего". Так ведь и разориться недолго. Да и граждане, способные к восприятию "лишнего", вымирают на глазах...
port

(no subject)

Когда меня спрашивают - а кто Ваш любимый кинорежиссер? - я обычно, не задумываясь, отвечаю - Висконти.
Хотя, не исключено, что при этом немного кривлю душой. И не потому, что хочу выставить себя рафинированным интеллектуалом. Да, конечно, я помню достаточно много фильмов Висконти практически кадр за кадром, но заставить себя сейчас "персмотреть" какой-нибудь из них, я могу, только находясь в каком-нибудь очень специфическом состоянии. Например, ощущая себя "мерзавцем собственной жизни", так никого и не сумевшим по-настоящему полюбить. Или же трогательным романтическим фриком, загнанным толпой бессмысленных уродов...
Думаю, излишне говорить, КАК СИЛЬНО я не нравлюсь себе в этих состояниях. И ту часть меня, которая за эти состояния "отвечает", я тоже не особенно жалую.
Значительно больше мне нравится та часть меня, которая любит фильм "Шоколад":-)))



Посмотрели?
А теперь почитайте вот это.
Конечно, английской писательнице и шведскому кинорежиссеру далеко до профессора МДА***, но если вам станет так же тоскливо, как стало мне, - можете нажать на кнопочку снова:-)))

"Богословие" ко всему этому прилагается очень простое - и для меня абсолютно очевидное. Единственный эффективный способ победы над грехом - умножение в добре и любви. Бесам нечего делать рядом с человеком, который "жизнь свою полагает за други своя" - такому человеку просто некогда впадать в искушения. А если духовная жизнь превращается в своеобразный спорт - с постановкой молитвенных рекордов и демонстрацией духовной мускулатуры (пусть даже только самому себе перед зеркалом), - то бесконечное "состязание" с бесами рискует стать основным, если не исключительным, содержанием нашего существования...

Ну, и хватит с нас на некоторое время христианства, ладно? В следующий раз я вам обязательно какого-нибудь незаслуженно забытого Генделя повешу:-)))...

________
***Warning!!! Думаю, что у католических и протеcтантских богословов подобный ригоризм встречается значительно чаще - хотя бы потому, что они традиционно больше озабочены нравственными проблемами. С другой стороны, довольно очевидно, что в православной стране первым "попадается под руку" именно православный богослов...