?

Log in

No account? Create an account

Tue, Jul. 2nd, 2030, 04:10 pm
Образы Италии

Друзья мои!
Я обращаюсь к вам с очень важным для меня предложением и очень надеюсь, что среди вас есть те, кто на него откликнутся, или хотя бы передадут эту информацию тем, кто в ней может быть заинтересован.
Постоянные читатели моего журнала должны помнить, что я уже несколько раз порывался перевести свою любовь к Италии на некие «практические рельсы» и заняться, в частности, написанием про неё разных текстов, которые можно было бы условно назвать «путеводителями» или, точнее, книгами для чтения – не важно, в путешествии ли будет осуществляться это чтение, до, после, а может быть, даже и вместо него.
Когда эта идея только возникла, речь действительно шла о книгах (тем более, что сам я в прошлом и даже отчасти в настоящем – учинённый книгоиздатель), но, пообщавшись с соответствующими издательствами и ознакомившись с тем, что сегодня публикуется в интересующем меня жанре, я понял, что жанр этот – по крайней мере, в нашем отечестве – умирает или, точнее, жизнерадостно деградирует под тем же лозунгом, под которым у нас приходит в упадок всякое культурное просвещение - народу это не нужно!. Что в переводе с отечественно-предпринимательского на общедоступный означает, что предприниматель (а книгоиздание у нас это бизнес, если кто не в курсе) будет очень неохотно вкладывать деньги в книгу, которая не принесет ему сверхприбыли, то есть не будет пользоваться массовым ажиотажным спросом, а тем более не будет вкладывать в нее «лишние деньги» – на гонорары продвинутым авторам, на хорошие фотографии, поездки и т.п., если вся необходимая информация (как он полагает) может быть добыта методом копипаста из Википедии или с туристических сайтов, а в случае, если она вдруг окажется иноязычной – прогнана через гугл-переводчик. При этом второй принцип – принцип тотальной экономии – оказывается намного важнее первого, поскольку даже самый недогадливый книгоиздатель рано или поздно понимает, что путеводитель – это не новый детектив Донцовой и ажиотажным спросом не будет пользоваться НИКОГДА.
В том, что предприниматель in question думает всегда именно так, я имел возможность несколько раз убедиться – причем правило это неукоснительно действует, независимо от того, насколько образованными, культурными и вообще «своими» кажутся на первый взгляд его представители, с которыми приходится вести переговоры. Результат подобного подхода совершенно очевиден – содержательная часть путеводителей все более сжимается (поскольку сказать копипастерам нечего) и они превращаются в набор справочных сведений, необходимость в которых при наличии интернета и возможности выхода в него уже почти из любой точки мира представляется все более и более сомнительной.
Что никоим образом не отменяет необходимости в умном собеседнике, спутнике, который мог бы прокомментировать эти сведения, помочь соединить их с конкретным памятником или конкретной местностью и пережить все это не просто как целое, а как целое живое и открытое, связанное с другими «целыми» феноменами в единую живую систему.
Мои соображения на этот счет где-то с полгода тому назад (когда я ещё думал, что хочу издавать книги) были изложены в пространном документе, с которым я ходил по добрым людям, пытаясь получить от них хоть какую-то помощь или хотя бы умный совет. Разумеется, ничего нового и оригинального в них нет, но если кому-то хочется подробностей – можно залезть под кат, куда я запихал наиболее содержательный фрагмент этого документа.
Read more...Collapse )
Хождения и разговоры с умными людьми оказались не совсем бесполезными, поскольку умный совет я в итоге получил – не пытаться искать деньги ни на какие книжные серии об Италии, исполненные в муратовском духе и стиле, поскольку этот проект абсолютно не осуществим – причем не только по причине отсутствия людей, готовых его финансировать, но, в действительности, ещё и по причине отсутствия потенциальных писателей – или точнее их чрезмерной потенциальной занятости. Всё-таки написать книгу или даже часть книги, в которой настоящее знаточество сочеталось бы с настоящей литературностью – серьёзный труд даже для очень талантливого автора, требующий его полного выключения из обычной (в том числе и профессиональной) жизни, как минимум, на полгода, а то и на год.
Т.е., низы «не могут», верхи «не хотят», и новые «Образы Италии» пишутся где угодно – в основном, в головах путешественников, в дружеских застольях, отчасти – в социальных сетях, но только не на бумаге (относительно книги Ипполитова «Особенно Ломбардия», я имею своё вполне определённое мнение, которым готов при случае поделиться, но соответствующей заявленному жанру я её безусловно не считаю).
Собственно, именно это «отчасти в социальных сетях» и вдохновило меня (и тех добрых людей, которые давали мне советы) на радикальный выход из положения – никаких книг не писать, а делать всем вместе гигантский сайт, который будет своеобразным «складом» всех неомуратовских впечатлений и неомуратовских рассказов, которыми умные, знающие и трепетные люди будут готовы поделиться с широкой общественностью. По крайней мере, именно так это может выглядеть на первых порах – берутся двадцать провинций и пять городов (Рим, Флоренция, Венеция, Милан и Неаполь) и выстраиваются наподобие рисунка для будущей мозаики, а потом множество людей – кубик за кубиком – начинают эту картину заполнять своими текстами, рассказами и впечатлениями. Сначала – увы! – бесплатно, но это отчасти извиняется тем, что речь не будет идти ни о каких «полномасштабных» текстах. Достаточно будет одного маленького городка, одной улицы, одной церкви или музея, или даже одной картины или скульптуры. Той, которая поразила вас настолько, что вы все про нее разузнали, так что ваши знания и впечатления уже сложились в связный и цельный рассказ, который просто не было повода записать. Или который даже уже записан и просто ждет новую порцию читателей.
Если собранные на первых порах фрагменты мозаики окажутся интересными, то знакомство с ними можно будет частично перевести на коммерческие рельсы – как это делается, например, в журнале «Сноб», где существует, насколько я знаю, платная подписка на обновления, позволяющая получать их сразу же после появления в сети. Делаться это будет не для получения сверхприбылей, а исключительно для того, чтобы иметь возможность делать конкретные заказы авторам из уже сложившегося круга – и даже оплачивать им поездки для написания новых фрагментов.
Чтобы запустить этот сайт в будущем году, как мы планируем (здесь добрые люди с моей второй работы пошли мне навстречу и готовы выполнить программерско-дизайнерскую часть работы бесплатно), нужны тексты. И именно поэтому я сейчас и оказался снова в Палермо – для того чтобы несколько таких текстов написать – или здесь, или дома, сразу по свежим впечатлениям.

Суть же моего предложения вам - в связи со всем вышеизложенным - такова – не хотите ли вы тоже включиться в работу и изготовить (или прислать, если они уже изготовлены) несколько своих кубиков для будущей мозаики?
Понятно, что предложение моё обращено прежде всего к профессионалам – историкам и искусствоведам, которых в моей френдленте немало (одни бывшие студенты чего стоят!). Однако я уверен в том, что даже не имея специального образования, можно, при наличии определенного энтузиазма, достигнуть очень высокой степени знаточества, обладая при этом несомненными литературными талантами. Так что попробовать стоит – тем более, что на первых порах у всего этого проекта будет один редактор и «архитектор» - ваш покорный слуга, и я достаточно быстро смогу сказать вам, годится ли ваш текст для задуманной мною картины.

Итак, еще раз – по содержанию это может быть практически любой сюжет, касающийся истории и искусства Италии - от доисторических времён до наших дней – события и портреты, храмы и дворцы, музеи, иконы, картины, скульптура, музыка, литература и кино. Единственное требование – этот сюжет должен иметь «географическую привязку» к конкретной местности, чтобы потом занять свое место в общей мозаике.
Текст должен быть обязательно «знаточеским», то есть предполагать, что автор знает всё или практически всё об обсуждаемом предмете и обо всех смежных вопросах, которые он затрагивает (что совершенно не означает, что всю имеющуюся информацию ему нужно непременно излагать). При этом он должен быть стильным и, по возможности, литературным, но при этом не вычурным (то есть на первом месте должен быть всё-таки обсуждаемый предмет, а не автор со своими житейскими и стилистическими тараканами – это, если кто не понял, увесистый булыжник в огород господина Ипполитова).
Объем его может быть практически любым – от 10-12 страниц до плюс бесконечности, - но начинать лучше всё-таки с небольших фрагментов, которые нужно будет (если вы решитесь!) прислать мне на почтовый ящик crazypilgrim@yandex.ru с пометкой «образы Италии» и с краткими сведениями об авторе. Дальнейшая судьба его может быть следующей:
1) я вежливо сообщаю вам, что это не совсем то, что я имел в виду, и мы расстаемся друзьями:-)
2) я прошу вас доработать или переработать какие-то фрагменты и послать мне текст заново
3) я беру текст, что называется «в редактуру» и показываю вам через некоторое время результат на утверждение
4) я с восторгом сообщаю вам, что вы – гений, оставивший Муратова далеко позади, и что ваш текст нуждается только в небольшой корректорской правке

Попробуем, а?
Не скрою, я страшно заинтересован в этом проекте – и не только потому, что люблю Италию и хочу всем миром воссоздать её «правильный» образ. В этом проекте мне видится, к тому же некая протестная акция в духе книги «451 по Фаренгейту» или ещё более любимого мною «Эшера II» - когда нормальные люди, собравшись вместе, показывают, как оно должно быть на самом деле - тем, кто сплошным коммерческо-сетевым валом оболванивает и без того не слишком крепкие головы наших сограждан.

Ну, и надо ли говорить, что в идеале тексты должны сопровождать фотографиями – пусть не абсолютно профессиональными, но, по крайней мере, красивыми, эффектными и соответствующими духу вашего повествования.

ОЧЕНЬ ЖДУ ВАШИХ ОТКЛИКОВ!!!
А пост этот я через некоторое время сделаю вторым висячим, чтобы на него всегда можно было сослаться

Sun, Sep. 4th, 2016, 01:01 am
Сказ о змее лютом и о коте певчем

Хочу чтобы здесь это тоже было!
Не все же меня на фейсбуке читают?

СКАЗ О ЗМЕЕ ЛЮТОМ И О КОТЕ ПЕВЧЕМ

Предисловие издателей

Любителям и знатокам старообрядческой духовной литературы, вероятно, с давних пор знаком тот оригинальный текст, пересказ которого приводит Леонид Пономарев в своей знаменитой книге «Путешествие по достопамятным местам Олонецкой губернии», опубликованной в 1837 году. Как известно, ценность этого труда выходит далеко за пределы собственно путевых заметок и содержит ценнейшие сведения о быте и культуре старообрядческих поонежских и заоонежских общежительств, собранные в ту пору, когда последние ещё не были окончательно разорены николаевскими властями. Надо также отметить, что Леонид Варсонофиевич пользовался отменным доверием своих собеседников и не раз получал возможность знакомиться с уникальными предметами и документами. К числу таких документов и относится фрагмент сказания, которое исследователям не удавалось обнаружить до самого последнего времени ни в одном аутентичном источнике. Поиски исходного текста затруднялись ещё и тем обстоятельством, что Пономарев, вероятно, не имея достаточно времени, чтобы скопировать документ, бегло пересказывает его современным языком. И хотя этот пересказ давно и хорошо известен всем исследователям, мы позволим себе привести его еще раз:
«И стояла в месте том с давних времён церковь высоты и красоты необычайной, но случилось так, что место то обезлюдело. Люди его оставили, дома их разрушились и поросли тернием, так что вскоре даже сами места, где они прежде стояли, невозможно было различить.
И случилась однажды в месте том буря и от бури оба креста с церкви той пали - один на землю, другой же - на кровлю её.
И тогда сошли с небес два ангела, чтобы воздвигнуть кресты обратно, но не желали они смущать людей и вводить их в искушение и потому стали как два мужа простых и приступили к работе как обычные мастера. И никому из людей, приходивших к церкви той, не было открыто, кто они есть на самом деле, а только птицам небесным и зверям полевым.
А среди зверей тех был один кот малый певчий, пришедший обитать с ними и утешать их до той поры, пока они не закончат работу свою... (Л.В. Пономарев. Путешествие по достопамятным местам Олонецкой губернии. СПб., 1837. С. 282).

Исследователи уже практически смирились с тем, что виденный Пономаревым оригинал был безвозвратно утрачен, однако не далее как в этом году сотрудникам нашего института удалось, наконец, его обнаружить в рукописном сборнике конца XVI века, происходящем из Выго-Лексинского общежительства и переданном впоследствии в Петрозаводский кафедральный собор вместе с остатками общежительной библиотеки (ИРЛИ, Карельск. собр. № 20. Л. 120–124 об.). Судя по владельческой надписи, он принадлежал наставнику Владимиру (беглому попу Володьке) – известному выговскому деятелю первых десятилетий XVIII века. Даже беглое сравнение этого текста с записями Пономарева не оставляет сомнений, что перед нами тот самый документ, который в свое время был пересказан путешественником и исследователем.
Краткость обнаруженного текста наводила на мысль, что перед нами не законченный рассказ, а только его фрагмент (сборник несколько раз переплетался заново, и часть и листов могла быть при этом утрачена). Поиски полной версии грозили растянуться ещё на несколько десятилетий, но удача улыбнулась исследователям снова – полный текст «Сказания о змее лютом и коте певчем» оказался включен в другой, более поздний рукописный сборник конца XVIII столетия, принадлежавшей известной лексинской наставнице Татиане (Красновой), которая на протяжении более сорока лет (с 1759 года) управляла общежительной богадельней. При этом не оставляет сомнений, что этот текст был тщательно скопирован из сборника беглого попа Володьки, поскольку разночтения между его первой частью и сохранившимся древним фрагментом практически отсутствуют. Именно по этой причине в настоящей публикации первая часть Сказания приводится только по древнему фрагменту, а вторая – уже по позднему сборнику наставницы Татианы (ИРЛИ, Карельск. собр. № 732. Л. 440–471 об.).
Особую благодарность издатели выражают старшему научному сотруднику Государственной Третьяковской галереи Е.В. Буренковой, подготовившей оба фрагмента к публикации.

В приложении к настоящей публикации приводится также материал, подтверждающий, что данный сюжет не носит уникального характера и имел хождение в древнерусском фольклоре – это рассказ крестьянки села Артюшкино Ульяновской области Татьяны Обориной, 1878 г.р., записанный студентами ПГУ в 1955 году (публикуется по изд.: Материалы фольклорно-этнографической экспедиции филологического факультета Псковского государственного университета по Ульяновской области летом 1955 года // Учёные записки Псковского государственного университета. Вып. 26 (Отд. русской филологии). Псков, 1956. С. 8, 9). Нет сомнений, что эта народная версия возникла не ранее второй половины XIX века, уже после появления пушкинских «Руслана и Людмилы». Однако в основе ее лежит тот же сюжет, который донесли до нас старообрядческие сборники.

Read more...Collapse )

 photo Liaga.jpg

Sat, May. 18th, 2013, 09:46 pm
Ангел

Исполняю просьбу Светы - bluehamster

Добрался до Вуччирии я только после полудня, когда уже наступил обычный для здешних мест убийственно жаркий летний час (или, вернее, добрая часть дня), всякий раз заставлявший меня вспоминать о пугающей близости африканских пустынь, отделенных от острова лишь узкой полосой моря. Даже самый жестокий и жадный хозяин в эту пору давал отдых своим работникам, о том же, чтобы выйти из дому по своей воле, без крайней нужды, никто не помышлял. Узкие улицы были пустынны, и на залитой ослепительным солнцем рыночной площади тоже не было ни души – так что никакой чужеземец даже не заподозрил бы, что ещё несколько часов назад здесь кипела жизнь и что толпы народа снова придут сюда после захода солнца, когда трактирщики выставят свои жаровни, а уличные музыканты поднимут тот пронзительный шум и грохот, который в здешних варварских краях считается музыкой и неизменно приводит в восторг горожан, охочих до ночных увеселений.
Read more...Collapse )

 photo v2013_15_2.jpg

Fri, Dec. 7th, 2012, 02:40 am
Магазин феи

Думаю, что всякий, кто хоть однажды путешествовал по лагуне, обращал внимание на то, что каждый из её островов, включая самые мелкие и необитаемые, имеет своё лицо и свой характер: от тихого и почти безлюдного, утопающего в золотых тростниках Торчелло на севере до жутковатых островов-могильников на юге. Но, пожалуй, самым необыкновенным и неожиданным для здешних тихих и сумрачных вод является остров Бурано со своими знаменитыми разноцветными домиками – жизнерадостно-яркими и в то же время необычайно аккуратными и уютными. И хотя климат здесь такой же сырой и капризный, как повсюду в лагуне, все эти домики – даже самые крошечные – всегда выглядят свежеоштукатуренными и свежеокрашенными, крыши радуют глаз яркой черепицей, а на окнах колышутся накрахмаленные занавески и теснятся горшки с геранью. Впрочем, относительно климата я не вполне уверен – иногда кажется, что даже солнце заглядывает сюда чаще, чем на другие острова...

Photobucket

Read more...Collapse )

Sat, Sep. 8th, 2012, 11:51 pm
Гора

Гора, до подножия которой я добрался к полудню, вблизи оказалась почти белой, словно выцветшей под лучами здешнего безжалостного солнца. И хотя было еще только самое начало июля, растрескавшийся камень густо покрывала похожая на рассыпанное серебро облетевшая листва, слегка отливавшая бледно-розовым и бледно-желтым. Шум моря сюда не доносился, да и никаких других звуков не было слышно: птицы не пели, не гудели насекомые – только сухие листья чуть поскрипывали под ногами. Несмотря на полное безветрие, духоты я не ощущал – может быть, потому, что небо постепенно затянулось тучами, хотя ещё утром, когда я покидал своё убежище, оно было ослепительно синим. Тучи медленно сползали по склону мне навстречу, а к середине пути я почувствовал на щеках их влажный холод – ощущение, почти забытое за несколько дней, проведенных в Палермо.
Read more...Collapse )


Рассказ синьора Иньото я могу, к сожалению, проиллюстрировать только современными фотографиями, поскольку позднеготических пейзажей Сицилии до нас не дошло (да и вряд ли они когда-нибудь существовали)
Так что - вот:

Вид на порт Палермо с горы Монтепеллегрино

Photobucket

Закат над морем между горами Кастеллаччио и Капо Галло

Photobucket

Ну, и достаточной поздний портрет прекрасной собеседницы синьора Иньото:-)

Photobucket

Tue, Jul. 3rd, 2012, 01:02 pm
Монтепеллегрино

Photobucket

Над разрушенной почти до основания морской крепостью и оживленным городским портом возвышается таинственная гора Монтепеллегрино, про которую я был много наслышан ещё в прошлый свой приезд. Местные жители любят рассказывать о ней всякие небылицы: одни говорят, что там в пещере ещё с языческих времён обитает какое-то страшное чудовище наподобие дракона, другие упоминают о таинственной волшебнице, то и дело появляющейся на её склонах. Третьи возражают, что это вовсе не волшебница, а отшельница, дочь одного из норманнских баронов, поселившаяся там сто пятьдесят лет тому назад, но не состарившаяся, а оставшаяся юной и прекрасной*. Я бы, разумеется, не стал обращать на эти небылицы никакого внимания - мало ли что рассказывают на рыночных площадях - но барон Манфреди Кьярамонте Старший, известный как главный противник нынешнего короля, принимавший меня в прошлый раз в своем только что построенном замке, при упоминании об этой горе явно смутился и перевёл разговор на другую тему. Из чего я заключил, что тут и правда кроется какая-то тайна - и поскольку барон явно не производит впечатления человека, склонного к суевериям, могу предположить, что она имеет самое непосредственное отношение к нынешней политической ситуации. Уж не прячут ли там оружие заговорщики, решившие оказать поддержку королю Роберту? В любом случае, я решил взойти на эту гору и сделаю это, вероятнее всего, сегодня после полудня, поскольку рассчитываю, что в ужасающий дневной зной дорога будет абсолютно пустынной и я буду иметь больше шансов остаться незамеченным, чем даже под покровом ночного мрака

Джентильуомо Иньото
3 июля 1312 года

____________
* Вопиющий анахронизм - мощи святой Розалии на горе Монтепеллегрино были обретены только в 1624 году! Впрочем, не исключено, что у этого обретения могла быть какая-то предыстория, о которой нам ничего не известно (примечание публикатора)

Да и, кстати, - не хотите ли Вы, чтобы я так же, как в Венеции, публиковал по фотографии в день, а мы с синьором Иньото их по очереди комментировали бы?
Обещать не могу, но ОЧЕНЬ постараюсь!

Sat, Jun. 30th, 2012, 12:50 pm

Полгода, проведенные в моем обычном убежище – в небольшой славянской крепости на окраине поистине безбрежной Тартарии, на землях которой все наши города и королевства уместились бы несколько раз, – исполнили свое печальное дело: воспоминания о родине не то чтобы совсем покинули меня, но стали чем-то вроде изредка приходящих утешительных сновидений. Между тем, хотя нынешнее лето выдалось холодным и дождливым, болота, обступающие нас со всех сторон, немного подсохли, а дороги, ведущие на юг, наконец, пришли в порядок после таяния здешних обильных снегов, и я уже могу отправляться в путь, дабы выполнить свое обещание, сделанное во время тайной встречи с его светлостью Джованни Соранцо. И хотя на сей раз мне даже краем глаза не удастся взглянуть на оставленную не по своей воле родину, сама мысль о том, что я буду к ней намного ближе, чем теперь, наполняет мою душу ликованием.
Что до самой цели моего путешествия – столицы славного короля Фредериго – то воспоминания об этом месте у меня сохранились самые отрадные, хотя люди, менее неприхотливые, чем я, и более требовательные по части жизненных удобств, могли бы счесть тамошнюю жизнь достаточно суровой и опасной. Особенно если учитывать, что жил я посреди самой древней части города, построенной еще греками и арабами, но почти полностью разрушенной во время последней кровопролитной войны, завершившейся изгнанием французов. И хотя война закончилась почти тридцать лет тому назад, горожане – отчасти по бедности, отчасти по легкомыслию, свойственному всем южанам, - не спешат отстраивать заново свои развалины. В руинах лежит даже главная крепость, обращенная к морю, - так что жителям Палермо остаётся уповать лишь на силу прославленного королевского флота, который, я надеюсь, сможет защитить их в случае внезапной атаки со стороны Неаполя. Ибо несмотря на мирный договор и последующую женитьбу Фредериго на сестре будущего короля Роберта, последний, насколько я понял еще в прошлый свой приезд, не оставляет надежды вернуть себе дедовские владения.
С другой стороны, бедность и удручающие раны, нанесенные войной, никак не сказались на жизнелюбии горожан – сумрачные развалины, мимо которых я возвращался по ночам в свою харчевню неподалеку от рыночной площади, то и дело оглядываясь по сторонам и не выпуская кинжала из рук, с раннего утра обращались в огромное жизнерадостное торжище, где, как и во всяком портовом городе, можно было встретить купцов со всех концов света, торгующих самыми причудливыми диковинами. Увидев эту толпу в первый раз, я немедленно оценил предусмотрительность своих покровителей – выследить меня здесь было бы не в пример труднее, чем в каком-нибудь уединенном загородном доме. Так что жить я и на этот раз буду в том же самом месте – тем более что хозяева харчевни оказались на редкость дружелюбными и прониклись самыми добрыми чувствами к угрюмому и таинственному чужестранцу, не задавая никаких нескромных вопросов ни о моей родине, ни о целях моего путешествия (правда, один из них, услышав из моих уст упоминание о Светлейшей республике, посетовал на тамошнюю дороговизну и дурной климат).
Остается надеяться, что путешествие мое окажется столь же успешным, как и в прошлый раз, и что мне снова удастся встретиться не только с королем, но и с его тайными противниками, которых немало осталось в тамошних краях. И хотя долг призывает меня быть равно беспристрастным к обеим сторонам и просто выслушивать их как можно более внимательно, не могу скрыть, что симпатии мои безусловно на стороне Фредериго, в жилах которого, несмотря на чужеземное происхождение, течет кровь коварно умерщвленного Манфреда. И я очень хочу надеяться, что он окажется достойным своих великих предков, составивших славу Тринакрии...

Джентильуомо Иньото
30 июня 1312 года

Fri, Feb. 3rd, 2012, 11:38 pm

Надежды на изменения в моей судьбе, уже почти утраченные за долгие годы ожидания, кажется, возвращаются – и связаны они теперь с окончанием в позапрошлом году слишком продолжительного и не слишком благоприятного для Республики правления его светлости Пьетро Градениго. Нетрудно понять, что долгая и почти безуспешная война с Генуей, чуть было не завершившаяся вторжением наших извечных врагов, бесславная борьба за фераррское наследство и последовавшее за ней папское отлучение и, наконец, печально известный заговор Тьеполо и Кверини не оставляли правителям времени на размышления о милосердии, которое надлежало проявить к невинным жертвам предыдущих правлений. Вот почему, получая редкие вести с берегов Серениссимы, я всё более укреплялся во мнении, что мне суждено умереть в забвении, так и не получив права вернуться на свою горячо любимую родину, преданность которой я сохранял все годы своего изгнания. Само собой, не способствовал моему возвращению и характер его светлости – ибо покойный дон Пьетро отличался большим упрямством и самомнением, не имея обыкновения прислушиваться ни к мнению своих советников, ни к голосу собственного сердца.Photobucket
Не питая никакой личной неприязни к его светлости и вполне сочувствуя тем непростым обстоятельствам, в которых ему пришлось управлять Светлейшей Республикой, я, тем не менее полагаю, что именно упомянутый заговор, а точнее, последовавшие за ним изменения в управлении Республикой, стали первым толчком, побудившим меня смотреть в будущее не столь мрачно.
Мне уже случалось упоминать на этих страницах о недавней встрече на одном из отдаленных островов лагуны с сановником Республики, направившим меня с поручением к сицилийскому королю Фредериго, – как я понял, этот сановник был членом Совета десяти, который был создан незадолго до кончины его светлости.
Получив условленную награду за проведенные переговоры и привезённые сведения, я был также обнадёжен обещанием прибегать к моей помощи и впредь – и вот, не прошло и года, как Совет устроил мне тайную встречу с новым правителем – его светлостью Джованни Соранцо – встречу тем более отрадную, что с доном Джованни мы были знакомы еще с времени прошедшей генуэзской войны, когда на берегах Тавра я выполнял поручения будущего покорителя Каффы. Другой причиной особой милости ко мне нового дожа мог быть имевшихся у него печальный опыт, сходный с моим, – несмотря на его нынешнее высокое положение, его собственная дочь, оказавшаяся замужем за мятежником Марко Кверини, была отправлена вместе с мужем в изгнание.
Расспросив меня о подробностях моей встречи с королем Фредериго, его светлость сообщил мне, что король Роберт, могущество которого по-прежнему весьма и весьма велико, хоть и не может прямо угрожать Республике, но по-прежнему остаётся в числе её недоброжелателей – особенно если учесть его тесную дружбу с Авиньоном.
При упоминании святейшего престола лицо его светлости видимо омрачилось – поскольку папа Климент всё ещё не откликался ни на какие просьбы о снятии отлучения. «Вы понимаете, я надеюсь, – сказал он, – что в сложившихся обстоятельствах мы не можем вызывать никаких подозрений ни у Авиньона, ни у его союзников, но это, – тут он ещё немного помедлил, – не может помешать нам выбирать правильных друзей. Оказавшихся в том же положении, что и мы, – или рискующих в нем оказаться».
Итогом этого разговора стало ещё одно поручение, которое я получил на сей раз непосредственно от самого дожа – в течении года собрать все возможные сведения о землях Тринакрии, а тамошних крепостях и их воинской мощи, о флоте Сицилии и о короле Фредериго, уже проявившем себя отважным воином и мудрым властителем. Составленный мною отчет будет рассмотрен на Совете и может послужить основанием для заключения нового союза, если положение Республики к этому времени упрочится.
«Надо ли говорить, – прибавил в заключение дож, – что ваши услуги не останутся без награды. Правда, казна Республики в настоящее время пуста и мы вряд ли сможем предоставить необходимые средства для вашего путешествия. Этот вопрос вам придется решить самому – так же, как и в прошлый раз. Однако в случае успешности вашей миссии мы можем ходатайствовать перед Советом Сорока о пересмотре вашего дела, что как мы понимаем, для вас важнее любых сокровищ».
Что ж – даже призрачная надежда лучше, чем никакая – и мне опять пора собираться в путь – ради того, чтобы суметь вернуться. Надеюсь, что уже через несколько месяцев мне удастся добраться до Палермо и приступить к исполнению возложенной на меня миссии...

Джентильуомо Иньото
3 февраля 1312 года*

_______________
*Анахронизм. Дож Джованни Соранцо был избран 13 июля 1312 года. Ну, и портрет нашего воображаемого героя, разумеется, почти на двести лет младше описанных событий - но найти адекватный портрет итальянского кавалера в раннем треченто не представляется возможным:-)))

Wed, Oct. 26th, 2011, 09:09 pm
Подражание Борхесу:-)))

...О целительном же действии сего музыкального снадобья надлежит сказать так: поелику имеет оно в своем составе чистое и незамутненное вещество скорби, то без труда находит путь к сердцу, одержимому скорбью, не представляя никаких трудностей в усвоении. Однако и боговдохновленная мудрость, и опытность житейская согласно свидетельствуют, что всякая скорбь неизбежно имеет в своем конце просветление и возвышение души – таково ее естественное богоданное свойство, и токмо ради сего попущает Господь претерпевать ее душам нашим. Посему надлежит врачевателю смешать вещество скорби с укрепляющим веществом, дабы врачующийся получил достаточно сил и сумел пройти путем скорби до помянутого нами неизбежного конца, и прибавить к ним вещество болеутоляющее, дабы душевные терзания не сокрушили скорбящего. Что до самого пути, то поелику он в одно и то же время и краток, и безмерно длинен, надлежит изобразить его в виде круга снаружи, внутри же придать ему свойство восходящей спирали, дабы врачующийся не утратил верного направления в своем движении к конечной цели.
Принимать же сие снадобье надлежит несколько дней кряду при всяком удобном случае, – в покое и на ходу, в безделье и во всякой бессловесной работе, – вкушая его столько раз, сколько достанет времени, проводимого врачующимся наедине с собой. Столь обильное вкушение потребно для того, чтобы тяжелые, плотные и ядовитые вещества, образованные в душе страждущего неполно и неправильно пережитыми скорбями, размягчились, а затем переродились полностью в чистую эссенцию духа.
Особо надлежит сказать о тех, кто осмелится принимать означенное снадобье, находясь в душевном здравии. Прежде всего следует им помнить, что тем самым подвергнутся они великой опасности – ибо размягчение и перерождение испытает в таком случае естественное вещество души их. Но столь же велика будет и награда выдержавшим испытание, ибо естественное по прошествии малого времени переродится в сверхъестественное, или, как вернее будет сказать, станет полностью открыто воздействию сверхъестественного.

Гаспаро Дзаннетти
Музыкальная космогония, геометрия и алхимия с присовокуплением примеров их употребления в делах душевного врачевания
Перуджа, MDCXLV
Том III, Глава CXXXIX


Для вкушения снадобья – не забудьте нажать на текст:-) Под ним спрятан настоящий Дзанетти:-)))

Wed, Apr. 27th, 2011, 03:07 pm

Вот теперь я вполне понимаю, отчего не стал в понедельник писать никаких постов – отнюдь не потому, что очень устал (хотя в понедельник я и, правда, очень устал). Теперь я знаю, что не стал ничего писать, потому что позавчерашняя история закончилась только вчера:-)
А ещё теперь я знаю, зачем взял вчера в дорогу ноутбук – отнюдь не для того, чтобы редактировать последнюю, самую неудобочитаемую статью из вконец опостылевшего сборника по прошлогодней конференции.
Взял я его, как оказалось, для того, чтобы на обратном пути спокойно изложить эту историю. Хотя обратной дороги на это всё же не хватило, и дописывать её мне пришлось уже в гостинице.
А теперь всё по порядку.
Read more...Collapse )

10 most recent