Tags: Миядзаки

port

Магазин феи

Думаю, что всякий, кто хоть однажды путешествовал по лагуне, обращал внимание на то, что каждый из её островов, включая самые мелкие и необитаемые, имеет своё лицо и свой характер: от тихого и почти безлюдного, утопающего в золотых тростниках Торчелло на севере до жутковатых островов-могильников на юге. Но, пожалуй, самым необыкновенным и неожиданным для здешних тихих и сумрачных вод является остров Бурано со своими знаменитыми разноцветными домиками – жизнерадостно-яркими и в то же время необычайно аккуратными и уютными. И хотя климат здесь такой же сырой и капризный, как повсюду в лагуне, все эти домики – даже самые крошечные – всегда выглядят свежеоштукатуренными и свежеокрашенными, крыши радуют глаз яркой черепицей, а на окнах колышутся накрахмаленные занавески и теснятся горшки с геранью. Впрочем, относительно климата я не вполне уверен – иногда кажется, что даже солнце заглядывает сюда чаще, чем на другие острова...

Photobucket

Collapse )
port

Снова Миядзаки...

Такое же ощущение, как от поверженных гигантских статуй в Агридженто или от фонарика на остановке вапоретто на Торчелло (станция "Дно Болота") - что он тут был, все видел, запомнил и использовал:-)

Это так называемый "метрополитен" в Катании (всего шесть станций), который идет частично под землей, а частично по обрывистому и пустынному берегу моря, позади железнодорожных путей

Photobucket
port

Небо над Агридженто

Как вы понимаете в моём положении остаётся либо смотреть и ездить, либо отчитываться об увиденном. Ну, ещё и спать хотя бы несколько часов в сутки, поскольку дальние поездки из Палермо связаны с очень ранним вставанием.
Так что главные отчёты вы получите по возвращении, хотя время от время от времени я, как вы видите, не могу удержаться и записываю разные впечатления "по горячим следам".
Вот и на сей раз я собираюсь повесить несколько фотографий, поскольку вчерашние впечатления тоже сложились у меня в голове в некую "историю", хотя она и значительно более умозрительна, чем предыдущая.

Но для начала - небо над Агридженто. Могу сказать, что в реальности я до сей поры такого неба не видел никогда и нигде. Единственное, с чем оно у меня ассоциируется - это с фильмами Миядзаки, и эта ассоциация у меня возникла сразу и, как потом оказалось, - совершенно не случайно.

Photobucket

Collapse )
port

(no subject)

Иногда проще что-нибудь самому повесить на Ю-Тубе, чем найти то, что тебе нужно:-)
Но это так, к слову.
Собственно, вешаю я этот фрагмент как бы в продолжение предыдущего поста. К вопросу о "волшебных трансформациях" в фильмах Миядзаки...
Едва ли не с самого первого просмотра "Наусики", меня не оставляло ощущение, что трогательная песенка, которая сопровождает детские воспоминания главной героини, а потом звучит в финальном апофеозе, напоминает что-то очень знакомое - причем совсем не детское и не трогательное.
Нет, я понимаю, что в этой песенке нет категорически ничего особенного, и что похожа она, как и все простые детские песенки, на всё сразу. На гамму до мажор, например (или в этом случае, скорее, - ля минор, с соответствующими трезвучиями и их обращениями). И тем не менее, какая-то вполне конкретная ассоциация не давала мне покоя каждый раз, когда я просматривал этот фильм.
Ключ к "разгадке" нашелся при очередном внимательном просмотре финала.
Вам ничего не напоминают те два или три такта, которые звучат в тот момент, когда ому поднимают с земли воскресающую Наусику? И из которых потом "вырастает" сама песенка?



Разгадка - под катом. Только не бейте меня ногами по лицу - я им иногда работаю:-)

Collapse )

Да, и на всякий случай - день был без числа пост будет без морали. А то я уже немного замучился от дискуссий о субъективности эстетических пристрастий:-)
Да и этических, если честно, тоже:-)

Upd
Разгадка № 2 - во втором комменте. Осталось только выяснить, не связаны ли эти разгадки между собой:-)
port

Рыбка Поньо

Ну, вот - это, наконец, случилось. Миядзаки сделался, наконец, настолько стар и мудр, что может снова обращаться непосредственно к детям.
Надеюсь, что он еще успеет сказать им самое главное - так, что они смогут это понять и услышать.
То "главное", что уже отчасти звучало в его других, отнюдь не детских фильмах. Что-то более важное, чем пацифизм, или даже экология...

"Бабушка Юбаба - здесь нет моих родителей!"

"А тебе оно, правда, нужно? Только смотри - береги его!"

После всех сюжетных "наворотов", которые, при всей своей увлекательности, могут показаться слишком вычурными, а иногда и вовсе излишними - прозрачно-простой финал, в котором внезапно оказывается, что всё зависело совсем не от наворотов. Не от того, насколько успешно ты прошел все "испытания" и какие "подвиги" успел за это время совершить. А только от самого тебя - от подлинности и чистоты твоих помыслов. И, наверное, в новом фильме не было бы ничего принципиально нового, если бы не одно обстоятельство. Подлинность и чистоту помыслов обрести очень трудно. И враг рода человеческого измыслил множество различных способов, чтобы отравлять их - чем раньше, тем лучше. Причем так, чтобы мы не замечали отравы, полагая, что наши чувства остаются самыми что ни на есть благородными и возвышенными.

Сразу оговорюсь - те несколько абзацев, которые мне, наверное, удастся из себя выдавить дальше, относятся к тому напрочь дискредитировавшему себя жанру, который называется "индивидуальный мистический опыт". И человек, который ни с того, ни с сего начинает им "делиться" практически неизбежно воспринимается окружающими, как сумасшедший - что в большинстве случаев, к сожалению, оказывается совершенно справедливым.
Я безусловно допускаю, что мне всё "привиделось". Что я предубежден, пристрастен и, в конечном счете, абсолютно неадекватен. И что вторые сутки я думаю о воображаемой победе над воображаемым врагом, которого никто ни разу не имел в виду.
Но есть шанс, что мне это не привиделось. Потому что исходно это всё-таки была "Русалочка" - едва ли не самая страшная сказка насквозь больного человека, наделенного всеми возможными психическими отклонениями, игралищем которых он был всю свою жизнь. Человека, всю жизнь боявшегося других людей, но всю жизнь от них зависевшего и потому - не оставлявшего их своими бесконечными домогательствами. Человека, патологически бездарного во всем, кроме одного-единственного жанра - своих так называемых "сказок", странную и болезненную жестокость которых отмечали очень многие, и которые, несмотря на это, по прежнему входят едва ли не в обязательный круг детского чтения во всем мире. А еще - я прошу обратить на это особое внимание - человека, страстно и, казалось бы, абсолютно безосновательно мечтавшего о славе всю первую половину своей жизни, и получившего эту самую славу в ее второй половине - да еще в таких количествах, которые оставили далеко позади все самые смелые его мечтания. Только славу - ни дома, ни семьи, ни достатка, ни здоровья ему так и не обломилось. Впрочем, ничего это он по-настоящему и не хотел, поскольку именно тщеславие было главной, непрерывно пожиравшей его страстью. Вас не настораживает такое неожиданное, ничем не мотивированное исполнение желаний, причем далеко не самых невинных? Меня настораживает и даже очень.
Впрочем, главное здесь не обстоятельства жизни - хотя и они весьма и весьма примечательны - а сами сказки. И дело даже не в бесконечной череде разнообразных "изуверств", вроде замерзших насмерть девочек, убитых походя бабушек, отрубленных ножек или отрубленных голов, которые погребают в кадках с цветами. Настоящий ужас состоит здесь в том, что психически больной человек, ничего не знавший о нормальных человеческих отношениях и никогда не пробовавший в них вступать, из раза в раз объяснял - и достаточно убедительно и доходчиво! - что эти отношения есть ни что иное, как бессмысленная и бесконечная садо-мазохистская игра, в которой сам "приз" по большому счету не имеет никакого значения. Кто-то его получает - как Герда или Элиза, кто-то нет, но не это главное. Главное, что человек, на них осмелившийся, обречен на невероятные и несоразмерные жертвы, которые он должен будет приносить с молчаливой кротостью. И что доказать свою любовь можно, только плетя рубашки из крапивы ночью на кладбище, или разгуливая босиком по тундре.
Разумеется, я не хочу сказать, что теми играми в "палача" и "жертву", которыми многие из нас заменили нормальные человеческие отношения, мы обязаны только Андерсену, но... Все мы читали эти сказки в детстве и многие из нас восхищались "героической самоотверженностью" их героев. И многие - если честно! - вспоминали о ней в далеко уже не детском возрасте, когда казалось, что стоит сплести двенадцать рубашек из крапивы - и чудо произойдет. А другие - нет, конечно, это были не мы! или, всё-таки, тоже - мы? - ждали, когда эти двенадцать рубашек сплетут ради них, а если их оказывалось всего-навсего десять или даже одиннадцать - уходили, разочарованно пожимая плечами...
Но вернемся к Миядзаки. "Мальчика ждет страшное испытание! Сумеет ли он его выдержать?" - об этом спорят родители новой Русалочки. И именно здесь мы подходим ближе всего к исходному сюжету. Да-да, вот оно - "страшное испытание"! Сейчас начнутся отрубленные ноги и рубашки из крапивы. Любовь ведь надо доказывать и заслуживать! И пусть перед нами - по непонятной прихоти режиссёра - всего лишь пятилетний мальчик, от этих испытаний ему никуда не деться. Мы так привыкли. Нас так научили. Мы этого ждем.
Собственно, этого ждал даже я - с некоторой отчаянной обреченностью, потому что перспектива лицезреть "страшные испытания" трогательного пятилетнего мальчика никакого восторга у меня не вызывала - но ведь против архетипа не попрешь?
Оказалось, что очень даже попрешь и что никакой это не архетип, а вовсе злобный морок. Что и для залатывания "отнологических дыр" в мироздании и для, того чтобы помочь другому стать человеком, потребна всего лишь всё та же чистота помыслов, которую нужно, на сей раз, продемонстрировать перед всевидящим взглядом Владычицы морей. "Поньо - хорошая!" - вот те волшебные слова, которые должен был произнести пятилетний мальчик, и он их, разумеется, произнес. Не знаю, как у остальных зрителей, но у меня в этот момент в голове точно лопнул какой-то особо гнойный нарыв, и зловещий призрак безумца с черным зонтиком развеялся вместе со всеми своими ночными кошмарами...

P.S. Конечно, я понимаю, что перестать, наконец, давать детям читать Андерсена - задача практически неисполнимая. Образ "доброго сказочника", который будет учить детей "любви" и "самопожертвованию", слишком прочно засел в коллективном бессознательном. Но всё-таки - если вы решите, что вашим детям для чего-то нужно выпить эту отраву, - не забудьте - пожалуйста! - дать им то противоядие, которое придумал для них мудрый дедушка Миядзаки, давно заслуживший свою нирвану, но, как некий боддхисатва, всё ещё не покидающий нас из сострадания...
port

(no subject)

Ну, что Вам сказать, дорогие мои, про Рим?
Если в день осматривать только два музея и, например, пять церквей, то для более или менее удовлетворительного знакомства с этим городом понадобится минимум полгода.
Если церквей будет, например, не пять, а семь или девять - в голове начинает работать некоторый миксер, смешивающий все увиденное в однородную кашицу коричневато-золотистого цвета. С многочисленными волютами в самых неподходящих местах.
А если их будет больше десяти, то неизбежно настанет момент, когда, потоптавшись у очередного причудливо изогнутого барочного фасада, ты жалобно подумаешь - "А, может, ну его?"
У меня он сегодня, например, настал:-)))... Спросите, у какой именно церкви? Ха! Если бы я помнил!
Нет, конечно, я когда-нибудь соберусь с мыслями и напишу про все это что-нибудь умное, тонкое и оригинальное. А пока хочется немного умиротвориться и вспомнить про родные места, которые все еще не так далеко...

Станция "Дно болота". Домик Дзенибы (снято с острова Маддзорбо, куда нас с vespro забросила нелегкая во время путешествия по лагуне).

195,37 КБ

Ну, а домику Дзенибы, как Вы помните, полагается привратник!

Collapse )
port

кинематографическое...

Интересно, какая часть высокоинтеллектуальных читателей меня немедленно расфрендит, если я признаюсь, что за эти выходные, меланхолически сматывая и разматывая сопли и также меланхолически тыча пальцем в клавиатуру с целью добывания из нее Академического каталога русских икон в собрании Флорентийского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника (по-простому - Galleria
dell'Accademia), я умудрился трижды просмотреть от начала до конца новый фильм Хаяо Миядзаки "Ходячий замок":-)))?
Конечно, я не совсем правильный фанат, поскольку к "анимэ" в целом как-то равнодушен (так же, как и к "фэнтези", несмотря на горячую любовь к Толкиену), но Миядзаки - это что-то особенное! Что этот фильм, что предыдущий...
Тем, кто еще не смотрел, но собирается, могу сказать, что сюжет у нового фильма немного менее причудливый и навороченный и более прямолинейный, чем у предыдущего, что, вероятно, объясняется свойствами литературного первоисточника. Но "рука гения" узнается буквально повсюду - начиная с самого замка, изображение которого я вывешиваю, и кончая альпийскими лугами, озерами, холмами и фантастическими летательными аппаратами:-)))
Отдельный решпект мастеру за стареющую и молодеющую на глазах главную героиню Софи!
А вот и сам замок -
75,08 КБ