Tags: Богоматерь Торопецкая

port

(no subject)

А господин Авдеев, между прочим, пользуется всяким удобным поводом, чтобы поведать заинтересованной общественности, что Торопецкая икона Богоматери таки отправится в Торопец. Приучает, так сказать, потихоньку - дабы, когда это, наконец, произойдет, ни у кого даже мысли не возникло, что тут что-то не так.
Дипломат - ничего не скажешь...
Одно из предыдущих заявлений в этой серии я даже прокомментировал - и хотя это было уже довольно давно, но актуальности, как видите, не потеряло.
Особо чувствительных предупреждаю, что АНТИКЛЕРИКАЛЬНОЕ там в конце и принадлежит, в основном, не мне, а коллективу редакции коммунистического и атеистического интернет-журнала.
Я в этом интервью сказал ровно то, что хотел - не больше и не меньше, - ну, а они, соответственно, тоже произнесли то, что хотели. И я боюсь, что они имеют безусловное право требовать, чтобы им никто не навязывал тех взглядов, которые они не разделяют. Мне же остается только бесконечно сожалеть о том, что у определённой (и, между прочим, далеко не худшей!) части нашего общества отношение к христианству определяется почти исключительно политикой руководства РПЦ...
port

Торопецкая. Полтора года спустя...

Думаю, что все, кто интересовался судьбой Торопецкой иконы Божьей Матери из собрания Государственного Русского музея, могут отныне смело именовать ее иконой из собрания Кооператива Княжье Озеро, так как в музей она не вернулась, и, похоже, не вернется уже никогда.
Исход событий предсказуем, но от этого не менее печален.
Икона, безусловно, цела. Надо надеяться, что ее сохранности ПОКА ничто не угрожает. Слово «пока», написанное большими буковками, можно отнести, например, к тому факту, что за несколько дней до обещанного (клятвенно обещанного!) возвращения иконы в музей, ее нынешние владельцы отключили камеру, которая должна была в режиме онлайн вести трансляцию из киота в Княжьем озере в Русский музей. Что, право же, так трогательно и убедительно, что диву даешься: неужто кто-то из этих глуповатых музейщиков еще не сообразил, кто в доме хозяин?
Сейчас, когда стало ясно, где останется Торопецкая, камеры включены, и, повторяю, непосредственной угрозы сохранности иконы, по всей видимости, нет. Для того, чтобы убедиться в этом доподлинно, необходимо профессиональное реставрационное исследование в музее. Напоминаю, что решение о таком исследовании было принято на расширенном реставрационном совете, который состоялся в Русском музее в декабре 2010 года.
Итак, в настоящий момент полную оценку состояния иконы произвести затруднительно.
Зато довольно просто произвести оценку сегодняшней ситуации в нашей империи на этом "незначительном" примере.
Давайте на минуточку оставим за скобками рассуждения о возвышенном и духовном, и вспомним о том, что произведение искусства находилось в ведении Русского музея не по чьей-то прихоти, а ПО ЗАКОНУ.
Примерно по такому же закону Российской Федерации, по которому вам принадлежит ваша приватизированная "хрущевка", ваши шесть дачных соток, ваш семейный участок, простите, на кладбище, и так далее.
На примере с Торопецкой мне и вам в очередной раз показали, что закон существует для тех, у кого нет денег на то, чтобы поставить его (закон) в удобную для себя позу. А для тех, у кого деньги есть – существуют ИСКЛЮЧЕНИЯ из закона. Со всеми вытекающими последствиями – вытекающими для меня, для вас, для иконы, и для положения на Родине в целом.

Данный конкретный барин оказался добрым, и вложил астрономические деньги в создание капсулы для иконы (три земных ему поклона за это). Следующий окажется не настолько "добрым", и, вкладывая деньги в исполнения своих желаний, на капсуле сэкономит. Мотивируя, например, тем, что от "правильного" использования средневековые доски "самообновляются".
Проще говоря, ситуация с Торопецкой наглядно показала людям, которым "закон не писан", как именно надо действовать, чтобы удовлетворить любой свой каприз. Уверяю вас, они свои выводы сделали.

От себя мне к этому прибавить больше нечего – кроме, разве что, глубокого сожаления в адрес тех рядовых православных граждан Российской Федерации, которые будут ликовать по поводу "восстановления исторической справедливости". Искренне жаль, что они не понимают того, что речь давно уже идет не "справедливости"» , не о "священных традициях" и не о "правильном" богословии образа.
Сейчас обо всём этом вспоминают исключительно для того, чтобы им было о чем покричать, пока "хозяева жизни" – неважно, что на них надето, цивильные костюмы или рясы, – устроят всё так, как сочтут нужным.
Вся эта болтовня – всего лишь "дымовая завеса", за которой спокойно и уверенно действуют люди, не привыкшие ни с кем и ни с чем церемониться.
Захочет Шмаков устроить в своем Торопце модель "святой Руси" в одну тысячную натуральной величины – устроит. И хрустальный мост через Соломенное озеро построит, и будет там торговать разными полезными товарами (с). А захочет – устроит это все на ваших законных шести сотках, повыкидывав оттуда ваше барахлишко и вашу престарелую маменьку.
И вам придется с этим обстоятельством смириться, потому что вы делегировали ему право устраивать вашу жизнь, не сообразуясь ни с чем, кроме своего хотения.

А теперь – дадим слово непосредственным участникам событий.
Сначала скромно-стыдливое распоряжение Департамента культурного наследия МК – организовать возвращение иконы в установленный договором срок -



Два следующих документа, судя по их датам, – сравнительно недавние, – хотя до вчерашнего дня никто в Русском музее их не видел. Остается предположить, что они либо были «засекречены», либо появились только вчера и были датированы задним числом. Интересно, а реставрационный совет, который одобрит продление экспонирования – тоже датируют февралём или началом марта??






Ну, и, наконец, – показания очевидца всей этой полуторагодичной истории, ведущего научного сотрудника Отдела древнерусского музея Ирины Александровны Шалиной – под катом.
Это – текст её выступления, присланного на заседание Экспертного совета ИКОМа, где, среди прочего, был поставлен вопрос о невозвращении Торопецкой иконы в Русский музей. Интересно, хватит ли духу у господ журналистов пропиарить это ПОДПИСАННОЕ письмо музейного сотрудника, содержащее ссылки на конкретные факты и документы, так же безудержно, как неделю назад пиарился пасквиль никому не ведомых галерейских анонимов?

Collapse )

А заодно – в тему – можете поинтересоваться, как в совершенно в другом месте те же "достойные люди", которые подписывали все приведенные выше документы, методично и неумолимо разрушают уже существующий государственный музей для того, чтобы на его руинах создать музей епархиальный – в угоду чьему-то непомерному тщеславию и корыстолюбию. И нарушая при этом все то же действующее на территории РФ законодательство о неотчуждаемости музейных фондов...

port

(no subject)

Ну, подробного отчета о вчерашних событиях в ГД я, конечно же, дать не могу, поскольку происходили они без моего непосредственного участия. Однако, судя по отзывам коллег, ситуацию нельзя назвать вполне безнадёжной. Закон, конечно, будет принят в первом чтении, но есть надежда, что между первым и вторым чтениями в него удастся впихать достаточное количество необходимых поправок. То есть РПЦ безусловно получит тот самый камень на свою шею, которого она так жаждет, - я имею в виду здания, земли и прочие "заводы, газеты и пароходы" (с) - но есть надежда, что музейные здания из списка переданного удастся убрать.
Что, как вы понимаете, не исключает попыток заполучить каждое конкретное здание в отдельности.
И даже любую икону - хотя в первой статье закона и появилась ещё весной необходимая оговорка о том, что его действие на музейные фонды не распространяется.
Тем не менее, способы получить желаемое есть и ими, как кажется, вполне готов воспользоваться небезызвестный господин Шмаков - ибо срок "экспонирования" Торопецкой иконы Богоматери в его элитном коттеджном поселке подходит к концу. Неделю назад в этом поселке состоялся реставрационной совет (с участием сотрудников Третьяковской галереи, кстати), который рекомендовал 1) произвести обследование иконы в МУЗЕЙНЫХ условиях и 2) созвать расширенный реставрационный совет для решения вопроса о продлении срока её пребывания в Княжьем озере.

Collapse )

Очень прошу распространить эту информацию. Координаты сотрудников Русского музея у меня есть, так что журналисты, которые захотят что-то уточнить, смогут их у меня получить.

port

(no subject)

Хотя судьба Торопецкой иконы Богоматери решена - по крайней мере, на ближайшие полгода (хотя есть и более мрачные прогнозы) - я безусловно буду продолжать публиковать материалы и ссылки по этой теме. Тем более, что нашим средствам массовой информации уже заказаны соответствующие публикации в стиле "православного гламура" - с демонстрацией процветающего поселка и его благочестивых жителей - прихожан новопостроенного храма, которые вместе с простыми поселянами из окрестных деревень трогательно заботятся о "спасенной святыне".
В картину всеобщего умиления и благолепия непременно должны будут входить довольные музейщики - настоящие профессионалы, которые (в отличие, разумеется, от отдельных провокаторов, злопыхателей и генетических ненавистников православия), всё "исследовали", во всем "удостоверились" и теперь совершенно спокойны за судьбу иконы. Нет, лучше так - благодарны благочестивым жителям поселка Княжье Озеро за их трогательную заботу.
Чтобы слегка подпортить эту трогательную картину всеобщего братания я, пожалуй, опубликую некоторые документы, которые переслали мне сотрудники древнерусского отдела Русского музея - тем более, что они сами меня об этом попросили.
Во-первых, не поленитесь потратить полчаса времени и почитать вот это, а именно - стенограмму совместного заседания реставрационной комиссии музея и выездной комиссии Минкульта. Только не забудьте предварительно ознакомиться со списком действующих лиц и их должностями - чтоб понимать, кто в этой ситуации был "доволен", а кто в отчаянии бился головой об стену.
Особенно рекомендуется этот материал журналистам, работающим не по госзаказу, хотя прочим гражданам тоже не возбраняется знать своих героев в лицо.
Почитать можно и вот это письмо министру культуры от участников Религиоведческих чтений, которые состоялись уже после передачи иконы.



Справедливости ради нужно сказать, что далеко не все последние публикации в прессе на эту тему выдержаны в "триумфальном" духе. Например, очень порадовала меня своей честностью и нелицеприятностью (если в этой ситуации вообще можно чему-то радоваться) - вот эта статья в Новой газете.
А вот тут лежат материалы о грядущей "битвe" по поводу иконы Спаса из Спасо-Елизарьевского монастыря, которая в настоящее время находится в Псковском музее.
И последнее. Никаких сведений о состоянии иконы на текущий момент (за исключением отчета реставраторов о ее визуальном осмотре по прибытии в поселок Княжье озеро) в отдел древнерусского искусства ГРМ пока не поступало.

Upd
Вот еще одна отличная статья в "Коммерсанте" от 7 декабря. Всё-таки даже в очень тяжелом положении приятно чувствовать, что вокруг тебя есть довольно значительное количество толковых, вменяемых, а главное - храбрых людей.

открыть материал ...
Русский музей решил передать икону Богоматери Торопецкой XII века храму элитного коттеджного поселка в Подмосковье. Решение подается как преодоление большевистского наследия в отношении к церкви, но корреспондент "Власти" Анна Толстова усмотрела в нем скорее восстановление большевистской музейной политики.

port

(no subject)

Забавно, что вся эта безумная ситуация аккуратно совпала с закрытием топа Яндекса. Так что распространять информацию с помощью ЖЖ нам больше не удастся - по крайней мере, так, как это делалось раньше.
Впрочем, у меня больше нет той информации, которую имело бы смысл как-то распространять.
Призывать больше не к чему - икона уже выехала из Русского музея и, видимо, в скором времени достигнет места своего назначения.
Заключение о ее выдаче, как я понял, подписали директор музея, главный хранитель и заведующая древнерусским отделом. Так что судьбу иконы решил именно "музей" - широкая общественность, по крайней мере, будет думать именно так.
Широкая общественность вряд ли узнает, какие именно угрозы на протяжении этих нескольких дней раздавались со стороны министерства культуры в адрес сотрудников музея и, в частности, сотрудников древнерусского отдела. И какими именно репрессиями им угрожали.
Тем более, что сами сотрудники вряд ли будут об этом широко распространяться - им будет достаточно того, что они уже пережили. А также той специальной министерской проверки "с пристрастием", которая ожидает их в самое ближайшее время - за "недостаточную лояльность", проявленную в "деле государственной важности".
Впрочем, особенно жалеть я их, с вашего позволения, не буду - поскольку в ближайшее время нас, по всей видимости, ожидает то же самое.
Прецедент уже создан. А проверка, как было сказано в одном старом советском фильме, - она всем нам проверка.
На очереди, Спасский собор Мирожского монастыря, где уже два дня заседает комиссия, икона Христа Вседержителя из Спасо-Елизарьевского монастыря и иконостас Спасо-Преображенского собора Спасо-Евфимиева монастыря в Суздале.
Ну, и до Третьяковской галереи, думаю, в скорости доберутся.
Посмотрим, на что будем похожи мы в аналогичной ситуации.

А жалеть я, с вашего позволения, буду тех называющих себя православными граждан, которые продолжают тупо твердить, что "икона должна быть в церкви", не желая ничего слышать и понимать. Которые, вместо истинной веры, долго и тщательно взращивали в себе разного рода невежественные суеверия и готовы сейчас аплодировать любому, кто этим суевериям будет потакать. Не понимая, что когда у братков возникнут какие-нибудь другие потребности, их так же спокойно пустят "в расход" вместе с их суевериями, как собираются пустить в "расход" музейщиков.
Что до икон - не обольщайтесь насчет капсул и контейнеров. Может быть, для успокоения две-три такие капсулы еще создадут, но на большее их явно не хватит - иначе не на что будет покупать часы и машинки. Больно эти капсулы дороги. Большая часть икон, которые, скорее всего, затребуют (и которые, скорее всего, получат) в ближайшее время действующие храмы - передадут просто так, как они есть.
И по своей разрушительной силе этот "обратный перенос" будет практически равен тому, который произошел в первые годы советской власти. С древнерусским искусством мы можем запросто попрощаться - его у нас в скором времени просто не останется.

Отдельно я хочу ответить тем, с кем мы последнюю неделю вели беседы в комментах о том, как хорошо было бы, если бы Церковь - так, как это, например, происходит на цивилизованном Западе - имела возможность принимать участие в сохранении, изучении и пропаганде церковного искусства.
Да, и у нас можно было сделать то же самое. Достаточно было "православному бизнесмену" Шмакову или какому-нибудь другому "православному бизнесмену" пожертвовать свои немерянные бабки на строительство хотя бы одного епархиального музея. Нанять туда квалифицированных сотрудников. Собрать по епархии - так, как это делалось сто лет назад - еще сохраняющиеся по местам ветхие иконы. Купить их у местных жителей, или у коллекционеров и пожертвовать их в этот музей.
То, есть не требовать, не угрожать и не выкручивать руки, а главное - не пытаться разрушить то, что худо-бедно работает. А попытаться создать что-нибудь свое.
А потом - не спеша, подождав год или два, зарекомендовав себя внимательным собирателем и бережным хранителем - обратиться в какой-нибудь музей государственный. С предложением, например, отреставрировать то, что хранится в его запасниках и при этом имеет отношение к данной епархии. Отреставрировать и получить возможность экспонировать эти произведения у себя - не покушаясь ни на государственную собственность, ни на права музея. Просто экспонировать - так, кстати, часто бывает, когда из-за недостатка выставочных площадей произведения, принадлежащие одному музею, экспонируются в другом.
НЕУЖЕЛИ ВЫ ДУМАЕТЕ, ЧТО ЕМУ ОТКАЗАЛИ БЫ??
Впрочем, мы все взрослые люди, и твердо знаем, что Дед-Мороза не бывает что фантазировать глупо.
Да и что толку...

Последнее, что я хочу сказать: тех, кого произошедшее по каким-либо причинам радует, я попрошу воздержаться от комментариев. Буду банить и стирать немедленно.
ПРАЗДНУЙТЕ НА СВОЕЙ ТЕРРИТОРИИ.
port

Кажется, Русскому музею всё же "выкрутили руки"...

...Или всё-таки, нет?

В комментах к первому посту, посвященному Богоматери Торопецкой, меня спросили, когда именно составлено заключение о состоянии сохранности иконы. Вопрос этот можно оставить без ответа, поскольку в моем распоряжении теперь находится ПОСЛЕДНЕЕ заключение на эту тему - именно то, которое было представлено сегодня на реставрационный совет в Государственном Русском музее. На тот самый совет, который, вкупе с фондово-закупочным, должен был решить вопрос о возможности выдачи иконы "Богоматерь Торопецкая".

Прошу вас потратить пять минут своего драгоценного времени, и прочесть этот документ внимательно.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ О ТЕХНОЛОГИЧЕСКОМ ИССЛЕДОВАНИИ
ИКОНЫ «БОГОМАТЕРЬ ОДИГИТРИЯ» («ТОРОПЕЦКАЯ») (ДРЖ-2093)

Икона наблюдается и исследуется в Отделе технико-технологических исследований более 50 лет. Архив содержит R и специальные снимки, начиная с 1957 г. (расчистка Н. В. Перцева). В процессе работы изучена сохранность памятника, выявлены особенности техники и технологии ее исполнения. Значительная часть полученных данных опубликована (Никифораки, 1963; Голубева, 1984, 1994; Шалина, 1995). Использовались исключительно неразрушающие методы технологических исследований: R-исследование, исследование в ИК-области спектра (в разных диапазонах), в свете видимой люминесценции, а также под микроскопом.
До 2008 г. технологическое исследование иконы осуществлялось совместно и под руководством С. И. Голубева — реставратора высшей квалификации, награжденного за раскрытие икон серебряной медалью АХ.

В результате многочисленных технологических исследований и на основе дополнительного исследования, проведенного 27 ноября с. г., о состоянии сохранности иконы можно заключить следующее:

I. Икона была двусторонней и слишком большой по размерам для выносного образа, рукоять которого утрачена (имеются лишь следы ее крепления в виде вилки). Конструкция щита отличается особой сложностью, что очевидно при R-графическом исследовании. Массивные торцовые шпонки с остатками живописи набиты крупными коваными гвоздями, далеко уходящими в доску. Кроме того, доска перенасыщена разновременными и имеющими также разнообразную форму гвоздями от окладов как лицевой, так и оборотной сторон. Часть утрат от гвоздей имеет многообразные по составу и R-плотности мастиковки, что создает напряженность, угрожающую сохранности нижней и верхней частей иконы, прилегающих к торцовым шпонкам, образуя тенденцию к «наползанию» участков обширных утрат на средник, что заметно по характеру кракелюра.

II. Щит иконы состоит из двух досок, проклейка между ними давно разрушена, паволока разорвана, внутренние крепления в виде деревянных нагелей отсутствуют и доски имеют быстро прогрессирующую тенденцию к активному расхождению на лицевой стороне. Это очевидно при сравнении ИК-снимков 1963 г., где стык досок вообще не просматривается, снимке 1982 г., где расхождение досок хорошо заметно и современных, где оно уже весьма значительно, вплоть до наметившейся уже деформации изображения. (При просмотре в ИК-области спектра с помощью телеканала отчетливо просматривается не стыкующаяся по высоте линия рисунка правого глаза Богоматери).

III. Доска имела сплошную паволоку, разорванную в настоящее время по стыку. Паволока состоит из фрагментов ткани полотняного плетения, но разной фактуры и плотности плетения. Кроме того, часть фрагментов паволоки сшивные. Швы создают дополнительные условия для нестабильности поверхности иконы.

IV. Грунтовка на основе мела неравномерная, на рентгенограммах отчетливы участки разной R-плотности, особенно по низу, в правой части.

V. В ИК области спектра (диапазон ок. 1000 ммикр.) хорошо виден подготовительный рисунок, исполненный кистью, не соответствующий видимому изображению (возможно, глаза Младенца в нижележащем слое сначала располагались выше). Среди специалистов существует мнение о наличии более раннего красочного слоя (12 в.). Мы полагаем, что эти изменения являются авторскими правками на стадии рисунка. Авторская живопись практически раскрыта, на живописи ликов оставлен лишь более плотный слой олифы. (Дальнейшее удаление олифы проблематично). Очевидные позднейшие записи незначительны; это прописки по описям щек, губ, глаз, поздние надписи. Отсутствует завершающий слой белил. С. И. Голубевым в живописи личного было обнаружено использование нетрадиционных приемов исполнения: наличие примеси лака в красно-коричневой прокладке по грунту (аналог — иконы Богоматери с предстоящими XIII в. и Св. Николая Чудотворца из Любони), наличие ярь-медянки с лаком в составе санкири, что способствует почернению со временем красочного слоя. Кроме того, при исследовании в УФ-области спектра выявлен значительный объем красочных слоев, скрытых под лаком.

Выводы:
1. Выявлено сложное состояние основы. Стык досок с отчетливо прогрессирующей тенденцией к расхождению.
2. Паволока со швами.
3. Грунт неровный, неоднородный по толщине.
4. Многослойная структура, использование нетрадиционной техники исполнения и ее уникальность требуют дальнейшего изучения иконы в составе собрания Отдела древнерусского искусства рядом с аналогичными памятниками.
По данным технологических исследований икона категорически не рекомендована к транспортировке ввиду опасности дальнейшего расхождения трещины и деформации авторских слоев. Поведение столь сложной, многосоставной структуры памятника непредсказуемо и может иметь серьезные последствия в новых условиях температурно-влажностного режима. Необходим период адаптации иконы к новым условиям хранения, длительность которого не поддается точному определению.


Заведующий
Отделом технологических исследований С. В. Сирро

Старший научный сотрудник
Отдела технологических исследований С. В. Римская-Корсакова

Старший научный сотрудник
Отдела технологических исследований О. В. Голубева

Как видите, заключение это трагически однозначно - не только для специалиста, но для любого человека, имеющего хоть каплю разума.

А теперь - самое интересное. Подписи С. В. Сирро, С. В. Римской-Корсаковой и О. В. Голубевой стоят под документом о СОХРАННОСТИ и СОСТОЯНИИ иконы. Под заключением о ее выдаче, по всей видимости, этих подписей не будет. Точно так же, как не будет под этим заключением подписи хранителя иконы - Надежды Пивоваровой.
Заключение подпишут (если еще не подписали) - директор музея Гусев, главный хранитель Карлов и заведующая реставрационной мастерской.
Это те самые люди, которые на протяжении последних нескольких дней убеждали своих подчиненных в том, что ВОПРОС ВСЁ РАВНО УЖЕ РЕШЕН и ВСЯКОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ БЕСПОЛЕЗНО. То есть - в том же самом, в чем убеждали членов расширенного реставрационного совета 17 ноября 2008 года тогдашний директор Третьяковки и ее тогдашний главный хранитель.
Но в Русском музее поступили "умнее". Хотите знать, как?
Никто никаких расширенных советов не созывал и никаких независимых специалистов не приглашал. Более того - пришедшим с утра в музей двум реставраторам высшей категории - Ю.Г. Боброву, проректору Академии Художеств, и Т.Д. Чижовой, заведующей лаборатории научной реставрации темперной живописи Государственного Эрмитажа, - даже не выписали пропуска.
Совет, напротив, был предельно "суженным" - первоначально на нем присутствовали, кроме представителя министерства, только директор, главный хранитель и несколько музейных реставраторов. Потом, правда, "запустили" и некоторых других сотрудников и даже дали им высказаться - в стиле "Вы все сказали? Спасибо!" Т.е., совершенно однозначно давая понять, что всего лишь "соблюдают процедуру" - поскольку сам вопрос уже решен.
На фондово-закупочном совете все, к счастью, прошло не столь гладко. И там нашлись люди - и, в первую очередь, заместитель директора по науке Евгения Николаевна Петрова - которым всё-таки удалось назвать вещи своими именами - и, в частности, подобрать адекватные слова для характеристики деятельности министерства, которое в самом прямом смысле "выкручивает руки" музею.
Удалась эта "операция", или нет - будет видно.

Я намеренно не обсуждаю и более НЕ БУДУ обсуждать обитателей поселка Княжье Озеро, их моральные качества, уровень их претензий к жизни, их покровителей и тому подобные нюансы.
Вопрос не в них, а в том, что может противопоставить им так называемая интеллектуальная и культурная элита страны. Ее интеллигенция, простите за это выражение.
В своем интервью директор Эрмитажа академик Пиотровский сказал, что судьбу этой иконы должен решать МУЗЕЙ.
Нам предстоит увидеть, как МУЗЕЙ справится с этой несложной задачей.

Как всегда в подобных случаях прошу о распространении информации.
port

Богоматерь Корсунская-Торопецкая...

...продолжение.
Поскольку я обещал держать всех в курсе дальнейшего развития событий - помещаю здесь, под катом, текст открытого письма президенту, составленного сотрудниками Государственного Русского музея.
Обращаю ваше внимание на то, что это письмо именно от СОТРУДНИКОВ - то есть, никакого "сбора подписей" под ним не предполагается. Что представляется мне вполне логичным - ибо до назначенного "часа Х" осталось уже совсем немного времени.
Письмо будет отправлено в понедельник.
Collapse )
port

Снова печальное...

...на сей раз, из Русского музея.

К сожалению, сегодня поговорить по душам (или, точнее договорить) у нас уже не получится. Я прошу прощения у тех, кому пока не ответил на комменты к предыдущему посту, но сейчас есть дела поважнее.
Поговорить спокойно в нашей богоспасаемой стране вообще удается не слишком часто.
Не дают.

Итак, перед нами – та самая икона, о которой идет речь вот в этой статье. Богоматерь Корсунская-Торопецкая из Русского музея.

Photobucket



А это – описание состояния ее сохранности.

Икона «Богоматерь Торопецкая и Никола», XIII-XIV в.,
дерево, левкас, темпера, 82,5 х 60,5 х 3,0, инв. № ДРЖ-2093.

Икона двусторонняя, выносная. Рукоять утрачена. Изображение одной из сторон утрачено до основы.
1. Лицевая сторона с изображением Богоматери с младенцем:
Ковчег обычный. По стыку досок сквозная трещина с выкрошками левкаса и подвижными нависающими фрагментами (под профзаклейками) и бучениями паволоки внизу. Грунт хрупкий, связь с красочным слоем и паволокой ослаблена. Нависающие фрагменты левкаса также на стыках с торцевыми шпонками. Утраты левкаса до паволоки у левого края и справа на поле и лузге. Многочисленные гвоздевые отверстия со старой олифой, некоторые замастикованы. Имеются поздние вставки грунта, наиболее крупные по правой лузге и в нижней части иконы. По краям вставок (особенно в левом нижнем углу и на правой лузге внизу) отставания паволоки, грунта и красочного слоя от основы. В левом верхнем углу жесткое вздутие левкаса около надписи. На правой ручке Христа живопись утрачена до подготовительного рисунка. На его ножке, а также руках и лике Богоматери – пробные расчистки. В правом верхнем углу на поле участок записи. Многочисленные утраты и потертости красочного слоя, особенно на уровне ножек Христа. Выкрошки красочного слоя на правой руке Богоматери и на уровне глаз справа на мафории. Утраты тонированы. По всей поверхности пятнадцать профилактических заклеек.
Свежих повреждений нет.
На нижней шпонке под левой рукой Богоматери царапина, в правом нижнем углу – инвентарный № красной краской.
Торцы:
Торцевые шпонки. По торцам гвозди и гвоздевые отверстия. Царапины и потертости.
1. Вторая сторона:
Сохранились ковчег, фрагменты паволоки с грунтом и частично красочным слоем (в основном на правом поле). На нижнем и левом полях отставания паволоки, грунта и красочного слоя от основы. Клей и гвоздевые отверстия в среднике. Слева внизу одна бумажная наклейка. Семь профилактических заклеек по всей поверхности. На нижнем поле инвентарный № синей краской.

Художник-реставратор Е.В.Азарнина
Художник-реставратор М.М.Бушуев
Художник-реставратор И.В.Халбаева
Ознакомлены:
Заведующий отделом
древнерусского искусства И.Д.Соловьева


Я специально ничего не убираю под кат и даю вам всем возможность как следует вчитаться в этот текст.
Думаю, что не нужно быть ни реставратором, ни хранителем, ни историком искусства, для того чтобы понять, что предмет в таком состоянии не то, что перевозить – трогать руками лишний раз не стоит.
Можно задаться вопросом – как дошла она до жизни такой? Может, ее красные комиссары со всего размаху оземь швыряли? Или музейные сотрудники по ночам поливали водой и гвоздиками расковыривали? Или дело в том, что ее просто ПЛОХО ХРАНИЛИ – как смеет утверждать господин Вигилянский, который, не будучи сам ни реставратором не хранителем, самонадеянно берется оценивать работу и тех и других?!
Нет, друзья мои. Это, всего-навсего, время и это... как его... аутентичное использование. То бишь, использование предмета в тех целях, ради которых он был создан.
Что – будем использовать дальше? Потому что – «наша» – была, есть и будет? Захотим – молиться будем, а захотим – в канаву выбросим?
Или, может быть, рука всё-таки дрогнет?! А совесть – проснется?!
Collapse )