?

Log in

No account? Create an account

Sun, Jun. 17th, 2012, 06:20 pm
Нравственные письма лорда Честерфильда к Луциллию...

На самом деле, настоящие размышления по поводу нравственного богословия начались, когда наша небольшая делегация покинула вчерашнюю религиозно-философскую тусовку, – более того, когда мы с юзером gefera остались вдвоем и начали выписывать задумчивые круги по Китай-городу в поисках кафейного заведения, в котором можно было бы не только присесть самим, но и забить стрелку с приличными людьми.
Пересказывать эти рассуждения квазинаучным или квазихудожественным языком я вряд ли возьмусь – во-первых, потому что для всякой стилизации требуется довольно много времени и литературных усилий, а во-вторых, поскольку стилизация неизбежно нарушит четкость дискурса, который и без того довольно хрупок.
Поэтому я просто попытаюсь изложить самое главное в виде тезисов.
Read more...Collapse )

Fri, May. 11th, 2012, 07:49 pm
Топлесс-акция фемен в Ватикане



Подержали пару часов - видимо, пришлось ждать, пока успокоится, - и отпустили.
Представить, что в подобной ситуции можно сделать что-то другое - абсурдно.
Представить, что ХРИСТИАНИН в подобной ситуации может хотеть сделать что-то другое - абсурдно вдвойне.
Впрочем, те достойные граждане, которые давно уже потеряли существительное от своего драгоценного прилагательного, так же успешно заменили свою веру "оскорбленными религиозными чувствами". Не знаешь, за кого молиться, честное слово, - за тех, кто сидит в темнице, или за тех, у кого в душах произошла подобная метаморфоза...

Френдессе bluehamster спасибо за наводку!

Sun, May. 6th, 2012, 01:21 pm

И ещё, кстати, - вот прекраснейшее объяснение тому, что некоторые отечественные "общественные организации" ещё не постигла судьба ветхозаветного Содома. Всё "строго по Библии" - думаю, что таких старушек (и не только старушек) в нашем отечестве всё еще много больше десяти. Причём не просто разводящих в недоумении руками с полубезмолвным "Как же так?", а открыто и смело исповедующих свою христианскую веру (и, между прочим, она, в отличие от многих, выступающих ныне с высоких трибун церковных деятелей, она не боится ни слова "христианство", ни имени Христа, ни прямых ссылок на Новый Завет - видимо, не знает, что за это могут "пришить" протестантизм).
С другой стороны, отсутствие в ближайшей перспективе дождя из огня и серы делает крайне настоятельной необходимость разобраться во всём самим. Надеюсь, что мы (или вы? - памятуя, что я не принадлежу и никогда не принадлежал к РПЦ МП) с этим справимся.



Да, и не знаю, надо ли объяснять, что мнение автора может не во всем совпадать с мнением редколлегии что к целому ряду вещей мы с этой старушкой относимся безусловно по-разному - в силу различий в возрасте, культурном бэкграунде и жизненном опыте. Но мне хочется верить, что основания в виде веры в Господа нашего Иисуса Христа Спасителя мира у нас с ней общие. Чего должно быть вполне достаточно или для достижения единомыслия, или для сохранения допустимых разномыслий...

За наводку - огромное спасибо юзеру fedor_vasiljev!

Sun, May. 6th, 2012, 05:30 am
Острожно, религия!

Задумывалось, как ссылка для душеполезного чтения на ночь, но сформулировалось только к утру...

Несколько лет назад мне показали "учебный" католический ролик, со всей возможной наглядностью объяснявший отличие Тридентской мессы от Второй Ватиканской и включавший в себя, в частности, душераздирающие кадры ускоренного "раздевания" алтарного престола, т.е., как я понимаю, освобождения его от всех тех украшений и прочих наворотов, которые после Второго Ватиканского собора были признаны необязательными.
Честно скажу, от этого зрелища сердце мое содрогнулось - ибо все эти навороты (я имею в виду отнюдь не только украшение престола и устроение службы, но всё многообразие церковного искусства - архитектуры, живописи, музыки) я бесконечно люблю. А пустой побеленный алтарь с простым столом, покрытым скатертью, и нестройный хор из трех с половиной старушек, способных исказить до неузнаваемости даже самую простейшую мелодию из серии "Цветы и песни Сан Ремо", напротив, вызывает во мне чувство легкого сиротства.
С которым, тем не менее, - и я в этом уверен! - надо бороться.
Нет, разумеется, я не считаю, как некоторые особо суровые протестанты, что все церковные искусства являются ересью, ну или, по меньшей мере, искажением исходного предания. И меня, конечно же трудно заподозрить в том, что я не понимаю, что все эти человеческие творения - архитектура, живопись и музыка (не говоря уже о чинопоследованиях и текстах молитв) - вдохновлены Духом Святым и через них Бог тоже говорит с людьми. Но какими бы важными и нужными эти творения ни были, я могу достаточно легко представить себе тот момент, когда их придется отбросить - хотя бы на время - и даже вообще забыть об их существовании. Это безусловно придется сделать в том случае, если очарованный строгостью и стройностью устава, красотой образа или пленительностью созвучий, я вдруг забуду о той простой, строгой и лишенной каких бы то ни было эстетских наворотов истине, которая лежит в основании этих творений. Когда я почувствую, что эти творения для меня настолько важны, что я не могу без них обойтись, что я не могу - без них! - быть христианином. Собственно, тогда не поздоровится и самим творениям - ибо всё временное, пытающееся стать вечным, высыхает или сгнивает, а всякая надстройка, пытающаяся стать основанием, рано или поздно превращается в бессмысленное крошево, которое остается только вымести вон - как бы ни были кому-то дороги его отдельные осколки. Именно поэтому до таких крайностей дело лучше не доводить и всегда помнить об относительности всего, к чему привязывается душа, набирая свой религиозный опыт.


Ещё обидней, когда такое происходит с толкованиями священных текстов - т.е. когда то или иное причудливое и произвольное (хотя и освященное традицией) толкование становится для нас важнее и истиннее, чем та простая и ясная истина, которая его породила, когда мы вдруг обнаруживаем, что то, что мы опознаем в себе как христианство, строится всего лишь на одном из таких толкований. На каком-то очередном традициядогматобряде, а не на Евангелии. И если из этого положения пытаться вернуться к истине, то это движение может оказаться очень и очень болезненным. Именно поэтому такими болезненными, резкими и подчас кощунственными кажутся многим слова моего друга, отца Игоря Бекшаева, который успешно продолжает заниматься выметанием "священных осколков".
И я очень надеюсь, что из этих занятий уже в обозримом будущем сложится его новая книга:-)...

Tue, Jan. 17th, 2012, 01:26 am

В воскресенье, пытаясь вписаться в день рождения любимой жены, но не пропустить еженедельный визит во храм Божий, я довольно пристально изучал расписание богослужений в обоих московских приходах и вроде бы обнаружил вполне подходящую по времени русскую мессу в Людовике. Однако оказалось, что в расписании было что-то напутано и месса неожиданно оказалась... литовской. Английскую, итальянскую, польскую (по аналогии с русской) и французскую (по аналогии с итальянской) я бы ещё смог бы воспринять, но литовская для меня была явно запредельной.
Первым побуждением было уйти. Ну, в конце концов, ничего страшного - подумал я - придешь, как обычно, в следующее воскресенье в свои полшестого в кафедрал и всего делов. Что ты здесь будешь делать? Это же устроено специально для здешних литовцев - но ведь ты же не литовец?
Я уже собирался тихонько встать и уйти на цыпочках, чтобы никому не мешать, как вдруг внезапно узнал голос, который мне всё это нашептывал - голос, который, как мне казалось, давно уже меня покинул.
- Уйди... ты мешаешь... ты посторонний... ты здесь не нужен... здесь люди заняты важным делом, а ты им мешаешь... ты же ВСЁ РАВНО НИЧЕГО НЕ ПОНИМАЕШЬ...

Не в порядке полемики или критики, а только в качестве чистого наблюдения могу сказать, что голос этот появился очень давно - когда ещё в начале восьмидесятых, будучи обыкновенным московским студентом я заходил время от времени в немногочисленные действовавшие в то время московские храмы и с жадным любопытством наблюдал за тем, что там происходило. Признаюсь сразу, что ко мне ни разу не отнеслись враждебно - никаких злобных церковных старушек, которыми принято пугать нецерковных людей, на моем пути так и не попалось (хотя не исключаю, что дело в том, что я не имею - и тогда не имел - обыкновения ходить в юбках, и вопрос соответствия их длины православному канону автоматически снимался). Нет, никакой враждебности, но...
Находившиеся там люди были чрезвычайно заняты - чем-то чрезвычайно важным и таинственным, суть которого досужему и праздному наблюдателю вроде меня невозможно было постичь по определению. Единственное, что оставалось сделать этому наблюдателю - устыдиться и уйти, но я не сдавался. Я приходил снова и снова, я повторял за этими людьми все их действия и запоминал слова, которые они произносили. Довольно скоро я стал понимать, что именно они делают, что произносят и что именно всё это означает. Для полноты картины прибавим, что даже в самом начале этого пути я был крещён и читал Евангелие. За Евангелием пошли богословские и литургические тексты и незаметно наступил момент, когда я стал понимать в происходящем несколько больше, чем изрядное большинство находившихся в храме (тогда я, разумеется, об этом даже не догадывался). Но положение дела не менялось - выражение особой "посвященности" никуда не уходило с лиц этих людей даже после того, как меня начали с ними знакомить. Разве что отрешенность сменялась на мгновение кроткой снисходительной улыбкой пролетавшего мимо ангела...
Снисходительной по отношению к тому, кто по-прежнему ничего не понимает.
Надо ли говорить, что когда сейчас я вдруг ловлю тень этой улыбки на своём лице, мне хочется поскрести его наждачной бумагой?

Но сказать я хотел не это - я, разумеется, остался, повторяя то, что нужно повторять на службе доброму католику то по-церковнославянски (который мне всё же привычнее в этом качестве, чем русский), то по-итальянски - что первое приходило на ум. И в тот момент, когда голос священника на незнакомом языке произнёс "Приветствуйте друг друга с миром!" - наваждение окончательно рассеялось. Я снова не был ни чужим, ни посторонним - я был своим среди улыбавшихся мне и приветствовавших меня людей.
Кстати, единственным преимуществом католической литургии по отношению к православной мне представляется то, что "целование мира" помещено в ней не перед Символом веры, а после "Отче наш", перед самым причащением. Единение в любви всё же важнее единения в вере:-)...

Да, и напоследок небольшая информация. Обе лекции про Рублёва в галерейском цикле - в этот вторник и в следующий - буду читать я. Теперь я подменяю заболевшую Екатерину Васильевну, так же, как она подменила меня на второй части Феофана. Что поделать - мы оба не слишком молодые и не слишком здоровые люди:-)

Sat, Dec. 10th, 2011, 02:29 pm
...и первое животное было подобно льву

Произнося ектению, наши обычно жизнерадостные сестры делаются необыкновенно серьёзными и важными, а слова, которые они читают по памяти или с заранее приготовленных бумажек, исполняются какой-то чрезвычайной верой - трогательно-детской и вместе с тем абсолютно непоколебимой - той самой, которая двигает горы. И каждый раз, когда мы хором произносим "Услышь нас, Господи", мне грешному кажется, что воздух вокруг наполняется гудением, а где-то рядом срабатывает невидимая зенитная установка и молитва взлетает над их головами и неумолимо движется к цели, подобная ракете стратегического назначения.
Вчера и сегодня сестры требовали (другого слова употребить не могу) у Господа примирения правительства России с ее народом, недопущения насилия и кровопролитий и всеобщей любви и единения для нашего многострадального народа.
Надеюсь, на сей раз их ракета обязательно долетит до цели...

Ну, а поскольку я человек отнюдь не такой мирный, как наши сестры, вдогонку их молитве посылаю вот эту летучую кису - из-под памятника Виктору Эммануилу на Сан Дзаккарии.
Photobucket
Киса, как вы видите не особо дружелюбная, но дрессированная - без надобности не прыгнет. Так что если что - обращайтесь:-)))

Wed, Nov. 9th, 2011, 12:25 am
Книга отца Игоря Бекшаева

Даже самая длинная история когда-нибудь заканчивается и даже самое безнадежное дело когда-нибудь удается завершить. На сей раз речь о сравнительно небольшой книге, на публикацию которой мы некоторое время назад пытались собрать необходимые средства.
История оказалось длинной прежде всего потому, что требуемую сумму для тысячного тиража, который была готова напечатать выбранная с самого начала типография, мы так и не собрали, а собрали вполовину меньшую. Желающих напечатать меньший тираж за меньшие деньги искали во многих местах - в Челябинске, Ярославле, Ульяновске и еще Бог знает где, но везде, по тем или иным причинам, ничего не получалось. Кое-где - что представляется мне невероятно забавным - по причинам идеологическим. Некоторые типографии сочли, что печатать книгу про "божественное" без соответствующего надзора благословления со стороны тех, кто единственный в нашей стране уполномочен отвечать за это самое "божественное", опасно. Для души, разумеется.
Оптимальное решение оказалось, как это ни удивительно, под самым носом, и за его обретение я сердечно благодарю юзера abzac.

В итоге, прошло чуть больше года - и пятьсот экземпляров вот этой книги, запакованные в аккуратные пачки, лежат в передней у вашего покорного слуги.

Photobucket

Теперь - самое главное.
"Раздача слонов" намечена на ближайшую субботу (12 ноября) и состоится в кафе EAT@TALK на первом этаже Романовской плазы по адресу: улица Моховая, дом 7 (это дом на углу Моховой и Воздвиженки, вход с Моховой).
Автор со своими московскими друзьями и единомышленниками будет пить кофе и вести неторопливую беседу в зале для курящих - с трех до семи вечера. Все желающие могут подойти и получить книгу из его рук.
Напоминаю, что раздача книги производится БЕСПЛАТНО, независимо от того, финансировали ли вы ее подготовку и печать, или нет. Ограничений по числу экземпляров в одни руки не предусмотрено:-)))

Ну и для тех, кто категорически не сможет оказаться в эту субботу на Моховой.
Книгу можно будет получить от автора или от меня и впоследствии - лично или по почте (разумеется, если в субботу не расхватают весь тираж:-))) Это вполне осуществимо, хотя и не слишком просто, поскольку автор проживает не в Москве, а в не очень ближнем Подмосковье, а ваш покорный слуга обычно мечется по жизни, как угорелый, осуществляя различные "проекты", а с конца ноября вообще уезжает на месяц в Венецию. Так что лучше всё же постараться придти в назначенное время или брать за себя и "за того парня".
Как-то так.
Короче, ждём всех в субботу!

Fri, Apr. 22nd, 2011, 02:18 am
Четверг (1)

Сегодня в Палермо начались самые главные похороны в году.
Думаю, ни норманны, ни Гогенштауфены, ни анжуйцы, ни арагонцы, ни Бурбоны НИКОГДА не удостаивались таких посмертных почестей.
В этом городе было очень много очень разных королей, но настоящий Король - в нём один. Единственный.
И завтра он умрёт.
А сегодня - в преддверии этого печального события - по улицам уже ходит погребальная процессия. Перкрывающая центральные проспекты и твёрдо пролагающая свой путь даже сквозь бесконечные ряды лотков на на импровизированных рынках. Методично обходящая весь центр - улицу за улицей.
И, между прочим, соединяющая варварские средневековые трещотки и барабаны с помпезными траурными маршами девятнадцатого и двадцатого века.
Что невыносимо с точки зрения аутентизма, но абсолютно хорошо и правильно (Cosa bona e justo) - в высшем смысле. Поскольку у Господа нашего нет времени, а хороший вкус, по учению отцов церкви, не является добродетелью - ни земной, ни небесной.

Кривые фотки, которые всё-таки хотя бы отчасти передают то, что сегодня происходило.

Photobucket

Photobucket

И ещё более кривое видео - просто так, в качестве намёка. Тем более, что снимали многие, и на Ю-Тубе всё это наверняка уже висит - в гораздо более пристойном варианте.



А ещё они устроили сегодня в каждой церкви - Гефсиманский садик.
Прямо в центральном алтаре - или в одной из капелл.

Господи! Они устроили тебе садик. Они принесли в него самых красивых цветов, которые смогли добыть. Они даже прорастили траву в специальных коробочках... Они сделали всё, чтобы Тебе в нём было красиво и хорошо - чтоб хоть как-нибудь Тебя утешить и поддержать. И чтобы этот садик был как можно больше похож на райский сад, который Ты нам обещал вернуть. И ради которого Ты отдал Свою жизнь.
А ещё они сегодня обязательно приводят детей - даже самых маленьких - посмотреть на этот садик. И рассказывают про него всё то, что могут понять маленькие дети, - и даже немного больше.
А в крипте той церкви, где закончился крестный ход, устроили макет Претории в натуральную величину. Пустые доспехи вместо римских воинов. Пустой трон на котором должен сидеть Пилат. И совершенно живая статуя Христа - Ecce Homo - среди пустых тронов и доспехов...

РПЦ МП после всего этого не хочется даже лишний раз пинать - лежачего не бьют. Пускай эта сестричка-мутант и дальше надувается от собственной важности и делает личико ящиком, изображая, что хранит у себя под лежанкой что-то такое, чего ни у кого никогда нет и не было. И решает вопрос, что ей делать с "тяжким наследием византинизма". И нужно ли уподобляться олигархам по внешнему оформлению, дабы успешней находить с этими олигархами общий язык. Думаю, Чаплин с Легойдой ей в этом непременно помогут!

Sun, Jan. 23rd, 2011, 11:42 pm

У каждого из нас есть вопросы, к решению которых приходится время от времени возвращаться на протяжении всей жизни, каждый раз получая какие то части ответа-головоломки - так что общий его план постепенно становится всё яснее и яснее.
Для меня одним из таких вопросов является внутренняя мотивация самоограничения.
Разумеется, я не имею в виду социальное самоограничение, неизбежно и постоянно возникающее в человеческой жизни как результат общественного договора (не делай тому того, что - и тогда тебе тоже не... и т.п.). Речь идет о том самоограничении, которое обществом прямо не мотивируется, о самоограничении религиозном, иначе говоря - об аскезе.
Мне давно уже кажется, что этот вопрос принимал и принимает такие болезненные формы именно из-за отсутствия правильной мотивации. К сожалению, первой и главной мотивацией, которая сплошь и рядом предлагается проповедниками аскезы (во всех её проявлениях), является страх - страх греха и собственной греховности, страх быть отвергнутым и осужденным, или просто оказаться недостойным божественной любви и милосердия. Но страх, как известно, - одно из главных орудий сатаны и вряд ли в этом случае нам удастся победить врага его же орудием. Идя вперед, подгоняемые страхом, мы лишь удаляемся от любви. Думаю, известные слова апостола и евангелиста Иоанна Богослова (1 Ин. 4: 18) - ещё и об этом.
Мне кажется, что настоящие аскеты, достигшие святости на этом пути, никогда не ограничивали себя из страха, а если мы и находим что-либо подобное в их наставлениях, то, скорее всего, такие высказывания им впоследствии приписывали недобросовестные последователи - с целью сделать проповедь самоограничения более эффективной и действенной, но, к сожалению, в итоге, достигая прямо противоположного эффекта.

Настоящей мотивацией самоограничения, каким бы странным это не показалось на первый взгляд, должна быть любовь к свободе - очень сильная и острая. Потому что только человек, бесконечно ценящий и любящий свободу, может осознать, что такое это самое "рабство греху", что значит быть безвольной и бессмысленной игрушкой собственных страстей, как это тяжело, унизительно и гадко. И будет готов сделать всё, чтобы от этого рабства избавиться. Именно так и следует понимать знаменитые слова про отсечение ручек и выкалывание глазок, которые, к сожалению, нередко получают вполне буквальную интерпретацию в агиографии и патериковых рассказах. Это метафору невозможно понять правильно, если не помнить, что на отсеченной руке, о которой идет речь, - кандалы, и отсекает ее узник, более всего желающий вырваться на свободу, да и вообще вряд ли уже способный желать чего либо ещё...
И те, кто берется пропагандировать аскезу, должны, как мне кажется, не призывать к самоограничению, а рассказывать именно об освобождении - как о её конечной цели. Самоограничение придёт потом - естественно и неизбежно - когда человек поймёт, что у него просто нет другого средства для того, чтобы освободиться. И человек по этому пути пойдёт - при этом твёрдо и постоянно осознавая, что даже если он потерпит неудачу, у него - как и у всех прочих людей - остаётся в бесконечном запасе милосердие Того, Кто всё равно всех освободит. Просто аскет - это тот, который хочет получить свободу здесь и сейчас, получить "Царство прежде Царства", то, кто любит её больше всех остальных людей. Именно поэтому аскеза не должна и не может быть уделом многих - при отсутствии единственно правильной внутренней мотивации её место снова и снова занимает страх, и человек, вместо того, чтобы приближаться к Богу, снова и снова от него удаляется.

Да и на всякий случай - я отнюдь не считаю тех, кто не обладает этой острой внутренней жаждой свободы, людьми "второго сорта", обречёнными на бессмысленное прозябание в рабстве. Есть и другой путь - путь деятельной любви к ближним, от которого кандалы постепенно тают и истончаются. И здесь опять возникает самограничение с правильной мотивацией - самоограничение ради других, намного превышающее "социальный минимум" и, в конечном счёте, тоже выводящее на свободу...

skipped back 20