_corso_ (_corso_) wrote,
_corso_
_corso_

Categories:

Как бы спойлер...

...навстречу завтрашней всероссийской премьере.
Поскольку до того, как окончательно слечь, я всё-таки успел посмотреть в понедельник вечером второго "Хоббита" – на предпремьерном показе (так получилось, что у моей дочери оказались на руках два пригласительных билета, а из двух болящих родителей более дееспособным на тот момент был признан я). Только боюсь, что порадовать вас я ничем не смогу – зрелище оказалось отменно тоскливым, хотя, в то же время, не лишенным поучительности. Поскольку сравнивая новый фильм с предыдущим, нетрудно понять, в чём именно Джексон ошибся с самого начала, и почему эти ошибки оказались фатальными.

Вообще, нежно любящий Толкиена Джексон всё больше напоминает мне ту самую припадочную студентку, после общения с которой я, наконец, решился завершить свой роман с Московским Университетом. Помнится, она как раз очень любила стенать по поводу того, как сильно любит древнерусское искусство, однако на зачете и экзамене ничего, кроме своей беззаветной и бессмысленной любви, предъявить так и не смогла. Мысль же о том, что для получения результата, помимо любви, требуется ещё и некоторая работа мозга, казалась ей отчего-то крайне оскорбительной.
Боюсь, что Джексон – это всё-таки, вопреки всем ожиданиям, дикий новозеландский парень и с мозгами у него явная проблема. Разумеется, испортить такую книгу как «Властелин колец» – при условии более или менее безупречного кастинга, феерической натуры и правильных спецэффектов – даже ему оказалось не под силу. И хотя все мы более или менее регулярно вздыхаем по поводу отсутствия в его фильмах тех или иных дорогих нам эпизодов и появления там явно лишних сюжетных линий, большинство к этому уже более или менее притерпелось и научилось воспринимать эти фильмы как папку с набором эффектных иллюстраций к книге, в котором просто недостает пары десятков листов.
Это не значит, что отсутствие ума и вкуса, присущие Джексону изначально, во «Властелине» совсем не заметны – они проявляются там достаточно регулярно, но большинство поклонников Толкиена (и я в том числе) готовы простить их ради эффектных картинок, ярких актерских работ и более или менее точно схваченной общей атмосферы.
Отчего всё это не стало работать в «Хоббите»? Причин ровно две и обе они лежат на поверхности. Во-первых, «Властелин колец» – это эпос, причем эпос искусственно созданный уникальным знатоком этого жанра и оттого – в отличие от эпосов, так сказать, «природных» – исключительно рафинированный и концентрированный. Что предполагает в каждом его эпизоде такое количество смыслов и переживаний, что даже если простой новозеландский парень расплескал бы три четверти в процессе экранизации, их осталось бы достаточно для того, чтобы воздействие фильма было более или менее сокрушительным. Кстати, почему такая книга получилась именно у Толкиена (и не получилась ни у одного из его так называемых «последователей») – величайшая тайна литературы XX столетия, но обсуждать мы её сейчас не будем. Вернемся лучше к «Хоббиту».
Хоббит – это сказка, написанная именно как сказка, где основное содержание лежит на поверхности, а глубинные смыслы, имплицированные в ткань повествования, без разрушения самой этой ткани на поверхность не извлекаются. Именно поэтому все попытки придать её событиям эпическую многозначительность, отзываются лишь пустым дребезжанием. С таким же успехом можно попытаться сделать эпос из «Курочки Рябы», представив деда и бабу – божествами-демиургами, а мышку – злобным разрушителем мироздания, покусившимся на мировое яйцо…
Разрушительных попыток превратить сказку в эпос в обоих фильмах достаточно много, но наибольшее раздражение у меня лично вызывает линия, связанная с возрождением Саурона. Да, все мы прекрасно понимаем, что Некромант – это, скорее всего, будущий Саурон, но на уровне «Хоббита» это всего лишь намек, и любая попытка его визуализировать оборачивается набором невыносимо скучных флэшбеков, которые никакого душевного и духовного подъема не вызывают. По простой причине, что источником переживаний у нормального читателя Толкиена являются не более или менее стандартные кинематографические трюки Джексона, а тексты обеих книг и тот душевный и духовный опыт, который накапливается в процессе их прочтения.
Объясню проще – мы столько раз переживали сцену единоборства Гэндальфа с Барлогом на мосту в Мории, что любая хоть сколько-нибудь адекватная картинка, эту сцену иллюстрирующая, неизбежно вызвала бы в нас лавину переживаний. От Джексона требовалось только прочертить контуры – остальное мы «доделываем» сами, когда смотрим фильм. Про Некроманта нам известно лишь то, что «Гэндальф... принимал участие в большом совете добрых волшебников, занимающихся белой магией и в этой области весьма сведущих. Им наконец удалось выгнать Некроманта из его мрачного пристанища на южной окраине Черного Леса» - то есть ровно то, что нужно знать малолетнему читателю СКАЗКИ, увлеченному захватывающей историей про дракона и сокровища. Малолетнему читателю, который немедленно уснет на радость маме, как только речь зайдет об эпическом противостоянии добра и зла.
Из встречи Гэндальфа с Некромантом получился невыносимо скучный флэшбек именно потому, что Джексон, во что бы то ни стал желавший сделать из этой истории эпос, остался со своим сомнительным намерением один на один – ни текст Толкиена, ни наше воображение помочь ему никак не могли. И в этом одиночестве он оказался удивительно беспомощным, неспособным предъявить ничего, кроме набора стандартно-пафосных жестов (они же ведь однажды уже успешно сработали, правда?) и довольно слабенького абстрактного компьютерного мультика про белые круги и рваные черные пятна..

Но даже с такой странной исходной установкой экранизацию можно было бы спасти, ограничившись одним фильмом – и в этом вторая причина джексоновского провала. Будь это всего один фильм, мы бы просто искренне поумилялись бы ожившим картинкам из любимой книжки, удачному кастингу, красивым пейзажам и эффектным трюкам, оценили бы «гномью песню» и несколько более или менее удачных архетипических «заходов», снисходительно простили бы несообразности и чрезмерные претензии, списав их на неотёсанность новозеландского парня (который зато нежно любит Толкиена), и впоследствии даже стали бы искренне радоваться, натыкаясь на этот фильм в процессе переключения каналов в телевизоре – ведь на общем фоне того, что в телевизоре показывают, он всё равно выглядел бы неплохо.
Но, к сожалению, весь возможный в этой ситуации позитив оказался безнадежно израсходован в первом фильме, на долю второго же остались только флэшбеки (я всё время повторяюсь, но их количество действительно невыносимо), экшн и более или менее нелепые попытки дополнить и «улучшить» толкиеновский сюжет (сочиненная в духе новейшей толерантности история нежной межрасовой привязанности эльфийской барышни и гномьего парня – ростом примерно ей по пояс – вообще по ту сторону добра и зла).
В связи со всем вышеизложенным, вопрос о том, что Джексон будет делать с третьим фильмом, на который остается всего 35 страниц книги, приобретает исключительную актуальность. Ради того, чтобы получить ответ на этот вопрос, я, скорее всего, схожу и на третий фильм, но других побудительных причин для знакомства с джексоновским творчеством у меня больше не осталось. Боюсь, что следующей его «эпопеей» действительно будет «Курочка Ряба»...
Tags: дыбр, кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 61 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →