_corso_ (_corso_) wrote,
_corso_
_corso_

Categories:

Магазин феи

Думаю, что всякий, кто хоть однажды путешествовал по лагуне, обращал внимание на то, что каждый из её островов, включая самые мелкие и необитаемые, имеет своё лицо и свой характер: от тихого и почти безлюдного, утопающего в золотых тростниках Торчелло на севере до жутковатых островов-могильников на юге. Но, пожалуй, самым необыкновенным и неожиданным для здешних тихих и сумрачных вод является остров Бурано со своими знаменитыми разноцветными домиками – жизнерадостно-яркими и в то же время необычайно аккуратными и уютными. И хотя климат здесь такой же сырой и капризный, как повсюду в лагуне, все эти домики – даже самые крошечные – всегда выглядят свежеоштукатуренными и свежеокрашенными, крыши радуют глаз яркой черепицей, а на окнах колышутся накрахмаленные занавески и теснятся горшки с геранью. Впрочем, относительно климата я не вполне уверен – иногда кажется, что даже солнце заглядывает сюда чаще, чем на другие острова...

Photobucket


Поскольку речь идёт о лагуне, воображение привычно устремляется на поиск сверхъестественных объяснений и, обнаружив на острове в наш нынешний приезд вот это замечательное место...

Photobucket

...мы такое объяснение, кажется, нашли. Кстати, готов побиться об заклад, что в прошлые разы мы этого места просто НЕ ВИДЕЛИ – и в подтверждение тому, что его видно далеко не всем, могу сказать, что оба раза, когда мы приплывали на Бурано, магазин с многозначительным названием, заимствованным из истории о Питере Пэне, был совершенно пуст – хотя снаружи в искателях сувениров недостатка, как обычно, не было.

Но всё по порядку.
Первое, что бросилось мне в глаза, когда я оказался у входа (и заставило заподозрить, что тут всё не так просто), была корзинка, в которой лежали разных размеров серебряные сердца, напомнившие мне неожиданно о коллекции голландца Михеля. Но здешняя коллекция была совсем не страшной – сердца уютно лежали на белой кружевной подстилке поверх маленьких полотняных мешочков и было совсем не похоже, что их недавно вынули из чьей-то груди. Над корзинкой красовалась надпись «твой дом там, где твое сердце», а при ближайшем рассмотрении оказалось, что на сердцах тоже есть надписи – «ciami angelo» (позови ангела) – и что если их потрясти, они звенят. По всей видимости, купив такое серебряное сердце, его счастливый обладатель получал возможность вызывать его звоном ангела-хранителя в трудную минуту. С другой стороны от входа сидели совершенно очаровательные плюшевые игрушки, рядом с которыми была ещё одна трогательная надпись: «Пожалуйста, не надо нас фотографировать!» Поскольку никакого авторского дизайна, который нужно было бы защищать специальным «копирайтом» в игрушках не наблюдалось – они были самые обыкновенные, или, точнее, казались обыкновенными – не оставалось ничего другого, как предположить, что игрушки эти – живые и волшебные и что фотофиксация струящегося в них тонкого волшебства могла бы повредить как им самим, так и дерзкому фотографу (если бы из его затеи что-нибудь вышло).
Подумав о волшебных игрушках, я стал пристально всматриваться в витрину, ожидая увидеть там железнодорожную станцию с начальником и Голубую стрелу с машинистом, но вовремя сообразил, что они уже очень давно нашли себе нового хозяина. А вот их прежняя владелица... уж не принадлежит ли этот магазин самой фее Бефане? – подумал я, с некоторым трепетом входя вовнутрь.
Внутри трепет только усилился, хотя, на первый взгляд, в магазине не продавалось ничего особенного – кроме игрушек и сердец там было бесчисленное множество украшений, платочков и шарфиков, салфеток, скатертей и подушечек, пахучих мешочков для белья и всяких других источников домашних ароматов... В большой клетке сидела птица, сделанная из разноцветных перьев, а в старом кресле-качалке сгрудилось еще как минимум два десятка плюшевых зверей. «Твой дом там, где твое сердце» – услышал я откуда-то изнутри себя, и глаза мои наполнились слезами, так что я едва сумел разглядеть за прилавком владелицу магазина – маленькую, чуть полноватую женщину средних лет, необычайно аккуратно одетую и причёсанную. Женщина, как я потом понял, дружелюбно улыбалась, но глаза её оставались серьёзными и внимательными, сосредоточенно-неподвижными, а руки едва уловимыми движениями то и дело касались предметов, разложенных на прилавке...

О том, что именно мы там понакупили, и как это всё происходило, я, пожалуй умолчу - попробую лишь предположить, откуда могли взяться на Бурано эта женщина и её волшебный магазин. Разумеется, это не более чем предположение, но нельзя исключать, что где-то с полтораста лет тому назад над островом пролетала маленькая девочка на метле с маленькой черной кошкой в котомке и, привлечённая здешними необыкновенными красотами, решила избрать его местом своего жительства (как известно, ведьмы в тринадцать лет должны покидать отчий дом и начинать самостоятельную жизнь*). Скорее всего, она осведомилась у здешних кружевниц о том, не проживает ли уже в их селении какая-нибудь другая ведьма и могла услышать в ответ, что какая-то ведьма, кажется, жила на соседнем острове Мадзорбо, но уже лет двадцать о ней ничего не слышно – то ли умерла, то ли сгинула без вести. «Ну, раз так, – сказала девочка, улыбнувшись, – то я, наверное, у вас тут останусь», после чего старушки-кружевницы не без некоторой робости спросили, на чем именно маленькая ведьма специализируется**. «Casaligna (домашняя хозяйка)» – ответила девочка, улыбнувшись ещё шире, и старушки облегченно вздохнули, закивали и улыбнулись в ответ, а через недолгое время на Бурано появился магазинчик домашнего волшебства, которое стало постепенно расходиться по острову. И именно с этого момента Бурано, видимо, начал хорошеть и становиться всё более чистым, нарядным и ухоженным – и даже невесть откуда появившиеся лебеди взяли в обыкновение сюда прилетать и радовать жителей своей необычайной красотой и изяществом...

Photobucket

Девочкин кот, по этой версии, был её неутомимым помощником и дожил вместе с нею до преклонных лет и весьма внушительных размеров. Впрочем, если эта версия неверна, и хозяйка магазина – действительно фея Бефана, уставшая от городских треволнений и решившая перебраться в островную глушь, то она вполне могла нанять своего помощника в одной из двух котовьих банд, крышующих северный и южный концы острова...

Я, наверное, так и не собрался бы рассказать вам эту историю, если бы не одно невероятное событие, случившееся со мною дней десять назад, уже в Москве. Возвращаясь домой в совершенном изнеможении после крайне напряженного дня, которому предшествовал приступ тяжелейшей бессонницы (те, кто подобные приступы время от времени переживает, знает, что это за проклятие), я был, к тому же, страшно огорчен потерей перчаток - утром, находясь в полузабытьи, я выронил их в такси, подвозившем меня от метро до работы. Дело было не только в наступивших как раз накануне холодах, но и в том, что потерянные перчатки я перед этим очень долго искал по разным магазинам и купил довольно за дорого (с некоторых пор я не ношу вещей из меха и кожи - за исключением осенних и зимних ботинок - и поэтому мне пришлось искать перчатки вязаные, но при этом - более или менее приличные и прочные). Пройдясь безнадежно-отсутствующим взглядом по лавочкам в подземном переходе у выхода из метро, я неожиданно увидел в одной из них очень симпатично выглядевшую пару темно-серых вязаных перчаток, достаточно толстых, но при этом плотных и аккуратных - в общем, вполне подходящих для претендующего на элегантность пожилого джентльмена. Стоило мне сделать шаг к лавке, как из неё навстречу мне вышла... ну вы, я думаю, догадались - да-да, та самая хозяйка магазина на Бурано! Ласково улыбаясь, она стала рассказывать мне, о том, какие это замечательные перчатки - теплые и прочные, - как замечательно они сидят и как мало стоят (стоили они, надо сказать, раз в пятнадцать дешевле, чем их утраченные предшественницы). Говорила она по-русски, но с каким-то странным акцентом и улыбалась так, что застывшая на моем лице сумрачная гримаса "московская-метрополитеновая, обыкновенная" вдруг треснула по швам и я по-детски завороженно стал улыбаться ей в ответ. После чего она сняла перчатки со стойки и стала сама надевать их мне на руки!
Из перехода я вышел совершенно ошеломлённый, держа покупку в руках, но резкий порыв ледяного ветра заставил меня немедленно употребить её по назначению - и тут мои руки обожгло теплом, как от печки, и я снова услышал внутри себя - "твой дом там, где твое сердце", в рюкзаке тихонько зазвенело серебряное сердечко, а перед глазами засверкал и заискрился солнечными бликами пролив, отделяющий радужный Бурано от золотого Торчелло...

Не знаю, надо ли говорить, что ни на следующий день, ни потом, проходя мимо этой лавки, я больше не видел ничего похожего на эти перчатки, а главное - больше ни разу не заставал там синьору Бефану - в лавке этой сидела и продолжает сидеть самая обыкновенная молодая женщина с угрюмо-застывшим, ничего не выражающим лицом...

__________________
* Тех, кто плохо знаком с творчеством блаженного Хаяо Миядзаки, я отсылаю к его замечательному фильму «Кики – ведьмина служба доставки»
** Об особенностях профориентации у юных ведьм – см. тот же источник.
Tags: Венеция, Миядзаки, если бы писателем был я
Subscribe

  • Сказ о змее лютом и о коте певчем

    Хочу чтобы здесь это тоже было! Не все же меня на фейсбуке читают? СКАЗ О ЗМЕЕ ЛЮТОМ И О КОТЕ ПЕВЧЕМ Предисловие издателей Любителям и знатокам…

  • С праздником!

    С прошедшим праздником я хочу поздравить вас трогательной песенкой Алессандро Гранди, который когда-то в незапамятные времена пел у нас в соборе Сан…

  • Воскресное

    Я прошу прощения, что пропустил предыдущее воскресенье, но меня отчасти может оправдать тяжелая депрессия, настигшая меня при мысли о скором отъезде…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 83 comments

  • Сказ о змее лютом и о коте певчем

    Хочу чтобы здесь это тоже было! Не все же меня на фейсбуке читают? СКАЗ О ЗМЕЕ ЛЮТОМ И О КОТЕ ПЕВЧЕМ Предисловие издателей Любителям и знатокам…

  • С праздником!

    С прошедшим праздником я хочу поздравить вас трогательной песенкой Алессандро Гранди, который когда-то в незапамятные времена пел у нас в соборе Сан…

  • Воскресное

    Я прошу прощения, что пропустил предыдущее воскресенье, но меня отчасти может оправдать тяжелая депрессия, настигшая меня при мысли о скором отъезде…