August 4th, 2010

port

Размышления у открытого настежь окна...

...Разбудил его дружинник, тряся за плечо.

— Проснись, проснись, господин хольбитла! — звал он, и Мерри вдруг очнулся от глубокого сна и сел на постели. "Темно-то еще как", — подумал он. И спросил:

— Что случилось?

— Конунг ждет тебя.

— Да ведь еще солнце не взошло, — удивился Мерри.

— Нет, господин хольбитла, не взошло и сегодня не взойдет. Такая наползла темь, будто солнце и вовсе погасло. Но встанет ли солнце, нет ли, а время идет своим ходом. Поторопись!

Наспех одевшись, Мерри выглянул из палатки. В потемках, в мутно-бурой мгле, все виделось черным и серым, нигде ни единой тени; царило мертвящее затишье. Сплошная хмарь затянула небеса, лишь далеко на западе чуть брезжило из-под низкого рваного края тучи, как бы сквозь крюковатые пальцы. Тяжко нависал слепой и темный небосвод, и меркли последние дальние отсветы...



Вот в такие минуты и понимаешь, насколько преувеличенно у людей чувство собственной значимости. Достаточно плотному облаку дыма наползти на наш огромный, чванливый и бестолковый город, чтобы все его жители могли вполне наглядно увидеть и осознать своё полное ничтожество.
А френдлента, между тем, с несколько устрашающей регулярностью сообщает о том, что горит Арзамас-16.
Вот откуда назгулы-то полетят...