December 2nd, 2009

port

(no subject)

Забавно, что вся эта безумная ситуация аккуратно совпала с закрытием топа Яндекса. Так что распространять информацию с помощью ЖЖ нам больше не удастся - по крайней мере, так, как это делалось раньше.
Впрочем, у меня больше нет той информации, которую имело бы смысл как-то распространять.
Призывать больше не к чему - икона уже выехала из Русского музея и, видимо, в скором времени достигнет места своего назначения.
Заключение о ее выдаче, как я понял, подписали директор музея, главный хранитель и заведующая древнерусским отделом. Так что судьбу иконы решил именно "музей" - широкая общественность, по крайней мере, будет думать именно так.
Широкая общественность вряд ли узнает, какие именно угрозы на протяжении этих нескольких дней раздавались со стороны министерства культуры в адрес сотрудников музея и, в частности, сотрудников древнерусского отдела. И какими именно репрессиями им угрожали.
Тем более, что сами сотрудники вряд ли будут об этом широко распространяться - им будет достаточно того, что они уже пережили. А также той специальной министерской проверки "с пристрастием", которая ожидает их в самое ближайшее время - за "недостаточную лояльность", проявленную в "деле государственной важности".
Впрочем, особенно жалеть я их, с вашего позволения, не буду - поскольку в ближайшее время нас, по всей видимости, ожидает то же самое.
Прецедент уже создан. А проверка, как было сказано в одном старом советском фильме, - она всем нам проверка.
На очереди, Спасский собор Мирожского монастыря, где уже два дня заседает комиссия, икона Христа Вседержителя из Спасо-Елизарьевского монастыря и иконостас Спасо-Преображенского собора Спасо-Евфимиева монастыря в Суздале.
Ну, и до Третьяковской галереи, думаю, в скорости доберутся.
Посмотрим, на что будем похожи мы в аналогичной ситуации.

А жалеть я, с вашего позволения, буду тех называющих себя православными граждан, которые продолжают тупо твердить, что "икона должна быть в церкви", не желая ничего слышать и понимать. Которые, вместо истинной веры, долго и тщательно взращивали в себе разного рода невежественные суеверия и готовы сейчас аплодировать любому, кто этим суевериям будет потакать. Не понимая, что когда у братков возникнут какие-нибудь другие потребности, их так же спокойно пустят "в расход" вместе с их суевериями, как собираются пустить в "расход" музейщиков.
Что до икон - не обольщайтесь насчет капсул и контейнеров. Может быть, для успокоения две-три такие капсулы еще создадут, но на большее их явно не хватит - иначе не на что будет покупать часы и машинки. Больно эти капсулы дороги. Большая часть икон, которые, скорее всего, затребуют (и которые, скорее всего, получат) в ближайшее время действующие храмы - передадут просто так, как они есть.
И по своей разрушительной силе этот "обратный перенос" будет практически равен тому, который произошел в первые годы советской власти. С древнерусским искусством мы можем запросто попрощаться - его у нас в скором времени просто не останется.

Отдельно я хочу ответить тем, с кем мы последнюю неделю вели беседы в комментах о том, как хорошо было бы, если бы Церковь - так, как это, например, происходит на цивилизованном Западе - имела возможность принимать участие в сохранении, изучении и пропаганде церковного искусства.
Да, и у нас можно было сделать то же самое. Достаточно было "православному бизнесмену" Шмакову или какому-нибудь другому "православному бизнесмену" пожертвовать свои немерянные бабки на строительство хотя бы одного епархиального музея. Нанять туда квалифицированных сотрудников. Собрать по епархии - так, как это делалось сто лет назад - еще сохраняющиеся по местам ветхие иконы. Купить их у местных жителей, или у коллекционеров и пожертвовать их в этот музей.
То, есть не требовать, не угрожать и не выкручивать руки, а главное - не пытаться разрушить то, что худо-бедно работает. А попытаться создать что-нибудь свое.
А потом - не спеша, подождав год или два, зарекомендовав себя внимательным собирателем и бережным хранителем - обратиться в какой-нибудь музей государственный. С предложением, например, отреставрировать то, что хранится в его запасниках и при этом имеет отношение к данной епархии. Отреставрировать и получить возможность экспонировать эти произведения у себя - не покушаясь ни на государственную собственность, ни на права музея. Просто экспонировать - так, кстати, часто бывает, когда из-за недостатка выставочных площадей произведения, принадлежащие одному музею, экспонируются в другом.
НЕУЖЕЛИ ВЫ ДУМАЕТЕ, ЧТО ЕМУ ОТКАЗАЛИ БЫ??
Впрочем, мы все взрослые люди, и твердо знаем, что Дед-Мороза не бывает что фантазировать глупо.
Да и что толку...

Последнее, что я хочу сказать: тех, кого произошедшее по каким-либо причинам радует, я попрошу воздержаться от комментариев. Буду банить и стирать немедленно.
ПРАЗДНУЙТЕ НА СВОЕЙ ТЕРРИТОРИИ.