June 1st, 2009

port

(no subject)

А вот кому зайца? А вот кому еще генделевских сицилиан? И еще фрагментов "Ксеркса"?
Их есть у нас.
А чтоб вам было не очень скучно (а то я боюсь, что вы соскучитесь) к сегодняшней подборке я придумал довольно заковыристый сюжет...
Начнем с уже много раз воспетой постановки Английской национальной оперы. На сей раз это будет уморительный речитатив и небольшая ария Аталанты, которая в исходном тексте либретто - персонаж абсолютно комический. Сестра Ромильды, решившая по ее примеру влюбиться в Арсамена и признающаяся ему в любви прямо на глазах у своей "соперницы", а потом отчаянно интригующая для того, чтобы Арсамен достался именно ей (собственно "Он будет моим!" в арии Ромильды из предыдущего поста произносится именно по этому поводу).
А как пафосно и душераздирающе выглядит само "признание"! "Живу для тебя", "умираю для тебя", "только для тебя одного" - короче, весь набор дежурной барочной риторики:-) Лесли Гаррет поет эту арию очень хорошо, выразительно и по-настоящему смешно - и уходит, собственно, под дружный хохот публики. На что вы можете полюбоваться сами - вот здесь.



Кажется, что никаких других "драматургических вариантов" для этой забавной сценки придумать нельзя - и не случайно дрезденская постановка "Ксеркса" 2000-го года почти в точности воспроизводит английскую мизансцену. Кстати, постановка эта ничуть не менее стильная, чем английская - но в другом роде. Действие здесь перенесено на некий условный "восток" - то ли в Турцию, то ли в Египет XIX века. Мундиры и фески, пышные наряды дам, сочетающие в себе европейскую и ближневосточную моду позапрошлого столетия и эффектно выделяющиеся на фоне сдержанно-модернистских черно-белых декораций. Для любителей - самое оно. Поют в этой постановке тоже, в целом, не плохо - за исключением моей соотечественницы Изабель Байракдарян в партии Ромильды, взятой, очевидно, исключительно для усиления "восточного колрита". Особенно привлекательны здесь персонажи "второго плана" - так Амастру, например, поет Патриция Бордон, хорошо знакомая москвичам по недавнему концертному исполнению оперы "Орландо".
Но настоящая находка здесь именно Аталанта, которую поет неподражаемая Сандрин Пью. Созданный ею образ эксцентричной интригантки с трогательными "душевными порывами" смотрится невероятно привлекательно - особенно по сравнению с туповато-величественной Ромильдой, у которой за весь спектакль так ни разу не меняется выражение лица. Искомый восточный колорит у Сандрин Пью, надо сказать, получается тоже вполне вполне убедительно (несмотря на отсутствие соответствующей национальности) - больше всего по своим "повадкам" она напоминает тифлисскую кекелку Кабато из знаменитой постановки "Ханумы" в БДТ (будучи, разумеется, несравненно красивее, чем Валентина Ковель в этой роли).
И всё-таки самое поразительное происходит здесь с музыкой. Оказывается, достаточно чуть-чуть замедлить темп и "приделать" к комической арии фантастически красивое и сложное da capo - и она будет звучать совершенно по другому - пронзительно и проникновенно, почти трагично. И за клоунадой Аталанты (а клоунесса из Сандрин Пью получается совершенно неподражаемая) вдруг, откуда ни возьмись, слышится искреннее и неподдельное страдание неразделенной любви. Впрочем, судите сами.
Поет Сандрин Пью, машет Кристоф Руссе.



Лично для себя я делаю вывод, что исполнитель - почти всесилен. Почти, поскольку сильнее его - только сам композитор. И убедиться в этом можно, если послушать, как обошелся Гендель с этой, как могло показаться на первый взгляд, трогательно-легкомысленной музыкальной темой в оратории "Аталия", написанной на суровый и жестокий ветхозаветный сюжет (или, точнее, на сюжет трагедии Расина).
Входная ария первосвященника Иоада, возглавившего восстание против царицы-узурпаторши.
Поет Аннет Рейнхольд, машет Иоахим Карлос Мартиньи.

O Lord, whom we adore,
shall Judah rise no more?
Can this be thy decree.
O Lord, can this be thy decree.
Hear from thy mercy seat
the groans thy tribes repeat,
the sighs they breathe to thee,
the groans, the sighs!
Israelites
Hear from thy mercy seat,
the groans thy tribes repeat,
the sighs they breathe to thee,
the groans, the sighs!


А самое поразительное в этом - то, что оратория "Аталия" написана на пять лет раньше "Ксеркса" - в 1733 году...