April 6th, 2008

port

(no subject)

Надо же - в каком замечательное место меня сегодня занесло! Самое забавное, что в 1995 году, во время своей первой поездки в Италию, я был буквально в двух шагах от него - в столице лангобардов Чивидале (иногда мне кажется, практически любая деревня на севере Италии может похвастаться тем, что была какое-то время лангобардской столицей). Однако поскольку та поездка была посвящена прилежному изучению остатков византийских и раннесредневековых древностей - до Кастельмонто я так и не добрался. Ибо несмотря на фантастистическую древность этого места, никаких следов древних искусств - кроме каменных стен и основания, на котором стоит церковь, здесь - увы! - не сохранилось...

Выглядит Кастельмонто сейчас так...

151,16 КБ

А так выглядят цветущие предгорья Альп, которые его окружают...

Collapse )

(no subject)

Стая маленьких белоснежных парусников, внезапно подплывшая почти к самой дамбе, по которой шел поезд, в очередной раз напомнила мне о корабликах, на которых ангелы перевозят души на остров Чистилища…
Впрочем, о чем-то таком я, кажется, уже писал.
И буду писать еще не раз.
Потому что так получилось, что это – единственное место на земле, где я не чувствую себя чужим, никому не нужным изгнанником, или праздным, скучающим наблюдателем, созерцающим иноземные диковины. Единственное место, где я чувствую себя дома.

Хотелось бы вспомнить, за какие страшные преступления против Республики Совет Десяти приговорил меня к этому вечному изгнанию? Но я не помню. Наверное, это было очень давно.
Но Бог милостив – вот уже больше десяти лет мои влиятельные друзья и тайные покровители дают мне возможность один, а иногда и два раза в год приехать сюда – тайком, неузнанным, покинув ту дикую, холодную и негостеприимную страну, которая сейчас служит мне убежищем… Подышать воздухом родины, потолкаться в толпах, заполняющих здешние улицы, притворяясь одним из многочисленных иноземцев, ежедневно прибывающих в мой город, а ночью насладиться звонким звуком собственных шагов по его каменным мостовым и тихонько погладить обшарпанные стены его домов…
И как знать – быть может, Большой Совет уже начал рассматривать апелляцию по моему делу – и мне, наконец, разрешат вернуться?