?

Log in

No account? Create an account
Мой театр - мой каприз
 
12th-Mar-2017 10:15 pm - Алена Танчак
oh my
Алена Танчак (с)

когда ты встаешь ни свет ни заря, чтобы сварить ему суп.
когда он с работы спешит не на футбол, а к тебе,
когда он способен сказать "прости, я бываю глуп",
а ты спокойно ответить: "не думай о ерунде",
когда ты отлично помнишь, сколько сахара нужно в чай,
когда он встречает тебя отовсюду, чтобы не шла одна,
когда он уходит на час и просит тебя: "скучай",
когда он волнуется, чтоб ты не была голодна,
когда ты обнимаешь его, будто бы невзначай.
когда он кладет руку тебе, например, на бедро.
а у тебя для него голова никогда не болит.
и когда ты трясешься, как последний вагон в метро,
а потом украдкой любуешься, как он сладко сопит.
и когда ты с простудой ложишься к нему в постель,
кашляешь и чихаешь - ну просто аллергик весной,
а он шепчет: "я б так лежал еще минимум пять недель".
вот тогда понимаешь: твое навсегда с тобой.
23rd-May-2014 05:36 pm - Стихотворное
oh my
wolfox
====================
август - тихие птицы у самой калитки,
на ветвях золотые и медные слитки,
длиннокосая девочка шепчет молитву -
небо слышит ее.

август - колокол бьется, как пульс у запястья,
звездопады, браслеты из ниток на счастье,
по провинциям ходят посланники власти,
собирают свое.

август - жаркое марево, спелые сливы,
стук копыта, прозрачная легкая грива,
что мы взяли за лето - то все принесли вам,
мед, хлеба, молоко.

август - тявканье рыжих лисят под стеною,
крыши белых беседок пропитаны зноем,
и дворцы по столице все строят и строят -
вышел новый закон.

август - время побегов. в межвременьи топком
потеряют следы, не найдут наши тропы,
будут горы, овраги, бездонная пропасть -
только эхо вокруг.

август... сон. полумесяц на кончике рога,
кто свободен и дерзок - тот знает дорогу,
бархат шерсти: боишься? не бойся, потрогай...
здравствуй, август, мой друг.
5th-Sep-2012 05:15 pm - Лала Тарапакина
oh my
Когда я приезжаю

..когда я приезжаю, - тишина. Не пахнет абрикосовым вареньем... Вообще едой не пахнет, и до сна иду пройтись местами преступлений -
скамеечка про первый поцелуй, шелковица про содранную кожу...
( "Хорошая, родная, не балуй" - бабулю предсказуемо тревожит взросление внезапное моё, моё непонимание запретов... и блинчики с черникой подаёт, как панацею, лечащую это.)

...когда я приезжаю - холодок - бежит по полу, трогает колени...
И спаленка с периной в потолок уже не тянет, призывая к лени, а так себе - прикрыта и строга, не помня ощущений и моментов...
(А правды точно не было в ногах - перина для меня была плацентой. В ней снились безмятежнейшие сны, и я была клубком, цветком и внучкой. И, кажется, спала бы до весны, метель рисуя шариковой ручкой
во сне своём. А бабушка пока
самозабвенно делала пельмени - и я бежала ровно в два броска, голодные и юные мгновенья...)

...когда я приезжаю - пустота. В глазницах окон, в старом шифоньере. Пусты мои любимые места, закрыты многочисленные двери. И шахматы на дедовом столе слегка вразброс от сквозняка и пыли.
("Ты молодчина, ты дралась, как лев! Еще чуть-чуть - твои бы победили! Ну не реви, давай сюда свой нос..." - щекой к щеке, ладонью по косицам. И запах честных, крепких папирос прирос к моим подмоченным ресницам.)

......

...а солнце кувыркается в траве. И, знаете? Не будем о могилах - они там есть, мои родные две, но тссссс - не в них немыслимая сила, не в памяти услужливой моей...
а в том, что есть такое свято место
и что сейчас я для своих детей уже умею тоже строить детство,
что суть вещей, сдаваемых в архив, для нас уже потеряна навеки,
что дом не умер, если город жив,
что люди уходящие -
как реки...

.


спасибо им.

(с)
19th-May-2012 02:20 pm - Лала Тарапакина (с)
oh my
знаю, как
это когда ты ходишь медленней и нежней, а слова катаешь долго на языке.

это когда летишь журавлём в небе, а оседаешь синицей в его руке

в твоём личном юге, запрятанном в узелке

это когда прижимаешь руку его к щеке - и хочешь сразу закрыть глаза

и всё, что когда-либо будет в этой его руке - ты за,

а ведь он ничего еще не сказал.

это когда невпопад смеёшься, а плачешь - еще более невпопад, навзрыд

а он гладит тебя той самой, и ничего на это не говорит

а мог бы - прекрати, Вероника, плакать - потеряешь товарный вид.

если ты болеешь, он варит бульон, отпаивает микстурой

засыпаешь быстро, просыпаешься - счастливой лохматой дурой:

это когда...
(дальше вырезано цензурой..)

... а потом ты строишь планы, выбираешь имя ребенку, ты знаешь - как,

он смеется, ерошит волосы, смотрит капельку свысока,

убирает прядь с твоего виска.

*********************************************************************************************************************************
письмо деду морозу

Здравствуй, измученный сезоном исполнитель детских капризов
Пишет тебе совсем не нежного возраста Иванова Лена
Я вчера не успела стать в очередь за главным призом
Не люблю суеты, предпочитаю медленно и постепенно.
Представляю, в каком авральном шоке сидят твои секретарши
Как им ,блин, надоело подписываться Дедом Морозом,
Беззастенчиво врать невинным сашам, дашам и машам,
И страдать по вечерам одиночеством, климаксом и неврозом:
В общем, ты, наверное, понял - я в тебя, извини, не верю
А поэтому могу смело просить подарить мне на рождество
Новые металлические входные волшебные двери
Которые не пускали бы в дом ни единое чудовищное существо.
А может быть, и вообще от всего подряд защищали,
От ветров, метелиц, от пустых разговоров ночь напролет
От недобрых мыслей, чтоб не так оглушительно возмущались,
От собственных желаний, понятых точно наоборот.
А если не жалко, и профессионально умеешь волшебничать,
Покрась мои двери в мандариновый весёлый цвет.
Пусть не выпустят, если сорвусь, пусть мне будет не на чем
Доехать за тысячу триста километров,
И не на что купить билет.
Пусть я буду сидеть взаперти, злая, взлохмаченная, тёплая
И с унылым видом жевать невозможнейшее оливье,
И пусть кто-то добрый, за холодными оконными стёклами
Будет мне улыбаться и ласково гладить по голове.

Лала Тарапакина (с)
3rd-Mar-2012 10:18 pm - Дочь
oh my
Я подарю тебе дочь. Она будет как ты точь-в-точь.
У неё будут твои глаза и мои руки, И столько безумных идей в голове,
Что мы никогда не умрём со скуки. У неё будет много игрушек:
Кукол, мишек, собачек, других безделушек.
Она будет проситься к тебе на колени, пока я буду на кухне лепить вам пельмени.
Она будет самой красивой девочкой на свете, В её волосах будет путаться ветер,
А в глазах (которые твои) будет солнце, яркое-яркое,
И смех ручейком заливистым, сладким. Будет хватать тебя ручонками за уши и
хохотать от души… …Не спеши ухмыляться. Я же вполне серьёзно.
Дети — они, знаешь ли, лучше взрослых. Я буду плакать от счастья, глядя,
как вы катаетесь по кровати, Играя, кидаясь друг в друга подушками.
Мы станем с ней лучшими в мире подружками, А ты — любимейшим нашим папой.
По-моему, придумано не слабо. А главное, это совсем не сложно.
Я подарю тебе дочь. … Можно?

(c) автор не найден
28th-Nov-2011 01:08 pm - Саша Бесt
oh my
Алиса

"Все страньше и страньше" - подумалось вдруг Алисе,
Когда из норы она вышла в реальный мир.
О маленькой леди со взглядом наивно-лисьим,
Что вышла из комы, уже растрепали СМИ.

"Хорошая новость - проснулась Алиса Лидделл", -
Кричат заголовки газет, верещит TV.
И вешают детский портрет как картонный идол,
Уставший стоять по колено в чужой любви.

В больнице ей снятся улыбчивый кот и кролик,
Ванильное небо, разбитые зеркала.
Алиса то дико хохочет до слез и колик,
То резко становится будто бы смерть бела.

Ее психиатр Доктор Доджсон листает карту,
Разводит руками, мол, если бы, но "увы"
Она возвращается в кому, к Морфею, в тартар.
Ей пофигу, как этот мир назовете Вы.

А врач говорит: "Улучшений уже не будет",
Что в коме, возможно, ей снятся цветные сны.
Алиса семнадцатый год пребывает в чуде,
Которого так не хватает ее родным.

(с) Саша Бесt
26th-Oct-2011 11:46 am - Кошки!
oh my
Однажды, теплым весенним утром, Господь проснулся излишне рано.
Он встал, встряхнулся, повел боками, нектара выпил Он из-под крана,
Потом умылся (да-да, нектаром) и в форточку посмотрел немножко.
Затем вздохнул и пошел работать: сегодня нужно придумать кошку.
Вчера был заяц. Отличный заяц! Вот этим зайцем Он был доволен:
Такие уши, такая попа, и нос - улыбчивый поневоле.
А в прошлый раз был, конечно, ежик. Куда ж без ежиков в мире этом.
Но кошка - это в разы сложнее. Не просто зверь, а мечта поэта.
Она должна быть пушистой, мягкой, с когтями - когти ей пригодятся,
Она должна работать урчалкой и на полу вверх собой валяться.
Куда там свиньям и дикобразам, куда лисицам и капибарам!
У кошки должен быть дух победы и девять жизней - почти задаром.
Бог долго клеил хвосты и лапы, ругался, дергал, свистел и правил,
Приклеил гребень, потом отклеил, приклеил уши и так оставил,
Усы повтыкивал, селезенку, ну там сердечко, конечно, печень,
Полоску в шкурку, потом урчальник - чтоб кот хозяина обеспечил
Отличным муром. Потом глазищи, язык шершавый, и нос получше,
И уж последней, безумно нежно и аккуратно он вклеил душу.
Она была бесконечной. Да ведь все души, в общем-то, бесконечны.
Местами - твердой, местами - мягкой, и самую чуточку - человечной,
Чтоб у человека, когда он смотрит в глаза кошачьи - паденье, тайна! -
Осталось чувство: он с кошкой вместе, и вместе, в общем-то, неслучайно.

Спустился вечер. Луна смотрела в окно тигриным искристым взглядом.
В зеленой чашке чаинки спали, остывший чайник приткнулся рядом.
Бог спал, укрывшись цветастым пледом. В окне дрых аист, под стулом - заяц.
Под боком Бога лежала кошка и мир мурлыкала, не моргая.

© Наталья Полянская
15th-Jun-2011 12:28 pm - Алька Кудряшова
oh my
izubr 

(излишняя дидактика) дочери


Не дай тебе бог заедать алкоголь анальгином,
Не дай тебе бог засыпать в незнакомой постели,
Не дай вам господь представать перед богом нагими
Пред богом, пред утром, где стекла едва запотели,

Не дай тебе бог говорить о любви в смсках,
И в письмах читать между строк в коридорах осенних.
Не дай тебе бог не найти подходящего места,
Точнее найти - и все время жалеть о соседнем.

И если ты будешь, а я ведь уверена - будешь,
Бродить по ночам, безответно по городу шляться.
Дай бог тебе, милая, в целом не выбиться в люди,
А вбиться в себя, безнадежно, по самую шляпку.

И если ты стерпишь - а я уже знаю, не стерпишь
Мои дидактически точные фразы "как в школе",
Поверь, что шиповник был тоже лохматым и терпким,
И так же кололся. И так же болели уколы.

И тот же минор и мажор - будто в "Хава Нагиле",
И те же обиды - настолько сильнее меж прочих.
Не дай тебе бог заедать алкоголь анальгином
А все остальное, мне кажется, будет попроще.

(с)
17th-May-2011 12:07 pm - стихи
oh my
velsa 

Скорая помощь


Когда ты пьяный, и смелый, и горький - ночью по встречной,
Развилки и светофоры сжимали тебя кольцо,
Когда не хотелось долго, и страшно подумать - вечно,
Ты правда не видел ангелов, глядящих тебе в лицо?
Не видел, как несся Первый, сметая с дороги ветки,
Отшвыривая с обочин машины или столбы,
Не слышал, кричал Второй - уклон, поворот, разметка
Не помнишь, как Третий мучил потрепанный том судьбы,
Пытаясь найти лазейку - мол, просто доехал. Точка.
А лучше - заглох в ужасной осенней сырой грязи.
И пальцем водил прозрачным по непреклонным строчкам.
Хоть что-то. Оштрафовали? Не рассчитал бензин?
Ангелы ровно в полночь ходят меж нас по трое.
Снимают с маршрутов пьяных, а с окон - самоубийц.
Бросают на счет десятку, в обойму - патрон герою,
Поддерживают самолеты над крышами всех столиц.
Меняют в бокалах яд на грог, перелом - на вывих,
Вытаскивают из-под завалов, депрессий, аварий, драм.
Сигналят наверх: без жертв. Все живы. Нашлись живыми.
Бьют по щекам, запястьям, по стеклам и тормозам.
А после дышать, не верить, всхлипывать, ужасаться,
Благодарить врачей, и - нижней дрожать губой,
У ангелов тьма заданий - но, чтоб увеличить шансы -
Я всех своих отсылаю приглядывать за тобой.

Расставальное

Осень отчалит сегодня в полночь, у нее уже все готово,
Сложены сумки, проверен паспорт, дважды прочтен билет.
Утром ее здесь уже не будет, и ничего не ново:
Те же туманы, сырость и слякоть, а осени больше нет.
Осени нет, это знают птицы, ветер, мосты, перроны.
Осень уходит, пора проститься, голосом трех октав.
Мимо летят самолеты осени, метут по земле вагоны.
А я остаюсь на кусочке текста, голову вверх задрав.
Где-нибудь будет прозрачней воздух, вдвое моложе люди,
Шире проспекты, сильнее ветер, улицы в кутерьме,
Горящие листья, грозы и ливни - а нас там уже не будет.
Я остаюсь на обрывке текста, летящем в лицо зиме.
Кинуться в чащу, рвануться к лесу, выбежать прочь из дома-
Шлейф листопада за поворотом звезды посеребрят
Слышишь, хрустит переплетом новым, снежно и незнакомо,
Автор, царапнув пером жар-птицы по донышку ноября.

zrbvjd 
Рука подведет. Отвернется удача. И ты промахнёшься, едва ли не плача,
По той, что была дорога.
Та белая лебедь тебе не добыча. Довольно иной, что, довольно курлыча,
Летит косяком на юга.
 
Ну да - перепёлки. Ну что ж - куропатки. На вертеле все одинаково сладки,
И вкус приблизительно схож.
Но как ни искусен твой повар-затейник, что клал майоран, добавлял можжевельник
-
На вкус одинаково ложь.
 
В дальнейшем тумане щемящая нота манка известит, что открыта охота,
Не вызвав ответную дрожь.
Одарит ли чем напоследок болото?.. И нехотя станешь выцеливать что-то -
Глядишь, невзначай попадёшь...
 
И под ноги рухнет тебе, что желанно кому-то другому. Тебе же вне плана
Досталось совсем без труда.
Поскольку не целясь - всегда попадаешь. Но это становится ясно тогда лишь,
Когда безразлично - куда. 
17th-May-2011 11:55 am - Малыш и Карлсон
oh my
(c) zrbvjd 

Малыш и Карлссон. P.S.

Здравствуй, Малыш. Все нормально. Живу на крыше.
Я все такой. По-прежнему вздорный. Рыжий.
В меру упитан. В полном расцвете лет.
Да, не летаю. В общем и целом - не с кем.
И не считаю небо занятьем детским.
Ты -то хоть помнишь? Нет, ты не помнишь. Нет.

Кристера видел. Спился. Весьма уныло
Выглядит на панели твоя Гунилла.
А про тебя я в курсе из новостей.
Стал депутатом в риксдаге ты или где там?
Сто дураков внимают твоим советам.
Ты не пустил на крышу своих детей.

Тихо кругом. И пусто. Ну, разве кошка
Черная промелькнет в слуховом окошке,
С улицы донесется неясный вздор.
Я, не меняя, переодену гетры.
Все как обычно. Осень. Дожди и ветры.
Лень есть варенье и проверять мотор.

Я не летаю. Я не могу - с другими.
Кстати... Ты и не знал - у меня есть имя...
И не узнаешь, но подводя итог,
Я не виню тебя. Все мне вполне понятно.
Капли из низкой тучи еще бодрят, но...
Просто, Малыш, ты вырос... А я не смог.


И ответ от Автора "Zavhz":


Карлсон, слушай, я занят, поэтому в двух словах,
Пишу в интернет, по почте уже не дойдёт:
Лети если можешь, спускайся так, на ногах.
Если не можешь - пришлю пожарный расчёт

Дом подготовлен к сносу, я всё подписал,
И даже десять тыщ паровых машин
Те, которые ты тогда обещал
Не остановят бульдозер. Реальный. Один.

Помнишь от старости умер мой первый щенок?
Сын его внука грызёт ковёр у окна.
Те говоришь - я мог, ничего я не мог,
А моё имя, да что теперь имена...


(c) zrbvjd 

Свантессон - Карлссону. До востребования 

Где ты был, когда я, что есть сил, надрывался и звал тебя шепотом,
Потому что ты мне обещал,
Что вернешься. Куда ты пропал, и над кем проводил свои опыты,
И кого от кого защищал?

Где ты был, когда врач по коленке стучал молоточком серебряным
И светил мне фонариком в глаз,
Когда страх по ночам тихо крался за мною трескучими дебрями,
И рассудок дымился и гас?

Где ты был, когда первая кровь пролилась и соленая, вечная
Запеклась на разбитых губах,
А мои идеалы ушли на войну, и вернулись увечные,
А иные - в закрытых гробах?

Где ты был, когда мир меня делал другим, приспособленным к местности,
И во мне просыпался мой зверь?
Тот кому, все равно, где ты был, ради славы какой и известности,
Как и, собственно, где ты теперь.

Ну, давай, прилетай, мой товарищ, умильную рожицу скорчи-ка,
Над прошедшим смеясь и скорбя.
Вероломный, жестокий, капризный моральный уродец с моторчиком!
Я здоров. Я могу без тебя.

20th-Sep-2010 01:04 pm - Ася Анистратенко
oh my
Частный случай предновогодья (Питер)

Бабье лето не вышло фактурой. Плюс девять, дождь.
Одеваюсь рассеянно, строго - не по погоде.
Все - от края платформы до края сырых подошв -
Говорит мне: "Ты помнишь, помнишь, в каком ты городе?.."

Погостив отражением в тусклом вагонном стекле,
Рассекая толпу цвета пьяной и трезвой вишни,
Я иду на вокзал. Я решила купить билет,
чтоб куда-нибудь да отвезти свою третьелишнесть,

А куда - все равно. Город канет в дожди, как в сплин,
Как в запой - истерично-слезливый: "Да я!.. да мне, да..."
Интересно, по сумме всех странствий (точней, их длин)
Я уже набрала на дорогу до края света?

Наказал же господь - жить с исполнившейся мечтой,
Максимально (тесней невозможно) приблизясь к цели,
В ожидании силы (а город течет водой),
В ожидании тверди (здесь даже мосты не целы,

Половинчаты, нашим и вашим). Проклятый нрав -
Как сквозняк, проникает сквозь кожу в души прореху.
Я, пожалуй, готова вернуться поумирать
На Васильевский остров. Найти бы куда уехать...

Завершается год. Дебет с кредитом, как всегда,
Не сойдутся - ни в водяных, ни в чернильных знаках.
Итого: полюбила троих, научилась ждать.
Разлюбила троих и вконец разучилась плакать.

(с)
oh my
Далека весна,
далека.
За окошками
снегири.
Ты уважь меня,
чудака,
Лето в чайнике
завари.
Лето знойное,
зверобойное,
Рощи липовой
щедрый цвет.
Чтобы вспомнил я
сосны стройные
И обжёгся вдруг
о рассвет.
Подари ты мне
травы смятые,
Приворотный час
подари...
Лето в чайнике
пахнет мятою,
А в окно глядят
снегири.

(с)
17th-Aug-2010 11:33 am - lllytnik
oh my
...В каждой такой примерочной -- дивные зеркала,
В них ты всегда чуть краше и чуть стройней.
Правильный цвет парчи и расстановка ламп:
Фокус простой, но ты изумлен и нем...

Ты примеряешь преданность -- сорок шестой размер,
Преданность как-то не очень тебе идёт.
Энтузиазм пестрит.
Снобизм безвкусен и сер.
Радость уместна разве что под дождём.
Искренность дорого стоит.
Глупость ещё вчера
всю разобрали -- модный сейчас фасон.
Ты остаешься в белье (беспомощность)
и в башмаках (хандра).
Отодвигаешь шторку, выходишь вон.
Смотришь с улыбкой, как расступаются
гости и персонал,
Молча идёшь мимо касс,
манекенов,
мимо полок с тряпьём
К выходу. А снаружи на плечи
вдруг ложится весна.

Смотришь на новый наряд и думаешь:
О! Наконец, моё.

(c)
17th-Aug-2010 11:33 am - reine de chaos
oh my
Извини, не встаю. Извини, что окна зашторены. Налей себе чай. Не смотри в мою сторону. Не хочу-не-хочу-не-хочу, чтобы ты меня видел такой. Говорят, я больна. говорят, мне нужен покой. Говорят, где-то солнце, ветер, растет трава. Говорят: "Улыбнись, дружок, ты еще жива". У меня от улыбки, черт возьми, скулы уже свело. Ну чего ты - я смеюсь, а не плачу, на кой же мне черт платок? Не смотри, не жалей, не надо - о чем жалеть? Не лови ладоней, не укутывай плечи в плед. Все равно не согреешь рук, не уймешь озноб. Говорят - пройдет, а целуют - подумай! - в лоб! Говорят - у меня есть завтра, и после, и дальше. Говорят - и сами пугаются своей фальши. Говорят - потерпи немножко, и станет лучше. Говорят, говорят... а мне надоело слушать. Говорят - держись, говорят - мы с тобой, ты с нами. Не хочу держаться! Хочу, понимаешь, к маме, я домой хочу , я хочу - Одисеем в Итаку, я хочу, в живот уткнувшись ей, плакать, плакать... Я хочу, чтобы лет мне было шесть или, может, восемь, я хочу, чтоб она по утрам мои косы опять расчесывала. чтобы дергала волосы - больно, больно! - чтобы слезы в глазах застывали солью. Чтобы с ней поругавшись, сбежать, понимаешь, в поле, чтобы там - для нее! - собирать цикорий, принести букетик - забавный, синий - и ее простить и она чтоб простила. Чтоб таблетки крошили мелко в ложку с вареньем, чтобы страшные -страшные сказки мне ночью шептали тени, чтобы ручкой маленькой кружку с молоком горячим отталкивать, чтобы плакать - ей, понимаешь, ей плакать, а не ее оплакивать! А все, понимаешь, думают - мне легко, я же сильная, черт возьми, я же, блядь, не люблю молоко, мне не сделаешь больно, хоть плюнь, хоть под дых ударь... Ну прости, прости. Я вижу, что ты устал.

Так всегда - так пошло, глупо сорвусь на пафос. Я срываю голос, я просто сама срываюсь. Вот, смотри, реву- ты где со своим платком? Что за черт. Платок пахнет медом и молоком. Держишь руки, как будто отпустишь и скажешь: "Лети!". Я не бабочка, не улечу. А теперь уходи. Уходи, уходи. Ты же слышал - мне нужен покой. Не хочу, черт возьми, чтобы ты меня помнил такой.

(c)
18th-Jun-2010 10:38 am(no subject)
oh my
Про жирафов и авиацию

Ещё мне вязали капроновые банты,
ещё доставали санки при первом снеге,
а я уже знала - мне нужен такой, как ты;
друг, который читал все на свете книги.

Когда я ещё ходила под стол пешком,
невозмутимо бросала игрушки на пол, -
уже от таких, как ты, укрывалась в шкаф,
уже им дарила любимых своих жирафов.

Мне было астрономически мало лет;
только шнурки завязывать научили,
а я уже знала - мне нужен второй пилот,
мы будем кататься "солнышком" на качелях.

(c) Ракель Напрочь

*******

если дуть ему в пузо - ужасно смешно фырчит, и если вдруг целовать - то
хохочет, мнется
и это сердце которое в нем стучит оно и во мне немножко кусочком бьется
он знает, что если балую, щекочу - значит уйду надолго, оставлю, брошу
если весь вечер думаю и молчу - значит останусь дома, буду хорошей
будем опять в джакузи гонять волну, будем смеяться, грея стурей ладони
парочка кораблей вдруг пойдет ко дну, или лягушка бабочку вдруг догонит
в теплой пижаме с утками будет сон, в синий колпак нашепчу продолженье сказки.
если дуть ему в пузо - быстро проснется он, будут как море мои голубые глазки
если же вдруг целовать - смехота, возня...сладкий бутуз затихает в крыле под
пледом
все-таки он похож на нее и меня. ну а вырастет - будет маленькой копией деда.


(c) майя_Koffsky (Марта Яковлева)
oh my
====================
lllytnik
====================

Однажды тебе намекнут, что ты здесь всего лишь гость,
Ты резво отчалишь в свой светлый небесный город,
А я вдруг проснусь с осознанием: всё закончилось.
Не верится, что так скоро.

Я буду на радостях пить и плясать шесть дней,
Работать, как кроткий и очень способный пони.
Ты, в общем, порядком достал приходить во сне
И врать, что простил и понял.

Когда ты уйдёшь, я в момент задушу всех выдуманных
Чудовищ, сменяющихся с частотой в два герца,
И липкая благодать переполнит выбоины
И полости в сердце.

Я буду слюнявый дебил, брат напольных ваз,
Нелепейший и счастливейший Бобби Браун,
Довольненький, как молоденькая вдова,
И независимый, как лиса с виноградом....

Осталось ещё отучиться с тобой беседовать,
Когда никого нет рядом.

**********************************************

В окнах маячат узкие тени веток.
Он открывает дверь, раздвигает шторы.
Он говорит, проснись, за окошком лето,
Смоемся к морю.
Он говорит, я умру, между рёбер колет.
Он говорит, хватит игр, я сдаюсь, послушай.
Он ей приносит вредную кока-колу,
Гадкие суши.

Он начинает кричать: ну чего ты хочешь?
Каждое утро мольбы, уговоры, пассы...
Я прекращу войну, я построю хоспис,
Встань, просыпайся.
Слухи о спящей принцессе катают в прессе.
Капли, панк-рок, инъекции, лёд за ворот...
Десять придворных врачей казнены, и десять
Ждут приговора.

Старый король смолит, утонувши в кресле.
Он ведь неплохо танцует, воюет, чинит:
Он устранил бы любую причину, если б
Знал, в чем причина.
Ни прорицаний, ни яблок, ни ведьм, ни прялок,
Всё было в норме, во всяком случае, внешне.
Просто причин просыпаться ничтожно мало
Глупость, конечно.

Вечер неспешно стынет, приказы розданы.
Сказка идёт, как идёт, и не поспоришь с ней.
Старый король закупается папиросами,
Мазью от пролежней.

*****************************************

Что-то уходит. Текст измеряют баллами
И децибелами. Встал в полный рост прогресс.
Вянут дворцы с башенками и залами.
Тает, как лёд, хрусталь. И давно принцесс

Нет настоящих, а если и были даже бы,
Здесь им отводят очень недолгий срок.
Нынче принцесс консервируют заживо.
В автомобилях. На полосах дорог.

Ей бы, красивой, туфельки да горошины.
Её бы дракона, прялку и кружева.
Ладно бы туфли... Принцы, и те поношены.
Только и знают - сплетни весь день жевать.

Пресса прессует пресными пересудами.
"Presto!", -- кричит продюссер, -- "Ещё быстрей!"
Ей бы сменить гражданство, бежать отсюда бы,
Голову очертя, за пятьсот морей.

Юным особам очень идёт эмиграция.
Знаете, добавляет образу некий лоск.
Только принцессам предписано оставаться.
И исчезать.
В лентах дорожных полос.

******************************************

Один мой друг завел себе ангела,
настоящего,
с белыми крыльями и тревожным светом в груди.
Ему предлагали рыбок, кота, гигантского ящера -
не брал: рыбок целое море, а ангел - всего один.

Нормальный попался ангел:
красивый, послушный, ласковый.
Слегка мелковат, но зато освещает комнату в темноте
и балует всех под вечер такими сказками,
каких человек не сложил бы,
да и не захотел.

Мой друг недавно устроился
на вторую работу.
Ангел в доме - не мышка, в содержании дорог.
Он же видеть не хочет супов, котлет и компота,
ему подавай нектар,
креветки,
пармезан в помидорах.

Он пьёт только чистый виски,
спит исключительно сидя,
но чтобы кто-нибудь рядом всё время стоял
с опахалом.
Друг мой стоит.
Сдувает пылинки.
Всё в наилучшем виде.
Недавно они завели грифона, будто забот не хватало.

Я временами ворчу, говорю, зачем тебе это?
Пользы ведь от него никакой, зато по горло возни.
Друг молча смотрит.
В усталых глазах - острые блики света.
И что-то такое...
такое...
Не могу объяснить.

*******************************************

Предположим, тебе шесть лет.
Вокруг закипает лето.
На тебе голубое платьице и белые сандалеты.
Дома ждут котлеты, кисель и повтор балета.
Это здорово. Но занимает тебя не это:
ты стоишь на крыше,
туча вот-вот тебя краем тронет...

Платье всё в гудроне.
Сандалики все в гудроне.

А внизу мальчишки присвистывают с уважением,
Примеряются к крепким новеньким выражениям:
проиграли малявке.
Малявка взлетела вверх, проворная, как коза.

Ты стоишь и стараешься не реветь,
а ведь нужно ещё слезать.

Ты не помнишь, куда ставить ногу,
где держаться руками,
и не знаешь, как показаться маме.

Предположим, тебе двадцать три.
У тебя проекты, дедлайны,
безразмерная майка, шампунь с ароматом киви и лайма,
лето плавит асфальт, чтобы это сносить
нужно сделаться далай-ламой
или, может быть,
саламандрой, виверной, ламией.

Ты стараешься выглядеть глупо, нелепо и неопрятно.
Бесполезно.
Они раскусили тебя: ты не помнишь путей обратно,
не умеешь рассчитывать силы,
никогда не отводишь взгляда
и полезешь куда угодно ради пустой бравады.

Брось. Подумаешь, жарко...
говорят, к обеду станет ненастно.
Может быть, повезёт, и удастся прожить подольше --
вот так же, на спор.

*************************************************

...В каждой такой примерочной -- дивные зеркала,
В них ты всегда чуть краше и чуть стройней.
Правильный цвет парчи и расстановка ламп:
Фокус простой, но ты изумлен и нем...

Ты примеряешь преданность -- сорок шестой размер,
Преданность как-то не очень тебе идёт.
Энтузиазм пестрит.
Снобизм безвкусен и сер.
Радость уместна разве что под дождём.
Искренность дорого стоит.
Глупость ещё вчера
всю разобрали -- модный сейчас фасон.
Ты остаешься в белье (беспомощность)
и в башмаках (хандра).
Отодвигаешь шторку, выходишь вон.
Смотришь с улыбкой, как расступаются
гости и персонал,
Молча идёшь мимо касс,
манекенов,
мимо полок с тряпьём
К выходу. А снаружи на плечи
вдруг ложится весна.

Смотришь на новый наряд и думаешь:
О! Наконец, моё.
oh my
Иногда хочется быть такой женщиной-женщиной,
Звенеть браслетами,
Поправлять волосы,
А они, чтоб все равно падали,
Благоухать Герленом,
Теребить кольцо,
Пищать "Какая прелесть!",
Мало есть в ресторане,
"мне только салат".
Не стесняться декольте,
Напротив, расстегивать
Совсем не случайно
Верхнюю пуговочку.
Привыкнуть к дорогим чулкам,
И бюстхалтеры покупать
Только "Лежаби".
Иметь двух любовников,
Легко тянуть деньги,
"ты же знаешь - я не хожу пешком",
"эта шубка бы мне подошла…"
Не любить ни одного из них.
"И потом в гробу
Вспоминать Ланского".



А иногда хочется быть интеллигентной дамой,
Сшить длинное черное платье,
Купить черную водолазку,
Про которую Татьяна Толстая сказала,
Что их носят те, кто
Свободен внутренне.
Если курить, то непременно с мундштуком,
И чтоб это не выглядело
Нелепо.
Иногда подходить к шкафу,
Снимать с полки словарь,
Чтоб только УТОЧНИТЬ слово,
Говорить в трубку: "Мне надо закончить статью,
Сегодня звонил редактор",
Рассуждать об умном на фуршетах,
А на груди, и в ушах чтоб
- старинное серебро
С розовыми кораллами
Или бирюзой.
Чтоб в дальнем кабинете,
По коридору налево,
Сидел за компьютером муж-ученый,
Любовь с которым
Продолжалась бы вечно.
Чтоб все говорили:
"Высокие отношения".
Чтоб положив книжку
На прикроватный столик,
Перед тем, как выключить свет в спальне,
Он замечал:
«Дорогая, ты выглядишь бледной,
Сходи завтра к профессору
Мурмуленскому.
Непременно.»

А иногда просто необходимо быть
Холодной расчетливой сукой.
И большой начальницей,
Чтоб все в офисе показывали пальцем
И так и говорили новеньким:
«Она холодная расчетливая сука,
Пойдет по трупам!»
Ну, зачем так грубо?
И зачем же сразу "по трупам"?
А вы, девушка, уволены -
Кажется, я ясно ставила задачу!
Называть красивых секретарш "дурочками"
Прямо в глаза.
Не потому, что дурочки,
а потому, что красивые.
Топ-менеджерскую зарплату
Тратить на элитную косметику,
И чтоб золотых карт миллион,
С сумасшедшими скидками…
Коллекционировать современное искусство,
Развешивать его
По голым стенам в кабинете
И в огромной пустой квартире,
Где на сушилке на кухне
Одна чашка, одна ложка.
И две табуретки
у барной стойки.
Говорить мужчине:
«Жалкий неудачник,
То есть нет – лууууууузер!»
И спать с котом,
("он же член семьи!",
Которого кормит домработница.

А иногда хочется быть такой своей для всех,
В доску.
С короткой стрижкой.
И красить волосы, губы и ногти оранжевым,
И ходить в больших зеленых ботинках,
С индийской сумкой-торбой,
С наушниками в ушах,
С веревочками на запястье.
Все время везде опаздывать,
Вопить в курилке:
"Я такую кофейню открыла!",
"Вы пробовали холотропное дыхание? -
Отвал башки!"
И чтоб аж дым из ушей.
Захлебываться от впечатлений,
Не успевать спать,
Собираться на Гоа
В феврале.

Сидеть в офисе за "маком",
Вокруг чтоб все увешано
Разноцветными стикерами
С напоминалками: "придумать подарок Машке",
"напомнить Витьке про ужин в среду",
"купить новые лыжи…"
На рабочем столе чтоб фотографии детей
В бассейне и в океане,
Портреты собаки-Лабрадора (почившей),
И бородатого мужчины в странной желтой шапочке.
Быть всю жизнь замужем
За одноклассником,
Который за двадцать лет, представьте
Так и не выкинул
Ни одного фортеля.
И мириться со всеми этими
Друзьями, вечеринками, транжирством
И немытой посудой.
"Ты заедешь за мной в восемь?"
"Конечно, зая".

А иногда хочется побриться на лыску,
И повязать платочек,
Вымыться в бане хозяйственным мылом,
Но пахнуть какими-нибудь
Травками,
Полынью там, или мятой.
Научиться молиться,
Читать жития святых,
Соблюдать посты,
Назвать сына Серафимом,
Подставлять, хотя бы мысленно,
другую щеку:
"Ты этого хотел. Так. Аллилуйя.
Я руку, бьющую меня
- целую".
Излучать доброжелательность,
И ненатужно так
Сиять от унутренней хармонии.
Принести из церкви святую воду в баллоне,
Поставить ее в холодильник,
И когда муторно на душе -
Ею умываться.
И советовать мамашам:
«Если у ребенка температура,
Достаточно просто сбрызнуть!»
И чтоб это действительно помогало.

А еще ужасно хочется пойти в официантки,
Купить накладные ресницы,
И полное
Собрание сочинений
Дарьи Донцовой.
Научиться ходить на каблуках,
Флиртовать с посетителями,
Чтобы они больше
Оставляли на чай,
Говорить: «А вот еще попробуйте "Карпаччо",
Уж очень оно у нас замечательное!»
Ходить в кино,
Копить на машину.
Бросить бармена,
Закрутить с поваром-итальянцем,
Висеть на доске почета,
Как работник, раскрутивший максимальное число лохов
На дорогое французское вино,
Которое они сроду не отличат,
От крымского.
Пить сколько хочешь горячего шоколада
Из кофе-машины,
И уже разлюбить греческий салат.

А что мы имеем на деле?
Пока только
Черную водолазку.

(с) http://polina-polinka.livejournal.com/31764.html
24th-Aug-2009 04:25 pm - Ракель Напрочь
oh my
Функция обмена короткими сообщениями

и пускай с другими всё перепутано,
зыбко, и недосказано, и непрочно
просыпаясь, он пишет ей "доброе утро"
засыпая, пишет - "спокойной ночи"

больше ничего, ни звонков ни писем
ни тем более встреч на аллее в парке
был бы набожен - за неё молился бы
был бы побогаче - дарил подарки

её кровь течёт у него под кожей
у неё - словечки его, привычки
это всё что он теперь дать ей может
всё что ей принимать от него прилично

он всегда соблюдает свои законы
он ни словом ни телом её не греет
но становятся ночи её спокойнее,
но становится утро - чуть-чуть добрее.

(с)
24th-Aug-2009 04:23 pm - Ракель Напрочь
oh my
Неинтересно

Стало пластмассовым небо над головой,
стала волшебная палочка - вдруг - железкой.
Вы извините, но я ухожу домой.
Нет, не обидел. Мне просто неинтересно.

Просто теперь я не знаю, зачем я здесь,
в этом дурацком платье, в косынке детской.
Как умудрились вообще мы сюда залезть?!
Не понимаю. Мне больше неинтересно.

Всем хорошо, вон, смотри, отовсюду - смех;
мне не смешно и не весело, хоть ты тресни.
Мальчик мой, нет, ты по-прежнему лучше всех, -
я виновата. Мне больше неинтересно.

Мне говорят - дура! дура! смотри: сдалась!
Мне говорят - мы так славно играли вместе.
Мне говорят - вы команда, куда без вас?
Мне очень стыдно. Мне больше неинтересно.

Много других детей у нас во дворе,
много песочниц, качелей, высоких лестниц.

Просто есть правило в каждой моей игре -
встать и уйти,
если больше неинтересно.

(с)
24th-Aug-2009 04:21 pm - Ракель Напрочь
oh my
Где твой мальчик,
почему его голос больше тебя не греет,
почему ладони твои холодны, как снег?
Мальчик, который писал тебе письма о Дориане Грее
и земле Никогда, в которой видел тебя во сне.

Мальчик,
с которым танцевали вы перед стойкой,
говоривший одними глазами, - давай, кружись!
Где этот мальчик, вздыхающий:
"Если б только
можно было прожить с тобой рядом ещё одну жизнь"?

Кто сжимал твою руку в кольцах на переходе,
с кем из гостей вы вдвоём уходили вон;
это ведь не он теперь говорит с тобой о погоде?
Это ведь не он же, не он, не он?

Это не он удивлялся - "зачем тебе эти войны",
предупреждал - "осторожно, много летает стрел";
мальчик, который спрашивал:
"Что же тебе так больно,
кто же тебя вот так до меня успел?"

Где он, который шептал тебе самой тяжёлой ночью
"не забывай - моё сердце бьётся в твоей груди"?

В очередь, сукины дети, в очередь, в очередь;
следующий на забвение - подходи.

(с)
24th-Aug-2009 04:20 pm - Ракель Напрочь
oh my
Пара слов о красоте

С ним не надо ни дна, ни Парижа, ни Мулен Ружа; с ним - сиди и жди, когда будет тишь да гладь; он не мальчик, он биологическое оружие, с ним - не жить, а разве что медленно погибать. Ты-то думала - что мне сделается, я железная, но на каждый металл находится свой кузнец: все попытки твои - смешные и бесполезные, - убежать отсюда заканчиваются здесь.

Он и сам не знает, что носит в себе ненастье; он и сам не знает, что делать с тобой такой; он и сам не умеет пользоваться этой властью, хоть на время давать тебе отдых или покой. Ладно бы ушёл, завёл бы себе другую, уберёг, изолировал, выбил бы клином клин, - как он мягко стелет, как кладёт тебя, дорогую, обнажённой спиной на мерцающие угли.

Был бы донжуан, злой гений или убийца, - но он спокоен, его намерения чисты. Плачь ему в ключицы, не зная, как откупиться от его бессердечной, бессмысленной красоты. Ты всё смотришь и смотришь - то дерзко, то укоризненно, и во взгляде зреет медленная беда.

- Как ты, думаешь вообще о совместной жизни?
- Ну,
о совместной смерти - подумываю иногда.

(с)
24th-Aug-2009 04:15 pm - Ракель Напрочь
oh my
Ты узнаешь его в момент -
боковое зрение выделит, выдернет из толпы.
Ты процедишь сквозь зубы:
тебе-то уже не пристало считать столбы,
и пускай другие себе разбивают лбы -
хватит всех этих тонких эльфов, наследных принцев,
хватит этих холодных рук, голубых кровей, -
эй, расслабься, сиди спокойно, дыши ровней;
он красив настолько, что лучше глазам не верь,
он красив настолько,
что хочется отодвинуться.

Но потом себе скажешь:
я ведь душу не продаю,
ничего не теряю, была не была, твою
же налево, - ведь жизнь короткая, он - так юн,
взгляд такой голубой и чистый,
пряди светлые, не запястья - речной тростник;
сразу видно - не нюхал пороху, в переулке не знал резни
и любовью большой не бит.
Что случится со мной? Вот с ним
может всё случиться.

И тогда ты спокойно бросишь весь арсенал -
что умеешь, и чем владеешь, и в чём сильна, -
всё на то, чтобы рухнула мраморная стена
и сдалась охрана.
Там, куда он идёт, будешь ты - ненавязчива, весела
и случайна;
начнёшь для него писать, не вставая часами из-за стола;
он тебя позовёт куда-то -
ты скажешь: моя взяла,
всё идёт по плану.

Ты расспросишь о нём знакомых, насколько позволит такт,
с осторожностью, достойной применения на других фронтах -
например, в разведке.
Бить тяжёлыми ядрами малых птах
не пристало, - но ты не станешь жалеть обоймы.
Но, когда на входе в удушливый кинозал
он положит ладони на плечи и заглянет тебе в глаза, -
ты почувствуешь, как в позвоночник втыкает молнию
неведомая гроза

и поймёшь, кто из вас был пойман.

(c)
17th-Jul-2009 11:25 am - В моих ладонях
oh my
В моих ладонях спит беда,
Смеётся солнце.
В моих ладонях холода –
Вода в колодце.
В моих ладонях города
И крик вороний.
В моих ладонях – пустота
В моих ладонях.

Открыты небу широко,
До каждой линии,
До самых лёгких облаков
Пера павлиньего.
В моих ладонях аромат
Травы на склоне.
В твоих руках они лежат,
Мои ладони.

(c) авторство не установила

***************************************

А на привале жгут костры…
И облаков седая проседь.
Душа туда вернуться просит,
Где дышат горные ветры.

Туда, где утром на реке
Я умываюсь белой пеной,
И чай походный неизменно
Кипит в погнутом котелке.

Где колокольчик голубой
Вдоль троп прокладывает метки,
И буки скрещивают ветки
В зеленый свод над головой.

Там ночь на черной простыне
Из звезд узоры вышивает.
И ледниковый сон не тает
Щекой на каменной стене.

Вернусь, и вновь со всех сторон
Альпийский луг рассыплет краски,
Легенду старую иль сказку
Расскажет мне рододендрон.

На водопады засмотрюсь,
Как о коряги чешут косы.
Упав в серебряные росы,
Свободы хмелем захлебнусь.

Вдали горбатый перевал
Качает солнце на закате.
И мне представится некстати,
Что никуда не уезжал.

(с) Яна Торопова
6th-Jul-2009 05:20 pm - Мария Хамзина
oh my
Она обожает детей и кошек, их Яндекс приносит, и это славно. Есть коврик пушистый в ее прихожей, и синий кораблик на шторке в ванной. Ее девяносто круглы, как персик, ее шестьдесят - шестьдесят, и точка. Она охраняет себя, как берсерк, хорошая девочка, чудо-дочка. Она, деловито наморщив лобик, идет по фэншую навстречу миру, мужчина пока что - смешное хобби, ей нравится быть для него кумиром. Она обожает кино и танцы, глотает мартини, грызет оливку.Покрыта шелками, мехами, глянцем, не кровь с молоком, карамель и сливки...Храни ее, Боже, в земной юдоли, ведь этот гербарий - твоя засада!
Лазоревый цветик в нечистом поле.
Ведь если не ты...
А меня - не надо.
А впрочем, ты знаешь, что я трусиха, что я избегаю прямого света...
Храни меня, Боже, но только тихо. Чтоб я успевала платить за это.
20th-Aug-2008 11:17 am - Петр Давыдов
oh my
Бабочка

По комнате летает бабочка...
Светлеет комната от шелеста.
Два крылышка в домашних тапочках
И сверху - тоненькая шеечка.

Такая бабочка веселая,
Она садится на плечо ко мне,
щекой прижмется, невесомая,
И отражается - свечой в окне.

А я смотрю от удивления,
Забыв про хитрости опасные.
Пишу свое стихотворение,
Ищу созвучия и гласные

Летает бабочка по комнате,
Все прибирает как захочется.
И вы ее такой запомните,
Когда внезапно день закончится.

Когда погаснет свет оставшийся,
Нырнет в постель согреться бабочка,
И станет девочкой прижавшейся.
Два крылышка лежат, два тапочка...

oh my
Она всю ночь училась своим наукам, каким-то нанайцам, а может быть, финно-уграм. Или другим неведомым языкам. Раз в две недели он входит к ней рано утром стараясь не разбудить ни единым звуком, стараясь не отражаться среди зеркал. Солнце забралось в ее золотую прядь. Первый столичный поезд приходит в пять.

А первая электричка приходит в шесть. Она сопит в две дырочки, нос в подушку. Он тихо мурлычет, стоит под горячим душем. Хозяйский кот недоверчиво дыбит шерсть. Он хочет спать. Ну, просто спокойно быть с ней рядом, сны ее посмотреть цветные. Он научился уже приносить цветы ей, но пока еще не умеет их ей дарить.

А солнце светит во всю неземную прыть. На стенке тень от листьев сквозит резная. Она себя не любит - он это знает и тем еще смешнее ее любить. Она не умеет шить, убирать, варить супы, она старалась - да всё без толку. Она работает смайликом в гуглтолке - по крайней мере, любит так говорить. Она всегда говорит и немножко врет, его называет то мужем, то вовсе братом, то клятвы дает на сотни веков вперёд. Да ну ее, Боже мой, кто ее разберет. А кто разберет - не соберет обратно.

Он входит в комнату, небо бьет синевой. Находит ее часы под каким-то стулом. Усталость стекает по гладко выбритым скулам. Он знает, что она уж давно проснулась и просто смотрит цветные сны про него. Сердитый кот когтями диван дерёт, глядит на него глазами цвета металлик. Она спросонья щеки ладошкой трёт.

Он улыбается: "Кто тебя разберет..."
И прячет в кармане пару ее деталек.
19th-Jun-2008 12:21 pm - немолитва (Drue (c) )
oh my
у него улыбка, Господи, - целый мир, у меня - мираж...
ты на всякий случай, Господи, душу мою возьми, а потом - отдашь.
у него смешливые лучики возле глаз и внутри - июль.
если нужно, Господи, чью-то руку в руке держать, то возьми - мою.
ты же знаешь, Господи, что поделить эту жизнь на двоих - пустяк,
если в небе танцует солнце, то он улыбается, Господи, просто так.
и в руке рука, я щурюсь, боженька, мне ж так тихо и нежно в этом твоём раю.
это очень правильно, знаешь, Господи, говорить мне "нравишься" вместо "почти люблю".
я его целую за это, Господи, впрочем довольно часто промахиваясь мимо губ,
пусть все так и останется, знаешь, Господи, я же такая, я ж и не то могу.
oh my
я засыпаю, мне снится моя семья:
в детских сопят и ворочаются сыновья,
пахнет теплыми плюшками и борщом,
я засыпаю носом в твое плечо.

я засыпаю, закрыв на засов окно,
Бог застилает лес кружевным рядном,
скоро зима, но она совсем ни при чём,
я засыпаю носом в твое плечо.

я засыпаю, и полночь, как снег, легка,
мне ничего не страшно в твоих руках.
ты меня любишь и времени бег не в счёт,
я засыпаю, уткнувшись в твое плечо.
****
пёс у порога свернулся и тоже спит,
тихо и очень лунно в ночной степи...
oh my
Каждому воздастся по любви
Всякому достанет по заслугам
Жизнь перепахавши острым плугом
На минутку бег останови
Капли пота убери устало
Помолись и затянувшись всласть
Посмотри, употребил ты власть,
Чтоб хоть чуть кому-то лучше стало
Вспомни, приближал ли ты рассвет,
Что любимые тобою долго ждали.
Никому не надобны медали,
На которых горьких слез отсвет
Уместишь ли на ладонь всех дел
То добро, что для других ты делал.
Смог ли душу не поссорить с телом
И помог ли воссиять звезде
Человеком будь, а не слыви
Помоги дождем пролиться грезам
Сотвори добро, пока не поздно
Каждому воздастся по любви.
9th-Mar-2008 11:28 pm - Олег Горшков
oh my
 
Услышав "прости", понимаешь, как виноват,
со слова "прощай" начинает охоту память,
начиняется болью, отчаянно ищет паперть,
где подается спасение однова -
снегом ли, богом, иным ли каким ростком 
музыки в человеке, представшим почвой,
ждущей садовника...
холодом позвоночным,
жаром височным почувствуешь вдруг родство
с первой, всходящей в тающей тишине,
робкою нотой, похожей на сон, на небыль...
Распахнешь все окна, выберешь вид на небо,
да так и останешься с болью наедине...
9th-Mar-2008 11:25 pm - близкое
oh my
 
она произносит: лес,- и он превращается в лес
с травой по колено, с деревьями до небес,
и входит она в свеченье зеленых крон,
и лес обступает ее с четырех сторон,
она произносит: свет,- и он превращается в свет,
и нет никого на свете, и слова нет,
и облако белой глиной сворачивается в клубок,
пока еле слышно она произносит: бог... 
------------------
Сергей Шестаков
18th-Feb-2008 01:01 pm - Суп Mic 29 (с)
oh my
Мы вдво?м остались с братом,
Мама срочно лечит зуб.
Вдруг, наскучило играть нам.
Мы решили сделать суп!

Суп варить не всякий может,
Суп - сплошная ловкость рук.
Сколько соли сыпать ложек
И картошек сколько штук?

Сколько сахара с повидлом,
Сколько сыра с курагой?
Сыпь по вкусу и по виду
И мешай его рукой.

Можно бросить сладких вишен,
Можно зелени пучок:
- Что ты мне над ухом дышишь?
В блюдах я не новичок! -

Отоль?м воды излишки,
Зажигаем спичкой газ.
Пусть кипит теперь под крышкой...
Выйдет вкусный суп у нас. 
 
10th-Dec-2007 04:25 pm - майя_Koffsky
oh my

Не люблю я молодых поэтов, но бывают редкие исключения:

Песенка об усталом трамвае

по сонному городу бродит усталый трамвай
рисуя огнями мне сказки в сиреневой мгле
подходишь и за руку "слышишь, давай, вставай,
не стоит в такую погоду сидеть на земле"

а ветер ложится за шиворот лезет змеей
иначит привычки, меняет знакомый маршрут
привычные шмотки лежат на земле чешуей
привычные стрижки на фотках за душу берут

по сонному городу бродит усталый трамвай
из желтых окошек на нас смотрит завтрашний день
ты за руку тянешь меня "ну вставай вставай"
а мне даже просто двигаться как-то лень

спиной об окрашенный свежим забор - плевать
на куртке останется глупая надпись "зачем"
я буду упрямо тебя целовать и делить на два
за самое сердце куснувшую ласку плечей

по сонному городу бродит усталый трамвай
в ненашем пока домишке  погашен свет
ты тянешь за руку - ну же, пойдем, давай
мы снимем квартиру и там проживем сто лет

ты будешь готовить мне завтраки, петь под Sting
крутить пластинки и в платьица кутать шкаф
а я буду нежность таскать в ледяной горсти
дарить тебе солнце, качать тебя на руках

а я буду глупо зеленый вязать нам шарф
и варежки прятать в карманах всех наших ку...
ну что ты плачешь? что ты, моя душа?
вставай, пойдем же" - и вытянешь за руку

а где-то по городу бродит усталый трамвай...

=================================================

господи, какая же нежность, взахлеб, навзрыд!
и вроде бы отболело, прошло, забылось...
ан нет - проснешься ночью и смотришь в окно. болит. 
и бьется. и лишь бы вдребезги не разбилось. 

господи, какая же боль и какой же свет!
и как же это пронзительно - знать до дна
что то, что было - этого больше нет,
и где-то она вот так же... окно. луна. 

и где-то она вот так же: слагать слова,
и лгать без повода, и без конца курить,
и жизнь, которую привыкла делить на два
и которую больше не с кем теперь делить. 

господи, какая же странная эта лю...
к чему ты выдумал этот манящий яд?
я, господи, знаешь, ночами совсем не сплю
теперь. почему же, господи, эти часы стоят?
oh my
Понравилось...

...и вот эти все - им по 20 лет, в них под сотню ватт, где у них вопрос, у меня - ответ, но у них - талант, где у них беда, у меня - прошло, поросло быльем, но на что мне это теперь, почто - этот окоем? - Им ночей не спать, им читать тома и еще корпеть, у меня ж в апреле уже зима и тетрадь на треть, у меня - начальство, проект, дела, у меня - сынок, а они - раз в месяц: угли, зола, да опять не впрок, да опять, как Феникс махнут хвостом, - глядь, уже с другим, - а о прежнем писано сто листов, да и Бог бы с ним. Мне же каждый, - словно удар под дых, как стрела во плоть, мне, как ночь, так бредить одним из них, - одарил Господь: годовые кольца от них растить и черстветь душой, телом тяжелеть и легчать в кости, и бывать смешной, и писать вот эту - чуть слово - чушь, и сгрызать кулак. Оттого, что очень назад хочу, а никак, никак...

***************************************************

Оловянный солдатик вторые сутки горит в огне:
плюс 39 и это, видимо, не предел.
Он очень смелый, он улыбается мне.
Любые прогнозы сегодня - вилами по воде.
У солдатика сохнет и трескается губа,
оловом жидким слеза из огромных глаз. -
Нет, не сдавайся, наше дело еще не труба,
съешь Панадолу, - попробуем в nn-ый раз
жар пригасить, поедающий изнутри.
Мы же не то видали еще с тобой.
Стойкий солдатик, которому только три,
вновь засыпая, держит мою ладонь.
5th-Oct-2007 12:03 pm - Сергей Шестаков
oh my
вот и настало время учиться цветным азам
что ж повторяй усевшись птицей на подлокотник
каждый охотник желает знать где сидит фазан
каждый фазан желает знать где стоит охотник
он то и так запомнит как выгнется голос твой
и поплывут по нежным трепетным оробелым
красный оранжевый желтый зеленый и голубой
синий и фиолетовый ставшие белым белым...
oh my
Хотите мою тайну? Но только прошу, ни слова
О ней персонам солидным, при галстуках и в пальто...
Я знаю, они смеются без умысла без злого,
Но мне сразу станет стыдно, а это уже не то...

Так вот, если быть честной - я раньше до дрожи в пятках
Боялась ночных духов и прочей такой кутерьмы.
Казалось, что чуть вечер, кончаются их прятки,
Они выползают тут же, как узники из тюрьмы.

И прятаться бесполезно, догонят тебя и схватят
И больше тебя не будет, поймают себе - и всё.
Вот только с какой-то ночи я знала, что под кроватью,
Есть некий пушистый ангел, который меня спасёт...

Во сне разрушались замки и филин зловещий ухал,
Отряды различных воинов свою развивали мощь...
Ко мне подходил моей ангел, дышал мне тихонько в ухо
И прятался под кроватью, чтоб снова потом помочь.

Никто в него не верил ни бабушка, ни сестры...
Я плакала и сквозь слезы просила его: "Снись..."
Боялись - вдруг заболела, такой ведь симптом острый
И мама отцу шептала, смотря утомленно вниз:

"Наверное, просто ветром к окну принесло рисунок
С жирафом или слоненком, с лисицей или сурком..."
Я только знаю - с той ночи мне больше не страшен сумрак
И снятся полянки солнца, заросшие тростником...

*******************

Облака растут - слоеный пирог,
Что седьмое небо? - Своего не видать...
Только вниз смотреть и песчинки считать да камешки...
Голубь летел - обронил перо,
Где летело перо - пролилась вода.
От воды - куда? Только в землю кануть - да канешь ли?..

А ты не плачь, не жалей свою жизнь пока,
Ты закрой глаза, умоли-спроси...
А открыты глаза - у тех, кто любить не любит.
Голубь летел - пробил облака,
Распахнул окно - желтизна и синь!..
Голубь летел - и канул в голуби-глуби.

А чего нам можно, чего нельзя,
И кому здесь зла, а кому - добра,
То не нам решать - а для нас только звезды пенятся...
Сорвалось перо, по строке скользя,
Темно-синие брызги - не разобрать,
Сорвалось перо - а в конце обернулось фениксом.

(с) Алька Кудряшева (Изюбрь)
19th-Apr-2007 10:06 pm - Украденное
oh my
Ты не думай, что это зима, это просто такое хреновое лето.
Бедолага июнь разболелся ангиной и громко чихает.
Я сижу у окна и тяну на себя серебристую ниточку света,
Я сижу у окна, напеваю три ноты и сентиментально скучаю...
Я пишу курсовую по форме колец от дождя
На асфальтовых лужах,
Я рисую тебя на борту корабля почему-то оранжевой краской...

Я сижу у экрана,
На кухне свистит верный чайник и греется ужин.
Этой ночью я буду писать тебе добрую сказку.
This page was loaded Oct 14th 2019, 8:11 pm GMT.