?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

Oct. 28th, 2019

Бывает, что слова слагаются в строки... И ни одна не рифмуется!
Он... и Она. Без рифм.


* * *
Он?
Жил уверенно.
Шутил серьёзно.
Жил размашисто.
Широкими мазками штриховал полотна будней.
Напоминал Маяковского. Ростом. Статью. Повадками Человека-Гражданина.
"Смотрите!.." — будто кричал он, — "Завидуйте! Он гражданин!.." – вторили города.
Цепкий взгляд охватывал необъятное... Аршинные проспекты подчинялись беспрекословно! Он словно взлетал над бытовой суетой — и уносился вдаль.
Слушая, казалось, что в Его вселенной было место только идеальному. Прочее растворялось... Выжигалось неминуемо. Пеплом возвращалось в землю.
Настолько совершенным выдался тот вечер, что Её алая помада не казалась пошлой. Оставив сочный отпечаток на чашке жгучего кофе, Она, было, смутила Его сущность. Но лёгкие объятия вернули детские улыбки. Мурашки пробежали по спине. Приостановившись у затылка, задумались. К чему спешка? В программе значился Григ и Чайковский — будет время вступить в свои полнокровные права и завоевать всё тело.
И... скрипнула половица старинной залы. Заиграли первые скрипки! Григ впрыснул ароматы Англицких садов. Прыснули смешки сторонних молодых слушателей. Он снова шутил. Серьёзно. Она соглашалась. Обманывала, конечно. Но звук доносится такой гармоничный, клавесинный. Мерещилось, Её фрейлины шуршали своими платьями, завлекая игрой в догонялки. А после Моцарт... Артист! Флиртовал неистово! То и дело заигрывал интонациями. Они искрились, искренне хохотали... И — мурашки праздновали победу!
27.10.2019
* * *
Каре вороного крыла —
А книгу читаете красную
Вы в духе эпохи, когда
Советы кричали: «За Партию»!
«За Ленина! За Ильича!» —
Рассудочно нас реставрируют.
Крадётся колючий туман —
На проводах солирует.
Скупую слезу пускает
Товарищ Ваш,
Боцманом названный,..
Скучает, томится, — тогда
срываясь, летите —
пространственно!
А переживанья отца
В обЪятия Вы заключаете
И молвите робко: «Папá!
Не время сдаваться отчаянью!
Что возрасты? Что за беда?..
Отметка в сознании паспортном!
Мне — двадцать!
Гляди — седина!
Так выпьем же чаю с лавандою!
Окрасим Твои Пять-Десят
Вином одуванчиков радужных
Мы — вместе! — Завидуй закат!
Мы молоды! —
Этим всё сказано!»
23.07.2019
* * *
Коралловые бусы
На её шее изящным ремешком красовались коралловые бусы. Мой пристальный взор смутил владелицу, а сознание уже успело прочувствовать историю...
Роман. То лето было отмечено их романом. Солёный ветер... Бесконечные прогулки вдоль  моря... Игривые закаты цвета имбиря и охры. ... Невероятно! Какая глупая ассоциация. Кораллы – море – солёный ветер – солнце. Но... И тем не менее.
Что же это?! Мужчина, стоящий рядом опускает глаза на экран; он читает то, что читаю я. "Да, конечно, пожалуйста!" — бессловесно отвечает мой рассеянно-растерянный, обескураженный взгляд. Я всегда делюсь тем, что читаю; тем, что случается. Но там – там, на экране – текст... собственный отрывок... А он всегда очень личный. Стих всегда очень личный, пока сырой... Эта кровь (неубитого младенца... и снова!  — потрясающе, сколько в нас устойчивых стереотипных фраз и выражений!) слишком громко источает запах. Им нельзя делиться: он ядовит!
А пальцы продолжают набирать текст, по-английски, не оставляя пробелов! И "Следующая станция Новослободская". А мужчина уже вышел, оставив на мне воспоминание о своей густющей острой бороде и о чернющих пронизывающих глазах.
Да! Тот роман! Тот летний коралловый роман закончился так же, как и встреча с бородачом. Сиюминутное, неожиданное — отправились восвояси.
А жизнь течёт. Солёный воздух продолжает мерещиться в московских бурях. Пальцы набирают (номер; пальцы набирают... петельки свитера; пальцы набирают...) текст! Пальцы набивают (папироску табаком...) символы. Иногда случаются... пробелы! И... "следующая станция—Краснопресненская"!
18.07.2019

* * *
Автобус вёл Платонов. Золотое кольцо сверкали на пухленьком безымянном пальце. И он говорил. Плотный пластик, отделяющий пассажиров от водителя, не позволял расслышать точные слова... Крошечное окошко для передачи денег за проезд было захлопнуто. Никаких шансов проникнуть в суть диалога за прозрачной стеной. Но лицо виделось таким серьёзным, что судьбоносные приговоры выносились — не иначе!
19.07.2019
* * *
«Я к вам пишу…» –
Так Пушкин начинал…
(«Чего же боле?» –
Вторило сознанье…)
«Мой первый друг,..» –
Могли бы мы сказать
(и, вторя продолжать
«… мой друг бесценный!..»)
Но то… создать
Успели
Там и
Те,
Кто были
Неравнодушны к сочетанью букв:
Они… сказали. Сочинили. Спели.
Нам… вторить!
Повторять?
В свои неполные, допустим, 25…
Уж нет! –
Вторыми быть? – Увольте!
Здесь – свои капели,
И свой Век!
Что скажешь, не чужой мне Человек?!
Так и начнём!


Что скажете, Мой Милый Юный Друг!?
В каких тонах предстанут горизонты?
Как шум дождя изменит Ваш досуг,
Придётся ли снова выступать эскортом
Нейронно-нервных мнений и затей?
В собственноручно выдуманных клетках
Катализировать и размечать людей,
В системных ждать ответа сетках?! –
Рассветный час окрасился стрелой
луча от солнца. Словно тень от мысли
вы отправляетесь на новый бой
искать прорехи в логиках и –измах!
16.05.2019
* * *
"I have nothing special that is worth any place here—it is just an indicator I have caught the idea of full stops."
— Ulya

"Хочешь сладких апельсинов,
Хочешь слух рассказов длинных,
Хочешь, я взорву все звезды,
Что мешают спать."
— Zemfira

We are accepting the realities without skipping, without ExCepting.
No exCeptions needed.

Мыслим поэмы, прозы
Мы восхваляем ночи.
Пой же, ребёнок милый!..
Не опуская очи,
Не заслоняя сердце,
Не исключая: "Хочешь?..",
Не убегая прочь Вы,
Суть познаёте точек.
11.04.2019

Однажды, 10 лет назад…

Это странное стихотворенье
Посвящается нам с тобою.
Мы с тобой в чудеса не верим,
Оттого их у нас не бывает...
Давид Самойлов, поэт
(родился 1 июня 1920 года)
Однажды, 10 лет назад…

Мы встречались не часто. Впрочем, какова регулярность, чтобы называться частой?
Мы встречались. На том и завершим предложение, плеснувши “full stop” (сказали бы англичане), «точку» – вторили бы русские.

Тогда, десять лет назад, я сочиняла Вам личные письма раз в неделю. Внеофисные выходные случались прогулочными, далеко не беспечными. Парки… музеи… театры… Сидеть не хотелось и не моглось. Стопы вышагивали километры. Пытливый взгляд цеплялся за (углы) надписи и вычитывал послания судьбы. А по утру в понедельник неистово хотелось делиться впечатлениями, рассказывать, повествовать, увлекать красотами нашего (около)родного города. А он, забияка, всегда поражал, и поражает. Удивлял, и удивляет своей многогранностью. Гигант-космополит! Размалывал, и размалывает и вдохновляет одноврéменно… одновремéнно!
Т.е. делиться хотелось всегда – все незамысловатые 24/7. Но надо же и честь знать! Как можно надоедать любимым своими душевными излияниями? И письма, приправленные парой-тройкой фотографий, отправлялись лишь раз в неделю.

Тогда, ровно десять лет назад, я слышала, как Вы их читаете, шуршите, шепчете. Иногда раз – и начинаете набирать обратное послание. А даже если и не отвечали, то думали достаточно громко. И в этом произрастал, возможно и не осознаваемый Вами, наш внутренний диалог.
Тогда, ровно десять лет назад, я попросила Катюшу собрать… нас. И был повод. И была причина. И был день. И была… тайная вечеря. И мне… в каком-то, будто одностороннем порядке, предстояло рассказать о… Любви!
Иначе? Иначе быть не могло. Рассказывать о Любви нельзя сквозь телефонную трубку. Рассказывать о любви нельзя вне взглядов. Рассказывать о любви нельзя, не прикасаясь. Рассказывать о любви… необходимо! О Ней нельзя умалчивать!

Тогда, ровно десять лет назад, ушёл… упорхнул папа. Лететь с четырнадцатого этажа не каждому под силу.
Тот рассказ был не про… И да! И про смерть – настолько, насколько Она часть Любви!
Кто и что тогда понимал? Кто и что тогда спросил? Кто и что тогда открыл,.. осознал? П(р)очувствовал? Воспринял? После встречи многие задавали Катюше вопрос: «Зачем, собственно…?!» (Я же как раз надеялась, что спрашивать будут меня. И тот же самый момент, осознавала, что один разговор не может лишить человека страха смерти. И вопросы полетят – только не в мою сторону.) Растерянная подружечка, бедная, сталась меня уберечь и найти толковое объяснение. Спасибо! Благодарю Её за мужество и отвагу!

Стало ли что-то понятнее с годами?! Или читаете сейчас, уже очередной абзац!, в недоумении, «Доколе..?» Да, мне все ещё не безразлично. Равнодушие расстраивает. Но впадать в уныние не получается. Любовь способна воспарить сама и захватить с собой, и держать ровно столько, сколько Вы того желаете. Она способна выбрасывать из окон, чтобы разорвать порочные круги, чтобы помочь бренному телу справиться с мирскими страхами. Праведно ли? Каждый решит для себя! Но… право! Боязно быть не должно! Возможны ли иные сценарии? Безусловно! Пожалуй, главное, чтобы они не были продиктованы равнодушием. Даже тишина… даже тишины должны быть плотными, наполненными, чувственными! А пути-дорожки?! Перед нами всегда, по крайней мере, условные лево-и-право. N’est-ce pas?.. Не так ли?
… there are two paths you can go by
But in the long run
There's still time to change the road you're on…

© Jimmy Page, Robert Plant “Stairway to Heaven” by Led Zeppelin; Warner/Chappell Music, Inc.
Всегда есть время и возможность сменить направление движения!

***
И прошло десять лет!
Теперь социальные сети правят балом. И картинок больше. Слов? Чувств? Встреч?! Больше ли диалогов?
И прошло десять лет!
И я продолжаю сочинять личные письма. И эти сочинения не становятся короче. SMS – очаровательный соратник, чтобы напомнить – “you’ve got mail!”
И прошло десять лет!
И Вы много раз родители!!!
И прошло десять лет!
И пройдёт ещё!!!

Led Zeppelin – Jimmy Page и Robert Plant – продолжают поднимать(ся) по “Stairway to Heaven”!
And if you listen very hard
The tune will come to you at last
When all are one and one is all
To be a rock and not to roll

А я верю в чудеса! И… «их у меня Бывает»!!!
И делюсь! И прошу прощения, если докучаю!
Будьте счастливы, Любимые!!! Со мной или без меня! Вместе мы или порознь! Все круговерти бытия соединяют, чтобы разбросать по планете… по вселенным… по мирам. А потом – вновь соединить! Наверняка! Вне всяких скепсисов и сомнений!

Будьте! Будьте вместе!
Люблю!
К.