Мюнхенская конференция по безопасности возможно прольёт свет на будущую внешнюю политику США

Ежегодная мюнхенская конференция по безопасности, которая состоится в середине февраля текущего года, обещает стать важной вехой в международных отношениях.

В рамках трансатлантического сотрудничества Европа привыкла идти в фарватере внешнеполитического курса США. Ведущие политические и финансовые круги США, как представители страны-лидера западного мира, формулировали и воплощали в жизнь своё видение мироустройства. В этом плане Мюнхен одна из важнейших площадок для настройки и синхронизации элит разных стран.

Наверное это первый раз за многие десятилетия когда в преддверии этого мероприятия европейский истеблишмент не знает точно, что ожидать от Вашингтона. Отстраняться ли США от разрешение проблем в мире? Как новая парадигма поведения будет выстроена внутри администрации Трампа (будет ли он держать на коротком поводке своих дипломатов и единолично, без консультаций с экспертами, ошарашивать общественность своими заявлениями по международным вопросам?).

По-моему надежды на то, что всё будет как прежде нет. А это в свою очередь означает, что европейским политикам и дипломатам прийдёться заново научиться самостоятельно разрабатывать и действовать на международной арене.

В своих предвыборных речах Трамп подчёркивал своё желание снять с США роль полицейского, который задаёт и наводит силой порядок в других странах. Но, на то они и предвыборные речи, которые не всегда претворяются в жизнь.

Он не дипломат в классическом понимании, а бизнесмен ищущий возможность заключения выгодных сделок. Другими словами, вести переговоры и договариваться. Уступки для достижения цели есть неотъемлимая часть переговорного процесса. Трамп, похоже, готов поступиться многим. В то же время, нарушение условий договора намного негативнее воспринимается деловыми людьми. Но, об этом можно будет узнать только через несколько лет.

В итоге, либо через месяц в Мюнхене представители США озвучат конкретное описание новой архитектуры мировой политики, либо не озвучат, но тогда это будет говорить об отсутствии какого-либо плана.

Риторический вопрос о незакрытии воздушного пространства над Донбассом

Почему те россияне, которые обвиняют Украину в не закрытии воздушного пространства над Донецкой областью в июле 2014 года, не "убиваются" по поводу того, что Кремль умолчал поставку того же БУКа, запечатлённого на десятках видео и фото, как на территории РФ, так и Украины.

Подборка материалов о злочастном БУКе: https://www.bellingcat.com/news/uk-and-europe/2015/10/08/mh17-the-open-source-evidence/#_ftn54

Два дня - падение акции продолжается

Оптимизм у фондовых аналитиков падает, но не настолько, чтобы заменить рекомендацию на продажу...

"Deutsche Bank (DB) reiterated a ‘Buy’ rating on SunEdison, Inc. (SUNE) and lowered the price target from $45 to $26.

Currently there are 10 analysts that rate SUNE a ‘Buy‘ versus 2 rating it a ‘Hold‘. No analyst rates it a ‘Sell‘."
Источник: http://wallstreetpit.com/109212-notable-downgrades-groupon-grpn-best-buy-bby-michael-kors-holdings-kors-sunedison-sune-gulfport-energy-gpor/

Мысли вслух об одной акции

Несколько статей обратили моё внимание на одну акцию и роль институциональных инвесторов:
http://www.insidermonkey.com/blog/sunedison-inc-sune-is-misunderstood-by-mr-market-are-hedge-funds-right-to-be-bullish-365444/
http://www.bidnessetc.com/49729-sunedison-inc-sune-heres-why-stock-will-rebound-on-monday/

За последние годы цены на солнечные панели серьёзно упали. Производительность выросла. Прогноз спроса - позитивный (спасибо, Тесла за PR). По-идее компании, которые строят и управляют площадками с солнечными батареями должны, в долгосрочной перспективе, быть в выигрыше. Казалось бы - фондовый рынок должен быть в восторге от компаний, имеющих прямое отношение к производству электроэнергии. В то же время, одна из ведущих компаний на этом рынке убыточна, а курс акции за последние недели три упал вдвое.

Скриншот и линк на график
https://www.google.com/finance?chdnp=0&chdd=0&chds=0&chdv=1&chvs=Linear&chdeh=0&chfdeh=0&chdet=1439077747488&chddm=103615&chls=IntervalBasedLine&q=NYSE:SUNE&ntsp=1&ei=cpXGVemMKIn-swG-qIuoDg

Гугл Финанс оценивает количество держателей ранга Institutional Investors (главным образом инвестиционные и пенсионные фонды) на уровне 111%. Пересечение важных отметок могло вызвать каскадную реакцию по закрытию убыточных позиций. Но, учитывая, что оборот компании растёт, то... скорей всего стоит присмотреться к этой акции ближе.

С другой стороны, работа себе в убыток не может длиться вечно. Не смотря на многообщающие приобретения на энергетическом рынке cash flow положительный от финансовой деятельности. На оперативном уровне - убытки. Короче, надо читать их отчёты, чтобы понять, что вызывает такой перекос.

(no subject)

Почему-то весь день в голове крутится песня Владимира Высоцкого "Баллада о борьбе"

Сpедь оплывших свечей
И вечеpних молитв,
Сpедь военных тpофеев
И миpных костpов
Жили книжные дети,
Не знавшие битв,
Изнывая от мелких
Своих катастpоф.

Детям вечно досаден
Их возpаст и быт, -
И дpались мы до ссадин,
До смеpтных обид.
Hо одежды латали
Hам матеpи в сpок,
Мы же книги глотали,
Пьянея от стpок.

Липли волосы нам
На вспотевшие лбы,
И сосало под ложечкой
Сладко от фpаз,
И кpужил наши головы
Запах боpьбы,
Со стpаниц пожелтевших
Слетая на нас.

И пытались постичь
Мы, не знавшие войн,
За воинственный клич
Пpинимавшие вой,
Тайну слова "пpиказ",
Hазначенье гpаниц,
Смысл атаки и лязг
Боевых колесниц.

А в кипящих котлах
Пpежних боен и смут
Столько пищи для маленьких
Наших мозгов!
Мы на pоли пpедателей,
Тpусов, иуд
В детских игpах своих
Назначали вpагов.

И злодея следам
Hе давали остыть,
И пpекpаснейших дам
Обещали любить,
И, дpузей успокоив
И ближних любя,
Мы на pоли геpоев
Вводили себя.

Только в гpёзы нельзя
Насовсем убежать:
Кpаткий век у забав -
Столько боли вокpуг!
Постаpайся ладони
У мёpтвых pазжать
И оpужье пpинять
Из натpуженных pук.

Испытай, завладев
Ещё тёплым мечом
И доспехи надев,
Что почём, что почём!
Разбеpись, кто ты - тpус
Иль избpанник судьбы,
И попpобуй на вкус
Hастоящей боpьбы.

И когда pядом pухнет
Изpаненный дpуг,
И над пеpвой потеpей
Ты взвоешь, скоpбя,
И когда ты без кожи
Останешься вдpуг
Оттого, что убили его -
Не тебя, -

Ты поймёшь, что узнал,
Отличил, отыскал
По оскалу забpал:
Это - смеpти оскал!
Ложь и зло - погляди,
Как их лица гpубы!
И всегда позади -
Воpоньё и гpобы.

Если мяса с ножа
Ты не ел ни куска,
Если pуки сложа
Наблюдал свысока,
И в боpьбу не вступил
С подлецом, с палачом, -
Значит, в жизни ты был
Ни пpи чём, ни пpи чём!

Если, путь пpоpубая
Отцовским мечом,
Ты солёные слёзы
На ус намотал,
Если в жаpком бою
Испытал, что почём, -
Значит, нужные книги
Ты в детстве читал!
http://www.youtube.com/watch?v=1F7qY50VsHY

На Шипке всё спокойно (к банкротству Детройта)

Детройт объявил о банкротстве. Задолженность города порядка 19 млрд $. Новость публикуется во всех ведущих СМИ.

Берлин - долговые обязательства на 31.03.2013 - 61 млрд евро. Это не помешало в 2004 году поддержать проект строительства нового аэропорта, начальная стоимость которого составляла ок. 1.7 млрд евро. На 2012 год -- уже 4.3 млрд евро. Каждый месяц стоит ещё порядка 35-40 млн евро.

Ассоциативная память

Стрит-арт мюнхенской фабрики, производящей исключительно лёд, у меня всегда ассоциировался с мороженым. Статья на BigPicture помогла мне наконец-то понять причину. Виной тому - "тяжёлое советское детство", в котором пингвин выступал символом мороженого.



Первая нагугленная фотография Eisfactory: Пингвины подросли...

bearish

На пост arbat'a касательно The 2013 State of the Union Address

Не знаю появится ли мой комментарий на странице у arbat, поэтому скопирую сюда.

1. Назовите одно фактическое утверждение Обамы в этой речи, которое, по вашему мнению, максимально соответствует реальности.
Obama says: "nothing I'm proposing tonight should increase our deficit by a single dime". (смайл)(с)

2. Назовите одно предложение Обамы в этой речи, от которого вы бы ждали самую большую пользу
Obama says "For the sake of our children and our future, we must do more to combat climate change." (смайл)(с)

3."является ли это утверждение правдой? Если да, - по сравнению с чем был сокращен дефицит, и сокращение каких именно затрат было основной частью этого сокращения?"
В обзоре проекта бюджета США на 2013 год (размещённом на сайте Белого Дома), описывается за счёт чего планируется сократить отрицательный разрыв между доходами и расходами по сравнению с прошлогодним бюджетом (в бюджете 2013 года заложен минус в районе 900 млрд $ по сравнению с дырой в бюджете 2012 года в размере -1.3 трлн $).
Напр., "Implements the new defense strategy to spend $487 billion less in the Department of Defense’s base budget than was planned in last year’s Budget. Overall defense budget, including overseas contingency operations, is 5 percent below last year’s enacted level".
Достаточно наглядный интерактивный график запланированных расходов на 2013 год можно найти на сайте New York Times: http://www.nytimes.com/interactive/2012/02/13/us/politics/2013-budget-proposal-graphic.html

4. "We buy more American cars than we have in five years, and less foreign oil than we have in 20. " - является ли вторая часть утверждения правдой?
С натяжкой - скорее да, чем нет. Согласно данным http://www.eia.gov за ноябрь месяц 2012 года США импортировало ок. 303 тысяч баррелей нефти. Меньше было эпизодически в 1999 году и стабильно меньше где-то с 1996-1997 и раньше. Возможно на начало 2013 года данная цифра действительно ниже, чем двадцать лет тому назад.
Если же говорить о нефти, покупаемой у стран, входящих в ОПЕК, то в ноябре 2012 было импортировано 125,848 баррелей нефти. В ноябре 1993 года - 128,376 (данных за 1992 год нет).

6. "Now, in the meantime, the natural gas boom has led to cleaner power and greater energy independence. We need to encourage that. And that’s why my administration will keep cutting red tape and speeding up new oil and gas permits." - является ли это утверждение правдой в той части, где он подразумевает, что они уже это делают? Если да, приведите какие-нибудь примеры.
Судя по статистике, выложенной на сайте www.blm.gov (Bureau of Land Management - Table 8.  Number of Drilling Permits Approved by Fiscal Year on Federal Lands), количество разрешений на бурение, выданных с 2008 года, стабильно держалось между 4090 и 4487 в год. Только во время 2го срока Буша младешго этот показатель был выше и в какой-то год перевалил даже за 7000.
Другой показатель - занятость в нефтедобывающей отрасле. В 2010 году - ок.156 тысяч человек. На начало текущего года - более 193 тысяч человек. Говорящий сам за себя график и данные можно увидеть на сайте резервного банка Сент-Луиса: http://research.stlouisfed.org/fred2/series/CES1021100001

Ничто не ново под Луною... или Рэмбо-стайл сорок лет спустя

История повторяется трижды. Как трагедия, как фарс и как американский фильм.

Один из юзеров reddit'a дал ссылку на интересную статью в которой проводятся параллели между нынешним буйством экс-полицейского из Калифорнии Криса Дорнера и историей другого афро-американца - Марка Эссекса, вышедшего на тропу войны против полиции Нового Орлеана в канун нового 1973 года по достаточно схожим мотивам.
[Spoiler (click to open)]

Exterminating Angels



11 February 2013

Racism, as readers of Richard Wright and Chester Himes know,

sometimes drives its victims homicidally mad, as in the cases of Bigger
Thomas in Native Son or the anonymous sniper in Himes’s
extraordinary short story ‘Prediction’. But then again, ‘mad’ may be a
cowardly liberal euphemism for a radical defiance that would rather kill
and die than submit to further lies and humiliation. Both stories are
so unsettling because they leave the reader to divide justice by horror
and then ponder the terrifying quotient.


Christopher Dorner’s ‘Manifesto’,
the product we’re told of the unendurable depression that descended on
the author after his dismissal from the LAPD, veers between bipolar
extremes. In one section, Dorner taunts his former comrades in sneering
acronyms that boast his expertise: ‘Your APC are defunct… My POA is
always POI.’ But the rant is followed by sentimental acknowledgments to
friends and several pages of fan notes to eclectic heroes who include
Hillary Clinton (his first choice for president in 2016), Chris Christie
(his second choice), Dave Brubeck, General Petraeus and Ellen
DeGeneres. He’s also a passionate advocate (and argument for) gun
control.


Perhaps his brain synapses have been misfiring for a long time, but
the core of Dorner’s Manifesto is a coherent account of how a police
Explorer Scout realised his life’s dream as a LAPD rookie and then had
his reputation and career destroyed for being an honest cop. He debunks
the myth – propagated by the LA Times, Mayor Villaraigosa, and
most of the liberal establishment – that thanks to Saint Bratton a
kinder, gentler and more diverse LAPD now protects and serves Los
Angeles.


Indeed Dorner’s eye-witness account of routine sadism, racism and
conspiracy in the department is totally in line with its historical
institutional culture and was inadvertently fact-checked by the LAPD’s
wild shooting of two innocent women and Chief Beck’s kneejerk
exculpation of the officers involved. (Those who think that there are no
more Rodney Kings should look carefully at the case of the LAPD patrol woman who killed a mentally ill woman last summer by stomping on her genitals.)


If Dorner were standing on a skyscraper ledge or holding Rupert
Murdoch hostage, the world might pay more attention to the injustices
that he chronicles. But he has instead chosen, as he puts it, to make
his enemies’ homes his ‘war space’ and their families his targets. Thus
his spree began not with his Barrett .50 aimed at LAPD headquarters, but
with the murder of a cop’s daughter and her fiancé.


Outlaw heroes are not this pitiless and there is no warrior honour in
killing helpless family members. So who is Dorner? He will undoubtedly
be buried in multiple coffins by competing theories and explanations.
Some will fit him for serial killer lunatic, while on the AM dial he’ll
be denounced as liberalism’s Timothy McVeigh. Obama will be blamed.


But I’m haunted by an eerie precedent to Dorner’s story: the legend
of Mark Essex. He was a monster in the same sense as Dorner: his rage at
injustice and humiliation became an annihilating violence.


A young Black navy veteran with almost no formal weapons training,
Essex boldly attacked the headquarters of the New Orleans Police
Department on New Year’s Eve, 1972. After killing a black police cadet
and wounding a white lieutenant, Essex escaped to a nearby warehouse
where he ambushed a K-9 unit and killed another cop. For a week he
eluded a vast manhunt before suddenly reappearing in the Howard Johnson
Hotel across the street from City Hall. Going floor to floor, always
warning the housekeepers to flee, he shot down hotel managers and white
guests, setting rooms afire as he climbed toward the roof.


The New Orleans police rushed the hotel, but Essex with uncanny
accuracy shot cops off fire ladders, mowed them down in stairwells and
killed them as they stepped out of elevators or got out of their cars in
the streets below. By nightfall on 7 January 1973, Essex – now bunkered
on the roof of Howard Johnson – had militarily defeated the entire New
Orleans Police Department. He had shot ten police officers (five dead,
including a deputy chief) and eleven white civilians (four dead) while
withstanding thousands of rounds of police fire without a wound.
Ultimately a marine helicopter was brought in and after taking numerous
hits from Essex in three runs at the hotel, a police sharpshooter killed
the one-man black liberation army. When the coroner received what
remained of Essex he counted 200 bullet wounds.


In his superb reconstruction of this New Orleans Armageddon (A Terrible Thunder: The Story of the New Orleans Sniper)
first published in 1978, Peter Hernon anticipates some of the key
questions that may confront Dorner’s biographer. Essex grew up in
Emporia, Kansas, the child of a blue-collar black family in an almost
all-white town. (Dorner emphasises that he was the only black child in
his classes until middle school.) Hernon finds nothing traumatic or
disturbed in Essex’s life until he joins the navy in the late 1960s and
trains in San Diego as a dental technician with the hope of someday
going to dental school. The white navy dentist whom Essex assisted
recalls him rather fondly to Hernon as a cheerful 19-year-old from
Kansas.


But the navy in 1969 is anything but cheerful. In the white ranks
there’s seething hostility against promotion of blacks and race riots
have erupted on the flight decks of the big carriers. Many black
sailors, as well as a minority of whites, are alienated by the war in
Vietnam and the Nixon backlash at home. Hernon is stationed at a small
naval base in Imperial Beach (last exit before Tijuana and the site of
the hugely subversive and accordingly short-lived HBO series, John from Cincinnati)
where he and other black sailors are tormented by racist CPOs. (Hernon
quotes one as loudly proclaiming: ‘God, it must have been beautiful
twenty or thirty years ago. When a nigger went to sea it was below the
decks, in the galley.’) Finally, after one slur too many, Essex decks a
white sailor.


He’s doomed. Like Bob Jones, the black shipyard worker in Himes’s ferocious 1945 novel If He Hollers Let Him Go,
a single misstep and his life spirals downward. In the face of unfair
punishments and continuing abuse, Essex loses faith in a naval career.
He goes AWOL and is kicked out of the service. Unlike Dorner however,
Essex is able to place injustice in a political framework; there are
plenty of radical cats in the navy in 1970 and he gravitates towards the
Black Panthers, first in New York and then in New Orleans. Police
attacks on the Desire projects and the killing of local activists
convince Essex that it is time for war. Hernon is very clear, however,
that this was a solo project, ‘revolutionary suicide’ in the terminology
of the time. But Essex doesn’t die entirely alone. As he kills cops
from the rooftop of the Howard Johnson, young Black people in the street
cheer him.


Does anyone cheer Dorner?