Category: 18+

Category was added automatically. Read all entries about "18+".

маски

"Любви больше нет" реж. Эрик Капитен, 2016

Только-только говорили о том, в какую пропасть скатился французский жанровый кинематограф, и вот пожалуйста, еще один образчик: тупая, абсолютно несмешная, с невыразительными актерами (Бенжамен Лаверн и Элиза Рушке) типа "комедия" о стартаперах, организовавших контору "Любовь умерла" (русскоязычная версия названия предлагает более мягкий вариант перевода): если не можешь объявить супругу или партнеру о расставании - найми специалиста и он выполнит эту малоприятную миссию за тебя, возьмет недорого. Естественно, попутно влюбится сам, а протестующие на пороге офиса будут регулярно обнажать сиськи... - все тридцать три жанровых удовольствия вроде бы налицо, однако удовольствия никакого.
маски

хоть ты человек плохой: "Ханана" Г.Грекова, театр "18+", Ростов-на-Дону, реж. Юрий Муравицкий

Пьесу Германа Грекова я услышал больше лет назад на читке в рамках фестиваля "Любимовка" еще в старом, трехпрудном Доке, и тогда она, откровенно говоря, показалась тривиальной, вторичной "чернушной" бытовухой, из той же серии, что одновременно, чуть раньше или позже появившиеся "Соколы" Валерочки Печейкина, "Любовь людей" Дмитрия Богославского и тому подобные "натуралистические" драмы, попозже "Колбаса" Валерия Шергина, другие образчики "уральской" и отпочковавшейся от нее "удмуртской" школы, не без привкуса абсурда и не без потуг на метафоризм, на религиозно-мифологические подтексты и аллюзии, но заквашенные на социальном реализме и тематически, и эстетически, и по самой своей, казалось бы, сути:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/1215245.html

С тех пор ставились и "Соколы", и "Любовь людей", а "Ханана" в Москве, по-моему, так и не пошла, при том что приезжала из Латвии, аж из Лиейпайи:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/1951906.html

И вот удивительным каким-то образом вернулась через Ростов-на-Дону, где Юрий Муравицкий в соавторстве с художником Екатериной Щегловой (больше работающей, оказывается, в кино, чем в театре, и не с последними мастерами!) выпустили спектакль, перевернувший мое застарелое представление о пьесе. "Ханана" если со времен "любимовской" читки и не забылась то, если честно, только благодаря эффектному названию - сходу не поймешь (и кстати, непонятно из ростовского спектакля), что в заглавие вынесена фамилия семьи главных героев; то-то я в свое время обзорную статью по "Любимовке", где впервые была пьеса представлена, назвал "Всем Ханана!"

Постановщики спектакля тоже делают упор на заложенную драматургом ассоциацию с эвфемистическим междометием (или все-таки наречием?) "хана!", настолько мощный, что прологом, эпилогом и перебивками между эпизодами используют песни дуэта "Братья Тузловы", включая "программную", дважды повторяющуюся "Хана нам!" Кстати, эти "Тузловы", говорят, вовсе и не "братья", и никакие не "Тузловы", но авторский проект Дмитрия Третьякова, создателя группы "Церковь детства", вдохновленный (опять же будто бы... но чего не бывает в жизни) опытом Андрея Чикатило, с которым Дмитрий Третьяков рос по соседству! Так или иначе полусамодетельный конферансье и шансонье в одном лице, будто из придорожного шалмана, но как и положено, в галстуке-бабочке, поет под аккомпанемент и бэк-вокал баяниста "душевные", "проникновенные" песни, настолько точно соответствующие не просто духу пьесы, но складу жизни, которая в пьесе отражена, что легче принять их за аутентичные, фольклорные куплеты, нежели за стилизацию, в таком случае конгениальную собирательному первоисточнику, и вместе с тем четко сохраняющую саркастичную, здраво-циничную по отношению к нему дистанцию: "Я тебя не брошу, зая! Хоть ты человек плохой..."

Сюжет пьесы типичен для подобного рода сочинений начиная еще с первых опытов Коляды, разве что пожестче, с купированными сантиментами: немолодая женщина Наташа тянет на себе глухого мужа, дебиловатого сына, который по пьянке с матерью совокупляется ("что у тебя пизда, что у других"... а матери спокойнее, если сын ее, а не кого-нибудь еще снасильничает...), и заодно и приезжего "квартирянина", с которым в присутствии мужа и сына также открыто сожительствует; долгожданное возвращение второго сына Димы из заключения оборачивается убийством - в пьяной драке по случаю "праздника" квартирант Петр убивает Диму, спасая Сашу, и от уголовника Димы остается мешок с деньгами, а еще "калашников", который пригодится, когда за мешком прикопанного в огороде Димы явятся две черные машины с бандитами.

В отождествлении материнской пизды с любой другой мудрено расслышать отсыл к Эсхилу, но дегенерат Сашка поминает Эдипа всуе напрямую, благо книжек - "кинижек" - библиотечных мать ему перетаскала тьму, и вот плоды просвещения: он почитает - и если книжка хорошая, успокоится, а если, на дай бог, попадется "плохая"... или, страшнее того, периодическое издание с новостями... "Интеллектуальная", "книжная" начинка в пьесе, полагаю (зная другие опусы Грекова) деталь в целом скорее бытовая, пусть и с гротесково-абсурдистским привкусом, а дежурные аллюзии к Ветхому завету и вовсе отдают пошлятиной; в спектакле Муравицкого-Сальниковой она становится ключом не только к пониманию происходящих событий, но и к художественной форме, выбранной режиссером и художником для осмысления пьесы.

Действие помещено в затянутый со стороны зрительного зала мутной полиэтиленовой пленкой деревянный павильон без стен с неоновой вывеской "ханана" вместо фронтона. Появляющиеся из за кулис актеры, заходя внутрь этой коробки, мгновенно видоизменяются, и не только за счет создаваемого полиэтиленом оптического эффекта: они горбятся, скрючиваются, замедляют темп движений, а речь растягивают, искажают голоса до каких-то ненатурально "мультяшных" тембров. Поразительно при этом, что почти три часа без антракта этот чисто формальный прием, который вроде бы должен быстро исчерпаться, неизменно работает, наполняется содержательно, позволяя в этом бескомпромиссном, свободном от псевдогуманистической слезливости "русском гиньоле" все-таки разглядеть и трагедию античного масштаба, и библейскую притчу.
маски

"Молодое вино" реж. Петр Олевский ("Дух огня")

Подружки Люба и Мила отдыхают на юге, опытная Мила пытается "сделать женщину" из Любы, но Любе для этого, по словам опять же Милы, "нужен Ричард Гир", до того нецелованная девушка придирчива и стеснительна. Едва не став жертвой приставучих хулиганов, онм оказываются в гостях у своего спасителя, скромного добродушного Славика, местно жителя, владельца практически целой усадьбы, и с единственным квартирантом Николаем. Славика больше привлекает разбитная Мила, а Люба неожиданно быстро отвечает на ухаживания самоуверенного Николая, как вдруг выясняется, что Николай - бывший жених Милы, в какой-то момент из Москвы скрывшийся, так что беременная Мила, оставшись одна без поддержки, в отчаянии сделала аборт.

Искусственная ситуация с участием двух пар персонажей, написанная драматургом Еленой Исаевой, возможно, сгодилась бы для сцены и терпимо смотрелась бы в какой-нибудь средней руки антрепризной постановке, разбавленная ужимками вышедших в тираж медийных лиц. Но на экране ее не спасает даже обаяние Данилы Россомахина, которого я вместе с его братом-близнецом помню еще студентом ГИТИСа и хорошо знаю по спектаклям Владимира Панкова - Россомахин, в отличие от играющей Милу и чувствующей себя как рыба в воде Катерины Шпицы, своему Славику, а о тут персонаж ключевой, старается передать побольше от себя, но к ходульному, плоскому образу актерские старания не идут, а под тяжестью нагруженной режиссером бергмановской серьезности водевильная фабула рассыпается в песок.

Кстати, меня всегда занимает вопрос: авторы подобных картин сами когда-нибудь пробовали заниматься сексом на пряже вот так, как персонажи фильма, ничего под себя не подстелив, а прямо на песке и камнях, или самые свежие их сексуальные впечатления связаны с домашним просмотром пиратских VHS? А то обозначив жанр "Молодого вина" как "эротическая мелодрама", они и на уровне посредственной комедии не удерживаются, скатываясь в какой-то совсем дурной фарс. Раньше эротику от порнографии в позднем СССР отделяли, все, что выше пояса относя к "эротике", а что ниже - уже к "порнографии"; в этом смысле "Молодое вино" - эротически последовательно выдержанное вино кино, и то же касается характеров персонажей, поданных исключительно "по верхам", по внешним проявлениям, не заглядывая внутрь. И это еще если брать основную часть истории, а имеется продолжение!

Разделом служит момент, когда Славик готовится нырнуть в море со скалы - символически это означает с головой окунуться во взрослую жизнь, которая не медлит. Прошли, как говорится, годы, и вот уже давно позади бурная ночь, в которую Мила назло Коле отдалась девственнику Славику, а Люба потеряла девственность на пляже с Николаем, не прогадав - Николай сразу решил на ней жениться! Славик и Мила (взрослых героев играют Александр Яценко и Екатерина Волкова) тоже поженились, но у Милы перманентный роман с капитаном прогулочного судна, а Славик топит горе в домашнем, по-прежнему молодом вине, и лишь однажды, упившись, позволяет себе привести на ночь, пока жена "в рейсе", юную курортницу, которая оказывается... ну да, конечно - приехавшей на юг дочерью Николая и Любы!

Вливая молодое вино в старые мехи, сценарист под конец выдает уже совершенно негодную к употреблению бормотуху, а артисты каждый в меру профессиональной состоятельности пытаются изображать кто равнодушие, кто шок от внезапно открывшейся правды... Оказывается, был момент, когда спустя четыре года после свадьбы Мила не выдержала и поехала к Николаю, увидела его с маленькой дочкой, прыгнула под машину, он за ней, Милу спас, сам пострадал и умер от кровоизлияния... Для полноты ощущений не хватает, чтоб девушка как-нибудь оказалась дочерью Славика и случайная их связь обернулась инцестом - но Минкульт РФ не благословил бы такое, и чтоб хоть как-то завершить процесс брожения фантазии, авторы отправляют Милу с дочкой подруги "в Москву, в Москву" (Чехова дитя цитирует сознательно!), оставляя Славика с молодым вином на юге, при том что интрига явно требует чего-то покрепче.
маски

"Метаморфозы" реж. Кристоф Оноре, 2014

Давнишний, застарелый мой "должок" - не посмотрел своевременно на фестивале "Завтра", уж сколько лет почившем (к сожалению...), и Костик-злодей меня тогда затравил. Просил скачать на флэшку из интернета - нашлась только версия без перевода с французского, много ли в ней толку... Однако про фильм я не забывал и наконец сам обнаружил неплохого качества, годную для просмотра сетевую копию - посмотрел, а зачем, и не знаю... В принципе даже ничего себе кино - пустое абсолютно, но у Оноре все фильмы такие; обнаженки, пусть без откровенного порно, немало - вроде бы должна оживлять, а все равно скучища.

Персонажи "Метаморфоз" Овидия бродят по рощам и полянам возле спальных городских районов и вдоль автострад - сквозной героиней оказывается Европа, воплотившаяся, что характерно, в малоприятную припухлую арабскую девицу. В первой части, "Европа и Юпитер", она становится "жертвой" - вполне при этом добровольной - ухаживаний "белого бога" - весьма привлекательного, симпатичного, между прочим, парня; во второй, "Европа и Вакх", оказывается участницей оргий (довольно скромных, к сожалению); третья, "Европа и Орфей", номинально посвящена Орфею, но... Оноре волей-неволей следует за Пазолини - тоже мне образец для подражания! - и композицию строит по принципу "цветка тысячи и одной ночи", где один фантастический сюжет наслаивается на другой: так, Юпитер рассказывает Европе про Ио - и тут же поблизости обнаруживается корова; далее они находят приют у Филемона с Бавкидой... ну и т.д.

Самоуверенный Юпитер, закомплексованный Вакх - античные "божества", примкнувшие к ним "герои", остальные мифические персонажи разной степени "божественности" происхождения - Нарцисс, Гермафродит - скинув современные одежки и удалившись от проезжих дорог, якобы обнаруживают в себе и своем поведении нечто универсальное, древними легендами и мифами зафиксированное, Овидием две тыщи лет назад осмысленное и воспетое. На самом деле эксперимент Оноре, даже если затея изначально смысл имела, получился безвкусным, а кино провальным - унылым настолько, что и голые тела, по большей части молодые (тут наши с режиссером вкусы совпадают...) в немалом количестве ему обаяния не прибавили.
маски

"Все о мужчинах" реж. Сарик Андреасян, Леонид Марголин, Михаил Жерневский, 2016

Привольно, весело живется, должно быть, Сарику Андреасяну, и не беда, что кинокомпания его обанкротилась - в отсутствии вкуса, умений и стыда финансовый крах не страшен, а счастье для творческого человека не в деньгах, да и можно не надеяться, что Андреасян оставит кинобизнес, не пойдет же он цветами торговать, у него амбиции другого пошиба.

"Все о мужчинах"... - ну конечно, если о мужчинах, то все и сразу, не размениваться же на мелочи, как Бергман с Антониони. Мужчины в фильме, не в пример, кстати, бабам сколь безликим, столь и уродливым - сплошь медийные, узнаваемые, и даже не все из них вовсе уж бездарны, хотя качество "материала" сильно разнится. К примеру, персонаж Верника страдает, влюбленный в ветреную молодую девицу, той хочется гулять, а он уже не в том возрасте, солидный дядя... Персонажи Епифанцева и Белоголовцева слегка подустали от жизни в счастливом браке и решили... поменяться женами, типа свингеры. И все они свои печали несут к сомнительному "бомбиле", а за рулем - Дмитрий Нагиев, о себе его герой рассказывает нечто несусветное (он и бизнесмен, чуть ли не король уличных туалетов в Москве, и бывший секретный агент, выкравший в Англии важные документы, награжденный, странно только, что не посмертно), зато слушает внимательно, помогает и советом, и делом, а денег с пассажиров просит по совести, либо вовсе не берет, как с армянского юноши, до неприличия смазливого комика-стендапера, к которому приехал папа-строитель из Сочи.

Линия армянского папы, который с банкой аджики в охапку мечется, распираемый от нерастраченной любви к потомку, а "звезде стендапа" некогда пообщаться с отцом, задумана авторами, видимо, как трогательная и даже, может быть, в какой-то степени личная, но, что в подобных случаях всегда происходит, когда за дело берется бесталанный дилетант, именно она получилась, против ожидания, хоть сколько-нибудь да смешной, по крайней мере что касается деталей пребывания папы в гостиничном номере - персонаж как будто не стройками в Сочи занимается, а только что впервые спустился с гор, не видал отродясь ни халатов, ни шампуней, ни сложенных "лебедями" полотенец (боится нарушить красоту, спать не ложится) - я бы на месте настоящих армян обиделся, счел клеветой, но коль скоро они сами себя показывают такими дикарями... пускай; опять же, "прозревший" сын с полученной от всеведущего бомбилы Нагиева (ну просто "корпорация Святые Моторы"!) бутылкой коньяка - разумеется, армянского - вваливается к отцу в отъезжающий поезд и начинается беседа по душам, заодно и спонсорам отработали.

Бутылку же эту бомбила Нагиев получил от свингера Епифанцева в обмен на пару мягких игрушек - ну а тайну, чем заканчивается "свинг по-русски", задолго до Сарика Андреасяна уже раскрыл Юрий Поляков, так что на этой линии неожиданных сюжетных поворотов не предвидится: бабы пошли в отказ, а мужики на съемной хате проснулись утром без памяти, вповалку и почему-то полуголые - может быть, по пьяному делу они все же не только о судьбах родины спорили, кто знает. Верник, понятно, передумал жениться на молодой, но как честный человек обручальное кольцо дорогущее ей все же подарил - "хороший мужчина", пришли к выводу родители невесты". И это - все о мужчинах?! Пока что все, но за Сариком не заржавеет.
маски

"Черт нас возьми" реж. Жан-Клод Бриссо ("Дух огня" в ЦДК)

В Ханты-Мансийске фильм Бриссо показывали - уж не знаю, кто его там смотрел - в ночь после открытия, и теоретически на него даже можно было успеть с банкета, но что-то я затормозил, огорчился и уже никуда не стал спешить, хотя теперь жалею, стоило увидеть "Черт нас возьми" там, глядишь, после банкета мне бы это бриссо легче, как сейчас выражаются, "зашло", чем в Москве на свежую голову. Потому что сколько ни говори про достоинства и своеобразие кинематографа Бриссо, а я как в "Ангелах возмездия" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/930300.html?nc=2

так и в "Интимных приключениях" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/1510770.html

или в "Девушке из ниоткуда" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2401707.html

не обнаружил в свое время ни достоинств, ни своеобразия, ни хоть что-нибудь для себя важного, так и "Черт нас возьми" меня в моем давно сложившемся скептическом (мягко выражаясь) отношении к Бриссо не переубедил.

Женщина средних лет находит на привокзальной лавке забытый мобильник и вызывается вернуть его хозяйке, так оказывается юной девушкой, скрывающейся от надоевшего возлюбленного, снимающаяся для своих мужчин на камеру телефона в любительских порнушных зарисовках, а отзывчивая женщина Камилла на дому пробавляется конструированием на допотопном компьютере эротических фото- и видео-коллажей с изображениями ласкающих друг друга дам, во что сразу охотно включается и Сюзи (девушка с телефоном), присоединяясь к Камилле и заодно к Кларе (сожительница Камиллы). В общем, стандартная завязка для псевдо-лесбийского (рассчитанного, понятно, на мужиков) порно-ролика, только "Черт нас возьми" - полный метр, где эротики минимум (женщины, конечно, трогают друг друга изредка - но никаких гениталий крупных планов, подавно никаких хуев), зато много разговоров на отвлеченные темы. Ну ладно отвлеченные - однако каждая из героинь подолгу рассказывает о своей нелегкой женской доле при статичных крупных планах, и это настолько нестерпимо, что с какого-то момента, и довольно скоро, делается смешно.

Нет, ну ей-богу: Камилла пространно повествует (без визуальных флэшбеков, да и откуда им взяться, если режиссер снимает кино у себя дома... но на словах велела передать), как выросла сиротой, мотаясь по психушкам, потому что родители были известными психиатрами, хотя вместе не жили; зато новый приятель матери, будущий отчим, с детства к ней приставал, Клара еще ребенком участвовала в оргиях, потом с 13 лет занялась проституцией, обслуживала богатых и знаменитых садистов (среди прочего ей засовывали змею в вагину - жаль, конечно, что по скудобюджетности Бриссо этого не показывает, я бы посмотрел, хоть какой-то энтертеймент...), вскоре стала наркоманкой, окончательно помешалась, но искусство (под таковым понимаются те самые препошлейшие подстать фильмам самого Бриссо компьютерные коллажи, что развешаны у Камиллы по стенам) спасло ее, вытащило из ада.

И так у каждой героини - свой ад. А тут еще Оливье ломится к Камилле, где укрылась с ней и с Кларой его Сюзи, грозит пистолетом, устраивается на тротуаре против дома ночевать. Жалеючи мущщинку, Клара (постарше Сюзи, но моложе Камиллы) подбирает Оливье с улицы, избавляет от пистолета, приводит к себе, ну и начинают они жить-поживать - а почему нет, если Оливье не стар и наружности не самой противной, к тому же в пьяном буйстве лишь ужасен, а по трезвости в нем обнаруживается интеллектуал, заканчивающий книгу о театре, о Саре Бернар, да с аудиопримечаниями! В свою очередь Клара, спасая Сюзи до домогательств поначалу безутешного Оливье, а затем и себя избавляя от конкурентки, пристраивает девицу к своему 76-летнему дядюшке Тонтону, и Сюзи, любительница партнеров "постарше", совсем не прочь в дядюшке тоже пробудить страсть, но Тонтон сосредоточен на упражнениях по системе йога, уже готовый перейти от медитации к левитации.

Призрачные видения, совокупления в отрыве от поверхности земли, а главное, из фильма в фильм переходящие эпизоды лесбийских ласк и взаимной женской мастурбации (фетиш не то чтоб редкостный, но какой-то... стремный, особенно для старпера...) - стандартный набор фирменных фишек Бриссо, и здесь он тоже ничего нового не предлагает. "Черт нас возьми" в той же степени, что и предыдущие его картины, приемлема ровно настолько, насколько режиссер относится к себе, к своим персонажам, их взаимоотношениям и происходящим с ними событиям юмористически, рассматривает их на иронической дистанции. Но я вот совсем не уверен, что Бриссо хоть сколько-нибудь склонен шутить и что его эротическо-эзотерическими штудиями с чтениями про Кришну из Бхагавадгиты, душераздирающими женскими судьбами и, что совсем уж прелестно, эпиграфом из "Бесов" Пушкина (вместо дежурного Гюго) слеплены в комок прикола ради, а не всерьез с целью поведать миру нечто неслыханное посредством стандартного для Бриссо супового набора из мастурбации, медитации и левитации.

Впрочем, ничто не мешает и в таком случае смотреть "Черт нас возьми" как абсурдистскую комедию - неостроумную, несмешную, но по крайней мере и не претендующую на откровение. Ближе к концу такой способ восприятия фильма становится единственным спасением и шансом сохранить остатки лояльности к его автору. Как ни шли на лад дела у Клары с Оливье, а старая любовь не заржавела и Оливье с Сюзи воссоединились, что, впрочем, позволило Кларе остаться с ними третьей-не-лишней, благо у Камиллы умер ее отец и в наследство она получила его психиатрическую клинику, которой отныне собирается заведовать, так что жить с Кларой уже не сможет, а с Сюзи и подавно, но обещает вечно ее любить, просто иначе. Как тут не взлетать до потолка от радости такой? И черт из возьми - взлетают!
маски

"Инструкции не прилагаются" реж. Эухенио Дербес, 2013

"Постарайся не выглядеть напуганным, когда бьешься головой о стену"

Валентин живет в Акапулько и не тужит, пока на руках у него не оказывается младенец от почти незнакомый мамаши - но якобы это его родная дочь, говорит американская блондинка и отбывает восвояси. Не зная английского, Валентин отправляется в США, но мать девочки не находит, зато устраивается каскадером на голливудские съемочные площадки, и подменяя там звезд (в том числе и где-то наподобии "Пиратов Карибского моря") обеспечивает девочку, которая тем временем взрослеет.

Сперва Валентин - герой комедийный, и предлагают позабавиться злоключением безъязыкого латиноса в Калифорнии. Потом он становится чуть ли не сказочным персонажем - выдумывает для дочки небылицы про неведомую маму-супергероя, побывавшую на Луне и спасавшую утконосов в Австралии, дружившую с Бэтманом и т.п. Девочка верит и делится новостями о маме с однокашницами, а те поднимают ее на смех. А затем откуда ни возьмись возвращается мама, да не одна, а... с другой мамой. И хочет забрать дочку к себе. Тут выясняется, что Валентин - не родной отец ребенка, дочку ему бабенка подбросила, когда находилась "в поисках себя", теперь нашла и себя, и дочь, стала преуспевающим юристом в Нью-Йорке, короче, вместе с партнершей через суд намерена отобрать у чужого дяди невинное дитя.

По инструкции тут действительно не разберешься: вроде лесбиянки в современном кино, хотя бы и мексиканском (а во многих штатах Мексики, между прочим, с однополыми союзами на официальном, законодательном уровне все ок), должны быть хорошими - а они выходят как будто и не очень... Мужик - его играет сам режиссер, и сценарий написал он же - страдал, парился, для дочки буквально, без метафор, расшибал лоб, рискуя жизнью на съемках, а тут пришла такая лесбиянка с другой лесбиянкой и говорят: ты тут ни при чем, отдавай девочку. Но девочке нужна мать - как же быть?

Сценарист-режиссер-актер Дербес, конечно, разрешил ситуацию мудро и беспроигрышно: девочка тяжело больна и умирает на руках у временно примирившихся по такому случаю "родителей". Причем "отец" успел ее было отсудить, потом потерять, далее похитить, увезти в Мексику, показать дедушкину могилу - а мать подать заявление в полицию, объявить в розыск... Страшно подумать, как развивались бы события, останься девочка живой-здоровой, то ли распалась лесбийская пара, то ли горе-папаша остался бы без любимой воспитанницы - но, к счастью, все закончилось мирно, красиво и печально, смертью ребенка на берегу моря в лучах заката. Вот так бы всегда.
маски

"Бабушка легкого поведения" реж. Марюс Вайсберг ("Окно в Европу")

Александр Ревва обещал вернуть деньги всем, кому не понравится фильм - и лучше шутки в последующие полтора часа, пока крутилась картина, я не дождался. Хотя в отличие от "Дедушки твоей мечты", показанного в Выборге три года назад -

http://users.livejournal.com/-arlekin-/2900224.html

- "Бабушка легкого поведения" действительно "легкого" нрава и настроения, она складная и яркая, Вайсберг что умеет, то умеет. Более того, планируя посмотреть сорок минут и отправиться на коктейль, я досидел до последнего титра - не потому, что разделил животный восторг целевой аудитории, я к ней, увы, не принадлежу, но любопытство мое было в достаточной степени удовлетворено, а местами я даже смеялся заодно с залом.

Вайсберг не мудрствует лукаво, берет Александра Ревву и превращает его в разбитную еврейскую бабенку более чем средних лет Александр Павловну Фишман. Так-то героя Реввы зовут Александр Рубинштейн, он аферист, специализирующийся на переодеваниях. Поэтому когда в его руки случайно попадает флэшка с компроматом на крупных чиновников, он вынужден под чужой личиной скрываться от силовиков в подмосковном доме престарелых родного города Митинска у дяди Коли, бывшего худрука местного тюза, на пенсии возглавившего стариковскую самодеятельность. Для Евгения Герчакова, между прочим, роль Николая Рубинштейна - лучшая за последние пару десятилетий (при том что снимался он даже у Германа в "Трудно быть богом""). Старики тоже как на подбор - от недавно умершего Владимира Толоконникова, сыгравшего матерого уголовника Беса, до Елы Санько в роли беспамятной бабки с амнезией. Елена Валюшкина уже наиграла в "Горько" некий обобщенный "народный" типаж, но какие-то неожиданные краски для директрисы приюта находит.

При том что Вайсберг ничуть не стремиться быть оригинальным хоть в чем-то. В его режиссуре кроме голого циничного расчета ничего нет - но важно, что в своем цинизме он остается умелым ремесленником или, по крайней мере, "эффективным менеджером", и в отличие от Сарика Андреасяна с многими ему подобными он запланированного результата, пусть грубыми, безвкусными, малоинтересными в художественном отношении манипуляциями, добивается успешно. Ревва в пластическом гриме, парике и туфлях, меняющий один старушачий образ на другой, попутно влюбляющийся в героиню Наташи "Глюкозы" Ионовой (приютская медсестра), влюбляющий в себя Беса (Толоконникова), трахающий старую подружку-паспортистку ради ускорения выдачи нового паспорта и т.д. - это все "В джазе только девушки", "Тутси", "Дом большой мамочки", далее везде вплоть до клипов Артура Пирожкова.

"Бабушка легкого поведения" - конечно, ни разу не кино, даже по формальным признакам это не более чем перенесенное на экран театрализованное травести-шоу, где ничего не придумано эксклюзивно, в ход идут сплошь готовые схемы и штампы. Однако все у Вайсберга пущено в дело как у хорошей хозяйки. Большинство трюков подсмотрены в немых комедиях столетней давности. А кроме того Вайсберг не стесняется воспроизводить и собственные "находки" из прежних опусов. Например, реприза "вы лесбиянка?"-"есть немножко" взята из "Ржевский против Наполеона" и воспроизведена снова почти дословно (только там персонаж Павла Деревянко на тот же вопрос отвечал "Ну есть чутка"). Вместе с тем мимоходом и ненавязчиво вставляет шпильки, бьет по больным социально-политическим точкам, что в другого рода кино сопоставимого по масштабам "охвата масс" было бы затруднительно, почти невозможно. А к финалу снова, после "Любви в большом городе-1,2 и т.д." выводит на экран Киркорова (по сюжету старики ради номера для конкурса самодеятельности грабят магазин киркоровских нарядов, и ворованные платья Киркоров узнает, будучи председателем конкурсного жюри) - ну а с Киркоровым уж никаких трансвеститов не надо.
маски

"Париж подождет" реж. Элинор Коппола в "35 мм"

На редкость содержательное, увлекательное и оригинальное кино - даже лучше чем про евреев в Освенциме! Еще и с Алеком Болдуином, который, правда, помелькает минут пять в самом начале и был таков, до конца на экране во плоти больше не появится. Его герой Майкл - кинопродюсер, с женой Анной они были в Каннах и должны через Будапешт лететь в Париж, у них типа отпуск. Но у Анны ни с того ни с сего разболелись уши и перелет до Будапешта на частном самолете ей, видите ли, не показан - тогда Жак, французский деловой партнер Майкла, берется доставить Анну до Парижа на машине.

Вместо оперативного марш-броска Жак и Анна двое суток едут через Прованс и Лион, водитель из Жака не очень, платить он вынужден за все с ее кредитки, потому что свои заблокированы (якобы из-за "двойника", оперирующего счетами от его имени), и машина у него разваливается на ходу, так что в какой-то момент находчивой американке приходится из собственных колготок сделать ремень для вентилятора взамен лопнувшего чтобы дотянуть до ближайшего автосервиса, где Жак возьмет напрокат новый автомобиль. Зато спутник, собеседник и сотрапезник из француза чудесный - ну как будто, потому что я лично я бы с таким слащавым старпером в одном поле срать не сел бы, но героиня Дайан Лэйн составляет ему компанию очень охотно. И вот полтора часа кряду этого "роуд-муви", в русскоязычном прокате позиционируемого еще и как "ромком", хотя ничего романтичного и тем более комедийного в фильме не найти днем с огнем, едут по французской провинции, жрут и пьют, обсуждая вино и яства, попутно осматривают римские развалины и музеи, наблюдая за местной флорой и климатом.

Против моих ожиданий Жак и не жулик, бабу до Парижа довез, пальцем не тронул (не считая заботы о больных ушках и нежных прикосновений рукой к руке), потраченные деньги с кредитки возместил пачкой наличных. То есть в сравнении с "Париж подождет" (название, кстати, точно переведено - и это тоже показатель безвыходности) и "Ешь, молись, люби" должно казаться остросюжетным триллером. Когда в очередной раз наливается вино и обсуждаются улитки, начинает подташнивать. А холостяк Жак, с которым Анна поделилась лишней парой носков своего мужа, еще и пытается за доверенной ему женой партнера ухаживать - впрочем, безуспешно, поебаться ему на дороге если и удалось, то не с Анной, а всего-то со старой знакомой, хозяйкой одного из провинциальных музеев, русских корней теткой в проеденной молью шали от прабабки с орнаментом "слеза Пророка" - вот сколько интересного и познавательного можно узнать из картины.

Ее автор - очередная дебютантка из огромного выводка Копполы, и каждый следующий представитель клана все нагляднее демонстрирует вырождение фамилии. С другой стороны - предпочел бы я дождаться, чтоб герои поеблись? Едва ли, одно дело, когда путешествуют и трахаются семнадцатилетние (ну как в моем любимом "Евротуре"), это может быть и мило, а смотреть на жрущих беспрестанно пятидесятилетних бонвиванов, в глубине души переживающих давние драмы (у Анны умер в младенчестве сын с пороком сердца, Жак воспитывает племянника после самоубийства брата) совсем не весело. Тем не менее по сути это порно, пусть и возбуждает не сексуальное влечение, а желания попроще - прокатиться по живописному югу Франции, откушать устриц под белое вино, осмотреть древности и музеи... Ну как есть туристический рекламный видеобуклет - только в порно-формате, без намека на художественность. Учитывая, что возбудить в человеке охоту путешествовать и жрать во Франции и без того много ума не надо, кино у Копполы-мл.-мл. выходит совсем унылое. Вот ехали бы герои на машине в Петербург и пожелали бы отведать свежих устриц в Вышнем Волочке, или на Валдае музейщицу под прабабкиной шалью выебать - куда как веселее, а Париж подождет.
маски

"Sexy Short Films": реж. Томер Сислей, Фабрис Брак, Сесили МакНэйр и др.

Тематические подборки короткометражек в последнее время не изобилуют радикальными, экспериментальными опусами, что, с одной стороны, делает их более смотрибельными, а с другой, ну очень уж попсовые и однообразные фильмы пошли. В случае, когда "тема выпуска" - эротика, это особенно грустно. А ведь еще не столь давно в прокате можно было увидеть, к примеру, альманах "Запрещено к показу", где режиссеры авторского кино использовали (с разной степенью вкуса, бесстыдства и успеха) приемы, заимствованные из порно. Тоже было по большей части скучно и глупо - но, по крайней мере, с хуями:

http://users.livejournal.com/-arlekin-/953475.html

В "Sexy Short Films", чья общая шапка на афише еще и стыдливо отредактирована до "Сборника любовных короткометражек", не то что хуев - титек негусто. Некоторые миниатюры представляют собой попросту гламурные "эротические", но не столько поражающие откровенностью, сколько удручающие ханжеством видеоклипы, где, при этом, бессовестно используются фабулы, характерные именно для порно-роликов, но только фабулы, что даже неприлично! Два типичных примера - французский "Фантазм" (реж. Жан-Себастьен Бернар, 2015) и испанский "Хочешь облизать мои пальчики?" (реж. Эрика Ласт, 2014). В первом случае девочка в бассейне наблюдает, как мальчик в наушниках целует другую девочку в таком же красном купальнике, и представляет себя на ее месте, а потом мастурбирует, стоя под душем (в кадре никаких подробностей!). Во втором парень за рабочим столом заглядывается на девицу, но его взор упирается в сидящую между ним и вожделенной девицей дебелую мужиковатую бабищу, и персонажу остается фантазировать, как он снимет с девушки трусики, и видимо, мечта его должна несмотря на помеху в виде лишней бабищи осуществиться на деле.

"Займитесь любовью!" (Франция, 2013) снял Томер Сислей, который вообще-то актер, потому, видимо, решил рассказать о наболевшем - каким трудом даются исполнителям на съемочной площадке сексуальные сцены. Режиссер требует "жестко, но нежно", а исполнители (прикрытые покрывалом по шейку!!!) все никак друг не приспособятся, в буквальном смысле не притрутся - и так дубль до дублем, режиссер психует, партнеры друг на друга злятся, эта злость их распаляет и они уже от всей души, забыв про камеры, делают то, чего режиссер хотел - режиссер доволен, но теперь желает что-то доснять и переснять, а артисты уже выдохлись.

Как ни странно, самое интересное и живое в "эротической" подборке - это мультики. Эстонско-канадский "Пилоты по дороге домой" (реж. Прийт Пярн, Ольга Пярн, 2014) - в меньшей степени, хотя он занятно нарисован и его сюрреалистический мир до какого-то момента вовлекает, но потом начинает казаться однообразным: графические персонажи идут через пустыню, миражи рисуют им голых теток, с которыми они в своих мечтах совокупляются, а для реальности есть муляж, расчлененный на детали и рассованный по дорожным сумкам, из которого можно на ходу сконструировать материальную женщину, правда, одну на всех.

А вот французская "Буря в спальне" (реж. Лоранс Аркадиас, Жюльетт Маршан, 2011) - отличная вещь. И классный прием использован: мультик кукольный, и тряпичные персонажи смотрят по телеку... рисованное порно! Но и сюжет примечательный: охладевшая парочка, которую и порнуха не заводит, отправляется в путешествие, но на дороге у бензоколонки заправщик обращает внимание на мужа, тот с парнем где-то пропадает, после чего у жены, в свою очередь, пропадает желание ехать с мужем дальше и они возвращаются домой. А дома оставшаяся на хозяйстве домработница, толстуха-негритянка, уже завела себе такого же жопастого черного ухажера-водопроводчика и уж им никакой порнухи не надо, они и без того куролесят - дым коромыслом. Заставшим их хозяевам остается лишь присоединиться.

Игровые же новеллы - в лучшем случае симпатичные юмористические зарисовки. Как "Папа в маме" (реж. Фабрис Брак, Франция, 2013), где две маленькие девочки у родительской спальни, подглядывая в замочную скважину, на доступном им уровне понимания рассуждают о происходящем, недоумевая, зачем папа кладет маме семечко то в рот, то в попу, а потом раздается голос отца снизу и оказывается, что семечко маме кладет вовсе не папа, папе некогда, папа занят. Или "Цепи любви" (реж. Мартина Плура, Германия, 2013) - вовсе студенческая миниатюра, но при этом черно-белая, про девицу, пришедшую к своему бойфренду, раздевшуюся до белья, но вынужденную бежать, прикрывшись медвежьей шкурой, из-под кровати, на которой бойфренд вовсю имел другую бабу (кстати, единственный во всей программе фильм, где хоть как-то и сколько-то просматриваются гениталии - если кому от этого легче), и решившая удавиться на велосипедной цепи, но опять незадача - пока она накидывала цепь на шею, угнали ее бесхозный велосипед; девица побежала догонять угонщика, не догнала, но согрелась, развеселилась и давиться передумала.

Но и такая фигня все же лучше смурного, на нечто значительное претендующее фуфла вроде открывающего программу датского "Мы" (реж. Сесили МакНэйр, 2015), визуально сработанного под "Меланхолию" Триера и чуть ли не "Широко закрытые глаза" Кубрика, а содержательно - никчемная пустышка про пару на закрытой свингерской вечеринке в роскошном особняке, когда раздосадованный на свою спутницу мужик, забыв про понты и отбросив комплексы, взял да и отсосал улыбчивому лысому бородачу. Ну вот и что? Подумаешь, отсосал... Тряпочные куколки из "Бури в спальне" и те более живые, чем эти манекены в блэк-тай.