Category: эзотерика

Category was added automatically. Read all entries about "эзотерика".

маски

"Талисман" Р.Дриго, Бурятский театр оперы и балета, хор. Александр Мишутин, дир. Георгий Албегов

Па-де-де из "Талисмана" - один из главных шлягеров в программах всевозможных балетных гала, но целиком я никогда раньше спектакля не видел, да он и не шел нигде сто лет, а на текущий момент также, насколько я понимаю, нигде кроме Улан-Удэ не идет. Александр Мишутин, взяв за основу драматургии либретто Мариуса Петипа и Константина Тарновского в сокращенной версии 1909 года, восстановил (ну а где-то, надо полагать, и досочинил) хореографию по черновикам, Юрий Кожеватов и Зураб Надарешвили оркестровали найденный в архивных закромах клавир Рикардо Дриго. В результате "Талисман" - одновременно и "памятник культуры", и репертуарный эксклюзив Бурятского театра оперы и балета.

Сюжет для романтического балета своего времени типичный, обыгрывается экзотический антураж (местами вызывая ассоциации с более хрестоматийной "Баядеркой"), мистика соседствует с опосредованной политикой, все очень условно, приторно, а за счет псевдо-этнографических восточных элементов еще и "пряно" - некоторые параллели (помимо очевидной "Баядерки") возникают со "Снегурочкой", но как если бы ее поместили в тропики: дочь богини отправляется на землю к людям, а вернуться сможет при помощи магического талисмана, однако важнейшая его "деталь", драгоценный камень, оказывается потерян и попадает в человеческие руки, когда же попытки его добыть вроде бы увенчались успехом, юная богиня отказывается вернуться к матери, предпочитая разделить земную любовь со смертным мужчиной; впрочем, не с каким-нибудь пролетарием, а все-таки с магараджей, хотя тому ради новой возлюбленной тоже приходится отказаться от совсем уж было слаженной свадьбы с царской дочкой.

Местами "Талисман", как положено "музейной ценности", скучноват и архаичен, особенно что касается лирических эпизодов, а в целом тем не менее неплохо, симпатично смотрится - при моей небольшой любви к "классическому", многоактному сюжетно-костюмному балету (который, если цивилизация не окончательно деградирует, в ближайшее время непременно должен разделить судьбу человеческих жертвоприношений, рабовладения и корриды) я для себя открыл эту вещь с интересом. К тому же постановщикам удалось, сколь возможно, умерить нередко совсем уж смехотворно-старомодные утрированную мимику и демонстративную "говорящую" жестикуляцию, характерную для кондовой балетной "классики".

Приятно удивил оркестр под управлением Георгия Албегова - играть там, правда, особо нечего, но все равно предпочтительнее, когда сопровождение достойно сценического действа. Неожиданная замена главной солистки - вместо номинантки на "Золотую маску" центральную партию танцевала Елена Хишиктуева - вряд ли пошла спектаклю на пользу, но и катастрофически впечатления не испортила, при том что обе ведущие женские партии (и Нирити, дочь небес, и ее невольная соперница, брошенная женихом прямо на свадьбе Дамаянти, дочь царя Дели - Баярма Цыбикова) исполнялись балеринами достаточно формально. Как ни странно, роль по объему небольшая - Амравати, повелительница небесных духов, мать Нирити (Анастасия Цыбенова) - по эмоциональной наполненности, если не по технической виртуозности, превосходила обе главные.

Гораздо выигрышнее, эффектнее выглядели партнеры танцовщиц - и Булыт Раднаев (влюбленный магараджа Нуреддин), и, в первую очередь, Баир Жамбалов (лихо станцевавший Вайю, бога ветра, отправленного Амравати вместе с Нирити на землю в качестве "телохранителя" и оправдавшего в полной мере возложенную на него миссию), вот он был в ансамбле очевидно лучше всех. Но и вообще мужского танца в "Талисмане" для классического балета рубежа 19-20 вв. (любопытно, насколько все-таки хореографический текст аутентичен, а в какой степени оригинален и придуман хореографом, мыслящим сегодняшним днем?..) немало и очень занятного - что касается и сольных партий, и кордебалетных фрагментов в некоторых эпизодах, и персонажей, который почти, но не совсем, сводятся к мимансовому плану - и царь Дели, отец брошенной невесты (Сергей Бородин), и ткач Кадаор (Батор Надмитов) с сыном Налем (Вячеслав Намжилон), в чьем доме изначально нашла земной приют спустившаяся с небес дочь богини - образы на своем уровне запоминающиеся.
маски

"Маяк" реж. Роберт Эггерс

Двое мужчин на острове посреди моря: новый, молодой помощник смотрителя маяка - и пожилой смотритель, чей предыдущий напарник будто бы сошел с ума и погиб. Что за место - неизвестно, не то что широта и долгота, а хотя бы приблизительно, вероятно, где-то у берегов Новой Англии... (картина американо-канадского производства), хотя могла быть с тем же успехом и обычная, старая. Время тоже условное - однажды некое событие впроброс привязывается к "семьдесят пятому году", без уточнения века: остается предполагать, опираясь на детали быта и упоминания парусников, что речь о конце 19го столетия. И вот задана абстрактная ситуация на двух персонажей, этюд на двух актеров - для почти двухчасового черно-белого кина, вписанного для пущего визуального эффекта в старомодный "квадратный" формат изображения.

"Ма(нь)як" - такой вариант названия был бы уместнее, хотя бы по аналогии с предыдущей работой Роберта Эггерса "Ведьма"; да и в плане маркетинга привлекательнее (хотя вроде публика ходит нормально): хромой алкаш, старый пердун (последнее надо понимать буквально) доводит молодого напарника-подчиненного почти до безумия - или тот уже безумен изначально, существует ли вообще старик, существует ли маяк, или это все иллюзия, порожденная травмированным сознанием, нечистой совестью героя? Вообще привлекательная, хотя не самая свежая, идея; но реализация еще более вторичная, невнятная и претенциозно-навороченная. Или тогда уж визуально, по картинке, "Маяк" должен выглядеть более радикальным экспериментом (типа фильмов Гая Мэддена - но это тоже на один раз фишка), или, наоборот, подчеркнуто традиционным, чтоб фантасмагория, сны и мрак прорастали постепенно через повседневность природы и быта, ну типа "Как я провел этим летом", где исходная позиция для героев (там, правда, место и время поконкретнее; ну и не маяк, а метеостанция) очень похожа. Однако фильм Эггерса - очередная "косметика врага" (если вспомнить опус Амели Нотомб): психоаналитическая драма о комплексе вины.

Правда, наряду с психоаналитической подоплекой в кучу свалены и мистика, и натурализм, и даже отчасти социальная проблематика. Прибывший на место погибшего парень сперва честно пытается следовать уставу, но сталкиваясь с издевательством, даже прямым физическим насилием со стороны старшего, посопротивлявшись, уступает; перестает отказываться от выпивки; позволят превращать себя в раба, калечить, подвергать унижениям; а главное - выспрашивать о прошлом. При этом старпер про себя тоже, особенно когда выпьет (а пьют они не просыхая, благо ожидавшийся корабль то ли не пришел, то ли они его пропустили в подпитии), рассказывает беспрестанно, помногу - но его легко поймать на вранье, концы с концами не сходятся, одни и те же вещи (взять хоть поврежденную ногу) получают различные объяснения, суть характера старика и его желаний не проясняется, а все больше ускользает.

Ну и конечно, изнуренный морально и телесно герой признается, что представившись Эфраимом, он на самом деле Томас, а Эфраим - его товарищ по лесозаготовкам, которого он погубил или, по меньшей мере, не спас от смерти. А надо же, какое совпадение - смотрителя маяка тоже звать Томасом, вот и рассуди: то ли двое их, а то ли этот Том един в двух лицах. Для разнообразия попутно мельком возникает образ хвостатой морской девы, русалки-сирены, и всплывает из-под утонувших бревен лицо утонувшего на Гудзоне бедняги Эфраима.

В черно-белом квадрате "рыба мечты", вероятно, должна смотреться особенно изысканно. Однако ж каким боком авторы не повернут историю, фатально ведущую по кругу в никуда (на проклятом острове нет календаря), все выходит чересчур нарочито, начиная с вымученного набора бэушных метафор (от маяка до шторма), заканчивая отталкивающей литературщиной пространных пассажей, в которых неслучайно проскакивает формула "пародия на капитана Ахава": полуграмотный дровосек именно так, с аллюзией на "Моби Дика", аттестует своего маньяка-начальника - нелепая вроде, но показательная деталь. Картина при том будто бы многослойна, тоже сверх всякой меры: по отдельности криминально-бытовой, социально-психологический (с неизбежным легким креном в латентную гомосексуальность), психоаналитический, магический, культурологический планы "Маяка" - вторичны и примитивны ("в чайках живут души погибших моряков"... кто б мог подумать!); но напрасно думали создатели опуса, что если свалить их в одну кучу - получится оригинально и неожиданно, это так не работает. Равно и как если обезобразить гримом признанного красавчика (хотя Роберт Патинсон в этом статусе, на мой вкус, утвердился незаслуженно и ни с чем не сообразно...), он сойдет за хорошего актера, увы, рядом с настоящим (Уиллемом Дефо) актером он останется беспомощным дилетантом, торгующим даже не лицом, а жопой (последнее тоже надо понимать буквально, в эпизодах мастурбации - а кроме как пить герою еще только дрочить остается, больше-то на маяке заняться нечем, пока нечистую совесть терзают призраки - Роберт Патинсон демонстрирует себя с этой - с лучшей, видимо, и наиболее ходовой стороны).

Выдроченные фантазии режиссера доходят до откровенной безвкусицы - крайней степенью чего становится воображаемый секс молодого героя с "русалкой" и "сны", где Том-Дефо предстает Тому-Патинсону в виде то обнаженного монументального божества, из глаз которого исходит ма(нь)ячный свет, то хтонического подводного монстра а ля Нептун, заросшего осминожьими щупальцами. Время растягивается и сжимается, стремление к свету - номинально к фонарю маяка - для героя (который тут, по большому счету, один) становится навязчивой идеей. Но запутавшись, словно в щупальцах фантастического монстра, в собственных сценарных хитросплетениях - не столько даже сюжетных (сюжет как раз до убожества прост...), сколько жанровых, режиссер вместо того, чтоб или вытянуть героя на свет, освободить от груза переживаний за содеянное (что также было бы примитивно - но все-таки развязка...), или окончательно утопить во мраке вины, попросту (и это тоже надо буквально понимать!) пускает его чайкам на корм как отработанный материал.
маски

"Лилиом" Ф.Мольнара в ЦИМе, реж. Аттила Виднянский-мл.

Сборники сочинений Ференца Мольнара можно было увидеть на полке любой театральной библиотеки, но первый и последний раз до сих пор мне доводилось пьесу Мольнара посмотреть на сцене около четверти века назад - "Олимпию" в постановке Саранского театра драмы. "Лилиом" (1909) в мировой практике имеет свою историю, хотя больше благодаря кино (экранизация Фрица Ланга, 1934) или музыке (бродвейский мюзикл "Карусель", 1945), в русскоязычной же попытка Аттилы Виднянского-сына - вроде первое к ней обращение. Многоактная драма, где быт переплетен с мистикой (впрочем, довольно условной), а любовь с криминалом, уложилась меньше чем в два часа динамичного молодежного шоу, правда, иногда с несколько натужным, наигранным "драйвом": слишком много шума и суеты. По сюжету героиня Юли встречает в парке карусельного зазывалу Лилиома, тот сразу берет ее в оборот, бросая свою предыдущую благодетельницу, хозяйку карусели. Юля и Лилиом начинают жить вместе, бедствуя, молодая женщина беременна, а Лилиом с приятелем замышляют ограбление; неудачно пытаясь скрыться от полиции, Лилиом совершает самоубийство, чтоб впоследствии вернуться "с того света" к подросшей дочери и что-то ей объяснить, что-то исправить... В общем, довольно наивной кажется сегодня эта история, а молодость исполнителей недостатки материала искупает лишь отчасти, не исключаю, что неопытность интерпретаторов еще и подчеркивает их... Но по крайней мере Роман Васильев в заглавной роли уже не так, как в первых опусах "Июльансамбля", тянет одеяло на себя, и с более короткой стрижкой смотрится не столь претенциозно. В целом действо на разъемных панелях белого павильона с участием живых музыкантов (за инструментами - не занятые в развитии событий артисты) и большой шарнирной куклой в роли подросшей дочери Лилиома в финале вышло живенькое, хотелось бы от него и большей, что ли, содержательности, неожиданного чего-нибудь, ну, может, в следующий раз.
маски

"Горные огни" реж. Михаил Кукушкин, Томас Данн ("Окно в Европу")

Второй подряд фильм про поездку на Алтай, только здесь вместо мотоциклиста Гарика Сукачева - Алексей Воробьев с товарищами в машине, и цель у группы товарищей более конкретная, чем сукачевские поиски себя, родины и счастья. Компанию друзей погибшей в Америке на вечеринке девушки Карины призвала на родину ее семья - друзья, включая университетского преподавателя Карины, специалиста по древним культурам, конечно же, сразу приехали, и попали на местный мистический обряд по умиротворению беспокойного духа покойной, который провел шаман Петр. Попутно выяснилось, что спустя неделю после смерти Карины ее родители погибли в загадочной автокатастрофе - машина сама устремилась к обрыву. Зато остался брат Карины - шаман Петр он и есть. Петр объясняет иностранцам, что лучше бы их всех связать, потому что злой дух, вызванный обрядом, теперь может вселиться в кого угодно, но только Петр сумеет его изгнать. Иностранцы связываться не хотят, а потом и веревки исчезают.

Вселяется злой дух первым (вернее, вторым, но неважно) делом в самого тупого из всей компании Эрика - персонажа Алексея Воробьева. И Алексей Воробьев, бегающий за девчонками с топором, а потом расчленяющий их тела пилой - зрелище довольно забавное, жалко, что режиссеры сделали ставку на другое. Не зацикливаясь на смертоносном злом духе и его потенциальных носителях, друзья по приезде на Алтай, даром что прошел год, пытаются запоздало выяснить, кто же убил Лору Палмер Карину на той давней злосчастной вечеринке. За преступление осужден и отсиживает срок Брендан, парень Карины, но есть подозрение, что нож в девушку воткнул вовсе не он. Это мог быть, например, преподаватель, интересующийся юными студентками сверх положенного по штату. Но на самом деле убийца, и секрет невеликий - сестра Брендана, не желавшая, чтоб брат начал новую жизнь с девушкой и оставил ее одну. Правда, в сестру к финалу тоже вселяется злой дух, при том что она уже заранее всех приятелей перебила, без помощи мистических сил справилась. Бестолково замешанные клише молодежного криминального триллера, мистического хоррора и слэшера, на алтайском субстрате, обряды в масках из аниматорских шоу и при использовании самодельных кукол, как будто все остального мало, участие Алексея Воробьева - беспроигрышный набор для продукта, заведомо не рассчитанного на использование по прямому назначению.
маски

"Полтергейст" реж. Гил Кинан, 2015

Семья переехала в новый дом - а там полтергейст!!!! На сенсацию, конечно, не тянет, но помимо всего фильм Кинана - еще и римейк, оригинал прогремел в начале 1980-х, создавал его Спилберг (для меня лично - фигура небезусловная, но как ни крути, значительная). С тех пор далеко ушли вперед и технологии, и понимание жанра, но главное, это бросается в глаза - само восприятие "тайны" и "ужаса".

Сегодняшние триллеры и ужастики о мистическом "зле", которое осталось в доме от прежних хозяев и терзает новоселов (а такая завязка, мягко говоря, широко распространена), предполагают постепенное нагнетание - успешное или нет, надо судить уже по факту - мрака, страха, неуверенности. Существуют ли призраки объективно или это проявление психической неуравновешенности людей - авторы фильмов стараются до последнего не раскрывать. В "Полтергейсте" намного проще. Семья - персонаж Сэма Рокуэлла (ради него и стал смотреть, хотя ничего особенно интересного он тут как актер не предлагает) - безработный, его жена - тоже не работает, но уже сознательно, собирается писать книгу, хотя вместо этого занята хозяйством и детьми; детей трое - старшая дочь уже подросток, не отрывающаяся от мобильника, младшая совсем малышка, но уже соображает, больше всего проблем со средним мальчиком, нервным и пугливым. Дом, как выясняется - на старом кладбище стоит, застройщики пообещали, что перенесли останки покойников на новое место, но соврали, надгробия транспортировали, а кости оставили в земле, вот духи мертвецов и бесятся с досады, желая уйти к свету, их кто-то должен "сопроводить" на выход. Все это раскрывается быстро, в рабочем порядке, призраков видят не только нервный мальчик, но все, да и сами духи не скрываются, устраивают такой бедлам, что службу спасения вызывай, но вызывают хозяева не отряд МЧС, а из местного университета специалистов с кафедры паранормальных явлений.

Вот специалисты уже - персонажи откровенно комичные, что тетка-заведующая, что ее чернокожая напарника, не говоря уж про молодого бестолкового ассистента, который и без помощи привидений способен себе щеку дрелью просверлить. А когда "ученые" не справляются, на помощь к ним приходит шоумен из телевизора, ведущий программы о призраках и, надо же, бывший муж заведующей паранормальной кафедрой - он-то все может, он телезвезда, когда-то призрак чуть не откусил ему ногу, ну да ничего, путь борьбы с нечистью он продолжает неуклонно. Надо признать - когда кукла клоуна (оставшаяся от прежних хозяев - тогда почему не забрали? от мертвецов - но с какой стати в доме, построенном после разорения кладбища?) пытается задушить ребенка, это смотрится эффектно. Но в основном и дерево, волей призраков хватающее ветвями людей, и сами духи во плоти, с черепушками, скелетами - видения скорее для сказки, чем для триллера. А в сказке, даже страшной, все заранее понятно и потому весело. Гил Кинан, пусть и не дебютант в игровом кино, изначально все-таки аниматор, прославившийся "Домом-монстром", и его "Полтергейст" - тоже по сути сказочный мультик. Даже маленькая девочка прежде, чем ее похитят призраки, успевает пошутить: мол, нас ждут проблемы... Безутешные родители и отважно-трусливые ученые отпускают афористичные остроты на ходу, про шоумена-охотника за привидениями и говорить нечего, напоследок старшая дочь даже просит изобразить фирменную подводку его шоу для подружек - дом разорен, сестру чуть не утащили мертвецы, которые даже еще не ушли с концами в мир иной, но шоу должно продолжаться, вот это я понимаю - старый добрый подход к делу, не то что нынешние "паранормальные явления", где предлагается полтора часа тупо пялиться на изображение, стилизованное под черно-белое любительское видео ради возможности время от времени, изредка наблюдать что-нибудь невнятное, да еще на протяжении целого ряда сиквелов.

Но и другая особенность у "Полтергейста" имеется, уже по отношению не к современному контексту, а к оригиналу и кинематографу того времени. Начало 1980-х для США и всего свободного мира - период экономического подъема и социального развития, со всеми возможными побочными эффектами, но все-таки прогресса. Тогда как герои римейка и переезжают не от хорошей жизни, не потому, что смогли наконец улучшить жилищные условия, наоборот: оба родителя без доходов (но с претензиями на интеллектуальную состоятельность), в долгах, а тут подвернулся дом, проданный по дешевке из-за того, что прежние жильцы не смогли выплачивать ипотеку. Из каких прибытков собираются это делать новые, следующие - тоже неизвестно, отец семейства в поиске. Ну и что им мертвецы - таких призраками не запугаешь, у них проблемы конкретные, с работой, с деньгами, с жильем, с непослушным выводком; остальное - враки.
маски

"Ярость" реж. Брайан де Пальма, 1978

Никогда не называли Брайана де Пальму выдающимся режиссером, большим художником, а в последние годы он и вовсе гнал какую-то конъюнктурную лажу, но картина 1978 года, хотя тоже идеологически конъюнктурная, представляет собой забавный сплав жанров: мистики, политического боевика и семейной драмы, причем семья с политикой сочетаются часто и органично, а вот мистический привкус при таком раскладе - явление сравнительно редкое. И тем не менее речь идет о спецслужбах - естественно, американских, ведь Голливуд по меньшей мере с 1960-х годов представляет США как империю зла на радость недоумкам по всему миру, готовых нести за это деньги голливудским продюсерам (на том и стоит Великая Америка!) - беззаконно и тайно экспериментирующих с подростками, обладающими паранормальными, экстрасенсорными, в частности, обладающие даром телепатии и телекинеза. У главного героя, который сам ветеран спецслужбы (его играет уже не очень молодой Кирк Дуглас), похищен одаренный сын-подросток, и отец, применяя свои навыки агента, идет по его следу. Тем временем школьница, читающая чужие мысли и проникающая в память окружающих посредством простого рукопожатия, попадает в особое учреждение, где с ней занимаются, развивая ее способности - а в это учреждение наведываются деятели из той же конторы и стараются поставить опыты под свой контроль. А у девушки возникает телепатическая связь с похищенным ранее парнем, которого держат на наркотиках, и он постепенно накапливает силу, но и перестает ее контролировать.

Довольно неожиданна для подобных историй развязка "Ярости": отец, конечно, находит сына - но тот уже потерял всякую связь не только с папой, но и самим собой настоящим, и с реальностью вокруг, превратился в монстра, в результате разыгрывается падение с крыши и летальный исход для обоих, после чего девочка-экстрасенс, саккумулировав свою силу, убивает главного службиста-куратора, сначала напряжением мысли выдавливая из него глаза, а потом буквально разрывая на мелкие кусочки! При всей ярости, которую испытывает, не скрывая, прогрессивный режиссер к репрессивному аппарату американского империализма, в фильме масса комических сцен, связанных с эпизодическими персонажами. Скажем, убегая от преследования в трусах из отеля, герой Кирка Дугласа - еще раз стоит отметить, уже далеко не мальчика к концу 1970-х - попадает в квартиру семейки убогих мещан, которых берет в заложники, вернее, заложниками становятся дегенеративного вида супруги, а теща, бабка-инвалид, беглецу помогает и сочувствует - это вообще, пожалуй, самая занятная сцена фильма. Или далее, когда герой берет опять-таки в заложники пару полицейских-патрульных, прикрываясь ими от своих бывших коллег: обыватели и копы - персонажи откровенно фарсовые, то есть к политике, мистике и криминалу примешана комедийная составляющая, где-то доводящая сюжет до пародии.
маски

"Одержимость Майкла Кинга" реж. Дэвид Юнг

По описанию очень было похоже на "Экстрасенса" трехлетней давности, которого я посмотрел только теперь по телевизору:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2917302.html

Но "Одержимость Майкла Кинга" - кино, с одной стороны, еще более примитивное и нелепое, чем "Экстрасенс", а с другой - намного забавнее и забористее. Кинодокументалист Майкл Кинг тяжело переживает гибель жены-актрисы. Они собирались вместе в Европу, но Саманта решила не ехать, вняв пророчеству старухи-гадалки, пообещавшей ей в ближайшем будущем творческое предложение. Вместо новой роли Саманта, потянувшись за оброненной монетой, попала под колеса. Тогда безутешный вдовец вместо того, чтоб с удвоенной нежностью заботиться об оставшейся дочери, помогая сестре, задался целью разоблачить всех шарлатанов-медиумов. Поскандалив с злосчастной гадалкой, Майкл Кинг подрядил знакомого оператора на авантюру: они снимают разного рода магические обряды и показывают, что ничего после них не происходит. Естественно, все еще как происходит. Но самое любопытное в фильме - первая часть, пока герой ходит по практикующим всевозможные ритуалы любителям в поисках черной "клубнички". Так он посещает сначала умирающего священника, потом сомнительную супружескую пару демонологов, некроманта, удачно пристроившегося руководить похоронным бюро, и даму-спиритуалистку... Что там произошло, то ли демон, вызванный сексопатами-супругами вселился в Майкла, то ли астральный труп с помощью владельца похоронного бюро ожил - непонятно, но процесс доставляет удовольствие: муж с женой подвешивают Кинга на кресте, а гробовщик вшивает ему под новокаином зубы покойника в живот и потчует психоделической слизью экзотической жабы. Дальше все происходит примерно как в любом из "Паранормальных явлений", тем более что картина стилизована под документальную съемку, к чему располагает род занятий героя. Демон начинает активно проявлять себя и все плотнее подавляет личность Майкла Кинга, требуя от него убить дочь и заодно насылая неуничтожимого муравья. Но Кинг успевает убить только собаку, оператора и сестру, а дочку спасает покойная мама, которая еще с помощью спиритуалистки пыталась предупредить мужа об опасности. В довершении всего примонтированная под финал семейная хроника, заснятая за секунды до гибели Саманты, лишний раз напоминает, что Майкл Кинг не верил в бога. Короче, ужастик высокодуховный, почти что православный - с членовредительством, кровищей, но и с моралью, как полагается.
маски

"Экстрасенс" реж. Ник Мерфи, 2011

Флоренс - писательница, специализирующаяся на борьбе шарлатанов-спиритов. В возможность присутствия умерших среди живых она категорически не верит, и завлечь ее в интернат, где якобы обитают привидения, непросто - но она все-таки приезжает и, конечно, сталкивается с необъяснимыми явлениями. Типологическая завязка осложняется двумя обстоятельствами. Первое связано опять-таки с жанром триллера - точнее, с попыткой комбинировать два поджанра - мистический триллер с психоаналитическим. В здании интерната раньше был жилой дом, где произошло убийство, и многое в интерьерах Флоренс кажется знакомым. Сама она росла в приемной семье, и нетрудно догадаться с самого начала, что это ее дом, а сама она связана с давним убийством. Ну и действительно, фетишем-ключом для нее становится игрушечный заяц, поющий про божью коровку. А призрачный мальчик Том, сын служанки, который ей является - друг ее забытого и вытесненного из памяти детства: когда отец начал стрельбу в доме, убил мать и погнался за дочерью, Флоренс с Томом спрятались в кухонном ящике и Том стал случайной жертвой прежде, чем отец выстрелил в себя. Одинокий Том в поисках друзей все следующие годы являлся воспитанникам интерната, который въехал туда после гибели семьи Флоренс, и наконец дождался свою давнюю подружку. Дождалась и мать Тома - ее играет Имельда Стонтон, актриса талантливая, рядом с которой испонительница главной роли Ребекка Холл выглядит совсем уж серой мышью. Бывшая горничная в семье Флоренс, она решила сделать сыну подарок, напоследок отравив себя и свою подросшую воспитанницу вином, но Том не принимает жертву и самолично вливает Флоренс в рот противоядие. Романтическая линия Флоренс была бы совсем не интересна, если б не второе обстоятельство, гораздо более любопытное, чем первое, и напрямую не связанное с жанром, зато актуальное сегодня. Действие происходит в 1920-м году, вскоре после Первой мировой войны, где Флоренс потеряла жениха. Вернее, она сказала ему, что не любит, а вскоре после этого он погиб, что, помимо детской травмы, тоже не дает ей покоя. Таким образом травма детская накладывается на травму историческую. Психические последствия Первой мировой для воевавших и для мирных граждан описаны в литературе почище: от "На западном фронте без перемен" до "Любовника леди Чаттерлей", но удивительно, но у этой поделки и "Готики" Кена Рассела - один и тот же сценарист Стивен Волк.
маски

"Дистанция" реж. Серхео Кабальеро (VOICES в Вологде)

"На Линча похоже?! Я так люблю Линча!" - кричал сумасшедший профессор, пропустивший первый показ "Дистанции" на ММКФ, а его утешали. Жалко, если он этого не увидел - а то непременно сказал точнее, надо или не надо смотреть, обязательно или необязательно, можно уходить до конца или ни в коем случае нельзя. Я заставил себя досмотреть до конца, хотя это стоило больших усилий, ничем заведомо не оправданных. "Дистанция" - уродливая и неостроумная трэш-фантастика, относительную прелесть которой можно найти в том, что испанец (вероятнее - каталонец) снимал ее на условно-российском материале. Некий крымский колхозник Василий (стоит уточнить, что с Крымом тут вышло случайно, картина явно сделана до того, как Крым оказался в центре мирового внимания) приватизировал электростанцию в Сибири, разбогател и умер. Его австрийский партнер-художник с глиняной маской на лице нанимает трех карликов, уголовников-рецидивистов с экстрасенсорными способностями, чтоб за шесть дней - срок оговорен жестко, иначе не им не заплатят - они добыли для него из потайного хранилища заброшенной сибирской ТЭС некую субстанцию, именуемую "дистанцией". Карлики в фильме (они-то, надо полагать, и вызвали у какого-то продвинутого киномана неконтролируемую ассоциацию с Линчем, спутавшую сумасшедшего профессора) - испанские (то есть опять же, скорее всего, каталонские), но поскольку они экстрасенсы и не только двигают силой мысли предметы, но и общаются телепатически, то их диалоги звучат за кадром, и это позволяет легко дублировать их по-русски, благо и фамилии у карликов соответствующие: Барановски, Волков, третьего не разобрал. Телепатия позволяет им контактировать не только друг с другом и с заказчиком-австрийцем, в заточении разрисовывающим математическими формулами стены бункера, но и с неодушевленными предметами, в частности, с вечно дымящим жестяным бочонком, тоскующим по запрятанной в глубине электростанции печке - даром что бочка говорит по-японски и ее сентенции типа "по крыльцу из бамбука катится желудь", в принципе, исчерпывающе описывают содержание картины. Бочонок - не единственный японец, еще имеется полпалки колбасы-наркоманки по имени Йоко Оно - колбаса нуждается в инъекциях но при этом вполне съедобна. Для контакта на более дальние расстояния, правда, недостаточно просто телепатии, требуются некие механические действия - тогда карлики трут себе яйца и нюхают пальцы, благодаря чему добывают необходимую информацию аж из Лас-Вегаса. Так или иначе - задание они выполняют, и соорудив самодельный таран, до субстанции-дистанции добираются. Ну, кто знаком с творчеством Б.Юхананова, "Дистанции" вряд ли подивится, да и вообще едва ли она рассчитана на восприятие иначе как по приколу, что уже выгодно отличает ее от "Сталкера" Тарковского, "Посетителя музея" Лопушанского и "Мишени" Зельдовича.
маски

нетрадиционная духовность: Жорис Карл Гюисманс "Без дна"

"- Вода, уксус кишат крошечными тварями, видимыми в микроскоп. Почему бы и воздуху, недоступному для взора и человеческих инструментов, не содержать, наряду с неживыми элементами, существ, так сказать, недоповлотившихся и недоразвоплотившихся, эдаких, если угодно, астральных эмбрионов на различных стадиях развития?
- Потому, может, кошки с таким любопытством и вперяются в пустоту, провожая глазами то, чего мы не видим, - робко заметила госпожа Каре.
- Нет, спасибо, - сказал астролог, отказываясь от салата из одуванчиков с яйцом, который предложил ему Дэз Эрми.
- Друзья мои, - взял слово звонарь, - вы забываете об одном, об учении Церкви, которая приписывает все эти необъяснимые феномены Сатане". Collapse )