Category: финансы

маски

"Комедия о том, как Банк грабили" в МДМ

Продюсерское определение жанра "полумюзикл" звучит не слишком благозвучно, ассоциации вызывает двусмысленные ("полу-..." воспринимается на автомате как "недо-...") и, главное, не соответствует реальности - в "Комедии о том, как Банк грабили" практически нет музыкальных номеров, а если вокал и используется (например, Анастасия Стоцкая поет ближе к концу, или в трюковой сценке на лонжах грабители банка охранника "убаюкивают" колыбельной), то скорее в качестве дополнительной пародийной краски. Зато, на мой взгляд, сменивший на сцене МДМ прошлогоднюю "Очень смешную комедию о том, как Шоу пошло не так" очередной лицензионный бродвейский проект в самом деле смешной - конечно, это смех ситуативный, только что не рефлекторный, но спектакль на содержательную многослойность и не претендует, а вместе с тем даже простейшие пластические гэги на уровне "шел упал" в криминальном гиньоле гораздо уместнее стилистически, нежели (если вспомнить опять-таки "Шоу, которое пошло не так") в интеллектуальной пародии на университетский театр.

Криминальная фабула - история о грабителе, сбежавшем из тюрьмы, чтоб украсть из принадлежащего отцу его подружки банка в Миннеаполисе бриллиант некоего принца Людвига Венгерского (и ясно заранее - ограбление пошло не так! да и подружка успела влюбиться в другого - правда, тоже вора...) - заведомо условен, как и размер бриллианта с крупное куриное яйцо (немногим меньше, чем в меньшовском "Ширли-мырли"); настоящий сюжет "Комедии..." - в постоянных, бесконечных, неожиданных трансформациях сценического пространства и феерических переменах актерских "масок", причем еще большой вопрос, чья роль здесь важнее, интереснее, объемнее - у исполнителей, играющих ключевых для внешней фабулы героев, или тех, кому достались "все остальные", и соответственно, максимальное число образов, типажей, перевоплощений. К примеру, Даниил Пугаёв, на протяжении премьерного показа успевший выступить за тюремщика и за банковского охранника, за фотокорреспондента и за того самого мифического Людвига (список неполный), оказался фактическим бенефициантом вечера! А в целом, пожалуй, из жанровых аналогов "Банка..." на московских подмостках кроме давнишнего, тоже лицензионного спектакля "39 ступеней" по сценарию Альфреда Хичкока, выдержанного в том же формате театрального аттракциона (только там сюжет получал шпионский, а не криминальный уклон) в театре им. Станиславского переходного периода от Галибина к Беляковичу - навскидку ничего не вспоминается:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/1588648.html

На проекте занята уже, в общем-то, сложившаяся актерская команда, почти все работали и в "Шоу, которое пошло не так", хотя помимо звезд мюзиклов (Анастасия Стоцкая, Станислав Беляев, всюду чудом успевающий многостаночник Павел Левкин) заняты штатные актеры "Сатирикона" (упомянутый Даниил Пугаев, Илья Денискин, в другом составе Никита Смольянинов), театров им. Пушкина (Владимир Моташнев и в очередь с ним Андрей Сухов, а также Артем Ешкин в составе с Даниилом Пугаевым на ролях "всех остальных") и им. Вахтангова (Евгений Пилюгин и Екатерина Крамзина в параллельном составе, их я не видел) - но показательно, что как раз тех трупп, где умеют ценить и правильно использовать, подобно мюзиклам, эксцентрику, пластические возможности, способности и охоту к гротесковому рисунку игры. Кто-то показывает себя с новой стороны: Анастасия Стоцкая в острохарактерном и возрастном амплуа - уже само по себе забавно!

Кульминационной и максимально эффектной с точки зрения экстравагантной пластики и фокусов с пространством становится эпизод во 2-м акте, где грабители ползут по вентиляционной трубе над банковским офисом: горизонталь и вертикаль меняются местами, управляющий с помощником "сидят" на отвесном "полу", свисая параллельно сцене, а "сверху" вдоль рампы в горизонтальной плоскости двигаются "злоумышленники". Но парадокс в том, что постепенно волей-неволей вовлекаешься в откровенно нелепую и на иное не претендующую авантюрную историю, которая служит, по большому счету, лишь поводом, композиционным каркасом для разного сорта приколов, и начинаешь ее воспринимать если уж не всерьез, то следить за событиями, чуть ли не сопереживать персонажам, по крайней мере карманнику Сэму и влюбившейся в него Каприс, подружке гангстера Митча и дочке управляющего банком Билла Трубоя - самым честным среди перечисленных, что и требовалось доказать, проявит себя карманник: морализаторства "Комедия..." удачно избегает.

Лично я, признаюсь, от такого рода произведений в безусловный восторг не прихожу - в принципе другого плана театр предпочитаю, а тут от некоторых каламбуров и шарад (автор русскоязычного текста Александра Козырева) мне делалось не по себе... Тем ценнее, что и меня, которого легче до слез довести, чем заставить рассмеяться, неоднократно пробивало на хохот, причем, казалось бы, от дурацких мелочей (тогда как порой натужные, с замахом на языковую изощренность шутки заставляли поморщиться) - не устоял я перед сейфом в виде розовой свинки-копилки на тележке; перед сольным номером все того же (ну правда - бенефициант! хотя много и солидных ролей у него в "сатириконовском" репертуаре) Даниила Пугаева в начале 2го акта; ну и когда Сэм-Илья Денискин болтается на веревке, а под ним на кровати беглый каторжник Митч-Павел Левкин после двух лет отсидки пытается заняться любовью с Каприс-Анной Глаубэ - невозможно объяснить, почему, но... - это уморительно!
маски

"Голубая игуана" реж. Хади Хаджэйг

Отрыжка Гая Риччи двадцатилетней давности - и невозможно понять, зачем Сэм Рокуэлл участвует в проекте, которым, вероятно, побрезговали бы и Данила Козловский с Петром Федоровым; не знаю, кто таков Хади Хаджэйг, но определенно даже несчастный Роман Каримов сделал бы на том же материале что-нибудь поприличнее. Впрочем, для Сэма Рокуэлла амплуа туповатого гопника на УДО с годами стало привычным, а его персонаж Эдди здесь еще малость посообразительнее, чем абсолютно безмозглый подельник Пол (Бен Шварц).

Двум придуркам, отрабатывающим досрочное освобождение при захудалой тошниловке, поступает предложение - с поддельными документами отправиться в Лондон, добыть некую сумку и передать заказчице, которой выступает невнятная длинноволосая очкастая девица. На самом деле "четырехглазая корова", как девицу впоследствии неоднократно обзовут недоброжелатели - дипломированный юрист и, в сущности, безвинно пострадавшая от мужской неверности бабенка: она работала на проживающего в Лондоне "русского" бандита Аркадия, задолжала ему денег, которые умыкнул ее хахаль-изменщик, и в счет долга подрядилась организовать криминальную операцию - пара "тупых америкосов" должны доставить сумку с облигациями на 80 000 фунтов, которые в свою очередь позволят провернуть более сложную кражу бриллианта "голубая игуана", а тот готова выкупить какая-то беглая принцесса, чтоб вернуть драгоценность в семью и тем самым заслужить прощение родни.

Отсылы к "Розовой пантере" в бреду, сдобренные шутками на уровне "она глотает и бздит одновременно", понятно, не срабатывают. Мистер Аркадий в исполнении безвестного и не слишком даже для подобного случая колоритного Питера Поликарпова (Поликарпоу...) тоже не радует. По сюжету Аркадий нанимает лондонских бандюков, чтоб разобраться с американцами, но у главаря банды свои виды и на облигации, и на "Голубую игуану", а у "четырехглазой коровы" - свои, и она входит с американскими наймитами в сговор, а в Эдди, того, что поумнее остальных и которого играет Сэм Рокуэлл, еще и типа влюбляется, благо ее бывшему и беглому Эдди жестоко, прилюдно и физическим действием отомстил. Криминальная интрига, то есть, не стоит выеденного яйца, шутки дохленькие, персонажи бледные, запоздалые кровища с расчлененкой под конец (английский бандюк, не выдержав издевок разбитной старухи-мамаше, сворачивает родительнице шею, ему самому Аркадий, прежде чем получить пулю в лоб, отрубает тесаком палец, а потом главаря Эдди самодельной бомбочкой взрывает так, что американцами, дабы беспрепятственно покинуть место преступления, приходится... изображать зомби, благо поблизости снимается кино соответствующего жанра) не спасают положения - а киношка еще и довольно длинная, попробуй досиди до финала, если ни одного достойного повода к тому не находишь.
маски

"Похищение Фредди Хайнекена" реж. Дэниэл Альфредсон в "35 мм"

Бывшие компаньоны по разорившемуся бизнесу, не сумев получить кредит в банке под единственное из их активов сохранившееся здание, которое захвачено панками и по суду в любом случае должно отойти государству, придумывают похитить владельца крупной пивоваренной компании, на которую, кстати, работал отец одного из подельников, пока не уволили - но, в отличие от сына, отец сберег добрую память об Альфреде Хайнекене на всю жизнь и, не зная, что его отпрыск причастен к похищению, сочувствовал Хайнекену, а не похитителям. А чтоб разжиться средствами на организацию основного преступления, похищения, друзья грабят еще пару банков, и на удивление удачно. Похищение тоже поначалу идет как по маслу, престарелого бизнесмена и его ни в чем не повинного шофера прячут в сарае и держат в специально подготовленной скрытой камере, неглупо используя опыт семьи Анны Франк. Деньги, однако, им не спешат выплачивать, и проходит три недели, после чего выкуп все-таки поступает, но вскоре преступников поодиночке удается переловить, один, симулируя сумасшествие, сам сдается полиции, потом бежит из психушки, много лет живет в Латинской Америке и только спустя годы, экстрадированный, попадает в голландскую тюрьму. Двух последних, главных организаторов, берут в Париже, и после отсидки они становятся отпетыми мафиози.

Вроде бы "чисто голландское похищение" - тут и пивовар Хайнекен в качестве жертвы, и взятое за образец убежище Анны Франк, и специфика автомобильных погонь вдоль каналов Амстердама, когда важнее всего успеть перепрыгнуть в заранее подготовленную лодку. Однако фильм-то англоязычный, британская копродукция с Нидерландами и Германией, актеры основные тоже сплошь англичане. Самого сурового и серьезного из приятелей, чей отец как раз работал в "Хайнекене", играет Сэм Уортингтон, самого шебутного и занятного, который готовится стать отцом - Джим Стерджес, только что блеснувший соло в "Джентльмене-грабителе". Но честно говоря, сам процесс преступления здесь не столь интересен, как его жертва, персонаж Энтони Хопкинса. За последние годы сэр немало похалтурил, но Альфред Хайнекен - одна из самых значительных его ролей нынешнего периода, и была бы еще значительнее, пропиши сценаристы образ подробнее. Вероятно, они делали ставку на динамику действия, с одной стороны, и на соответствие "реальным событиям", с другой, а каков был мистер Хайнекен, скончавшийся в 2003-м, на самом деле, неизвестно и лично мне уж точно безразлично, а вот герой Хопкинса - нет. При том что не будучи любителем пива в принципе, "хайнекен" я как-то совсем не оценил и прошлым летом в Амстердаме сперва пил его, благо оно там самое дешевое, но быстро оно мне надоело и я перешел на мартини, привозной, но ненамного более дорогой.

И все же Альфред Хайнекен в картине производит определенное впечатление - солидный, неглупый, но кроме того, неробкого десятка дедуля, искренний (волнуется за шофера сильнее, чем за себя, потому что несчастный водитель мало того что ни в чем не виноват, так еще и рискует буквально головой - если с выкупом выйдет задержка, он станет разменной монетой). Вообще в подобных криминально-приключенческих драмах преступники, похитители особенно (если не убивают никого, а на этих ни капли пролитой крови нет) показаны с сочувствием, хотя бы даже они действовали не из идейных соображений, а исключительно корысти ради, все равно буржуя как бы меньше жалко. Здесь же Фредди Хайнекен вовсе не нуждается ни в снисхождении, ни в сочувствии, жалкими выглядят скорее его похитители: старика украли, а гнусных панков из принадлежащего им на паях здания, с собственной площади (!) выгнать не могли, мало того, за попытку их выселить еще и пострадали - попали в полицию, заплатили возмещение ущерба незаконно занимавшим постройку неформалам. При таком подходе к статусу частной собственности не просто благообразная, но весомая фигура Хайнекена в исполнении Хопкинса производит особенно сильное впечатление, даже и без не слишком глубоких изрекаемых им по ходу философических максим вроде того, что надо выбирать, имеешь ты много денег или много друзей, а совместить одно с другим невозможно. Судьба похитителей это подтверждает, после того, как деньги были заплачены, а сами они схвачены, им не довелось увидеться ни разу - ну да что с того? Зато Фредди Хайнекен и похищение обернул на пользу своему бизнесу, основав после спасение вдобавок к пивоваренной империи крупное и преуспевающее охранное агентство.
маски

"Порочная страсть" реж. Николас Джареки; "Духless" реж. Роман Прыгунов

Два дерьмовых фильма о порочной страсти к наживе и бездуховности капитализма - но у всякого дерьма свой оттенок вкуса. Голливудское дерьмо нормально упаковано, расфасовано и его продают за качественный продукт, а русское дерьмо вываливают на голову ушатами, с истерической гордостью за себя и за свою "духовность". В американской дурацкой криминальной драме богатенький финансист изменяет жене, помешанной на благотворительности и требующей миллионов для фонда борьбы с раком, но его любовница погибает в аварии, когда буржуй от усталости засыпает за рулем. С помощью дружественного негритенка, сына своего бывшего водителя, буржуй скрывается с места происшествия, и хотя негра почти уже прищучил разбитной следователь, ему удается избежать разбирательства по делу о катастрофе. Тем временем катастрофа, готовая разразиться с его бизнесом (который надо продать до того, как несостоятельность компании вышла наружу), также сходит на нет - и все в семье буржуя хорошо, жена довольна благотворительностью, дочка новым местом в старой компании, а сам буржуй - тем, что все сошло с рук. И никакой, конечно, рефлексии. Не так у русских с их загадочной душой. Банковский менеджер Максим устает от бесконечного нюха и траха, полюбовница-недозвездочка ему надоедает, а тянет его к придуркам из подобия арт-группы "Война", которые устраивают протестные световые инсталляции на офисных зданиях, а иногда и акции пожестче, заканчивающиеся в ментовке.

В "Порочной страсти" мелькает забавная информация - банкротство героя Гира начинается с того, что он поверил русским, вложился в медный рудник, а правительство России ввело запрет на экспорт меди по политическим мотивам (или что-то в этом роде, я точно не разобрал), короче - опытный финансист, считающий себя "оракулом" биржи погорел, да и немудрено - разве можно с русскими связываться?! Почему нельзя, со всей наглядностью демонстрирует во всех прочих отношениях бесполезный, бездарный и бессмысленный "Духлесс". Герой Козловского тоже инвестирует свои личные средства в некий клуб на пару с персонажем Артема Михалкова - а оказывается, что клуб - просто разводка, и таких лохов набирается с десяток, если не больше. Одновременно циничного, но честного русского менеджера подсиживает коллега-конкурент, омерзительный французик из Бордо - в итоге Максим Евгеньевич, как почтительно именуют 30-летнего героя, лишается должности и доходов. Но выручает его, конечно, любовь к высокодуховной неформалке. Все это настолько глупо, фальшиво и предсказуемо, что даже в каком-то смысле мило. Ну например, как точно на роль самого активного активиста подобрали Артура Смольянинова - чтоб никого эта рожа не сбила с единственно верного пути. Являющийся во сне Максиму самолично Путин в образе Бэтмена (правда, в Москве, дабы не усмотрели крамолы) - идея несвежая и неоригинальная, но срабатывает, дает нужный эффект.

Представляю, сколько тупых банальностей в книге Минаева - но читать дерьмо я не могу, а смотреть еще ничего, но, с другой стороны, в книжке, наверное, детали конкретные цепляли, а в кине - только общий посыл: долой бездуховность. А что сделают с этими писателями, режиссерами, когда победит "духовность" - вот это самое интересное, пока что они могут на бездуховности спекулировать за счет тех самых комплексующих финансистов. Кстати, в "Духлессе", как и в "Порочной страсти", поднимается тема борьбы с раком, но что характерно, американцы выделяют миллионы на разработки средств против болезни, а русские с их духовностью развлекают клоунадой умирающих детей напоследок.
маски

"СуперМайк" реж. Стивен Содерберг

Сюжет фильма не более оригинален, чем в "Московском жиголо" с Сергеем Горобченко, а Татум, Петифер и Макконахи, конечно, получше Горобченко будут, но тоже не великие актеры. Тем более заслуживает восхищение, насколько все-таки Содерберг владеет кинематографической формой, что даже при банальном содержании умеет сделать картину интересной и в чем-то неординарной. Три летних месяца вмещают в себя карьерный взлет героя Петифера в качестве танцовщика-стриптизера: он приходит наниматься на стройку, не имея ни малейшего представления, как кладут черепицу, но встречает там будущего напарника и друга. Персонажу Чатума уже тридцатник, в стриптиз-бизнесе он уже шесть лет, но предел его мечтаний - вовсе не партнерство с владельцем клуба (Макконахи), хотя этого он желает тоже, но собственный бизнес: пробавляясь подработками на стройке и частными заказами по авторемонту, Майк копит деньги, чтобы открыть собственный мебельный салон - но кредит ему банк не дает, а потом и с накоплениями приходится расстаться: у нового друга за считанные недели до того снесло крышу, что он взял на реализацию крупную партию экстази, потерял ее, а долг пришлось возвращать партнеру - он же влюбился в сестру непутевого 19-летнего парня, а сестра - фельдшер, девушка положительная, с ней иначе нельзя, кроме как выказать свою человеческую состоятельность, пусть и ценой финансовых потерь, иначе разве рассталась бы она со своим женихом, положительным, но косноязычным занудой? Содерберг далек от морализаторства, он не "бичует язвы", но и "порок" не смакует. У него мужской стриптиз представлен с иронией, но без издевки, а нарочито стандартные вставные номера с участием главных героев ("ковбои", "полицейские" и т.п.) скорее напоминают, насколько сомнительно и в человеческом, и в творческом отношении их ремесло, чем заводят или тем паче возбуждают - но опять же, ни осуждению, ни осмеянию они не подвергаются. Просто есть понимание, что невозможно на этом построить жизнь. К такому выводу приходит персонаж Чатума, тот самый СуперМайк, решающий завязать со стриптизом, а герою Петифера, как более молодому, до этого открытия еще далеко, он упивается новыми возможностями, ну а персонажу Макконахи, владельцу клуба и действующему танцовщику, видимо, оно и вовсе не грозит.
маски

послание, блядь, со смыслом: "Анархия" М.Пэкера в "Современнике", реж. Гарик Сукачев

Сколь ни отталкивающее впечатление произвела на меня пьеса во время читки в рамках "Любимовки" -

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1813103.html?mode=reply#add_comment

но самозванный режиссер, манеру которого можно кратко охарктеризовать как "необаятельный дилетантизм", сделал все, чтобы почти, но все-таки не вполне безнадежный материал превратить в полное говно, пусть и не такую блевоту-мерзоту, как "С наступающим". Конечно, "Дисфункциональные", как сие произведение именуется в оригинале, полны левацких закидонов, но все-таки антикапиталистическая пропагандистская дешевка в пьесе если не уравновешивается, то разбавляется сатирой на ее носителей. Сукачев, поскольку себя и своих друзей с персонажами явно ассоциирует и симпатизирует им, какими бы они ни были (и персонажи, и друзья Сукачева, и он сам), от сатиры уходит как можно дальше, и даже если герои спектакля порой имеют неприглядный вид, в его глазах они от этого не теряют, а только приобретают веса. Иначе для чего музыкальном лейтмотивом шоу, во время перебивок между сценами, навязчиво звучит тема "My way", определенно не из панковского репертуара? Лицемерному юродству моральных банкротов придается статус откровения - таков подход режиссера к пьесе, а тот факт, что весь их панковский душок, да еще заплесневевший за тридцать лет, что горе-рокеры не выступали группой, всего лишь нон-конформизм не согласных с процессом пищеварения паразитов, бунт глистов против капиталистического дерьма, той питательной среды, в котором только эти примитивы, возомнившие себя неподкупными революционерами, и могут существовать, в расчет вовсе не принимается. Он и логотип фирмы, по недомыслию задумавшей использовать вышедший в тираж старперов от панк-рока в своей рекламной презентации, делает похожей на свастику - ну то есть не он сам, должно быть, а художник-постановщик Андрей Шаров, но за конечный результат отвечает в любом случае режиссер. Кстати, задник из аудио-колонок со встроенными видеомониторами (чудо художественной мысли, ничего не скажешь) напомнил мне другой амбициозный проект "Современника" - спектакль "Америка, часть вторая", поставленный Ниной Чусовой на Другой сцене театра с использованием в сценографическом оформлении огромного набора плазменных панелей (на "высокие технологии" тогда удачно развели крутых спонсоров), тоже исполненный антибуржуазного, антиглобалистского пафоса и до такой степени провального, что он исчез с афиши спустя несколько месяцев после премьеры. Я не думаю, что "Анархия" повторит судьбу "Америки" - случай иной, звезды в главных ролях, игра в поддавки со зрителем, разве что мат может кого-то отпугнуть, но вряд ли многих. Мата в спектакле столько, что нет минуты, чтобы не звучала нецензурная лексика. Но мат здесь - не язык, с которым работает драматург, и даже не языковая краска, придающая характерам аутентичности, мат в спектакле Сукачева выполняет функцию чисто орнаментальную (он, то есть, "дисфункционален"), и потому режет ухо своей неестественностью, неуместностью. Вставляя автоматически в каждую фразу "блядь", "сука" или "еб твою мать", герои добиваются только одного: из неубедительной пьеса превращается в откровенно фальшивую и убогую.

Впрочем, халтуру, изначально (как и почти весь репертуар "Современника") нацеленную на то, что богатые дяди со своими блядями пойдут за бешеные тыщи смеяться над британской панковской дурью, а вернее того, смотреть, как перед ними известные артисты колбасятся, грешно принимать за чистую монету. Лично мне было дико скучно, я несмотря на мат, грохот панк-рока и постоянно летящую по направлению к залу (застревающую в предусмотрительно выставленной по краю сцены заградительной сетке) всяческую дрянь типа жестяных банок, бутылок и тряпок, еле-еле высидел три часа без малого - но я не целевая аудитория данного мероприятия и могу предположить, что заработать на панках, антиамериканских инвективах и выпадах против буржуазных условностях театру удастся, при том что "Современник" и так не бедствует. Актеры не заслужили поношения, никто из них - все они работают достойно, и Михаил Ефремов в главной роли, и его партнеры - Певцов, Селянская, Дроздова в образе незадачливой представительницы американской компании, и Василий Мищенко, не игравший в "Современнике" так давно, что я думал, будто он там и не числится (зато между делом поставивший в Театре им. Гоголя - ! - душеспасительную мистерию по Шукшину, где в финале ангел забрасывает в зал удочку с надеждой уловить души человеков), тоже неплох в роли непросыхающего барабанщика. Но Сукачев-то очевидно полагает, что "Анархия" - не просто подработка на стороне, а выстраданное высказывание, да еще и от всей души! Хотя в этом случае уместно было бы транспонировать пьесу Пэкера на местные реалии, чтобы персонажи ссали не на британский и не на американский флаг, а на русский, чтобы, скажем, засовывали себе в жопу двуглавого орла, ну хотя бы одну из голов, чтобы объявляли своим законным президентом не Саддама Хусейна, а Джохара Дудаева или Михаила Саакашвили, чтобы, наконец, радовались гибели не менеджеров, работавших в нью-йоркских башнях, а детей Беслана или зрителей "Норд-Оста" - тогда в этом был бы смысл, ну, по крайней мере, какая-то, пускай все равно уродская, смелость. А так получается, что снова "каждый может выйти на Красную площадь и крикнуть: "Долой Рейгана!" - вот и вся анархия. Мать, сука, порядка.
маски

"Амадор" реж. Фернандо Леон де Араноа в "35 мм"

Беременная работяжка-иммигрантка собирается вместе со своим мордатым сожителем, торгующим увядшими цветами, купить в кредит холодильник, для чего нанимается ухаживать за полуживым стариком по имени Амадор. Старичок все бодрится, имеет даже какие-то сексуальные желания (для чего, правда, пользует не главную героиню, а эпизодическую, приходящую к нему раз в неделю), а главное из последних сил ратует за счастье трудового народа, проклинает оболванивающее пролетариат буржуазное телевидение, что никакой трудности для обеспеченного и человека, имеющего прекрасную квартиру и лежащему в ней без движения, не составляет - однако вскоре все-таки отдает концы. И тогда представительница того самого пролетариата, которой за холодильник-то надо выплачивать кредит, не сообщает своей нанимательнице, стариковой дочери, о смерти подопечного, рассчитывая получить побольше денег вперед. Я не стал досматривать до конца и не знаю, чем закончилась эпопея с холодильником, но определенно с "Простыми вещами" Попогребского, которые приводят в качестве российского аналога "Амадора", испанская фигня (я не перестаю удивляться, откуда сегодня в прокате столько фильмов из Испании - причем один другого хуже!) ничего общего не имеет. У Попогребского, который, допустим, для меня лично тоже не эталон вкуса, герои в социальном пространстве по крайней мере выступают более или менее на равных, что придает моральному выбору героев некий смысл, значение, весомость. В "Амадоре" такого смысла быть не может, поскольку героиня заведомо поставлена в условия, когда ей все прощается: бедная, приезжая, да еще беременная, и мужик ейный - не ахти какое подспорье, знай только брызгает духи на цветы, чтоб, значит, цветами пахли. Пускай бы она сама убила старика, отравила или задушила - все равно она жертва несправедливости, капиталистической эксплуатации и всяческого угнетения, а она, такая чудесная женщина, деда пальцем не трогала, только подтирала за ним задницу, он сам околел - ну так в чем тогда ее можно упрекнуть? Да еще вся эта символика надушенных цветов, и пространные разговоры за жизнь (подобного рода социальные притчи обычно немногословны, но "Амадор" лишен и этого "достоинства") - сил уже нет никаких. Но не знаю, может, к финалу история выруливает на какой-то иной уровень? Если кто-то знает причину, по которой "Амадор" заслуживает того, чтобы досмотреть его до конца - пусть говорит сейчас или молчит до скончания веков.
маски

"Липучка" реж. Роб Минкофф

Может быть, любители бесчисленных "друзей Оушена" и получат свою дозу радости от "Липучки", но я не из их числа, и Эшли Джадд меня не слишком привлекает, а объективно говоря, по качестве "Липучка" ближе даже не к Оушену, а к какому-нибудь "Бесшабашному ограблению". Впрочем, криминальных комедий сегодня, кажется, еще больше, чем романтических, и в большинстве из них грабят банк. Иногда это делают с огоньком и фантазией, как в "Криминальной фишке от Генри" - один из самых приятных фильмов в прокате нынешнего года. Но в "Липучке", при том что она динамичная, не лишена остроумия и смотрится, в общем, неплохо, не хватает именно "фишки". А в остальном, пожалуй, еще не худший вариант: в банк приходит нервный, подвинутый на математике тип (Патрик Демпси) и просит кассиршу (Эшли Джадд) разменять ему крупную купюру мелкими монетами. В этот момент врываются аж сразу две банды, точнее, пара придурков-любителей и троица хорошо экипированных и подготовленных профессионалов. Служащие и посетители оказываются в заложниках, одного убивают. Вскоре выясняется, что убитый был спецагентом, расследующим банковские ограбления, а обе банды заявились на дело по наводке таинственного злодея, рассылавшего своим подельникам факсы. Персонаж Демпси с его склонностью к вычислениям приходит к выводу, что речь идет не просто об ограблении, но о засаде, чтобы в одном месте собрать всех, кто был связан в разное время с грабителем банков номер один, и дать им возможность самим перебить друг друга. Collapse )
маски

"Суперменеджер, или Мотыга судьбы" реж. Богдан Дробязко

А мне понравилось. Сергей Медведев и Юрий Чурсин бесподобны, и всякому непредубежденному зрителю видно, насколько им по кайфу то, что они делают. Конечно, надо заранее понимать, что "Мотыга судьбы" - это как бы не совсем кино, не то Кино, на которое претендуют Сокуров или Звягинцев - но прелесть как раз в том, что вместо необоснованных претензий предлагается ненавязчивый и ни к чему не обязывающий прикол. В этом смысле и тема, и сюжет, и кастинг "Мотыги судьбы" - безупречны. Медведев и Чурсин играют братьев Ромашовых. Старший, Егор - финансовый аналитик, спец по фондовому рынку (Чурсин играет его этаким пишичитаем, в круглых очках, отчего его персонаж кажется слегка двинутым), младший, Никита - раздолбай и фанат ролевых игр, где он руководит отдельной бригадой боевых хоббитов (до сих пор у Медведева не случалось такой интересной работы в кино!) и курит "эльфийский лист", предпочитая резаный. Егор работает на прохиндея Барнса, задумавшего финансовую аферу, из-за своей честности теряет место, а заодно и девушку-актриску Стеллочку, которая моментально уходит к другому, но в решении проблем помогает брат, а тут еще на горизонте нежданно-негаданно появляется новая девица в исполнении вездесущей Екатерины Вилковой, главной суперсамки новорусских абсурдных комедий.

Имена сценариста и режиссера ни о чем мне не говорят, что они сами курили, эльфийский лист или другое - не знаю, но за той белибердой, которую они от души нагородили, прослеживается и небезынтересное конструктивное мышление (интрига раскручивается в двух параллельных планах - в мире финансово-криминальном и в ролевой толкиенистской игре, причем основные персонажи присутствуют в обеих линиях, начиная с утратившего свою чудесную мотыгу говорящего виршами Великого Торина, он же олигарх и отец невесты Никиты, он же отец Иоанн Охлобыстин, да растет вечно его борода), и не самая свежая, но не в пример какому-нибудь Оливеру Стоуну ненавязчиво реализованная мысль (мол, фондовый рынок - это чепуха и жульничество, та же ролевая игра, только с более драматичными последствиями). Немало и забавных частных моментов - взять хотя бы украиноговорящих негров-"инвесторов" (бандюков). Другое дело, что при всей отвязности изначального замысла картину можно было бы довести до ума и некоторые линии додумать - например, Барнс, случайно став обладателем "мотыги судьбы", обнаруживает, что точно такая же кирка, судя по старому фоту, была у его прадедушки - но дальше этот сюжетный мотив никак не развивается, а жаль. Случайных моментов слишком много - не получает развития и "ритуальный акт корпоративной смерти и воскрешения" - коллективное сожжение списка недочетов в работе. Но кстати говоря, попытка увидеть в ролевиках-толкиенистах пародию на корпорацию, более, конечно, внятная, предпринималась еще Дени Арканом в "Веке помрачения". В "Мотыге судьбы" сатира - вряд ли основная задача авторов, они просто развлекаются. Однако в отличие от многих других современных российских кинематографистов, за их играми хотя бы занятно наблюдать.
маски

"Обман" реж. Скотт Фрэнк, 2006

Прочитав аннотацию заранее, отнесся к фильму без особого интереса, и только включив примерно на середине сообразил, что исполнитель главной роли - тот самый Джозеф Гордон-Левитт, который играл в "Загадочной коже" Араки, а потом еще в "Крэйзи", в "Кирпиче" (а до этого, ребенком и подростком, если верить интернету - в сериалах "Доктор Куинн, женщина-врач", "Третья планета от Солнца" и т.д. - но там его сейчас вряд ли можно было бы опознать). Блестящий актер и великолепная роль - герой Гордона-Левитта после полученной в автокатастрофе травмы головы страдает провалами в памяти и ему едва доверяют должность уборщика при банке. Но шайка грабителей заставляет его помогать им в налете на банк, угрожая расправиться с захваченным в заложники другом, слепым. Герой пытается им противостоять, угоняет машину с похищенными деньгами, но сложность в том, что он вечно все забывает и вынужден, совсем как в "Помни" Нолана (ну или, что по сюжету еще ближе, в "Шультесе" Бакурадзе) все важное записывать в блокнотик. А еще у него есть возлюбленная, которой он по беспамятству никак не решается открыться в своих чувствах - напрасно комплексует, у нее со здоровьем тоже не очень, протез вместо ноги. Беспамятный, слепой и одноногая - просто команда мечты, однако победа остается за ними. Неудивительно, что фильм не выпускали в кинопрокат, но хоть по телевизору показали - и то хорошо.