Category: фантастика

маски

смех без причины: "Джокер" реж. Тодд Филлипс

На самом деле мой любимый киногерой - Человек-Пингвин (в исполнении Денни де Вито, разумеется). Не только во вселенной Бэтмена или в жанре комикса, а вообще. Кто знает, дойдет ли у голливудских ревизионистов очередь и до него, раз взялись сперва за Бэтмена, а теперь, вслед за несколькими "Темными рыцарями", настал черед Джокера? Раньше ведь как было просто - Бэтмен, потерявший в детстве родителей, вырастает борцом за добро и правду, хотя вынужден скрывать лицо под маской; противостоят ему злобные фрики - не абсолютно, впрочем, одномерные, у каждого также своя предыстория, свои давняя драма и тайная боль. И несомненно, у супергероя с его антагонистами гораздо больше общего, чем у них у всех с "обычными", "нормальными" горожанами, мещанами - тема настолько перспективная, что в свое время я сам пытался в этом направлении размышлять:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/507544.html

Однако в том и прикол, что все, о чем стараются заявить создатели "Джокера", задолго до них и намного лучше, ярче их, оригинальнее и интереснее, но и тоньше, и глубже рассказал Тим Бертон. А нынешний "Джокер" - в чистом виде, и даже сугубо формально, "история болезни": драматургически фильм выстроен как солипсистская конструкция, замыкающаяся на фантазиях безумца; герой - больной в сугубо медицинском смысле, который остался без соцподдержки и бесплатных лекарств, вот и "начудил" к ужасу окружающих, стал убийцей, посеял (вернее, усилил) хаос в городе.

Можно - и пожалуй, стоит - отдать должное самоотверженности Хоакина Феникса, и хорошо еще, что его герой дистрофик, а не карлик - не то, погружаясь в образ, актер глядишь и отрезал бы себе чего "лишнего"... Поразительно все же, что помимо собственно психопатии и прилагающейся к ней дистрофии он, в сущности, мало чем еще примечателен. Даже такая остроумная находка, как неконтролируемый смех, который постепенно из симптома заболевания становится чертой характера, а затем и фирменной "фишкой", отличительной "меткой" героя, используемой им сознательно, по большому счету не реализована, пропадает впустую, лишь раздражая своей навязчивостью.

То же и с основными сюжетными линиями: уж казалось бы, до чего драматичны отношения Артура с матерью, которая ему, потом выясняется, будто и не родная мать, а усыновительница-психопатка, мучительница, дурно обращавшаяся с ребенком и оказавшаяся виновницей его недуга - любящий сын, превращаясь в монстра, душит пережившую инсульт мать подушкой прямо на больничной койке, и этот пункт становится "точкой невозврата" на пути становления "монстра" - но мать как самостоятельный персонаж совсем неинтересна: сидит дома, смотрит телешоу, отправляет "письма счастья" бывшему работодателю, считая его отцом Артура.

Того хуже предполагаемый отец Том Уэйн - то ли не отец (сумасшедшая, работавшая служанкой в доме Уэйнов, нафантазировала роман с хозяйским сыном, беременность, роды, младенца... - что подтверждают документы из клиники, где ее потом держали), то ли все-таки отец (имеется флэшбэк, где молодая Пенни, напичканная в клинике лекарствами, продолжает утверждать, будто Том все подстроил, а в действительности ребенок от него), и в любом случае лощеный подлый демагог-буржуй - невнятная, плоская, добро бы еще гротесково-карикатурная, а то ж просто серая, проходная фигура.

Наконец, звезда комедийного телешоу Мюррей Франклин, кумир героя, вытащивший его на сцену, слегка поглумившийся, но предчувствуя успех, готовый делать из него звезды - его к тому же играет Роберт де Ниро - полностью служебное, функциональное лицо, не более; Франклин лишь для того нужен, чтоб Артур его эффектно пристрелил в прямом эфире.

Остается грубая, пускай и достаточно умелая эксплуатация приемов, связанных с насилием: героя жестоко обижают - он жестоко мстит; примитивная, но эффективная манипуляция - да, уродец, да, псих, и противный такой, хохочет невпопад, клоун-неудачник, маньяк, к финалу эмблема анархии (возвышается над толпой, будто Ленин на броневике!) - но он же, во-первых, жертва обстоятельств (начиная с того, что "у него было трудное детство"), а во-вторых, средствами он пользуется, допустим, неприемлемыми, запрещенными, но разве его враги не заслужили своей участи?

Собственно, мне "Джокер" видится бездарно (впрочем, зрелищности отдельных моментов это не отменяет) проебанная возможность развернуть тему в плоскость, где зажравшимся выродкам, возомнившим себя властителями мира, угрожает разбушевавшаяся стихия обезумевшей швали, и в таком конфликте нет стороны, которую хотелось бы счесть праведной, на крайняк приемлемой - из него нет выхода, он не имеет потенциала ни к разрешению, ни к затуханию.

Вместо чего "Джокер" рисует нестрашное, несмешное и вместе с тем не вызывающее сочувствия пугало. Да и сам по себе образ-то растиражированный, помимо Джокера из истории про Бэтмена (а история все равно про Бэтмена, и маленький Брюс пару раз неслучайно в "Джокере" мелькает, брат он Артуру или не брат, рад ему или не рад) вспоминается и призрачный клоун-убийца из "Оно" по Стивену Кингу (только что вышел очередной сиквел), а анархисты в шутовских масках из "V значит Вендетта".

Все же в фильме от руки взбунтовавшегося клоуна, а не случайно попавшегося на пути отморозка, гибнет Томас Уэйн, "джокером" побитый "туз" бизнеса и политический воротила, кандидат в мэры Готэма, отец Брюса "будущего Бэтмена" Уэйна - ключевое, исходное для всей франшизы событие переосмыслено: теперь смерть отца подрастающего супергероя - не причина, а следствие, не преступление, но возмездие.

Плюс к тому - под завязку загруз по части идейной хуйни: черные добрее белых, женщины честнее мужчин; старики и дети невинны, а взрослые (особенно если опять же белые и мужчины) несут в себе пороки, какие только можно выдумать; среди взрослых белых мужчин исключение составляют разве что инвалиды; и, вишенкой на торте, повсюду угнетают евреев. Живущая по соседству девушка, которую сумасшедший Алекс мнит своей подружкой (а та, будучи матерью-одиночкой, просто вежливость демонстрирует, и то со страхом пополам) - черная, как и все тетеньки-психоаналитики, благодаря которым Артур до поры не окончательно слетает с катушек; главный герой - дистрофик, а единственный, кто нему добр среди коллег по комедийному клубу - карлик, то-то он его и отпускает восвояси, хотя малыш стал свидетелем убийства толстяка, всучившего Артуру злополучный пистолет!

Авторы даже сами за собой не замечают расизма, сексизма, боди- этого как его, когда угнетают по признакам, связанным с телосложением... Зато Хоакину Фениксу пришлось довести себя до состояния ходячих мощей - и формула вырисовывается несложная, не из области высшей математики: "издевательство актера над собственным телом + полный набор идейной хуйни в сценарии = "Оскар".
маски

"Записки Черномора" ("Руслан и Людмила" А.Пушкина), театр "Трикстер" в ЦДР, реж. Вячеслав Игнатов

Слава Игнатов и Маша Литвинова - но больше Слава... - пугали меня интерактивом с участием детей, зная, что я даже по отдельности то и другое не переношу, а уж если в комплексе... Тем не менее на спектакль позвали - и теперь мне захотелось посмотреть две предыдущие их работы аналогичного формата, "Осторожно, эльфы!" и "Школа сна". Перед этим довелось увидеть их опенэйр-блокбастер в Херсонесе Таврическом "Грифон", по пьесе митрополита (простигосподи) Тихона, на специфическом, то есть, материале, но, что особо выделила из моего отзыва Маша, авторам "удалось без фатальных потерь проскочить между Сциллой формализма и Харибдой пропаганды":

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4053883.html

С "Записками Черномора" все куда проще, начиная с материала, заканчивая форматом. "Руслана и Людмилу" Пушкина разыгрывает Сергей Мелконян - как моноспектакль, хотя фактически на сцене временами оказывается целая толпа, преимущественно детская, но не только. Исходный персонаж Мелконяна, выступающий в инсценировке за рассказчика - тот самый Черномор: не дядька при богатырях, а бородатый злой карлик - умудрившийся схоронить остальных героев поэмы и на старости сызнова проживающий минувшие дни, но постепенно актер перевоплощается, меняет амплуа и имиджи при помощи нехитрой, рукотворной (с черноморским "Грифоном" по размаху технологическому не сравнить... - и не надо!) атрибутики, легких ширм, анимации.

К моему удивлению аудитория с редкостным энтузиазмом включается в игру, примеряет на себя характеры пушкинских персонажей, их поступки, ну и театральные костюмчики тоже, и бутафорские доспехи, и проч.: Руслан и остальные "рекрутируются" из зала прямо по ходу представления. Не отстают, что еще поразительнее, взрослые - из зала вызывают Людмилу, каковой на спектакле, где довелось присутствовать мне, оказалась жена композитора Александра Бакши, и кастинг прошла, надо признать, с блеском! А уж эксцентрика, присущая Сергею Мелконяну, в "Записках Черномора" находит лучшее применение - и танцы, какие можно наблюдать здесь, дадут фору отчаянной пляске Хариты Игнатьевны под "I will survive" из крымовской "БеЗприданницы".

Поскольку злобный уродец не может не подпортить людям праздник, что "Записки Черномора" наглядно доказывают, замечу для себя: драматургической стройности инсценировке не хватает - понятно, что спектакль рассчитан на детей и для такового без того весьма продолжителен (около полутора часов), но когда неизвестно откуда появляется в итоге Финн - меня коробит. Вся линия Финна и Наины, эпизод встречи с Русланом - купированы, а в развязке без него не обойтись, и он тут как тут, а кто такой, с чего вдруг он берется помогать?... Тем более обидно, что, например, в незабвенном оперном спектакле Дмитрия Чернякова именно линия Финна и Наины становилась основной, служила своего рода психоаналитической "рамкой" внутреннему "сказочному" сюжету (кстати, Черномор как самостоятельное действующее - "физическое" - лицо там вовсе отсутствовал! и появлялся только в сцене костюмированной свадьбы Руслана и Людмилы как... ряженый ребенок):

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2132880.html

Масса простых, но броских, запоминающихся находок, разрушающих барьеры между площадкой и публикой, порой имеют малоприятные побочные эффекты: карликова борода тянется бахромой над головами до последнего ряда, потом долго "собирается" обратно, а повскакавших со стульев детей невозможно утихомирить и усадить обратно. Ну и заключительный монолог под "Stabat Mater" мне показался стилистически не вписывающемся в общий интерактивно-инфантильно-игровой контекст постановки - понимаю желание переключить регистр под конец действия, выйти из чистой забавы в некую иную тональность, но его реализация, по-моему, нелогична и неубедительна. Однако с учетом того, чего я мог ожидать от спектакля, где дети не только в зале, но и на сцене бесятся - напуганный опять же, его создателями заранее - с изумлением поймал себя на мысли, что при иных обстоятельствах, будь я помоложе, поздоровее (подобрее...), не отказался бы от возможности прокатиться в бутафорских "доспехах" на "боевом" надувном коне-мячике, предоставленной некоторым, самым активным, зрителям "Записок..." - похоже, это правда очень весело.



маски

"Красавица для чудовища" реж. Хайфа Аль-Мансур, 2017

Свободная женщина Востока, уроженка Саудовской Аравии, получившая образование в Египте, затем в Австралии, жена американского дипломата - Хайфа Аль-Мансур стяжала славу фильмом "Ваджда" про девочку, вопреки мусульманским законам и традициям желающую кататься на велосипеде. Феминистский радикализм этого смелого, острого высказывания был оценен во всем мире бесчисленными кинопремиями, а режиссерка (уж феминизм - так до конца!) получила возможность снимать знаменитых артистов на английском языке и сделала фильм "Мэри Шелли", который в русскоязычном прокате переназвали с отсылом к популярной сказке и мюзиклу, тоже о многом говорит, и о русских не в меньшей степени, чем о мусульманах; картина же скажет сама за себя.

Перси Биши Шелли (смазливый Дуглас Бут - Ромео в последней по времени экранизации "Ромео и Джульетты") вторгается в семью литератора и книготорговца Годвина (Стивен Диллэйн), вскружив голову его 16-летней дочери Мэри (Эль Фаннинг), а потом невзначай выясняется, что Шелли уж лет пять как женат, аналогичным образом ранее он обнаружил "родственную душу" в юной деве, а та оказалась обыкновенной телкой, к тому же ревнивой. Мэри такой не окажется - у нее закалка родительская, те исповедовали свободу отношений, хотя и поженились, чтоб дети родились в "законном браке"; от выбора Мэри отец не в восторге, но девушка готова за Перси следовать, не связывая его узами, пока тот разоряется, теряет фамильное имение, старается пробиться на литературный олимп.

Ключевое событие истории - приглашение в Женеву от Байрона, куда Перси, Мэри и ее сестра Клер, которую Байрон успел обрюхатить уже, отправляются вместе, и там, заодно в обществе доктора Полидори, затевают от скуки литературную игру, в результате которой на свет появятся несколько значительных литературных произведений, главным из которых считается "Франкенштейн, или Современный Прометей". Но если, к примеру, "Готика" Кена Рассела - которую я, кстати, недавно пересматривал, и не с меньшим увлечением (хотя и под совсем другим углом, нежели впервые смотрел подростком) - целиком посвящена фантазиям на тему, что происходило между героями, а пуще того в головах у них, и не без влияния неких препаратов, то для Хайфы Аль-Мансур это лишь небольшая, куцая серия вполне проходных эпизодов, раскрывающих, однако, отношение режиссера к волнующей ее проблеме, а беспокоит Хайфу, разумеется, не подоплека создания "Франкенштейна", но мерзкая, животная сущность мужчин, угнетателей-самцов, к тому же белых.

Неудивительно, что при таком раскладе самым приятным, обаятельным персонажем мужского пола оказывается молодой Джон Полидори (в исполнении ангелоподобного Бена Харди), у которого с Мэри Шелли завязывается трогательная, чистая дружба - доктор Полидори тоже, как и сестра Мэри, пострадал, его демон, и куда более злой, чем Перси для Мэри - лорд Байрон (персонаж Тома Стерриджа): манерный, напудренный, совершенно омерзительный, отталкивающий самовлюбленный типчик, эталон "мужского шовинизма". Байрон даже беременной от него Клер заявляет, что она, дескать, не любовница ему (про жену и речи нет), но просто "увлечение", и не считает ее годной на большее, чем переписывание бумаг; к Мэри он относится чуть почтительнее - услышать от Байрона, что умная женщина та, что может понять сказанное им, мужчиной, а не та, что высказывается сама, но Мэри вроде как способна убедить в ином - типа комплимент... На Мэри он все-таки не действует, Мэри - жертва сексизма.

Впрочем, в отличие от кретинической истории про Офелию, которая симулировала помешательство и инсценировала самоубийство, а потом написала собственную версию "Гамлета" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4054851.html

- Мэри Шелли действительно создала "Франкенштейна", и стоит заметить, из творений авторов, выведенных героями "Красавицы для чудовища", именно "Франкенштейн" занимает самое прочное место в повседневном культурном обиходе, если не как собственно текст, то производными, инсценировками, экранизациями, мюзиклами, комиксами, бесчисленными вариациями на тему, да и просто вошедшим в повседневную речь, в обыденное сознание образом (правда, часто возникает путаница и Франкенштейном называют чудовище, а не его создателя) - в то время как всемирная мода на Байрона и успехи Шелли остались давно в прошлом и ныне их творчество списано в школьные хрестоматии (это еще в лучшем случае!) либо в филфаковские архивы.

Полидори тоже пострадал - в романе Федерико Андахази "Милосердные", абсолютно, разумеется, фантасмагорическом даже в сравнении с фильмом Кена Рассела, но куда менее талантливом и интересном -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/304636.html

- он выведен завистливым бесплодным ничтожеством, ну и гомосексуалом-онанистом заодно; о последнем (скорее всего близко к истине...) картина Хайфы Аль-Мансур не говорит напрямую, но вот что касается авторства "Вампира" - здесь оно безоговорочно приписано Полидори (на самом деле сочинение Полидори и незавершенный рассказ Байрона на общий сюжет про вампира - два самостоятельных и несопоставимых по литературному качеству текста!), а напыщенный Байрон выставлен плагиатором, пусть и невольным: вскользь все-таки звучит информация, что Байрону опус Полидори пришелся не по вкусу и он уже поэтому, а не из порядочности и уважения к Полидори, пытался от него откреститься - да не вышло, молва все равно стояла за Байрона, а Полидори никто знать не хотел и в 25 лет он покончил с собой, по Хайфе выходит, что из-за непризнанности.

Что касается "Франкенштейна" Мэри Шелли, то создатели "Красавицы для чудовища" еще сильнее, чем понаслышке знакомые с материалом пользователи, путаются в показаниях, кто тут чудовище, а кто Франкенштейн (а кто красавица...): с одной стороны, в психоаналитическом ключе примитивно трактуя образный строй романа, в "чудовище" усматривают страдающую от одиночества и мужского угнетения женскую душу; с другой, "чудовища" - понятно, все-таки мужчины, женщины созидательницы, а мужчины монстры безмозглые.

События, последующие за написанием "Франкенштейна", для Мэри Шелли не столь трагичны, как для Полидори, но с тем, что довелось пережить доктору, в чем-то схожи. Ее роман не хотят публиковать - разумеется, потому что она женщина! - не верят в авторство Мэри, наконец он выходит анонимно с предисловием П.Б.Шелли и по умолчанию подразумевается, что написал его поэт, а не баба. Тем удивительнее развязка - нагромоздив кучу... феминизма, арабская режиссерка вдруг круто разворачивает идеологические, а заодно и эстетические оглобли в противоположную, чего совсем не ждешь, сторону, опрокидывает прогрессивные умопостроения в сладенький, слюнявый финал с поцелуйчиком верных влюбленных супругов (Шелли прилюдно и в присутствии отца Мэри порвал с "мужским шовинизмом", взял все вины на себя, а все лавры передал жене) - чисто "голливудский хэппи-энд"! Мало как будто супруга - двойной компромисс! - Мэри примиряется и с еще одним мужчиной, с отцом, который не принял ранее ее свободного выбора и связь с Шелли, но признал в дочери писательский талант и содействовал переизданию "Франкенштейна" уже под ее собственным именем... неужели в мужчинах еще не окончательно погибло человеческое начало и женское влияние способно пробудить мысль даже в этих чудовищах?
маски

"Веном" реж. Рубен Фляйшер

Супергерои-плохиши практически вытеснили с экранов прежних рыцарей без страха и упрека, сегодня Капитан Америка или Супермен продаются лишь "в наборе", а Бэтмэн или Человек-Паук тайком обнаруживают и изживают в себе "темные стороны силы", зато правят бал халки, хэнкоки и дэдпулы. Прежние тоже, допустим, не по доброй воле кидались на амбразуру - кто по рождению, кто случайно подхватив ген, вызывающий мутацию, или в результате неудачного технического эксперимента, но уж однажды получив в свое распоряжение сверх-способности, воспринимали их бремя как обязательство, долг, миссию; а эти и мир спасают нехотя, между делом... В этом смысле "Веном" из себя ничего особенного не представляет, все по стандартной схеме.

Был разбитной журналюга, правдоискатель, стоящий на стороне закона, но сам постоянно закон нарушающий; из Нью-Йорка ему пришлось переехать в Сан-Франциско, благо встретил девушку оттуда, она его и на работу устроила, но отправившись как-то раз брать заказное интервью у 24-летнего предпринимателя и ученого, владельца крупнейшей фармакологической корпорации, он вместо дежурных вопросов захотел припереть его к стенке непроверенными сведениями о жертвах зловещих экспериментах на людях, в результате чего не только сам лишился должности, но и невесту подставил, она посчитала себя использованной, обиделась и нашла другого. Между тем эксперименты действительно имеют место - смуглокожий делец, молодой да ранний, из космоса привез существ, способных интегрироваться в человеческое тело ради адаптации к кислородной среде, назвал их "симбиотами", а людские организмы использует в качестве "хостов", сперва тренируясь на бомжах, но в перспективе планируя осваивать космические дали, коль скоро Земля вот-вот придет в негодность. У пришельцев, однако, свои планы - ни ручек ни ножек, твари склизкие, липкие, а туда же, мечтают о мировом господстве и искоренении рода человеческого, который лишь до поры эксплуатируют в качестве "носителей".

Все это не выходило бы из ряда вон, если б "Веном" хотел казаться серьезнее и умнее, чем он есть на самом деле, но авторы кинокомикса о сути жанра не забывают ни на минуту, наоборот, всячески подчеркивают фантастичность происходящего даже там, где фантастики в узком смысле не предполагается. По наводке и с помощью ассистентки-еврейки, разочаровавшейся в идеях босса-пакистанца (у тетеньки очкастой вроде бы есть дети, и она за них даже опасается вслух, но информацию отставному журналисту добровольно сливает, а что уж потом с ее детьми стало - история не для комикса, и дела нет никому до ее детей) герой беспрепятственно попадает на секретный объект, там становится свидетелем лабораторных опытов и в стремлении спасти от монстра знакомую бомжиху превращается в монста сам. Вселившийся с него "симбиот" представляется Веномом и, потерзав для лучшего усвоения тело изнутри, вступает в носителем в интеллектуальный контакт.

Собственно, оригинальность "Венома" к тому и сводится, что хороший или плохой, целеустремленный или беспутный, как правило, комиксовый супергерой вынужденно живет двойной жизнью, но сознание сохраняет цельным, а в своей обыденной ипостаси лишь более или менее старательно мимикрирует, притворяется "нормальным". Тогда как здесь вся соль, весь юмор и во многом динамика фильма - не просто даже в раздвоенности сознания, но в двух сознаниях, скованных общей телесной оболочкой, к тому же претерпевающий постоянные, неконтролируемые видоизменения. В конце концов щупальца, которые испускает из себя герой, хоть и выглядят внушительнее паутинок, мало чем от них отличаются, или от когтей Росомахи, ну и т.п. А вот постоянная перебранка "с самим собой" действительно забавна, коль скоро происходит на ходу, на бегу, в процессе обязательных погонь, драк. Поскольку анти-герой, волей случая, но по закону жанра, тоже "цепляет" в себя "чужого", и вот уже правдолюбец с маньяком вынуждены "махаться" чужеродными отростками на корпусе космического корабля, который должен доставить на землю сородичей Венома, как любезно представился непрошенный "гость" своему "хозяину"-"хосту". И не забыл пояснить, отчего решил встать на сторону аборигенов-землян: дескать там у себя, в космосе, я такой же неудачник, как и ты, последний из многих, а у вас я единственный в своем роде, вместе мы сила!

И если обычно мне трудно понять, чем заводит женщин типаж потасканного мачо, то в случае с Томом Харди вопросов нет: он действительно хорош (и как актер тоже), а главное, для "Венома" - ровно то, что нужно, попадание идеальное. Хлипкий темнокожий Риз Ахмед в статусе его основного антагониста опять же при деле, а то невозможно уже видеть, как хороший черный парень побивает плохого белого, пусть хоть чуточку да наоборот будет. Вот выбор Мишель Уильямс на центральную женскую роль неочевиден - но в ином случае получилась бы невнятная тетка, а в "Веноме", прежде всего, не подразумевается "треугольника" (фанатично увлеченному идеей "симбиоза", переселения человечества в космические миры и управления вселенной, персонажу Ахмеда, словно Гамлету, нет дела ни до мужчин, ни до женщин), а во-вторых, девица, на вид хлипкая, в решающий момент показывает себя "бой-бабой", сопровождает супергероя в его супероперациях, и даже на короткий срок впускает "чужого" Венома в себя, чтоб сохранить его, а потом вернуть в прежнее тело, дабы борьба со злом продолжилась до победного конца.

В конце, а я остался с хорошим впечатлением, так что пересидел титры, анонсируется продолжение боя, с новым персонажем - Том Харди приходит в тюрьму, где в клетке держат какого-то упыря вида совершенно людоедского, что может быть увлекательно. Но на финал первого обстановка более-менее устаканилась, смуглый с пришельцем внутри подорвался на собственной ракете, а журналист, сохранив с себе чудище, но оставшись человеком, воссоединился с невестой. Что еще мило - не ограничиваясь щупальцами и сопутствующим оборудованием типа секир, внутренний монстр каким-то совсем уж иррациональным (даже по стандартам комикса) способом перевоплощается в круглоголовую мультяшку с оскалом - не знаю, кого как, а меня это развеселило.
маски

на пустоши за квантовым вакуумом: "Человек-муравей и Оса" реж. Пейтон Рид

Первый "Человек-муравей", хоть кинокомиксы я в принципе плохо воспринимаю, мне показался как минимум непротивным, однако вне зависимости от того я не смог в свое время досмотреть фильм до конца:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3153809.html

Сиквел честно высидел от звонка до звонка два часа, но с трудом - а вроде то же самое, только меньше насекомых, а больше техники. Главный герой - неизменный Пол Радд, который, правда, не молодеет с годами. Что там с человеком-муравьем случилось прошлый раз в Германии, я ни тогда не увидел, ни сейчас не уяснил, но отбывает он домашний арест с браслетом на лодыжке под приглядом туповатого, по-азиатки занудливого инспектора Ву. Однако ж не судьба ему вести муравейную жизнь, развлекать живущую с бывшей женой и отчимом дочку карточными фокусами по выходным, валяться часами в ванной да лупить по ударной установке - в его голове объявляется "нечто".

Новый "Человек-муравей..." возвращает к предыстории первого, где расстались родители главной героини, персонажи Майкла Дугласа и Мишель Пфайфер: отправились на пару обезвреживать бомбу, жена уменьшилась и ушла безвозвратно в "квантовый мир", а муж остался один воспитывать дочку. Тридцать лет спустя женщина настолько адаптировалась и эволюционировала в микро-мире, что решила подать оттуда сигнал родным - "вселившись" в сознание их подельника, благо тот вынужден сидеть на месте, а те бегают от спецслужб, унося с собой в чемодане способную уменьшаться и увеличиваться лабораторию размером с небоскреб. Попутно беглый профессор Хэнк Пим с повзрослевшей дочкой Хоуп, рассчитывая на помощь бывшего сообщника (а он все-таки припрятал муравьиный спец-костюм, соврал, будто уничтожил его) ведут дела с прощелыгой-бизнесменом, намеренным их облапошить, и его двумя шестерками, но их на повороте подрезает загадочный "призрак" - воспитанная прежним соратником Пима по "Щиту" (его играет Лоренс Фишборн) дочь еще одного коллеги, страдающая "нестабильностью молекулярной структуры", проще сказать, разваливается девчонка на ходу, но вместе с тем и сквозь стены умеет проходить. Муравью-рецидивисту помогает недалекий, но ушлый латинос (Майкл Пенья), с которым они познакомились в КПЗ, и при нем двое подручных тоже.

Короче, персонажей - как в муравейнике или осином гнезде, кто кому дядя не разберешь, а они же еще и вечно друг за дружкой гоняются, увеличиваясь и уменьшаясь вместе с обмундированием, автомобилями и даже зданиями. При этом юмора в фильме явная нехватка, хохмы по большей части натужные и несмешные (основная ставка сделана на неожиданные увеличения-уменьшения, но за два часа они успевают прискучить сильно); зато перебор по части псевдонаучной лексики, "умными" словами герои так и сыплют, отчего все происходящее, без того несуразное, отдает какой-то непристойной глупостью.

Зрелищны в лучшем случае эпизоды догонялок на улицах Сан-Франциско, потому что пресловутый "квантовый мир", куда Пим отправляется за женой, пока "муравей" с "осой" охраняют портал для его возвращения от распадающейся на частицы супер-девушки, жадного предпринимателя с подручными и до кучи от инспектора Ву с агентами ФБР, выглядит как нарисованная дилетантом на персональном компьютере "огненная" аморфная абстракция, местами населенная медлительными ротожопыми "амебами" - это кадры с профессором Пимом, отправившимся искать жену по наводке, которую она озвучила через голову главного героя: на деле это выглядит, будто Майкл Дуглас и Пол Радд - супруги, они держатся за ручки, и Радд, то есть жена, назначает мужу место встречи в микромире - "на пустоши за квантовым вакуумом", типа как вакуум квантовый пройдешь, повороти направо, а там уж рукой подать!

Само собой, семья Пимов воссоединится, и проторчавшая тридцать лет среди частиц ученая женщина очень вовремя обрела дар исцелять молекулярную нестабильность наложением рук, так что бедной девушке-призраку тоже не придется больше страдать понапрасну. Ну а бизнесменам и федералам, наоборот, ничего другого не остается, как остаться в дураках. Герой "Кто боится Вирджинии Вулф?" Эдварда Олби опасался, что в будущем, если победят технократы-биотехнологи и возьмутся улучшать человеческую расу, все станут совершенными, но одинаковыми, исчезнет творчество, искусство, наука и миром овладеют муравьи - по "Марвеллу" выходит, что усовершенствования людей бояться не стоит, муравьи овладеют миром в любом случае.
маски

"Машина времени в джакузи-2" реж. Стив Пинк, 2015

Первый фильм я когда-то даже умудрился посмотреть в кинотеатре, и он меня не разочаровал в том смысле, что достойно соответствует формату уродско-дегенератской комедии, местами до некоторой степени забавный, а кроме того, напоминает, ну или кому-то впервые сообщает, что в рейгановские 1980-е, вопреки - на самом деле это лишь кажущийся парадокс, а все логично! - консервативной политике и идеологии, американцы (и, соответственно, весь свободный мир вслед за ними, да и не совсем свободный отчасти тоже) чувствовали себя куда раскованнее в общественной жизни и в быту, в семейных отношениях, в творчестве, наконец, чем к рубежу 2000-2010-х при номинальном торжестве "либеральных ценностей":

https://users.livejournal.com/-arlekin-/1729141.html

Я еще тогда удивлялся, что делает более-менее человекообразный персонаж Джона Кьюсака в компании конченных уебков - и не зря он меня смущал, в сиквеле от него остались лишь воспоминания (причем сценаристы даже демонстративно не напрягаются объяснениями, куда тот пропал, а герои запросто говорят - ну исчез, ну не найти...) да еще племянник, которого, впрочем, как и дядю зовут Адамом и которого играет, ну чтоб уж два раза не вставать, его тезка актер Адам Скотт.

Прошли, как говорится, годы, и материальные блага, преимущества, полученные от путешествий во времени, для героев исчерпываются, а то и оборачиваются полной противоположностью. Жирный негр Ник (прежний, только еще сильнее раздавшийся Крейг Робинсон, и, может быть, даже с подкладками под рубашкой, нельзя же таким по жизни быть...) подвизается на ниве музыкального бизнеса с переменным успехом, безмозглый Лу (главная звезда проекта Роб Кордри) продвигает интернет-технологии, тоже ни шатко ни валко, ничего в них не соображая, а его сынок Джейком (подросший Кларк Дьюк) остается закомплексованным очкастым жирдяем. Лу совсем слетел с катушек от богатства и успеха, которыми пользуется как и положено дегенерату, нецелевым образом, но в момент пышной вечеринки кто-то из гостей его особняка стреляет из ружья со стены прямо Лу в пах, отбивает единственное, что у Лу еще действовало, и тот умирает, истекая кровью - в настоящем. Чтоб спасти отца, хоть тот и изводил несчастного сына, Джейкоб с Ником планируют посредством проверенных манипуляций, то есть все той же "машины-джакузи" и купленного у русской мафии контрабандного химпрепарата, отправиться в прошлое, чтоб изменить судьбу, спасти отца и друга. Вместо прошлого они попадают в будущее, на десять лет вперед, в 2025 год.

Проект "Машина времени в джакузи" - проект заведомо вторичный, поскольку строится на иронии и пародии, постоянные и прямые, проговоренные вслух отсылки к каноническим фильмам на сюжет о путешествиях во времени ("Назад в будущее", "Терминатор", из тех, что посвежее, "Петля времени") звучат естественно, хотя и утомительно-навязчиво. Как и в первой части, в сиквеле самое интересное - сравнение двух эпох, только раньше настоящее сопоставлялось с прошлым, и не в пользу первого, а теперь с будущим, и как ни странно, не в пользу второго. Если по отношению к 2010-му середина 1980-х смотрелась намного приятнее, то в сравнении с 2025 и 2010-е - еще не конец света, а рейгановская Америка и вовсе покажется "золотым веком". Технологии, понятно, развиваются, и даже собачки перемещаются в воображаемом 2025 году на летающих полувиртуальных панелях; частное же автовладение полностью отмерло и ему на смену пришли умные машинки, которые являются по вызову и возят за эмоциональный отклик - тут Лу не справился с управлением и поссорился с машинкой, которая затаила обиду и получила от своего машинного профсоюза разрешение убить придурка.

Но что машинка.... основная задача героев в будущем - найти того, кто убил Лу в прошлом, причем судя по тому, то в будущем он жив и даже с неотстреленными причиндалами, у них должно получиться. Правда, вместо расследования Лу предпочитает пуститься во все тяжкие. Кульминацией похождений в будущем для персонажей становится съемка в популярнейшем телешоу, где аудитория выбирает для участника испытание, участником становится Ник, а Лу назначает ему "трахнуть парня", не подозревая, что по правилам игры он и будет тем самым "парнем". Выполняется задание, правда, виртуально, в 4Д-оборудовании, но физические ощущения процесса для героев реальны, Лу "просит помощи" на замену и выбирает заместителем Адама, персонажа Адама Скотта и племянника того самого Адама, что играл в первой части Кьюсак и что исчез вместе с Кьюсаком (вероятно, посчитавшим для себя западло сниматься в подобных фильмах...) неведомо куда. Но мало того, что Адама виртуально оттрахали перед его свадьбой на глазах в том числе и невесты в прямом телеэфире, так Лу еще и умудрился, и не виртуально, а по старинке, оттрахать невесту Адама прямо перед свадьбой. Из-за чего Адам и вернулся в прошлое, чтоб отстрелить яйца Лу - вот так раскрылась нехитрая криминальная интрига.

Сюжет, впрочем, как и в первой части, здесь не на первом месте, а на первом, вот удивительно, мораль. И в той части, в какой она по-руссоистски упирает на деградацию нравов вопреки развитию технологий, это даже приемлемо. Тем более что поставь рядом "Машину времени в джакузи"-2010 и "Машину времени в джакузи-2"-2015 - выводы те же: при сходстве приемов во второй части уже предлагают поржать, к примеру, над тем, как из протыкаемых шприцем яиц Адама хлещет семенная жидкость прямо в рожи негру Нику и лысому мордастому Лу - ну да, обхохочешься... Однако помимо того героям, хотя бы в рамках жанровой условности, еще и дается шанс на исправление, не только судьбы посредством "машины времени в джакузи", но и характера по итогам "работы над собой", и это уже чересчур для дегенератской комедии уныло: если покаяние Лу перед обиженным "умным" автомобильчиком в будущем можно списать на иронию, то клятвы героя Роба Кордри "исправиться", принесенные после чудесных возвращений и исцелений, пусть они сколь угодно фальшивы (и, например, в третьей части, буде таковая случится, непременно окажутся нарушены), звучат как признание авторов в собственной беспомощности: пока внешнее уродство героев гармонично с их уродством моральным, замысел как-то развивается, но стоит уроду ступить на путь "праведный", и в тот же момент искусственность, исчерпанность идеи становится очевидной. Нет уж, пускай бы оставались какие есть вырожденцы - по крайней мере веселее.
маски

"Притяжение" реж. Федор Бондарчук

В Чертаново, я слыхал, аншлаги - может быть, но на Бульварном кольце в зале со мной было около двадцати зрителей, причем примерно две трети из них - окрестные пенсионеры, у них на дневные сеансы по будням льгота от собеса, а смотреть им все равно что, без разницы комедию или фантастику, русское или голливудское, лишь бы даром и не поздно. Я сам не спешил на "Притяжение", понимая, что увижу - потому и не сильно разочарован, хотя физически эти два часа дались мне с большим трудом. Однако пропустив "28 панфиловцев" и не выдержав до конца "Викинга", я дал себе зарок: уж каким угодно усилием воли - а досижу до финальных титров. К тому же помимо культурологического и спортивного интереса в "Притяжении" и меня влекла "локация" - в 2002-2003 гг. я именно там, в Северном Чертаново, куда упал космический корабль в картине Бондарчука, прожил 11 месяцев. Не самый приятный период моей жизни, и не только из-за района, хотя это тоже: предыдущие 11 месяцев в Кузьминках вспоминались мне тогда потерянным раем, и при первой возможности я из Чертаново съехал. Кому-то нравится - пруд, простор - а меня там все бесило, тем более на тот момент. Недавней осенью я впервые за много лет оказался снова в тех краях - как ни странно, поехал смотреть в тамошний новый кинотеатр запись "Гамлета" с Камбербетчем - и выйдя из станции метро, где протопал в свое время ежедневно каждый сантиметр, оглянулся в недоумении, понимая, что не узнаю местности и не могу сообразить, куда мне идти. Пришлось спрашивать дорогу у прохожих - настолько за не такой уж долгий, в сущности, срок, изменился ландшафт! И фоном фантастическим событиям фильма служит не знакомое мне Чертаново, хотя построенные к Олимпиаде-1980 дома, в одном из которых на пятом этаже и мне довелось обитать, на экране иногда мелькают, а не менее фантастические в своем убожестве и совсем свежие высотки-новостройки, которые я впервые увидел в конце минувшего года, то есть одновременно с пришельцами практически.

Вообще пришельцы обычно на Манхэттен падают, но Мединский сказал - в Чертаново, Бондарчук ответил - в Чертаново, и инопланетянам некуда было деваться - свалились на Северное Чертаново. Не сами свалились, и не собирались даже - русские своими непобедимыми ни на кого никогда не нападающими ракетами их подбили после того, как из-за метеоритного дождя нарушилась маскировка разведывательного корабля. В этот вечер передовая чертановская общественность, а в особенности молодежь, сосредоточилась на крышах, чтоб наблюдать звездопад - патлатый учитель астрономии, похожий на постаревшего хиппаря, что-то втирал подросткам про звезды, ну они и повелись - и в результате многие пострадали, пара сотен погибла. Но хуже всего пришлось девочке Юле, с которой парень Тема уже совсем было собрался стянуть трусы, а тут на них через потолок какая-то херь грохнулась и чуть не задавила обоих. Тема спас Юлю, а вот Юлина лучшая подружка погибла. Инопланетяне зависли над Чертаново, вежливый, с хорошей правильной речью, молодой депутат из межфракционной парламентской группы, как это вообще свойственно парламентариям РФ, попытался вступить с ними в контакт, но вблизи корабля отказал его кардиостимулятор и слабое депутатское сердце не выдержало - избранник выжил, однако пришельцев посчитал вражинами. Мудрый вице-премьер Сергей Иванович, опираясь на мнение полковника Лебедева, предложившего занять выжидательную позицию и не провоцировать агрессию внеземного разума, тем не менее все же не стал спешить с приказом о штурме, дав пришельцам возможность подлатать свою тарелку на вынужденной чертановской стоянке. Вот только с народом опять одна беда - не желают слушать власть, не хотят терпеть чужаков на своей земле. Военные вынуждены защищать не столько население от инопланетян, сколько, наоборот, инопланетян от с каждым днем звереющих чертановских туземцев. Дочь руководящего операцией полковника Лебедева девочка Юля, огорченная гибелью подруги и тем, что Тема так и не успел снять с нее трусы, виня в том и другом пришельцев, достает из шкафа дедовский еще наградной пистолет, намереваясь примкнуть к движению сопротивления непрошенным гостям. Тёма и его друзья, понятно, девушку поддерживают. Но планы меняются, когда Юле удается против ожидания вступить в контакт - она находит выпавшего из защитного скафандра инопланетянина. Раненому красавчику Юля при поддержке одноклассника-ботаника в ЦКБ делает прямое переливание своей крови - по счастью и группы совпали! Общаются они, само собой, на родном Юлином языке вообще без проблем ("все святые говорили по-русски!" - утверждала гоголевская героиня, ну это она еще с инопланетянами не сталкивалась!). Проблемы возникают скорее на эмоционально-психологическом уровне - пришелец бессмертен и чувства ему неведомы, а широта русской души и подавно, ну да ничего, с волками жить - по волчьи выть, и юноша быстро втягивается.

Широту русской души играет Ирина Старшенбаум, ее первого парня Тему, который так и не снял с девушки трусы - Александр Петров, опередившего его в гуманитарной секс-миссии пришельца Хэкона, по-русски его Харитоном кличут (в честь академика Харитона, вероятно? ну и майка с Гагариным на груди, чего уж там) - Риналь Мухаметов из "Гоголь-центра". На инопланетянина больше похож, если задуматься, его товарищ по театру Никита Кукушкин, но здесь ему, как и другому гоголь-центровцу Евгению Сангаджиеву, отведена как раз роль москвича-туземца, да еще и трагическая. Впрочем, с инопланетянами не встречался и не берусь судить, какие они на самом деле - разве что по тому, что в бытностью мою журналистом рассказывали очевидцы, а вот с такими приходилось общаться, и держать в руках нарисованные цветными карандашами планы космолетов в разрезе с диковинными схемами их двигателей, и выслушивать повести о путешествиях в иные миры, путешествиях, возвращениях, экспериментах (в газете "Жизнь" был такой Андрей Ремизов, на планерках он рассказывал, как инопланетяне его забирают и привозят обратно, но обещали увезти с концами - и тогда даже Арам Ашотович Габрелянов, обычно настроенный ко всему, мягко выражаясь, скептически, задумчиво умолкал, иногда только добавляя: "над учеными, которые микробов видели в микроскопы, тоже вначале смеялись..." - ну да Арам Ашотович с Андреем прежде были однокурсниками по заочному журфаку). Короче, если пришельцы такие, как Мухаметов, а не Кукушкин - пускай, Бондарчуку виднее. Но уж депутатов, полковников, не говоря уже про старшеклассников, я вроде наблюдал в непосредственной близости и неоднократно - о том, как они представлены в "Притяжении", могу прямо заявить: это настоящая фантастика! Может Бондарчук снимал фильм, втайне от Мединского, о каком-то параллельном Чертаново, наподобие некой Анти-Терры? Не знаю, но остается только удивляться, насколько противоестественны не только тексты, произносимые исполнителями, но и интонации, и движения, в каждом слове, в каждом жесте - это не люди точно! Или взять для примера полковника Лебедева - вконец утомленного Солнцем и остальными звездами галактики Олега Меньшикова легче принять даже не за пришельца, а за робота, киборга! Или его в своих попытках молодиться смахивающая на трансвестита теща, сыгранная Людмилой Максаковой!

Ну Максакова, положим, в роли бабы Любы хотя бы смешная - при том что она и по жизни такая - но Меньшиков не смешон ни чуть, это просто монстр из железа, пускай по сюжету - с добрыми намерениями. Как и мудрый вице-премьер Сергей Иванович (Сергей Гармаш), железный полковник желает своей земле добра и мира. С дочерью сложнее - потомственный армеец-вдовец с девочкой обходился строже, чем с инопланетянами, и можно понять, почему она, не успел с нее один снять трусы, сразу полезла целоваться с другим, невзирая на его "иную" сущность, а одновременно крутит и третьим, "ботаником" с перспективами медика (не лишенного обаяния персонажа по кличке Гугл играет Евгений Михеев). Вот так всегда - легче с пришельцами договориться, чем людЯм друг с другом, а в особенности с родными и близкими! Однако ситуации и реакции в фильме настолько невероятные - и наименее надуманным в таком контексте кажется присутствие сломанной космической тарелки, все остальное еще неправдоподобнее - поневоле начнешь размышлять, примеривая на себя: а которые из них люди-то? Скажем, чтобы скрыться от всевидящего родительского ока, Юля ведет пришельца на концерт Макса Коржа - ну а действительно, куда еще пойти, если по Москве объявлен комендантский час? Там новоиспеченную романтическую парочку видит персонаж Алексея Маслодудова, приятель Темы, и сразу начинает Теме звонить, прямо с танцпола, перекрикивая певца (не дал Макса Коржа послушать!), сообщает что Юля не одна... Мне вспомнилось, что учась на первом курсе, я оказался в точно таком же положении, увидев типа "девушку" своего товарища-одногруппника - кстати, Тёмы! (кроме шуток) - с другим парнем на концерте; концерт симфонический был (это сейчас я и на Макса Коржа согласен, а тогда мне все Малера да Брукнера подавай!), и мобильников еще не изобрели, но я и на следующий день не посчитал возможным что-то сдуру брякнуть, а уже потом, когда история повторилась, в спокойной обстановке, за бутылкой, как водится, поделился информацией, которую утаивать, конечно, тоже долго не мог, но чтоб в истерике бежать и сообщать - как-то это "не по-пацански" даже, или с тех пор не только чертановские пейзажи, но и нравы рабочих окраин слишком сильно изменились?

В любом случае менее всего Бондарчука волновали мелочные подростковые переживания, кино у него большое, дорогое, и размах проблематики соответствующий. Инопланетяне оказались такими же нормальными ребятами, только в защитных костюмах. А вот "беззащитные" чертановцы - неуправляемой толпой, готовой все вокруг крушить без разбора с кличем "эта наша земля". И полковник Лебедев уже вынужден отдавать приказ - готовиться к стрельбе, да не по пришельцам - по своим, которые взбунтовались, обозленные бездействием властей (а инопланетяне еще и воду выкачивают для своей регенерации, местным не хватает воды - я сперва не понял, что к чему, мне потом разъяснили: фильм-то в "год воды" снимался - ну так одно уж к одному...), поперли на штурм оцепления с кистенями и лопатами, совсем 28 панфиловцев, или как в "Цитадели" Михалкова, или у того же Бондарчука в "Сталинграде". Но ведь им же - русским языком!!! - объяснили: "мы не хотим вас уничтожить, вы сами себе вредите"; и некоторые вроде мозговитой девственницы-шлюхи Юли поняли: "они не такие, как мы думали, они лучше чем мы!" - ну так ради чего же тогда весь кавардак?! И не только в "Притяжении", а в упомянутом "Сталинграде" - ведь, если разобраться по сути, там все то же самое: был шанс на контакт с высшей расой, на диалог цивилизаций, на - как говорит затоптанный агрессивной толпой "сопротивленцев" патлатый учитель астрономии - возможность узнать что-то новое о себе... Эх, такую возможность упустили!

С логикой развязки у меня, припухшего от зрелища под конец не на шутку, возникли непонятки. Вроде инопланетный красавчик, прикрывший Юлю от пистолета в руках Темы, говорил (когда перед этим Маслодудов ненароком пристрелил Кукушкина), что лечить они могут что угодно, хоть собак от старости, но мертвых воскрешать неспособны. А потом, когда его тело уже в капсуле летит обратно на отремонтированном корабле, он вроде веками шевелит - так как же, научились воскрешать, или это ему любовь земная упокоится не дает? А может просто оттого ему не спится вечным сном, что сиквел на подходе? Но разбираться в "достоверности" фантастического боевика, да еще при такой игре актеров (я подобное видел только в узбекских фильмах на фестивалях, и спрашивал режиссеров - а зачем у вас артисты так кривляются? а режиссеры мне объясняли, что когда фильм предназначен для европейских смотров, они могут и не кривляться, но местная публика иначе не поймет... У Бондарчука, видимо, те же соображения возобладали) - занятие неблагодарное. И все-таки надо отдать должное тщательности выделки продукта в одном плане: перекрытые улицы, заграждения, омоновцы, режим с досмотром и т.д. - вот это все в "Притяжении" демонстрируется на высочайшем уровне достоверности и убедительности. Картинка в каждом кадре узнаваемая, и без инопланетян в особенности - мы все время в этом режиме живем, не ограничиваясь пределами Северного Чертанова, а по всей Москве и далее до самых до окраин, ну а к праздникам или там крестным ходам с купаниями в иордани, да или просто к проезду кортежа какого-нибудь важно режим усиливается до такой степени, что одна надежда на космолеты. И пафос бондарчучий в "Притяжении" обнаруживается тот же, что открывался во второй серии "Обитаемого острова" - там и тут космос как предчувствие гражданской войны: быдлу только позволь ступить за ограждение - оно и всех кругом погубит, и само сгинет ни за грош. Всевидящий Сергей Иванович, ласково обнимающий внучку под утро, лучше знает, что хорошо, а что дурно - и для собственной внучки (которой, надо полагать, скоро в Лондон, но Сергей Иванович умеет молчать, у него выучка и опыт) и для чертановских выводков: когда скажет, на кого укажет - пойдешь убивать и подыхать за "нашу землю", а до этого - сиди за периметром и не рыпайся, землянин хренов. Пафос такой можно и разделять (лично я скорее разделяю), но от несоответствия декларируемых задач проекта реальным, его содержания форме - даже меня мутит.

При всем том "Притяжение" Бондарчука в сравнении хотя бы с "Раем" Кончаловского - поделка относительно безвредная, безобидная. Дает повод поразмышлять о разнице между "говном", "хуйней" и "мерзостью" - эти понятия обычно употребляются как синонимы, а обозначают отнюдь не одно и то же. Для наглядности: "Ла Ла Лэнд" - говно, "Рай" - мерзость, а "Притяжение" - хуйня, да еще какая, чистопробная, рафинированная. Не догадался бы сам, но пользуюсь подсказкой и на всякий случай уточняю: "Притяжение" Федора Бондарчука и "Прибытие" Дени Вильнева путать не надо! При явных перекличках на уровне отдельных мотивов это два совершенно разных фильма!! "Прибытие" - хорошее, настоящее кино, хотя и не про Чертаново. Тамошние инопланетяне, как все нормальные люди, высадились в США. Даром что языками земными не владеют, а смекнули, что почем.
маски

"Бал вампиров" М.Кунце-Дж.Стейнмана, реж. Корнелиус Балтус в МДМ

Опять не удалось совместить два принципиальных для меня фактора: я бы не пошел вечером на спектакль, который можно в любые выходные посмотреть днем, но при этом мне очень хотелось попасть на состав с Иваном Ожогиным, которого я видел в "Призраке оперы" и остался под большим впечатлением:

http://users.livejournal.com/-arlekin-/3089253.html

Составы, однако, заранее не объявляют, и в результате я смотрел "Бал вампиров" с Кролоком-Александром Сухановым, но мне сказали, что его тоже стоит увидеть (а вот остальные варианты, говорят - уже не стоит), и действительно: фактурный, с насыщенным тембром, красивыми низкими обертонами. Впрочем, и Кролок, и профессор Абронсиус, чей имидж сделан "под Эйнштейна" - образы-маски, колоритные, но плоские. Для меня же "Бал вампиров" неожиданно оказался историей Альфреда, ассистента профессора, и Сары, дочки хозяина постоялого двора Шагала. А точнее, в первую очередь Альфреда, скромного, стеснительного, малоопытного юноши, который взрослеет, преодолевая, как положено, испытания и искушения, но до последнего сохраняя чистоту нрава. Конечно, и его персонаж отчасти утрирован, иначе он бы совершенно выбивался из общей стилистики - тем не менее среди вампиров и еще более фриковых крестьян, в компании полусумасшедшего патрона-ученого Альфред - единственный нормальный, настоящий, живой человек.

Оттого, правда, развязка сюжета (Сара, превращенная Кролоком в вампиршу, на пути к бегству с Альфредом кусает его - и общая танцевальная кода разыгрывается уже на фоне огней нью-йоркских небоскребов) смотрится куцей - резцы кровососа персонажу Александра Казьмина не идут, уж очень он по-человечески симпатичный. Тогда как Сара-Елена Газаева ним кажется не по годам блядовитой, в духе "восемнадцать мне почти - так целуй меня везде", и в замок Кролока она устремляется, не дьявольским наущением ведомая, а из злостного бабского любопытства, если не выразиться грубее - ну по крайней мере я героиню воспринял так. При этом героиня, чистюля такая, постоянно принимает ванну (в первом акте, на постоялом дворе отца - обычная деревянная лоханка, во втором, у графа в замке, уже роскошная купальня с мыльной пенной), обозначая наготу с помощью боди телесного цвета - скидку на статус "семейного" спектакль, я понимаю, делать надо, и подобные "происки цензуры" в мюзикле меня коробят меньше, чем черные труселя-боксеры на героях авангардных постановок по Достоевскому или Гомбровичу, а все равно нелепы подобные компромиссы.

Но вот Альфред - правда очень трогательный, инфантильный, и вместе с тем твердый, способный на поступок. По-моему я уже где-то раньше видел этого артиста Казьмина, может в студенческих спектаклях, может на драматических сценах - голос у него, кстати, не супер, ну то есть вполне приличный лирический тенор, но без откровений, и пожалуй, в драме он был бы еще интереснее (а одно другому не мешает, Балалаев же прекрасно работает у Гинкаса, хотя знают его больше по мюзиклам). В целом - качественный, несколько грубоватый, на мой вкус, музыкально-театральный блокбастер, "мультяшный" в меньшей степени, чем "Красавица и чудовище", но, особенно в "деревенских" эпизодах первого акта, излишне "лубочный".

Песенки симпатичные, я так и не попал на спектакль питерской музкомедии (в Москву же его не привозили) и сам материал "Бала вампиров" услышал только сейчас впервые - ожидал большего этнографического колорита - румынского, венгерского, еврейского, славянского (антураж позволяет), а тут в достойной, но однообразной бродвейской жвачке скорее обнаружишь музыкальные реминисценции к оперной классике (к примеру, сольный номер "позитивиста" Абронсиуса в первом акте явственно отсылает к ариям-скороговоркам комических персонажей из опер Россини), нежели к фольклору - ну да мюзикл-то "лицензионный". Русскоязычный текст Сусанны Цирюк (раньше она сама много ставила по провинциальным музкомедиям, но давно ее новых спектаклей не видно в Москве) простоват, с ущербным подбором лексики и корявыми рифмами, но много выигрывает в сравнении в этом плане с оригинальными русскоязычными мюзиклами, либретто которых будто пропущено через электронный переводчик с китайского - здесь и запоминающихся ляпов нет, и общий уровень виршей не за гранью санитарных норм.

Бальные танцы во втором акте меня смутили: вампирская массовка двигается, да и выглядит как сборище зомби, а зомби - это, простите, совсем из другой оперы! Гомосексуальный мотив обозначен, но не развит, внезапная влюбленность (правильнее - спонтанное влечение) сына графа в Альфреда - все любят Альфреда - подана в исключительно комическо-гротесковом, буффонном ключе: понятно, что опять-таки "семейное" культурно-зрелищное мероприятие диктует свои законы - но в таком случае логичнее вовсе без гей-темы обойтись, чем сводить ее к дешевому травести (а графский сынок и по имиджу ближе к масскультовому образчику эльфа, или начинающего злого мага, а не вампира: длинноволосый манерный блондин - в кого ж он уродился такой? уж явно не в папу!). А ведь общий посыл - вампиры рулят! - настраивает на то, что и у этого персонажа должна быть своя сколько-нибудь развитая сюжетная линия (вампирская и гомосексуальная тематика в культуре связаны давно и тесно) - но этого нет. И в целом пафос торжества романтической иронии над грошовым морализмом, с одной стороны, и одновременно "научным" позитивизмом, с другой, в спектакле меня при более благоприятных обстоятельствах, наверное, покоробил бы, однако в ситуации тотального засилья православной духовности он здесь ощущается как спасительный.
маски

"Прибытие" реж. Дени Вильнев

С каждым следующим фильмом Вильнев все больше поражает жанровым разнообразием и убеждает в собственной профессиональной состоятельности. Теперь он снял кино научно-фантастическое - и картина, по крайней мере первая ее половина, меня необыкновенно захватила, впрочем, тут много личного.

Героиню Эми Адамс (блестящая, тончайшая - на редкость для кино вообще - актерская работа) зовут Луиза Бэнкс, она преподает лингвистику в не самом престижном университете, и как раз собираясь объяснить студентам, что португальский язык произошел от старогалисийского, узнает от них куда более важную и свежую информацию - на землю прилетели инопланетяне. Вскоре выясняется, что двенадцать кораблей неизвестного химсостава вытянулись по вертикали и зависли в разных точках мира, два из них - в России, один - в США, над территорией штата Монтана. И почти сразу к одиноко грустящей в своем роскошном стеклянном особняке на побережье учительнице заявляется черный полковник Вебер (Форрест Уитакер) с предложением расшифровать инопланетное послание с аудиофайла, благо профессор Бэнкс уже имела опыт работы на американские спецслужбы (переводила с фарси, благодаря чему с повстанцами разобрались быстрее, чем переводчица с их данными) и у нее остался допуск к материалам с грифом "совершенно секретно". Луиза проявляет решимость и требует - если она действительно нужна и незаменима, то должна выехать на место, в Монтану, и вступить с пришельцами в визуальный контакт, иначе она не сможет понять, что они вещают. Черный полковник, попробовав альтернативную кандидатуру (ее бывшего мужа, что ли? иначе почему она так брезгливо отзывается о коллеге?, принимает условия Луизы и вместе с физиком Йеном (Джереми Реннер тут, как ни странно, малоинтересен, как и его персонаж) отправляется в полевой лагерь близ зависшего космолета.

Пришельцы, принимающие гостей на борту, но предпочитающие общение через защитный экран, выглядят неоригинально, узнаваемо, даже привычно - как гигантские осклизлые осьминоги, вернее, семиноги-гептаподы. Да и говорят звуками невнятными, скрежещущими, низких тонов. Однако Луиза смекает, что их язык - семасиографический, и переходит к контакту посредством начертания словесных знаков на родном английском. Вот эта лингво-семиотическая сюжетная линия меня в "Прибытии" и увлекла чрезвычайно - тем более, что помимо уклона в проблемы психо- и паралингвистики, обсуждению в популярном формате взаимозависимости мышления и речи, этот аспект у Вильнева еще и изобразительно лишен отменно: гептаподы за светящимся экраном выпускают из щупалец "чернила" и "рисуют" ими по-своему изысканные логограммы, различающиеся количеством и характером завитков на окружностях - а Луиза Бэнкс их фиксирует и пытается составить "словарь". Только во времени она ограничена - пока американцы и их цивилизованные союзники стремятся понять пришельцев, китайцы, русские и и другие дикари (например, мусульманский Судан) склонны к тому, чтоб напасть на незваных чужаков. Особенно яро рвется в бой китайский генерал Шан. Впрочем, свободная американская пресса тоже не дремлет, и консервативно настроенные видеоблогеры вещают, что, дескать, надо дать пришельцам отпор, так что солдаты армии США вместо того, чтоб охранять ученых, подкладывают инопланетянам бомбочку. Один из двух пришельцев (Йен и Луиза успели прозвать своих визави Страшилой и Дровосеком) погибает при теракте.

Кроме проблем глобальной политики, комфортной работе Луизы мешают смутные сны, в которых она видит ребенка, девочку, и это ее дочь, понимает она. Фильм и начинается с того, что у Луизы была дочь, она тяжело и долго болела, потом умерла. Естественно, возникает ощущение, что это случилось в прошлом и Луиза переживает потерю ребенка, но постепенно проясняется, что Луиза видит не прошлое, а будущее. Поэтому она так нужна инопланетянам - никто, кроме нее, не способен разгадать их замысел, увидеть его плоды в грядущем. А инопланетяне прилетели, чтоб помочь землянам объединить усилия разных государств и народов в деле мира и прогресса, вон оно что, оказывается! Такой "перевертыш" в сюжете и сверхспособности героини позволяют Луизе, встретившись с китайским генералом на светском рауте в свою честь (!!!) спустя полтора года после того, как тот, будучи "ястребом", готов был развязать мировую войну, узнать у него, превратившегося в "голубя", личный номер мобильного, а заодно и "код", предсмертные слова его жены, и затем, уже в "настоящем", дозвониться до него, когда катастрофа кажется неизбежной, убедить остановиться, отменить приказ об атаке зависшего над Китаем звездолета.

Все, что касается мышления и речи, семасиографии и логограмм, чернильных кругов с хвостиками на светящемся экране - очень здорово. С китайцами и русскими хуже, тем более, что как я понял из рецензий, в литературном первоисточнике, новелле, по которой снята картина (автор - американский фантаст китайского происхождения), в книге ничего подобного не было, сценаристы додумали и генерала народно-освободительной армии Китая, и тому подобную благонамеренную хуйню про дружбу народов. Как будто мало мелодраматического поворота, настолько банального, что Вильнев прочерчивает его пунктиром - очень быстро понимаешь, что Йен-Реннер и есть отец будущей (обреченной, увы, на болезнь и раннюю смерть) дочери Луизы-Адамс, которая еще и разведется потом с физиком своим, не способным принять как факт неотвратимую кончину девочки. Но без любовной завитушки, видимо, никак нельзя. А вот податливые миролюбивые азиаты - явно лишние в этой истории. И не только потому, что это в принципе глупо и лживо, но хуже, что это противоречит собственно концепции, на которой держится развитие главной интриги, связанной с расшифровкой инопланетных логограмм. Проблема в том, что язык во многом определяет мышление - а Голливуд упорно хочет верить в добрые намерения дикарей, искренне или из желания получше продать свою продукцию на азиатские рынки, но так или иначе не принимая во внимание, что цивилизованному человеку легче найти общий язык с ворчащими семиногами из космоса, чем с китайцами или тем более с русскими.
маски

"Монстры на каникулах-2" реж. Дженнди Тартаковски

На мой взгляд, "Монстры на каникулах" - самый смешной и самый интересно придуманный, классно нарисованный, по-настоящему (а не как у православных) добрый, но без сюсюканья, фильм из всей анимационной продукции, которую мне доводилось видеть за последнее время. Первая часть, правда, слегка хромала на драматургию, показалась мне в свое время простоватой:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2413662.html

Во второй и история интереснее, живее, сложнее, и персонажи, старые и новые - как на подбор. У трансильванской Дракуловны с человеческим рыжим увальнем Джонни из Америки уже не просто любовь, а семья и ребенок, Деннис. Подрастает Денисыч все в том же отеле дедушки Драка, среди Мумия, Франка (чудища Франкенштейна), оборотня Вольфыча с его выводком (к одной из дочек которого маленький Деннис уже проявляет более чем дружеский интерес), человека-невидимки с его воображаемой невестой и неизменного, хотя вечно подвижного Желе. У малыша никак не режутся клыки, но Драк уверен, что внук - пусть и не чистопородный, но настоящий вампир, хотя и "позднеклыковый". Скоро Денисычу пять, родители думают, не увезти ли его к человеческим бабке с дедом в Калифорнию, и под предлогом осмотра нового места отправляет дочь с мужем в Америку, надеясь вместе с друзьями-монстрами проявить во внуке его "чудовищную" сущность. Но для Денниса монстры - это герои "Улицы Сезам" и Бэтман, летать он не хочет, а пугать людей и у старших товарищей не получается: главный мотив первой части - монстры превратились в поп-звезд, их не боятся, с ними хотят сфотографироваться - развивается по всем направлением, трансильванский лес "благоустроен" (будто Собяниным!), в нем проложены велодорожки и без опаски гуляют тинейджеры, а в прежнем вампионерлагере, где научился летать сам Драк, теперь думают о безопасности, страховке и песенках у костра, попытки же старого вампира завести заново привычные порядки приводят к пожару, неудавшийся полет Денниса с вышки-развалюхи попадает в интернет и заставляет дочку в ярости вернуться в отцовские пределы за сыном, чтоб увезти его подальше от монстров окончательно. Может быть прадед Влад, которого Дракуловна позвала на пятилетие сына, прояснит ситуацию? Ну, в общем, на самом деле прикольный мультик, и совсем неглупый. Можно оспорить его пафос - будто неловкости и нелепости толерантности (а речь идет именно о мирном сосуществовании, о конвергенции, если угодно, мира монстров и человеческого образа жизни: Дракуловне поди тоже непросто вжиться в калифорнийский быт, а вампиреныша как бы человеческие детеныши не задразнили) не отменяют правильность установки на терпимость к другому и желание его принять как своего - но сделано безусловно убедительно.