Category: недвижимость

маски

"Конец сезона" реж. Константин Худяков ("Окно в Европу")

В литовском курортно-приморском местечке живут три сестры, когда-то приехавшие из Москвы - отец был военный, умер, и сестры мечтают вернуться в Москву, а пока существуют отдачей жилплощади в аренду туристам. Аллюзия на Чехова очевидна, но то ли для пущей доходчивости, то ли для усиления иронии герои беспрестанно проговаривают ее вслух: этим сценарий Елены Райской сильно смахивает на пьесу Людмилы Улицкой "Русское варенье", где так же коряво переработаны мотивы "Вишневого сада". Правда, случай с "Концом сезона" еще более тяжелый, потому что псевдоинтеллектуальные реминисценции здесь служат лишь приправой к бестолковому (это еще мягкая характеристика) криминально-мелодраматическому сюжету.

Домовладелица Бригитта сдала свой дом целиком некоему "новому русскому", который заплатил втридорога, но потребовал, чтоб хозяйка временно съехала, и Бригитта перебралась через дорогу к брату Донатасу, который женат на одной из сестер Прозоровых (он к тому же несостоявшийся врач - то есть гибрид Андрея с Чебутыкиным). У Донатаса нет детей, а он их очень хочет и изо всех, утомляя жену, в заданном направлении трудится... Тем временем одна из сестер тоскует по бросившему ее когда-то мужчине, а другая влюбляется в постояльца панковского вида, вместе с приятелем снявшего одну из комнат в доме Донатаса. Другую комнату взяла себе пара приезжих, мужчина с нездоровой женой. Вскорости выясняется, что все они выбрали место для поселения неслучайно и планируют заказное убийство того самого "нового русского", что обосновался в доме Бригитты напротив; а "новый русский", в свою очередь, и есть тот возлюбленный, которого забыть не может средняя сестра-хозяйка.

Сколь тривиальны до неприличия любовные перипетии, столь наворочены криминальные - то и другое выглядит надуманным и чем далее, тем более нелепым. Тогда как режиссер, опытный профессионал, стремится погрузить вымученный сюжет в "атмосферность" курортной расслабленности с оглядкой опять-таки на Чехова, вернее, на расхожие представления о "чеховщине". Результат выходит, положа руку на сердце, несуразным до такой степени, что даже ансамбль выдающихся актеров его не спасает, мало того, большинство из них явно не понимают, что и как надо в подобной истории делать - подавать характеры через условность, доводить до гротеска, или же наоборот стремиться вопреки здравому смыслу к психологической достоверности. Трех сестер играют Юлия Пересильд, Юлия Снигирь и Анна Чиповская - даже Пересильд, будучи актрисой первоклассной, тут на удивление фальшива (иначе в предложенных сценаристкой раскладах и быть не могло); в лучшем случае, как Анна Чиповская или Евгений Цыганов (конечно, Цыганову достался вожделенный "новый русский") исполнители привычно эксплуатируют свои давно сложившиеся амплуа и стараются в них оставаться органичными. То же можно сказать и про Дмитрия Ендальцева, играющего постояльца, в которого влюбляется героиня Анны Чиповской - с поправкой на все-таки заметную разницу в уровне мастерства (чтоб не сказать одаренности) между ним и Евгением Цыгановым.

Но в конце концов актеры делают то, что умеют - а вот сценарий, такое ощущение, у Райской залежался с 90-х, когда она была очень востребована, и тогда, возможно, пришелся бы ко двору, сегодня же сюжетные навороты "Конца сезона", помимо общей бессмыслицы, еще и безнадежно архаичны. Немолодой киллер возится с больной женой (Сергей Колтаков и Наталья Кудряшова), попутно шантажируя молодого соседа непонятно чем, чтоб сделать соучастником заказного убийства - тот вместо действий по плану иначе поступает, выбрасывает винтовку киллера в море, а сам дает деру, оставив возлюбленной лишь номер питерского а/я, и тогда киллер, кое-как отправив супругу подальше, использует альтернативный способ выполнения заказа - вспомнив свой армейский опыт подрывника.

Покушение вместо того, чтоб стать кульминацией криминальной линии, скорее вызывает усмешку, уж очень "водевильно" обставлено: взрывное устройство киллер приносит жертве... в чемодане: "нового русского" окружает охрана (кого-то он "кинул" или "подставил", подоплека, причина "заказа" от меня ускользнула, но так или иначе за жизнь свою опасается и к встрече с недоброжелателями готовится), а его возлюбленную, в свою очередь, "стерегут" сестры, оберегая от очередного разочарования, и вынести из дома ее вещи берется постоялец, оказавшийся киллером - он же самоотверженно погибает при взрыве дома Бригитты вместе с "новым русским" и его телохранителями.

Потом сестры еще для порядка поахают "если бы знать, если бы знать", до кучи приплетая дядиванино "небо в алмазах - ну да тут уж все равно: вишневый сад продан, Константин Гаврилыч застрелился. Но вот что характерно: отец Бригитты и Донатаса в свое время сражался против русских оккупантов и погиб, теперь, выходит, а оккупанты вернулись и взорвали родительский дом, оставив литовцев на пепелище - вот и связывайся с русскими!
маски

"Балкон с видом на море" реж. Николь Гарсия, 2010

Чему другому, а пристрастию к французскому кино К.Л.Эрнст не изменяет, и при том, что на двадцать франкоязычных картин приходится дай Бог одна мало-мальски приличная, в кинопоказ Первого канала попадает самое лучшее, по крайней мере из того, что есть. "Балкон с видом на море" я не помню ни в прокате, ни даже на специализированных франкофонных фестивалях, при том что Жан Дюжарден - главный герой французского кино сегодня. В "Балконе с видом на море" он играет преуспевающего риэлтора, специализирующегося на дорогой недвижимости - замках, поместьях и т.п. Риэлтор Марк женат, у него есть сын, он компаньон своего тестя. Но вдруг он встречает девушку, в которой узнает свою первую детскую любовь по Алжиру. Кати была их соседкой, жила в доме напротив. Его семья поддерживала "империалистов", ее - "сепаратистов". Однако мать уверяет Марка, что Кати погибла при террористическом взрыве вскоре после их отъезда. И это, увы, правда, а бабенка, выдающая себя за нее - всего лишь актриса, и пока ей не везет с "Ифигенией" Расина, она по замыслу своего любовника разводит риэлтора на сделку, выступая подставной фигурой, чтоб потом поместье перепродать - не до конца понимая уголовную подоплеку дела и собственную в нем ответственность. Марку удается раскрыть обман, но между героями успевает возникнуть взаимная симпатия. До Алена Рене, прямо сказать, очень далеко, но за счет медленного, плавного ритма, присутствия в фильме "воздуха", тонкой работы актеров (а Дюжарден далеко не всегда работает на нюансах, в последнее время все чаще тяп-ляп и скорей бежать дальше сниматься) смотрится картина неплохо, особенно в ночи по телевизору.
маски

"Последний день лета" В. и М.Дурненковых в МХТ им. А.Чехова, реж. Н.Скорик

В пьесе три сюжетных плана, которые соотносятся друг с другом через место действия. Молодая пара въезжает в только что купленную квартиру, не зная, что недавно здесь был пожар и погибли два человека - молодой парень-художник и его дед-старик, и тут же сталкивается с сумасшедшим соседом, которому вечно кажется, что кругом страшный шум, он даже слышит, как муравей скрипит суставами. С бывшими жильцами герои не сталкиваются, хотя они тоже бегают туда-сюда - но как бы в другом временном измерении. Кроме них героями пьесы становятся пара шаромыжников-риэлторов, продавших погорелую квартиру - их почти получасовой пьяный диалог ближе к финалу спектакля вмещает все, от краткого курса по торговле недвижимостью до поножовщины и философствования на тему памяти, которая, якобы хранит все, надо только вспомнить как следует. С поножовщиной философствование связано напрямую, потому что память, оказывается, начинает особенно хорошо работать, когда нож у горла. Связать эту сюжетную линию с другими двумя гораздо сложнее - огромный фрагмент драматургически лишний, хотя как вставной номер, может, и неплох. Да и два основных плана тоже пересекаются чисто механически, убери любой из них и сыграй оставшийся отдельно - ничего не изменится. Я, честно говоря, даже не совсем понял, из-за чего пожар случился: то ли из-за работающий на керосинке дурацкой машине сумасшедшего соседа по поглощению акустических волн, то ли "риэлторы" приложили руку, то ли попросту все само собой произошло. Но чтобы как-то увязать три плана и три группы персонажей (сумасшедший сосед, правда, принадлежит сразу двум - он-то при пожаре не сгорел и по прежнему слышит, как хрустят муравьиные суставы и осыпается краска с картин сгоревшего художника), используется система лейтмотивов, главный - "последний день лета", о котором говорят все, очень много, так навязчиво и так не по делу, что надоедает страшно. Еще от погорельцев остались картины, среди них - портрет дедушкиного желудка, написанный внуком по его желанию; желудок похож на пещеру с костром внутри, а новоселам это напоминает тот самый "последний день лета", когда они устраивали пожар из резиновых покрышек и радовались переполоху. В финале героиня уже напрямую обращается к публике, рассказывает, как они разбирались с продавцами квартиры, с каким трудом ее перепродавали, как переезжали и что в конце концов она оказалась беременной. Очень, конечно, трогательно, что все так закончилось. Но с предысторией хэппи-энд как-то уж очень слабо связан, хотя молодожены и изображали страсть как могли. Может, в другой постановке, более условной, игровой, что-то и выплыло бы, но в традиционной режиссуре Скорика даже если что в пьесе и было заложено, где-то на недоступной глубине и осталось.
маски

Чернобыль нашего двора

Я, как обычно, все проспал, но мама рассказала, что сегодня у нашей "зеленой горки" был митинг. "Зеленая горка" (сейчас она, конечно, не зеленая) - место, известное в Восточном округе да и по всей Москве - это забетонированный могильник радиоактивных отходов, якобы оставшихся от еще довоенных экспериментов Курчатова; в последующие годы на это место навозили сора со всей Москвы, потом мусор засыпали и получилась горка, якобы безвредная - теперь она заросла травой, зимой там дети катаются на санках, а летом дает представления цирк-шапито. Но некая строительная фирма собрала деньги с дольщиков под квартиры в доме, который вроде бы должен строится на месте горки. Обманутые дольщики требуют квартир, дом и не начинали строить, и возник проект: горку декультивировать, старые отходы вывезти, а на этом месте возвести многоэтажку. По этому поводу и проводили митинг - даже телевидение приезжало репортаж снимать. Вообще-то по данным из районной управы и из префектуры декультивацию горки должны были разрешить только после расселения близлежащих домов - а наш дом стоит как раз рядом. Но по последним сведениям вроде бы с горкой начнут мудрить уже в марте. Приезжал "яблочный" депутат Митрохин - кричал в "матюгальник", что нельзя допускать вскрытия могильника в непосредственной близости от жилых домов, коммунисты тоже приезжали, кричали, что народ обманывают, но громче всех кричали обманутые дольщики, требовали скорейшего строительства, неважно где, хоть прямо в самом могильнике. Я все проспал, потом смотрел на редкость скучную программу "Сто вопросов взрослому" с Цискаридзе - мне мама все рассказала. Она там пообщалась с нашими соседями по дому, в основном со старушками - все мечтают о расселении, боятся до смерти радиации и говорят, что им в их 75 лет еще пожить хочется. Подумать только, какое легкомыслие.