Category: космос

маски

"К звездам" реж. Джеймс Грей

Завязка сюжета будто со времен Герберта Уэллса или Александра Беляева завалялась: в "недалеком будущем" с Нептуна, крайней точки, куда успело добраться человечество (только-то с Нептуна! здрасьти-приехали... звезды все ближе!) на Землю поступают то ли смертоносные "космические лучи" из "анти-материи", то ли не менее разрушительные электро-магнитные импульсы, так или иначе выводящие из строя земную инфраструктуру и угрожающие человечеству большими жертвами. Компания "Спейс-ком" имеет основания полагать, что таким образом сигналы-угрозы на родную планету отправляет давно застрявший на Нептуне и считавшийся долгое время погибшим капитан Клиффорд МакБрайд, руководитель экспедиции "Лима", тридцать лет назад отправленной на поиски инопланетного разума. Его подросшему (и при всей симпатии к Брэду Питту стоит прямо сказать - успевшему состариться...) сыну Рою предстоит особая и секретная миссия: установить связь с отцом и уточнить его местонахождение.. для координации дальнейших действий по спасению рода людского. Сопроводить МакБрайда-младшего отправлен ветеран-космодесантник, старый приятель МакБрайда-старшего полковник Прюитт, чье здоровье и совесть по дороге не выдерживают перегрузок - но тайную информацию, утаенную "Спейс-комом", старик успевает Рою передать.

Вместе с тем претензии фильма - и не только стилистические, но и содержательные - на уровне "Космической одиссеи" или какого-нибудь "Соляриса", а заодно "Апокалипсиса сегодня", тоже, конечно, не первой свежести, но совсем из другой эпохи. Актуального же в "К звездам" - да и то не по-настоящему злободневного, просто модного, из набора "обязательной программы", из "красного цитатника Мао" - тупая идеология в духе "страна саморазрушения" - это, разумеется, про США, благо никаких других земных стран в "ближайшем будущем" прогрессивно мыслящие создатели картины не признают... правда, упоминается мимоходом Норвегия - ей принадлежит погибший космический корабль, на котором хозяйничают взбесившиеся подопытные приматы, перебившие команду своих исследователей.

Путь героя к Нептуну нелегок и нескор - сперва регулярный, "коммерческий рейс" (для конспирации, вестимо) до Луны, а там, на Луне - торжество консьюмеризма в мегаполисах и "дикий запад" среди пустынь; затем самый отдаленный из обустроенных форпостов земной цивилизации - Марс, подземелья которого пока еще держатся под напором лучей-импульсов с Нептуна. Погони на луноходах с перестрелками и эпизоды в бункерах под марсианской поверхностью, которые проще было бы выполнить в анимационной технике, все равно на компьютере дорисованы, перемежаются с психоделическими панорамами, сопровождающими закадровые меланхоличные монологи героя а ля Теренс Малик ("Древо жизни", "К чуду", далее везде) и до кучи рассуждения о Боге с молитвами к любому поводу - фактически пошлость слегка разбавляет скуку и наоборот. Вдобавок ко всему дизайн летательных аппаратов художники-постановщики проекта скопировали, похоже, из доперестроечных "Веселых картинок"... А впереди еще праздник Нептуна!

Получив ответный сигнал от Клиффорда и не позволив Рою вступить с отцом в прямой контакт, начальники пытаются отстранить Роя от дальнейшего выполнения миссии - но самоотверженная марсианская женщина (стоит ли уточнять - чернокожая!) не просто открывает персонажу Брэда Питта глаза на правду (его папа, оказывается, уничтожил часть своего взбунтовавшегося и пожелавшего прервать экспедицию экипажа ради химеры контакта с так и не объявившимся пришельцами!), но и помогает Рою пробраться через подземное озеро под стартовой площадкой на корабль, вылетающий к Нептуну с ядерной бомбой, чтоб окончательно решить проблему и уничтожить источник опасности для Земли. Проникая в космолет через отодвинутый непосредственно в процессе старта люк, Рой первым делом - невольно и с сожалением - истребляет в свою очередь весь его экипаж, с которым уже подружился за недели перелета с Луны (и надо видеть умильно-печальную мордочку Брэда Питта, когда его герой сбрасывает трупы в открытый космос), а курс на Нептун берет в одиночку.

Каков практический смысл полета именно Роя к Нептуну с точки зрения успеха миссии - главный среди множества прочих вопросов, оставшихся для меня без ответа: экипаж для того и был отправлен, чтоб взорвать станцию "Лимы", а Рой летит с тем же намерением... Другое дело, что Рой все-таки рассчитывает на встречу с отцом - и уж как водится не зря! Дуэт Брэда Питта с Томми Ли Джонсом вышел не слишком эффектный, а Томми Ли Джонс, как ни хорош, сам по себе не Марлон Брандо, и что противнее всего, в уста Клиффорда сценаристы вложили невозможную поебень - уж лучше б он Т.С.Элиота напоследок почитал, что ли! Клиффорд зато успевает оправдаться - дескать, лучи антиматерии или что там еще за дрянь случайно отправились, а он, оставшись на станции один, совсем один, не смог ничего починить. Но по дому не скучает, ни о чем не жалеет, мало того, преисполнен решимости довести затею по розыску инопланетного разума до успешного конца.

Кто бы говорил про поиски разума - и где!.. Мораль сей басни как раз такова: "зачем ума искать и ездить так далеко?" - но горе даже не в том, что ума нет ни на Земле, ни выше, а в том, что коротка кольчужка, ремешок порвался, воздуха не хватило, ну и воли к выживанию, само собой... Клиффорд, как говно в проруби поболтавшись с сыном Роем в общей связки при орбите Нептуна возле "Лимы", уходит в отрыв и растворяется среди звезд - а Брэд Питт к Томми Ли Джонсу тянет ручонки и сквозь Вселенную кличет "папа, папа!.." После чего, воспользовавшись силой ядерного заряда, уничтожившего "Лиму" вместе с генератором анти-вещества, стартует по направлению обратно к Земле, и там, средь лугов, полей и рек, ему протягивают добрые руки мужчины в камуфляже. Добил меня финальный психологический тест Роя - в отличие даже от полоумного старика-отца сын даже не вспоминает (под суд, очевидно, тем более не идет) о загубленном им экипаже , которому было поручено избавить человечество от импульсов с Нептуна: спокоен, уверен в себе и, похоже, чувствует, что благодаря своей космической одиссее он, не имевший на Земле потомства, чтоб по примеру отца не оставлять детей сиротами, обрел смысл существования. Вот уж прав был папаша Клиффорд - "наш вид вымирает"! Деградация, по крайней мере, налицо - и особенно печально, что это лицо Брэда Питта.
маски

"Жесткая краска" реж. Марсио Реолон, Филипе Мацембахер (ММКФ)

Завязка экзотичная и многообещающая: главный герой, симпатичный черно-, длинно- и кудрявоволосый юноша Педру пробавляется интернет-шоу, обмазывая свое тело светящимися красками - но дела идут неважно и желающих платить за приват-чаты все меньше, особенно после того, как у Неонового мальчика появляется конкурент, намного лучше танцующий. Педру его находит, изначально чтоб разобраться с ворующим идеи самозванцем - крашеный блондин Лео не столь смазлив и постарше, зато плясун профессиональный, и на пару мальчиши начинают зарабатывать неплохо. Однако Педру влюбляется в Лео, а тот получает стипендию на обучение и собирается уехать в Берлин.

Крен в непошлую, но простоватую гей-мелодраму слегка обескураживает, хотя кино все-же по-своему трогательное, да и сюжет не столь прост. Педру выгнали с химического факультета за то, что на вечеринке он ткнул в глаз ключом студенту, который над ним измывался, надо понимать, из-за его гомосексуальности. Теперь герою предстоит суд и, если повезет, условный срок. Судью могло было бы разжалобить, да и самого Педру поддержать, присутствие на заседании родственника - но сестра-журналистка уехала работать в Сальвадор, бабушка не может надолго оставить дом и погостив день-другой, возвращается к себе, родителей нет, и когда Педру узнает, что Лео тоже его оставляет (а ведь надо платить за съемную квартиру, и зарабатывать в одиночку сложнее, чем вдвоем с партнером), его угнетает одиночество.

При всей недвусмысленности и некоторой наивности картины события развиваются не слишком предсказуемо - набивавшийся в спонсоры анонимный, под псевдонимом Женатый подглядыватель, поклонник из интернета тихо сливается, а случайный знакомый по бару после секса требует денег за свидание и настроен серьезно, Педру приходится от него сбежать. Вернувшись в жуткий ливень домой, он обнаруживает ноутбук - единственное, так сказать, "средство производства" - возле распахнувшегося окна, залитый водой и красками, восстановлению не подлежащий. Последние, уже ненужные баночки с краской Педру несет в подарок Лео на его прощальную вечеринку, и на финальных кадрах принимается танцевать, обмазываясь остатками.

Незамысловато, конечно, но и не убого; хуев в кадре ровно столько, сколько нужно (то есть по чуть-чуть - но показывают); герои не приторные, но и не уроды; по правде сказать, ну чересчур уж просчитано, однако по ходу ощущения спекулятивности не возникает, скорее уж в чрезмерной искренности, в простодушии можно было бы авторов упрекнуть... а упрекать их не хочется. Так или иначе Педру жалко - а ведь, казалось бы, мало ли в Бразилии (и не только в Бразилии) Педру... Ничего ему авторы не стали специально придумывать - ни трагической развязки, ни фальшивого хэппи-энда, оставили с чем был, и о дальнейшей его судьбе можно догадываться, неизвестно даже, вернется ли Педру на хату с сорванным и протекающим на протяжении всего фильма краном в ванной - вот эта мелкая бытовая, но тоже в чем-то знаковая деталь хлеще всего остального меня добила, я сам в съемной квартире, где на протяжении четырех с половиной месяцев не переставая сутками лилась из порченого крана горячая (!) вода, в свое время прожил.
маски

"Мы берем это на себя", Шаушпильхаус Цюрих, Швейцария, реж. Кристоф Марталер

"...И потом все это - уже исхоженные тропы, а хотелось бы отличаться, хотелось бы увидеть спектакли, о которых я не догадывался, не предполагал, что можно ТАК. Это случалось со мной раньше. Но сейчас, при том, что и Уилсона, и Марталера я раньше никогда не видел, нет ощущения, что я не знаю их театров" -

- прочел в интервью Камы Гинкаса из книги "Как это было". Интервью 1998 года, то есть больше 20 лет ему, но не уверен, что с тех пор Кама Миронович посмотрел еще что-то у Марталера - думаю, я видел больше. Впрочем, он смотрит как режиссер, а я как зритель, и эффект дежа вю в том и другом случае совсем неодинаков. Мой первый Марталер - "Прекрасная мельничиха", тоже давнишняя, которая мне, по крайней мере, отчетливо запомнилась. Дальше была невнятная, зато любопытная в чисто музыкальном плане современная опера "Фама", а сравнительно недавно, несколько лет назад - "Кинг сайз", и уже по "Кинг Сайзу" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2703747.html

- я для себя окончательное, очень четкое представление о театре Марталера составил. Поэтому недоумения, подобно некоторым большим любителям искусства, по поводу "Мы берем..." не испытал, наоборот, в деталях воображая заранее, что увижу, на свой лад даже радовался узнаванию, отгадыванию, хотя бы и сквозь скуку. Алчущим художественных открытий, должно быть, пришлось тяжелее: выжили только головоногие.

Действие "Кинг сайза" происходит в отеле, действие "Мы берем это на себя" внутри космического корабля, тот спектакль более камерный и почти в два раза короче, остальное - практически один в один. Ну и текста в "Мы берем..." столько, что чаще смотришь на экран с субтитрами, чем на сцену (еще какой-то придурок поначалу из зала орал, что буквы мелкие, долго не могли его унять... потом он стих, но суфлерша из первого ряда подавала реплики одному из артистов вслух - срочный ввод случился, что ли?) - хотя с текстом все еще очевиднее, чем с постановкой и оформлением. Русскоговорящий "интеллектуальный приборно-агрегатный модуль" вполне человекообразного вида вводит публику в курс дела - знакомит с персонажами. Дежурное меню современного театра - ассортимент типажей буржуа в разбросе от девелопера до священника-любителя, тут же вдова-наследница, молодящаяся старуха, пиарщик и т.п. На земле они малость проштрафились, кто-то объявлен в розыск, кто-то скрывался в уединенных поместьях, а теперь они всей дружной компании отправились в космос к "горизонту событий". Чтоб не скучать в дороге, им предложена "бортовая культурная программа" в лице еще одного антропоморфного голографического робота.

То есть диалоги перемежаются музыкально-пластическими номерами, для чего в шоу задействованы два пианиста, они же клавишники, они же ди-джеи, в зависимости от того, играют ли на пультах, синтезаторах или двух фортепиано, выползающих время от времени из достроенной к стационарной сцене "ямы" (под нее убраны первые три ряда партера). В ход идет, помимо предсказуемо взятого за лейтмотив хора из Вагнерова "Тангейзера" вкусе с неизбежными историко-культурными коннотациями (Вагнера любил Гитлер, Вагнер - фашист, капиталисты на космическом корабле поют Вагнера: капитализм=фашизм) и Рихард Штраус (ну примерно в том же ключе трактованная "Альпийская симфония"), и, вместе с тем, Элтон Джон, а песенка "Хеппи бесдей" символично транспонируется из мажора в минор, предлагая задуматься, до чего же безрадостна жизнь в мире чистогана. На песнях и танцах пассажиров и экипажа выстроенного по моде ретро-фантастики 1960-70-х космолета приунывшая от ужасов капиталистического житья-бытья аудитория малость оживает, иногда даже смеется - скорее, впрочем, расслабляясь, чем по-настоящему радуясь; потому как тексты дико напрягают.
Естественно, "Мы берем это на себя" - антикапиталистический памфлет, изобличающий (сенсация! никогда такого не было - и вот опять!) буржуазное общество, которое уже худо-бедно пережило практически все попытки построить что-нибудь альтернативное, а все никак, зараза, до конца не загниет. Возрастные актеры демонстрируют нарочито непрофессиональный вокал - ненамного хуже, впрочем, чем в театре Камбуровой - что задает комический эффект, а "голографическая" певица еще и "барахлит", тоже забавно. Слушать же, точнее, читать буржуйские саморазоблачительные "откровения" реприз с потугами на юмор, сатиру, сарказм (хохмы пошиба "он любил ее как дочь и хуже"...), построенные к тому же на утомительных рефренах, на периодах, приправленные, как водится, сугубо локальными деталями (типа "великий швейцарский композитор Вагнер" - это напоминание о швейцарском великодержавном шовинизме, если кто не знал, что жители Швейцарии - лютые шовинисты...), с какого-то момента становится нестерпимо, проще сосредоточиться на внешней форме.

А форма у Марталера всегда безупречна, стилистика лабораторно-стерильна, ритм просчитан с точностью ракетных пусковых установок (никакой крикливый придурок из зала не собьет) - как формалистско-эстетский опус "Мы берем это на себя" смотрится, стало быть, несмотря на скуку, со всей возможной приятностью... Не задевает, не коробит, не провоцирует. Чем являет высокий образчик буржуазного европейского театра, способного порадовать глаз, помочь скоротать вечерок с ощущением причастности к возвышенному - великолепно отлаженная механика на холостом ходу. Исполнители отменно существуют в ансамбле: драматически, пластически, вокально. Тогда как, если уж нельзя без того обойтись, бичевать язвы капитализма можно или тоньше, не на уровне Михаила Задорнова (добил меня эпизод, разыгранный на авансцене, где один капиталист приходит на исповедь к другому, а тот второй, священник-любитель по-совместительству, предлагает заключить договор на освящение воды и вывести бизнес на новый уровень, еще больше заработать), или, уж наоборот, жестче, доходчивее (наподобие Фабра какого-нибудь).

Ближе к окончанию этого "немного статичного приключения" (цитата по русскоязычному тексту субтитров), два часа которого кому-то покажутся двумя световыми годами, для самых терпеливых режиссером, пока персонажей не засосало бесповоротно в черную дыру, припасены бонус-аттракционы: поющая голограмма имитирует совокупление с муляжом копченого окорока, а модуль-алгоритм, доложив о состоянии мира к началу цифрозоя, сообщает, чем завершится социальная и биологическая эволюция человеческого рода, если беспощадный капитализм продолжит его разъедать. Для наглядности из "ямы" выползает гигантский полукальмар-полумамонт и (по-моему это единственный смешной момент спектакля...) моргает глазками - милый такой "зверь из бездны", ни чуточки не страшно, если планету заселят ему подобные, уж всяко посимпатичнее нынешних ее "хозяев".


маски

"Человек на Луне" реж. Дэмиан Шизелл

К "Человеку на Луне" Милоша Формана, (не вспоминая уже про чудесную подростковую драму Роберта Маллигана) фильм, естественно, отношения не имеет, и, как говорится, "а Троцкий вам случайно не родственник?-даже не однофамилец!!!", в оригинале он вообще "Первый человек", но первыми всюду, а подавно в космосе, известное дело, могут быть либо русские, либо никто. И "Время первых" действительно вспоминается. По композиции с "Временем первых" у нового "Человека на Луне" много общего, и в деталях тоже - видимо, в обоих случаях опора на какие-то достоверные частные факты сыграла роль, а факты таковы, что реалии предполетные и бортовые сходны, жанровая матрица тоже едина, вот и получаются те же космические яйца, только в профиль:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3565875.html

Хотя у меня свежее на памяти "Частица вселенной", которую я все-таки ради чистоты эксперимента заставил себя досмотреть:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3881926.html

Однако ж мне бы легче дался бы повторный просмотр всех восьми серий "Частицы", чем старание досидеть до конца два часа с четвертью "Человека на Луне". "Частице Вселенной" со всем ее полуироничным православием все же человеческое не чуждо; американский же астронавт, если верить "Человеку на Луне", пока жена ему про детей не напомнит, только о полете и думать будет. При том что исходные события обобщенно-вымышленного сюжета "Частицы вселенной" и документальной биографии, положенной в основу "Человека на луне", также перекликаются. Андрею изменила жена, а у Нила умерла от мучительной болезни маленькая дочь. Однако американца не терзали психологи, не изводило начальство, не утомляли социальные ритуалы: раз-два - и в космос.

Один из спутников Армстронга для чего-то изображен конченым моральным уродом - уж не знаю, чем он авторам картины так не угодил - может, нетвердо придерживался "единственно верных" взглядов на земную жизнь? Совместить правильную, прогрессивную идеологию с имперским пафосом авторам "Человека на Луне" было сложнее, у них под рукой нет Евгения Гришковца с кропилом для святой воды и песни "Я земля, я своих провожаю питомцев" в фонотеке, а есть хроника речи Дж.Ф.Кеннеди, на момент осуществления лунной экспедиции семь лет как покойного. Во "Времени первых", опять же, Брежнев запросто, по-свойски общается с космонавтами, которые хоть и барахтаются на орбите, а остаются простыми советскими гражданами. Но как прогрессивным голливудцам быть с Никсоном? Либеральная американская общественность до сих пор ненавидит его, считает тупицей и душителей свободы (с худшими тупицами и душителями во власти эти убогие, на свое счастье, не сталкивались) - потому возникают подробности с букетиком цветочков от неизвестного на могилке Кеннеди и запись его выступление с обещанием покорить Луну, ну в самом деле, не приписывать же заслуги Никсону (создатели "Времени первых" на сей счет не заморачивались и Леонида Ильича отметить не постеснялись).

Зашкаливающая пошлость сопоставима лишь со скукой, по части которой "Человек на Луне" фору и "Времени первых" даст. Половина фильма, если не больше, как водится - подготовки, тренировки, неудачи, аварии, все это показано тупо, нудно, иногда и непонятно. Затем полет, стыковка, высадка тянутся бесконечно - неужели кому-то интересно смотреть, как белые мужчины меряются хуями с русскими дикарями, пока черных женщин (версия "Скрытых фигур") не пускают в общий туалет?!

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3546371.html

Судя по тому, что в зале кроме меня три девицы вечерком сидело - интересно немногим, да и девиц, небось, привлек не космос, а Гослинг. Я тоже к Райану Гослингу отношусь с симпатией еще с "Соединенных штатов Лиланда", но здесь он абсолютно безликий, на его месте легко представить кого угодно. Про остальных исполнителей, начиная с жены, заканчивая членами экипажа, просто нечего сказать. Нил Армстронг, высадившись на Луну, символически бросает в космическую бесконечность браслетик дочки - мемориальный акт подмонтирован к воспоминаниям, где девочка во плоти с папой бегает среди цветов, и тут уж хоть святых выноси.

По крайней мере, в этом принципиальной идеологическое (но не художественное) отличие шняги американского розлива от убогого православно-советского аналога, Голливуд на каждом шагу пытается ставить резонный вопрос: кой черт понес их на эту галеру?! Правда, не считая данный вопрос риторическим, желает дать на него убедительный ответ, и выходит еще хуже, чем у русских, которые не задают вопросов, а партия приказала, церковь благословила, ну и пиздуй на орбиту. Тогда как Нил Армстронг уже на собеседовании вынужден мямлить что-то вроде "точка зрения зависит от перспективы" - с Луны, дескать, другие перспективы открываются. Ну и какие же открылись перспективы? Что-то я не уследил. Кроме благоглупостей из речи Кеннеди - цивилизация должна развиваться, иначе... (впишите свое) - никаких перспектив, тем более ничего нового.

Русским проще - им тщеславие затмевает обезьяньи головы, они готовы голодать и спать в канавах, лишь бы родная страна последние ржавые гроши на ракету потратила. Но в США, где (следую набору из фильма, а его можно расширить) Курт Воннегут предлагает сперва обустроить инфраструктуру Нью-Йорка, а потом уж выше замахиваться, где независимая пресса от лица налогоплательщиков задает вопросы, стоит ли космическая программа таких денег и стольких жизней, где конгрессмены, не забывая, надо думать, про интересы лоббистов, тоже думают про деньги, но уже не только на уровне риторических вопросов, а беспардонные самодеятельные негритянские виршеплеты сочиняют куплетцы пошиба "мою сестренку покусала крыса - а белый парень на Луне" - там как на людей могло найти затмение?

"Маленький шаг для одного человека и огромный скачок для человечества" - фраза эффектная, но по сути все ведь наоборот: для одного человека, для Нила Армстронга, ну может еще для его спутников, ну, допустим, для непосредственных участников подготовки полета, высадка на Луну - действительно скачок, да и попрыгать по лунному песочку, должно быть, прикольно; но человечество-то куда продвинулось? За последовавшие полвека - не дальше все той же Луны, и это пока на Земле черт-те что происходило и ужасное, и прекрасное, и сейчас каждый день происходит. Вот надо было дергаться? Конечно, православные до сих пор беснуются, что приятно - все твердят, что американцев на Луне не бывало. А американцы там были, и были первые, и Нил Армстронг ступил на лунную поверхность... Ну и чё?!
маски

"Затмение" реж. Алехандро Аменабар, 2015

"К сожалению, я ничего не знаю о сатанизме" - говорит герой фильма, но к еще большему сожалению уже моему, он так ничего о нем и не узнает.

По развитию, а точнее, по деградации творческой формы и карьеры Аменабар сродни Шьямалану, хотя в плане ремесла покрепче, понадежнее, и "Затмение" в чисто жанровом плане - средней паршивости, но не самый позорный криминальный триллер с мистической подоплекой, оказывающейся на поверку фикцией. Взлет Аменабара был связан с "Другими" и совпал с пиком моего интереса к кино, когда я, не то что теперь, смотрел буквально все - в прямом смысле "все" - фильмы, которые только добирались до московского проката. "Других" я видел в незабвенном двд-зале МДМ на 14 мест с барной стойкой и пепельницами - еще и поэтому они мне запомнились, но тогда от них все помирали. "Затмение" вроде бы тоже "мистика" и "ужасы", но все ужасное здесь, как выясняется, исходит от порочных людей, а пуще того, от сомнительных - по стандартам сегодняшним, "просвещенным", "либеральным" - организаций: государства, полиции, ну и главное, христианской церкви.

В центре сюжета - юная Анджела Грей, которую играет уже пользованная Эмма Уотсон: героиня объявлена жертвой отцовского насилия, чего предполагаемый родитель-растлитель и не думает отрицать. Это потом уж, ближе к концу, он признается, что как "добропорядочный" христианин, к тому ж еще офицер полиции, взял на себя насилие над дочерью из чувства вины за гомосексуальность сына Роя. Но суть не только в сексуальном насилии - серенький ангелочек выстраивает целую легенду: мол, ее не просто насиловали, но принуждали к участию в сатанинских ритуалах, чтоб она родила "антихриста" и все в таком духе. Версию поддерживает и бабушка поруганного ангела, находятся и свидетели. Следователь-агностик (мой любимый Итан Хоук), помогающий ему психотерапевт-гипнотизер (колоритный Дэвид Тьюлис) и консультирующий их священник распутывают сектантскую сеть вопреки очевидной нелепости всей "фабулы" обвинения, потому что дьяволу только того надо - убедить людей, будто его не существует.

Так вот, что и требовалось доказать, бабка-маразматичка не соображает, что несет, закомплексованный отец признается в том, чего не совершал, девушка злостно фантазирует, желая досадить родным и избавиться от их опеки, гипнотизер сам же и внушает свидетелям образы, которые они принимают за подавленные воспоминания, а церковь, ну уж как водится, спекулирует на человеческом невежестве. Итог: безвинные "сатанисты" оклеветаны клерикалами-мракобесами, гипнотизерами-шарлатанами, копами-фашистами, лгунами-журналистами и прочая и прочая. Но свет разума торжествует, регрессивная психотерапия себя дискредитировала, церковь повержена, полиция посрамлена, а документальных подтверждений проведению сатанинских ритуалов с человеческими жертвоприношениями не найдено. Ну на нет и суда нет - меньше знаешь, крепче спишь. Но вот Сатана не спит.
маски

элементарная частица

Хотя я и "сломался" к четвертой серии "Частицы вселенной" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3877393.html

- но не бросил, привыкший, что называется, досматривать порнофильмы до конца в надежде, что все поженятся. К сожалению, надежды оказались напрасными, а вот опасения подтвердились.

Интересовавшие меня линии так и остаются на периферии сюжета. Американский космонавт Нил на международной станции, роль которого сыграл погибший Казимир Лиске, свой характер проявляет слабо, до последнего он жалуется на больной зуб, но не позволяет русским умельцам его вырвать, а единственный значительный поступок Нила (ну не Армстронга, нет...) - он предлагает напарнице-соотечественнице Меган (Яна Сексте) выбор, когда кто-то один из них после аварии непременно должен эвакуироваться, и пользуясь этим, Меган остается к неудовольствию русских "партнеров", а в особенности капитана Яшина, не только выступающего с заявлениями ну чуть ли не буквально "нас на бабу променял", но и делающего в связи с этим выводы, так сказать, геополитического характера: дескать, американцы с их толерантностью - это "перевернутый мир", а правильный, русский мир - это, значит, где курица не птица, а рожденная ползать раком баба и подавно летать не может.

Что касается подростков - тут вообще сплошное расстройство: Даня Каманин выясняет (случайно увидев фото в ресторане), что мать изменяла его отцу с отцом Кристины Яшиной и для него это становится лишним стимулом с ней переспать - а девушке, которая, наоборот, не в курсе до поры, это ничего не стоит: мол, хочешь - могу дать, не вопрос, а он такой - хочу, и в следующем кадре они уже под одеялом голые, а уж после Кристина узнает, что к чему. Вообще интрига "сын встречается с дочерью любовника матери" какая-то уж больно мудреная, особенно если помещать ее в космические масштабы, так и вовсе нелепая. Хотя надо признать, молодые артисты хороши, и Сергей Походаев, и даже Александра Бортич, которая обычно меня раздражает, но не здесь.

Раздражают меня другие, в частности, и больше всего, Анна Павловна Шерер Кутовых, которая, узнав от покусанного собакой отставника про связь Яшина с Надеждой, прилюдно всю информацию в центре полетов и вываливает. Дальше идут разборки с мордобоем, каких постеснялись бы и персонажи "Кровиночки-3" - а тем временем поврежденную при стыковке с модулем станцию надо чинить, причем двух из пяти ее "насельников" эвакуировать. Тут снова на первый план выходит Анна Павловна - отправлявшая невестку на аборт она делает резкий разворот с той же злонамеренностью заставляет молодуху сообщить мужу в космос о беременности - тому больше не летать, и он ей этого, предполагается, не простит, зато свекровь своего добилась. Характер Елены Прудниковой/Смирновой - этакая "орина мать солдатская", и по сюжету муж при ней с инсультом - тоже ни драматизма в том, ни тем более сарказма, доля которого "Частице вселенной" не помешала бы, потому как всерьез, на пафосе эту героическую мелодраму воспринимать невозможно.

До крайности невыносимы ключевые для сюжета моменты - технические работы в открытом космосе: шлем оказавшегося неисправным яшинского скафандра, оставшийся от эвакуированного Тимура, изнутри заливает вода, что грозит герою смертью: кто как, а я эти минуты смотрел не со страхом за героя, но со скукой и отчасти с насмешкой - не ну правда, болтаются там у этой бочки железной, жизнью рискуют - какого хера?! Но суть-то ведь как раз в чем - интрига любовная мешает покорять в космос! И неважно, что за время после Гагарина космонавтика (в отличие, например, от коммуникационных технологий) не продвинулась практически никуда - все равно это отчего-то считается важным, отважным, да политически значимым ("перевернутый мир" тоже ведь не дремлет, сверлит себе борта станции втихаря...)!

И выходит, что все семейно-любовные разборки интерес представляют лишь постольку, поскольку ставят под удар экспедицию - по мне так при таком раскладе они не представляют интереса вовсе! Но при всей иронии отдельных моментов (вроде окропления космодрома святой водой под советскую песню) исходного пафоса никто не отменяет: на первом месте - орбита, космос, вселенная, ну а люди на земле - лишь "частицы", и, собственно, не отдельные художественные недостатки или что-то еще, а вот этот идеологический фундамент делает сериал (сделанный-то качественно, что обидно...) совершенно несовместимым с моим представлением о мире, где все ровно наоборот, человек - это целая вселенная, а орбита и то, что около земли болтается, и все окропленные святой водой амбиции, тщеславие, замашки на первенство в космосе - да пропадом пропадите.

При этом последняя серия, отдельно взятая, меня неожиданно тронула: экспедиция кое-как вернулась на землю, у Яшина после форс-мажора на орбите повреждены барабанные перепонки, летать он больше не сможет, Кутовых тоже переведен "на тренерскую работу" и младенца с женой нянчит, психолога Алексея Михайловича уволили за пьянство и он нашел высокооплачиваемую должность в крупной корпорации - жена от Яшина ушла, зато к Каманину супруга (тут еще психолог со своими частными консультациями пригодился) готова вернуться, и у Дани с Кристиной против всех обстоятельств наладился роман, он теперь тоже студент, совершеннолетний, сам за себя решает: это такая своего рода "третья часть "Соляриса" и одновременно почти что "Садовое кольцо", причем в отличие от "Садового кольца" хэппи-энд "Частицы вселенной", где у хороших людей все хорошо, лишен ехидной иронии в подтексте и при этом не бесит фальшью. Опять же, блин, если б не космос - однако как ни любит жену Андрей Каманин, а снова "табор уходит в небо", оранжевый диск закатного солнца пылает указующим маяком, и счастливым людям не сидится на грешной земле; почему - я не догоняю и фильм меня не переубедил, потому что выводить историю, привязанную к орбите, в масштаб Вселенной, можно в лучшем случае метафорически, пристально вглядываясь в каждый, обособленно исследуемый характер; а буквально - это чушь полная, где несчастная орбитальная станция - и где Вселенная!

Однако создатели сериала привязаны к космической теме, и вне зависимости от их собственных приоритетов вынуждены постоянно к ней возвращаться, оглядываться, вписывать в нормальную, заслуживающую внимания человеческую драму никчемные подробности про старты, стыковки и сопутствующие им смехотворные земные обычаи, что еще, может быть, любопытно было бы в формате газетного фельетона или телерепортажа, но в развернутую историю противоречивых человеческих взаимоотношений привносит не частицу, но солидную порцию абсурда, идиотизма.
маски

освящение огня: "Частица вселенной" реж. Алена Званцова

Некоторое время назад в частной переписке Игорь Гордин мне не то чтоб советовал посмотреть "Частицу вселенной", но заметил между делом, в связи с моим отзывом на "Садовое кольцо" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3828145.html

- что ему "Частица вселенной" показалась более интересной, в том числе и с точки зрения качества диалогов (по поводу чего "Садовое кольцо" особенно яростно и небезосновательно упрекали). Игорь, конечно, не совсем объективен по отношению к Алене, он у нее в "Московских сумерках" сыграл одну из лучших своих киноролей - ну так ведь и я с Аленой Званцовой знаком, более того, зрительские наши предпочтения во многом совпадают. Поэтому я честно заставлял себя, преодолевая с первых минут возникшее отторжение, в "Частицу вселенной" вникать, чем дальше, однако, тем тяжелее шел процесс, по многим причинам, начиная с темы, заканчивая кастингом.

Впрочем, прежде всего, наверное - ну невозможно строить сюжет (Алена Званцова - режиссер и сценарист, но сценарист в первую очередь) сериала про космонавтов на интриге, в основе которой лежит любовный треугольник - да хотя бы и четырехугольник! - с участием двух из трех членов экипажа. А между тем вся проблема, по большому счету, сводится к тому, что бортинженеру Андрею накануне полета жена Надя призналась в измене, не уточнив, правда, что изменила она ему с капитаном Геннадием, у которого тоже ведь есть жена, Лариса! Ну изменила и изменила - однако душевное состояние в полете столь важно, что приписанный к космонавтам психолог Алексей Юрьевич, как ищейка, раскапывает подноготную семейной, интимной жизни Андрея, вплоть до того, что буквально обнюхивает койку в его номере после визита супруги. Тогда как Андрей из последних сил вынужден изображать, будто все у него в порядке - восемь лет готовился он к старту, пожертвовал бизнесом, изнурительно тренировался, в экипаж-то попал случайно, заменив другого, опытного космонавта, внезапно покусанного в лесу собакой (!), и как ни больно Андрею из-за откровений жены, но первым делом - звездолеты.

Из восьми серий первые три посвящены событиям земным, предшествующим старту - случайно или нет, но конструкция "Соляриса" просматривается недвусмысленно, и для меня эта ассоциация тоже не в плюс сериалу. Однако ж Тарковский (которого я мало сказать что не люблю...) хотя бы отдавал себе отчет в условности космического антуража важной для него истории - насчет "Частицы вселенной" я в этом не уверен, а если даже так, то замысел удался не вполне: сериал смотрится именно как "про космонавтов", что, пожалуй, и раздражает меня больше всего - в том уже вины авторов определенно нет, это лично мои заморочки, и все же... Без космоса нельзя обойтись? Причем как в кино - так и в жизни, я имею в виду! Предполетные серии переполнены вопросами по адресу космонавтских жен типа "не хотела такого - надо было выходить за сантехника", или "а если б твой муж был водителем маршрутки"... Да блин, я про сантехника или водителя маршрутки что-нибудь новое узнал бы с большей охотой, чем в очередной раз про жену астронавта, путешественника во времени, смотрителя зоопарка и т.п.!

Тем не менее именно космос, желали того авторы или нет - тема фильма, а вся "этика и психология семейной жизни" идет в нагрузку, балластом. Кстати, психолог в исполнении Алексея Аграновича - какой-то демон просто: постоянно жалуется, что ему мало платят, при этом подчеркивает, что старается за зарплату, но вцепляется в своих подопечных так, будто это его основной инстинкт, а уж как зверски при этом выглядит... Агранович - не актер по основному роду занятий, но поразил всех (меня тоже) ролью Адуева-старшего в серебренниковской "Обыкновенной истории" на сцене "Гоголь-центра" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3049522.html

- то есть даже если он где-то и "переигрывает", то в принципе таким его персонаж задуман. С остальными исполнителями, на мой взгляд, еще хуже. Алексей Макаров специально для роли Андрея страшно похудел или болеет?! Тошнотворное "обаяние" Сергея Пускепалиса невыносимо. Яглыч (почему-то в титрах обозначенный без имени, просто Яглыч...) играет младшего в тройке, Тимура, потомственного летуна, "звездного мальчика", как "первого парня на деревне", да и способен ли на что-нибудь иное? Виктория Исакова, чьи лучшие актерские работы связаны именно с телевизионным кино (в полном метре и даже в театре, при всей ее востребованности, она мне менее интересна), здесь, оказавшись Надеждой, компасом земным, повторяет то, что уже неоднократно делала в других многосерийных проектах; как и Анна Михалкова, с той разницей, что типаж Исаковой все-таки к месту, а Михалкову в проект занесло непонятно каким ветром. Про героиню Яны Гладких, третью из космонавтских жен, я ничего не узнал, хотя ее предыстория прописана в сценарии подробнейшим образом: дочка дежурной по гостинице в городке (так редко появляющаяся на экране Арина Нестерова из МТЮЗа), Оля выросла среди космонавтов, с первого класса была влюблена в Тимура, дождалась своего счастья и стала его второй женой, но при первых же проводах в космос крикнула ему "Возвращайся скорее", чем перепугала всех суеверных покорителей пространства и простора насмерть - ну то есть дура, что ли?

А ведь на трех актрис выпадают основные перегрузки: космонавты заняты тренировками, тестами, пока женам ничего не остается кроме страданий... - переживание играть труднее, особенно по такому пустому поводу. Потому что я как не понимал, так и не понимаю - кой черт понес их на эту галеру?! Что забыли люди в космосе, когда на земле столько дел? Добро бы еще в "космосе", если под этим понимать космос "Звездных войн", а то ведь речь об орбитальной станции, где как недавно, уже после премьеры на Первом, выяснилось, злонамеренные американские толерасты (ой, а американца на станции играет покойный Казимир Лиске...) заранее вооружились сверлами, чтоб проделать брешь в прочнейшей обшивке православной духовности!

Да, самое главное - православная космонавтика сильна не столько наукой, сколько религией, точнее и конкретнее, тесной спайкой с церковью русской. В эпизодах звездного городка маячит новодельный многокупольный собор (попался мне однажды на глаза "документальный" фильм в духе "Гагарин летал - бога видал", там рассказывали, что православный храм - та же космическая ракета, мне еще подумалось: выходит, православная ракета куполами-соплами обращена к небу... - куда же она нацелена, кому доставляет тех, кто в ней?!); а уже непосредственно на Байконуре во всякую свободную от занятий минуту космонавты, техники, даже зверюга-психолог отправляются на исповедь к батюшке. Не прост отец Иоанн, с высшим техническим образованием - все про небо знает, можно ему доверять, и на любой вопрос есть у него ответ: "Помолись матушке-заступнице!" А играет батюшку, посылающего к матушке - Евгений Гришковец, и вот ей-богу, даже не знаю, как этот факт прокомментировать, но кропит космодром святой водой он знатно, наотмашь, под песню "Я - Земля, я своих провожаю питомцев".

Из пролога первой серии ясно: психолог волновался не зря, и накаркала-таки молодая женушка-дурища Оля своим пожеланием скорейшего возвращение - что-то на орбите пошло не так, но я спекся еще раньше, чем узнал подробности, к началу четвертой серии. Жаль только не досмотрел до появления Лиске и не проследил далее линию сына Андрея, Даньки - персонаж Сергея Походаева, старшеклассник, едва познакомился с героиней Александры Бортич, студенткой; с родителями у него, само собой, трудности, тут девушка, его постарше - любопытно, что у них получится дальше, и между прочим, опять-таки вспоминается "Садовое кольцо"... "Частица вселенной" ведь продукция той же смирновско-тодоровской конторы, но "Кольцо", несмотря на корявые диалоги и очень искусственный (гораздо более, чем в "Частице") сюжет, меня увлекло по-настоящему, а главное, мне там все про всех было понятно, а тут ни про кого даже и неинтересно понимать. Вообще, коль уж на то пошло, Садовое кольцо и есть Вселенная, а не околоземная орбита, где продолжают десятилетиями болтаться, будто говно в проруби, поколение за поколением т.н. "покорителей космоса", с середины прошлого века не продвинувшихся дальше Луны. Православные же и до Луны-то не доберутся с божьей помощью - разобрались бы сперва на земле, кому с кем спать, и психологу с батюшкой голову бы зря не морочили, никакого образования на этих летунов не хватает, ни технического, ни гуманитарного.
маски

"С пеной у рта" реж. Янис Нордс (ММКФ)

Помимо "Октября" и ГТГ, между прочим, у ММКФ еще с полдюжины площадок, о чем, похоже, мало кто догадывается. В лучшем случае добредают, вероятно, до "Звезды", а я добрался аж до "Космоса". Впрочем, из маргинальных кинотеатров, где для кого-то и зачем-то крутят фестивальные картины (репертуарный выбор не поддается описанию, не то что объяснению), "Космос" для меня отчасти родной: если в "Юности" я бывал однажды лет семнадцать назад, а где находится "Березка" вовсе не имею представления, то в "Космос" прежде ходил регулярно, помногу, но, правда, сейчас попал впервые за много лет, после очень долгого перерыва, когда "Космос" из ведения "Центрфильма" перешел в "Москино". Как водится, кругом "благоустройство и все перекопано, перед крыльцом только что не котлован и груды песка, но "космическая" лестница, по которой не всякий ангел способен подняться к крыльцу без травмы, осталась неизменной.

Однако ж никто не загородит дорогу молодца и никакие препятствия не сработают против моего нездорового интереса к прибалтийскому, в особенности латвийскому кинематографу, да еще после того как на открытии балтийской ретроспективы познакомился с дамой из Латвии, ответственной за кинематограф республики, и она заверила, что в Латвии кино развивается ускоренными темпами, "объемы производства уже почти как в свое время на "Рижской киностудии"!" Объемы, это хорошо, а лучше бы, раз уж вспоминать прежние времена, чтоб количество переходила постепенно в качество. "С пеной у рта", допустим, сравнительно "качественная" вещь, но, с одной стороны, чисто жанровая, с другой, как будто претендующая на нечто большее.

Молодая медичка Яна работает физиотерапевтом при спортивной спецшколе и в какой-то момент уступает домогательствам пловца-старшеклассника Роберта, о чем становится известно ее мужу. Ситуация осложняется тем, что муж Дзиндиз - инвалид без ноги, и до того Яна за ним два года ухаживала, как сиделка за недееспособным, потому "законная" супружеская ревность еще сильнее обостряется чувством благодарности, комплексом вины и прочими сопутствующими соображениями.

Расклад банальный, но самодостаточный, однако авторам фильма показалось мало и "треугольника" школьник-медичка-безногий муж, и даже переживаний религиозной матери-одиночки 17-летнего бугая, что ее сын окажется распущенным (правда, тетушка не за то беспокоилась, ее страхи были связаны с тем, чтоб сын гомосексуалистом не вышел, а уж чего нет, того нет) - действие помещено в обстановку, где беспрепятственно бегают взбесившиеся овчарки Дзиндиза, подцепившие... "аризонское бешенство". Приученные к баночному пиву собачку вдруг обнаруживают агрессию, нападают на школьников, на хозяина... Не знаю, как широко распространена в Латвии "аризонское бешенство", но символика выглядит чрезвычайно искусственной, тем более что основной семейно-любовный конфликт никак в итоге не разрешается.

Вспомнилось мне, как на пике развала коммуно-православно-фашистской империи зла вышел фильм Дмитрия Светозарова "Псы" - и все на него ринулись, хотя сеансы считались "коммерческими", то есть стоили по полтора рубля без льгот против 10-30 копеек за "обыкновенное" кино. И вот почти через тридцать лет после возвращения независимости в Латвийской республике за достижение почитаются картины, уступающие даже тем, что знаменовали собой деградацию прежнего, советского кинематографа, да и "объемы почти как на "Рижской киностудии" становятся предметом национальной гордости, что тоже удивительно.
маски

"Орбита 9" реж. Хатем Храиче, 2017

Фильм успели эксклюзивно прокатать в "35 мм" незадолго до пожара, но я его и там не посмотрел, не особо огорчаясь - а тут и телепоказ не заставил себя ждать, хотя запросто можно было обойтись и без "Орбиты 9". Героиня фильма Элена живет в капсуле, направляющейся к планете Селеста - одна, родители давно "сошли", чтоб зря не расходовать кислород и дочери хватило воздуха дотянуть до причала. Однажды в капсуле появляется инженер Алекс - его корабль пристыковался, чтоб исправить неполадки, и поскольку Элене еще много лет предстоит одиночное путешествие, она практически вынуждает Алекса провести с ней ночь. После чего Алекс возвращается и забирает Элену с собой, ведь на самом деле она никуда не летит, но сидит в модуле-имитаторе и ученые над ней ставят эксперимент, собирая данные для только еще предстоящих экспедиций.

С самого начала вызывает подозрение, что обстановка "космического корабля" уж больно смахивает на театральную декорацию или недорогой сериальный павильон - впрочем, "реальная жизнь" вне стен "капсулы" выглядит у создателей испано-колумбийской копродукции ненамного богаче. Алекс и Элена, конечно, друг друга полюбили с первого секса, но Элену волнуют обитатели оставшихся девяти модулей, такие же "подопытные крысы", как она - правда, не так сильно волнуют, чтоб ради них все бросить и побежать открывать другие "скиты". Кроме того, героиня выясняет, что она... клон. И опыты нужны, потому что запуски настоящих межпланетных кораблей постоянно терпят катастрофу, а жизнь на Земле становится из-за плохой экологии и перенаселенности все менее выносимой, население перевалило за 8 миллиардов и океаны переполнились кислотами: "А ты когда-нибудь плавал?-Да, когда мне было лет шесть или семь.. Но мне не понравилось".

В общем, космос, клоны, до кучи экология - и проблема моральной ответственности ученого-экспериментатора, а заодно и лав-стори, и по всем пунктам - незадача. Персонажи вроде симпатичные - но какие-то бесстрастные, она-то ладно, что взять с клонихи, но и парень ненамного энергичнее. Коль на то пошло, ученый-экспериментатор Уго, руководитель проекта, более одержим своей идеей, чем герои друг другом. Вместе с Кристин, своей шефиней, Уго, понятно, преследует Элену и Алекса, а те обретают приют у Алексова психотерапевта Сильвии, ну и ее подручные Уго пускают в расход, однако Сильвию почему-то не жаль, зря она что ли во время сеансов скрывалась за голограммой волчьей головы.

Еще хуже с биологическими "родителям" Элены - оказывается, все остальные девять подопытных клонов создавались на основе материала умерших, и только для одной девушки материал предоставили живые военные ученые. Поэтому когда "папа" собирается прибывшую в гости для знакомства с родителями девушку стреножить и сдать обратно в поликлинику для опытов, "мама" бьет "папу" по башке, освобождает "дочку" от пут и велит бежать поскорее.

Ну и неудивительно, что от такой "реальности" героине хочется поскорее затвориться обратно в капсуле, а не только потому, что ее эпидермис не выдерживает соприкосновение с атмосферой и солнечным светом, привыкший к искусственной атмосфере имитатора. Уго тоже доволен - Алекс и Элена уходят "в затвор", Элена ждет ребенка, и вопреки официальному запрету ученые смогут наблюдать, как в состоянии "полета" развивается плод, рождается и растет ребенок - при условии, поставленном Эленой, что ее чадо в скором будущем выйдет к людям и не повторит судьбу матери.

Поразительно, насколько честно при таком научном фанатизме повел себя Уго - в эпилоге из капсулы "орбиты 9" выходит на свет Божий подросшая девочка, дочка Алекса и Элены. Уго встречает ее уже старенький, седенький - стало быть, за прошедшие годы, а вернее, десятилетия, в настоящий космос, ни к какой спасительной Селесте, никто так и не улетел, восьмимиллиардное человечество по-прежнему сидит в своем говне и плещется в кислотах. Но и не помирает, зараза - значит, не все так плохо на грешной Земле-старушке. Спрашивается - на кой тогда все жертвы, за что погибли мухи, ради чего трудились ученые и коптились подопытные? Ради чистоты эксперимента?
маски

"Твое имя" реж. Макото Синкай

Неправильно рассчитал "стыковочные" сеансы и мультик увидел не с начала, но вроде бы как-то въехал в сюжет. Юноша Таки из Токио чудесным образом регулярно "меняется телами" с девушкой Мицухой из городка Итомори. Потом, после пробуждений, он зарисовывает ландшафты, которые наблюдал во время "обмена". С помощью своих перевоплощений Таки пытается наладить отношения с другой девушкой, которую когда-то любил, но понимает - ему нужна Мицуха. А попытка ее отыскать в реальной жизни открывает страшную правду: Мицуха и сотни ее земляков погибли три года назад при падении метеорита, оторвавшегося куска кометы, прилетающий раз в 12 000 лет. Вся вторая половина мультика посвящена стараниям Мицухи и ее друзей спасти город от кометы вопреки противодействию отца-мэра и остальных "официальных лиц" - комета, конечно, все равно прилетит, и метеорит упадет, но людям удастся выжить благодаря Мицухе. Как водится у японцев, хвост кометы прорисован тщательнее и колористически богаче, чем лица героев, фабула с обменом тел и путешествиями во времени чересчур путаная, а при этом любовная интрига совсем уж примитивная, и сейчас в мировом кино очень распространены, до навязчивости, сюжеты с поиском героев друг друга "через годы, через расстоянья"; плюс какие-то синтоистские штучки с ритуальной символикой (даже сакэ просто так не выпьешь, это непременно обрядовое действо, обставленное кучей церемоний) - но я не фанат анимэ, плохо вникаю в такую стилистику, с учетом чего "Твое имя" я посмотрел по крайней мере без скуки и напряга.