Category: компьютеры

маски

"Проза" В.Раннева в "Электротеатре Станиславский", реж. Владимир Раннев

"Это надо видеть" применительно к опере, хотя бы и современной - небесспорный комплимент, и тем не менее: пожалуй, на всю Москву сейчас едва ли сыщется музыкальный спектакль более технически изощренной выделки, построенный на сочетании сценографического решения, невероятного света, компьютерной анимации, визуальных технологий и "живого плана". Между тем "Проза" - в первую очередь все-таки опера, то есть музыка. В "квартете" солистов "запевалой" служит Сергей Малинин, известный так же как "последний сверленыш" из оперной пенталогии "Сверлийцы"; несколько девушек из труппы Электротеатра составляют "хор"; артисты работают без инструментального сопровождения, а капелла, и без дирижера (музыкальный руководитель постановки Арина Зверева). Они поют текст фрагментов чеховской "Степи", а разыгрывают сюжет мамлеевского "Жениха", текст которого в свою очередь воспроизводится компьютерными титрами на экране вместе с анимацией, в "пузырях", идущих от нарисованных персонажей, что придает компьютерной картинке сходство с комиксом. Сочетание, даже столкновение, парадоксальное - формально работающее отлично, на содержательно уровне, правда, уследить за параллелями или, вернее, за "контрапунктом" смыслов проблематично, у меня было ощущение, что мозг, если вспомнить словосочетание из школьного курса физики (и тогда мне не очень понятного, сейчас тем более, но вот застрявшее в мозгу), "бомбардируют электронами" - ну дак на то и не простой, а "электро" театр.

"Степь" Чехова я, как ни странно, сравнительно недавно перечитывал по одной (тоже театральной) надобности; рассказ Мамлеева "Жених" мне до сих пор не попадался на глаза и даже перед спектаклем я знакомиться с ним не стал, прочел уже после, но может быть стоит это сделать заранее, а может быть и нет, чтоб не сбивать настрой и не предвосхищать развитие незнакомого (если он незнакомый) сюжета. Сюжет же сводится, вкратце, к тому, что водителя грузовика Ивана, превратившего в кучку мяса и костей семилетнюю девочку Надю, родители погибшей Нади пожелали "усыновить". Иван и сам был сиротой, в лагере после суда ему пришлось не по душе, ну и пристроился, отъелся, зажирел до того, что в семье Нади стал тираном и чуть ли не божком себя возомнил. Лаконично изложенная "черная" фантасмагория Мамлеева в написанной на текст Чехова партитуре Раннева, который сам собственную оперу и поставил как режиссер, музыкально реализована в прихотливой полифонии голосов, возносящихся в молитвенной интонации и нисходящих в рыданиях. Конструкции в этой полифонии разнообразные, но принцип их построения един и, положа руку на сердце, за час двадцать малость приедается, а не утомляет благодаря разнообразию видеоряда.

При этом артистам "живого плана" много двигаться не приходится - они неожиданно, волшебным образом (художник по свету Сергей Васильев - виртуоз) возникают в скупых статичных мизансценах, не подвергающихся трансформации, вместо них трансформируется постоянно пространство вокруг, за счет прежде всего, системы экранов, компьютерной анимации, но также и более традиционной "смены декораций": к финалу задник "черной коробки", фантазийный, но все-таки составленный из нарочито сниженно-бытовых предметов, подушек и простыней (художник Марина Алексеева) рассыпается, открывая псевдоклассическую, какую-то прям "музейную" колоннаду с фризом и портретами в золоченых рамах, где и воцаряется "божком" отъевшийся "сирота" Иван, "не убивец, но жених Наденьки", соприкоснувшийся с нею и соединившийся, стало быть, навеки; а "черный ящик" сцены затягивается по периметру расписным занавесом-коллажем.
маски

помогите! сломался компьютер!

Отвалилась штучка, соединяющая экран с клавиатурой. Соответственно я остался и без возможности писать, и без интернета! Нетбук давно уже барахлил, но я надеялся, что до конца жизни мне его хватит - надежда не оправдалась. Мне пока дали во временное пользование ноутбук, чтоб я не выпадал совсем из жизни, но его мне придется вернуть, и в любом случае архивные материалы пропадают в моем собственном компьютере. В компьютерных фирмах меня наверняка обманут и обсчитают, да еще и напортачат чего-нибудь. Если кто сумеет помочь в "полевых условиях" или хотя бы вытащить информацию, оставшуюся в сломанном компьютере (она мне очень нужна, особенно архив текстовых файлов) - откликнитесь, пожалуйста!
маски

"Убрать из друзей" реж. Леван Габриадзе

Очень меня удивило, когда "Убрать из друзей", о котором писали как о безусловном кинохите и лидере проката в США, по Москве пошел минимальным количеством экранов и сеансов, меньшим, чем пускают даже документалки. Правда, я еще и недоумевал при этом, зачем в кино идти картину, все действие которой происходит на мониторе компьютера - не лучше ли сразу посмотреть ее на маленьком экране, того же компьютера или телевизора? Но вот почти сразу фильм показали по ТВ, и там тоже, оказалось, не канает: переписка персонажей в интернете, естественно, русифицирована, а быстро мелькающий мелкими шрифтом текст с телеэкрана тоже считывать неудобно, да и в принципе как-то странно, даже глупо выглядят буквы и мелкие картинки скайп-конференции, перемежающиеся строками текста, из которых, собственно, целиком состоит бекмамбетовского розлива продукт - при том что кино же не экспериментальное по задачам, не артхаусное и не авангардное, но абсолютно жанровое и коммерческое: банальный, в сущности, триллер про призрака школьницы, который убивает одного за другим однокашников-обидчиков, сначала угрожая им и понуждая к раскаянию опять-таки посредством злополучного интернета, через который ее и обидели, разместив видео, где девушка Лора обосралась на вечеринке пьяная, после чего бедняжка вынуждена была покончить с собой.

И вот эта самая Лора под ником Билли и безликой иконкой с отсутствующим фото вторгается в общение друзей, "убирая" их по очереди, а те безуспешно пытаются обратиться в полицию и службу спасения, но я так и не понял, почему бы им просто не выключить компьютер и не пойти погулять. Смотрел и не мог взять в толк, что американские подростки (а явно не пенсионерки же сделали проекту кассу) могли для себя найти здесь интересного или хотя бы нового, если уж даже русские не нашли. С другой стороны, для американцев с их гиперчувствительностью, которые не знают, что такое прожить в говне и среди говна всю жизнь, наверное, помимо якобы "нестандартной" формы подачи, "Убрать из друзей" может зацепить спецификой исходного события - все-таки Лора, бедняжка, обкакалась по пьяни и следовало бы ей посочувствовать, а не глумиться и распространять компрометирующую запись, при том что Лора, как следует из диалогов персонажей в интернет-конференции, сама девочкой-ангелочком не была и всех доставала, но все-таки это не повод... Потому что вспоминая аналогичный случай, который мне лично довелось наблюдать сколько-то лет назад, и сравнивая, я думаю, что для русских подобный поворот сюжета в принципе невозможен, оттого и фильм их не увлекает. Однажды в Витебске во время "Славянского базара", когда все были, конечно же, пьяные, латвийский товарищ Юрис, который вообще-то гей, решил ради прикола переспать с одной коллегой-журналисткой из России, а та обосралась в постели, после чего Юрис сказал, что к бабам до конца жизни близко не подойдет, и еле-еле отбоярился от дежурных по этажу, требовавших заплатить за испорченный гостиничный матрас. А девушка, конечно, немножко огорчилась для приличия, но не так чтоб до смерти, я ее буквально на днях снова видел в театре - бодра и работает.
маски

"Любовь на кончиках пальцев" реж. Режис Руансар в "35 мм"

Один из моих любимых анекдотов:
- Вы с какой скоростью печатаете?
- Тысяча знаков в минуту.
- Что, правда?!
- Правда. Но такая херня получается!

Фильм "Любовь на кончиках пальцев" - в сущности, конечно, херня: стилизованное ретро, в котором давно стертые клише романтической комедии приложены к штампам, характерным для специфического жанра "спортивной драмы", только в качестве "спорта" здесь выступает не бокс какой-нибудь (а параллели с боксом присутствуют), но машинопись. Проделана эта операция, надо отдать должное, с такой беззастенчивостью, лихо, и в то же время со вкусом, что киношка смотрится вполне даже миленько.

1959 год, послевоенная Франция. Роза (Дебора Франсуа) - простушка из глухомани, дочка мелкого лавочника, самостоятельно выучившаяся печатать на машинке двумя пальцами, зато быстро, и подумавшая, что с таким умением, чем замуж за сына автомеханика выходить, она сможет стать секретаршей. Владелец страховой конторы (Ромен Дюри) тоже так посчитал, но ему захотелось, чтобы Роза победила на соревнованиях по машинописи. Я никогда в жизни не слышал, чтоб проводились подобного рода состязании, тем более в масштабах мирового чемпионата, наверное, сценаристы придумали, хотя не знаю точно, но героиня фильма становится сначала становится первой машинисткой своей страны, а затем и мира, победив в неравной борьбе американку и поставив новый рекорд - 516 знаков в минуту. Разумеется, с шефом-страховщиком у нее любовь, и непростая, поскольку девушка с амбициями, да без задней мысли, а парень пускай и не сволочь, да себе на уме, и романтическая интрига развивается несколько путано, иррационально - зато неуклонно движется к счастливому финалу, когда шеф и жених прибывает на нью-йоркский мировой чемпионат как раз к последнему туру финала, бьет по морде спонсорского сынка, чей папаша нажился на продаже розовых пишмашинок, вдохновляет любимую поцелуем - ну и все, дело решенное.

Можно умиляться одной только нарочитой (иной раз, правда, чересчур заметно нарочитой) наивности сюжета, но кроме того, сам образ пишущей машинки лично во мне вызывает вполне определенные воспоминания - даром что ли три года я ходил на курсы машинописи при школьном УПК и закончил их с отличием? Видимо, я как раз то последнее поколение, которое прежде чем пересесть на компьютеры, училось печатать на машинках, в моем случае - не на электрических даже, а еще на механических! Так что когда я позднее в редакции или другом публичном месте стучал по клавиатуре - сбегаются смотреть, откуда шум: удар отработан на ять, коллеги всегда опасались, что я раздолбаю клавиатуру, на домашнем же моем старом компьютере клавиши - чисто белые, все буквы от молотьбы стерлись. Ну и печатают обычно журналисты четырьмя, а то и двумя пальцами - а я все-таки освоил слепой десятипальцевый метод, не на уровне героини фильма далеко, и тем не менее. В общем, не повторяя за Гришковцом, в "Прощании с бумагой" пропевшему пишущей машинке целую оду, я бы сказал, что компьютер, пусть и удобнее намного, а совсем другое дело. Для пишущих машинок, хоть в шутку, а писали композиторы сочинения музыкальные, соло с оркестром - кто напишет для компьютера? Впрочем, компьютеры сами себе напишут, и сыграют, и оценят - так ведь то-то и оно. С компьютерами (а еще с ксероксами и принтерами, ведь машинки выполняли еще и множительную функцию) жизнь стала безусловно удобнее, но стала ли лучше - большой вопрос, и утрата культуры, даже искусства машинописи (а это и культура, и искусство - как, например, каллиграфия) компенсировалась ли адекватными приобретениями? Это как в другом моем любимом анекдоте:

- Неправда, что технический прогресс не способствует снижению преступности, есть конкретные примеры.
- Какие же?
- С развитием автомобильной промышленности практически исчезли конокрады!
маски

"Буря" реж. Джули Теймор в "35 мм"

Вульгарное фэнтези - но я и не ждал ничего другого, это было понятно из ролика. Зато и после просмотра совершенно непонятно, в чем же заключался концептуальный смысл смены пола главного героя - только ли для того превратили Просперо в Просперу, чтоб ее сыграла Хеллен Миррен? Ну так не стоило, роль Миррен - обычная, нормальная, не позорная, но и не выдающаяся. А адаптированный сценарий все равно изобилует логическими противоречиями, которые режиссер то ли не смогла, то ли не пыталась прикрыть, вроде того, что Миранда говорит: мол, до сих пор не видела женщин, или Калибан утверждает, что видел только одну, Миранду - а Проспера, что же, не женщина?

Не особенно яркий, но смазливый и юный, уже потому трогательный Фердинанд (Рив Карни), забавные Тринкуло и Стефано (Рассел Брэнд и Альфред Молина удачно сыграли эпизодических гротескных персонажа), но совсем невыразительные короли (Крис Купер, Алан Камминг), невнятный Калибан-Джимон Хунсу - чернокожий, покрытый коростой (черному вроде по сегодняшним понятиям положено сочувствовать, но в отличие хотя бы от "Венецианского купца", где образы можно трактовать по-разному, Калибан - однозначно чудище, так что сказочка выходит неполиткорректная), и ну абсолютно никакая Миранда (Фелисити Джонс). Ординарные, в духе малобюджетных киносказок, компьютерные спецэффекты, применительно к шекспировской "Буре" имеют вид ну просто удручающий. Обиднее всего за Бена Уишоу: возможность видеть его - радость редкая, но тут он, дорисованный и размноженный на компьютере бесполый голожопый Ариэль, отталкивает или, в лучшем случае, вызывает жалость.
маски

"На игре" реж. Павел Санаев

Предыдущие два полнометражных фильма Санаева были по жанру ближе к социальной драме, то есть "Нулевой километр" и был социальной драмой в чистом виде, разве что с криминальной подоплекой, а в "Последнем уикенде", за отзыв на который мне в свое время от Санаева досталось, хотя и немало характерных примет экшна, но общий расклад, да и композиция (все происходящее подается лишь как возможный, но не совершившийся вариант) уводит в плоскость не то что даже драмы, а прямо-таки притчи с прописной моралью: дети, не ходите играть на стройку. Зато "На игре" - такой боевик, что "Горячие новости" и "Запрещенная реальность" отдыхают. Кадры мельтешат - аж в глазах рябит, звук долбит по мозгам, все мчится и стреляет, а что к чему - поди еще разберись. Не мной и не сейчас замечено, сколь страшен русский боевик, бессмысленный и беспощадный. Однако не дают Санаеву лавры продюсера Егора Кончаловского, и писательской славы ему мало.

Чтобы хоть как-то сориентироваться в сюжете, мне пришлось собирать и выстраивать отдельные элементы его структуры (если в этом хаосе присутствует хоть какая-то структура, не самоорганизующаяся из случайного набора, но сознательно заложенная авторами) самостоятельно. Возможно, я что-то упустил и где-то ошибся, но в общих чертах картина вышла следующая. Некий бизнесмен (его снова играет Виктор Вержбицкий, за последние года три-четыре превратился уже в маску дель арте злодея-олигарха - а ведь такой классный и разноплановый актер!) обладает технологией получения водорода с помощью палладия, но если водород - ресурс неисчерпаемый, то палладий надо где-то доставать, и желательно с минимальными затратами. Для этого бизнесмену нужен марионеточный режим в Боливии, где этого палладия - как грязи, но правительство несговорчивое. Он находит более удобного потенциального диктатора, и в помощь ему нанимает банду кавказцев-головорезов - голов примерно 50. Это одна часть истории. Другая связана непосредственно с геймерами. Команда любителей компьютерных игрушек в качестве приза за победу в чемпионате получает диски, которые, оказавшись в компьютерах, вызывают полный коллапс техники, зато передают ее владельцам неизвестного происхождения и природы суперсилу, после чего геймеры приобретают возможность уже не на экране, а по жизни побеждать в "рубилки", "мочилки" и как их там еще - чем сразу же начинают пользоваться, сначала по мелочи, а потом вовсю. Случайно (в "На игре" вообще столько случайного, что уже непонятно, как нечто подобное, даже если принять условия игры за чистую монету, могло-таки произойти) главный герой ведет свою сокурсницу в кафе, где та становится жертвой домогательств кавказцев, разгорается ссора, герою с помощью суперсилы удается джигитов уделать, а те в отместку готовы его заживо в печке зажарить, печка же располагается на автобазе, где кавказцы не только торгуют под прикрытием ментов угнанными машинами, но и прячут тех самых боевиков, что готовы отправиться в Боливию сажать на трон "палладиевого короля". И поскольку боевики, попав под горячую руку разгулявшихся геймеров, все как один полегли на месте, хитроумный бизнесмен под видом спецслужбы формирует новый отряд уже из них самих. А пока дело до Боливии не дошло, поручает им убрать конкурента, готового со своей стороны контракт с Боливией заключить. Что было дальше - неизвестно, поскольку Санаев в феврале следующего года еще и продолжение выпустить планирует, но самое забавное - все это происходит в Нижнем Новгороде. А боливийцы-то и не знают, где их судьба решается!

Отождествление виртуальной игровой реальности с реальностью бытовой и повседневной - фишка сейчас модная, уже слегка даже поднадоевшая. И не сказал бы, что куда более опытный в таких делах Голливуд использует ее блестяще - последние образцы ("Геймер", "Суррогаты") особого восторга не вызывают, но и рядом с ними "На игре" смотрится как-то уж совсем убого. Молодые актеры - небездарные, некоторых из них я видел на театральной сцене и в других фильмах - вышли совсем безликими, мэтрам (Вержбицкому-злодею, Скляру-его конкуренту, в конце убитому, Трухину-соглядатаю и т.д.) просто нечего играть. От вездесущей Агнии уже с души воротит. Но недостоверность бытовая и психологическая не идет ни в какое сравнение с откровенно фантастическими идеями, без которых фильма просто не было бы.

В сюжете фильма присутствуют как минимум два фантастических момента, связанных а) с водородно-палладиевой энергетикой (я, конечно, не химик и не физик, но люди добрые, что ж это делается-то?!) и б) с передачей сверхспособностей компьютерного героя реальному живому человеку через компакт-диск. Степень связи этих двух моментов я тоже, признаться, уловил не вполне - то ли эффект обретения особой силы был в основе своей случайным, и злодеи решили им воспользоваться уже задним числом, чтоб не пропадало, значит, то ли сами все подстроили, и если подстроили, что скорее всего, то опять-таки непонятно, на каком этапе - изначально ли программу таким образом разрабатывали, или, что называется, просто повезло.

Но допустим, со всем прочим примириться, а я вот о чем подумал на досуге - если ради того, чтобы из водорода получать энергию, надо с помощью компьютерных супергероев из Нижнего Новгорода устроить переворот в Боливии - может, дешевле выйдет из кремня искры высекать?
маски

"Луна" реж. Данкан Джонс (ММКФ)

Сэм Белл отбыл вахту на Луне, откуда Земля научилась добывать и поставлять необходимое ей для выработки энергии сырье, и через две недели готовится отбыть домой, где его ждет жена Тесс и маленькая дочь Ева. Но неожиданно попадает в аварию. Придя в себя, он обнаруживает, что его единственный сосед по лунной базе, компьютер Герти, не хочет выпускать его из медицинского бокса, и при этом напрямую общается с Землей, хотя до этого ему всегда говорили, что возможно только передача файлов в записи. Сэму все-таки удается выйти за пределы базы где он на месте аварии обнаруживает полубезжизненное, но еще не совсем мертвое тело. И в этом теле узнает самого себя.

Клоны уже стали полноправными героями произведений литературы, кино и театра, причем не только в массовых жанров. С одной стороны - соответствующие сюжеты новых "Чужих" и "Звездных войн", с другой стороны, скажем, пьеса Кэрил Черчилл "Количество". Но "Луна" Джонса - ни то и не другое, это очень-очень традиционное во всех аспектах, от сюжета до кинематографического решения, "философская фантастика", какая была популярна у советских интеллигентов. В основе сценария - явно какая-то новелла, источники вдохновения вполне очевидны: литературные - Шекли, Азимов, Лем; киношные - Кубрик, отчасти, но в значительно меньшей степени, Тарковский. Никакой метафизики, никаких недомолвок, загадка с двойником разрешается просто и рационально. На рабочей лунной базе - целый запас клонов, когда одному приходит время "отправляться домой", его утилизуют и "размораживают" следующего. А тут вдруг в результате небольшой аварии предшественник и преемник встретились. Сначала, как водится, поскандалили в духе "это не я выгляжу как ты, это ты выглядишь как я!", потом, наоборот,подружились и придумали, как одному из них, кто поздоровее, вернуться на землю и рассказать правду.

Собственно, в этом и есть самое слабое место фильма, и даже Сэм Рокуэлл в главной и, по сути, единственной роли, благо все прочие персонажи присутствуют в лучшем случае как виртуальные картинки из видефайлов, а единственное, помимо героев-клонов, действующее лицо непосредственно в фильме - компьютер Герти, которому лицо заменяют выводимые им на экране в зависимости от эмоциональных состояний смайлики. Для Рокуэлла это, по факту, "монофильм", и ему здесь есть где развернуться - ведь персонажей у него несколько, и хотя они все на одно лицо, взаимоотношения между ними развиваются отнюдь не просто - в какой-то момент двое друзей решают ввести в строй третьего клона и подставить его, но, ощущая между ним и собой родство, меняют решение. Намного интереснее тут был бы конфликт между человекообразным клоном и компьютером - но с Герти у "сэмов беллов" полное взаимопонимание, он даже помогает им вопреки указаниям с Земли, подсказывает, что надо делать, и перезагружается, дабы скрыть от "спасательной команды" то, что происходило на базе. Еще любопытнее было бы развить историю между клонами и "настоящим Сэмом Беллом", чьи "отредактированные воспоминания" несут в себе герои фильма. Вне базы клону удается связаться со "своей" семьей и он узнает, что жена Тесса, с которой он обменивался такими трогательными видеопосланиями, уж несколько лет как умерла, а дочка Ева - почти взрослая, ей пятнадцать. Но в тот момент, когда Ева готова позвать к компьютеру отца, клон вырубает связь. Понятно - он не хочет иметь дело со своим "прародителем". Но тогда почему он так стремиться "вернуться" на Землю, где на самом деле никогда и не был? В финале оказывается - чтобы дать показания против корпорации, которая незаконно использовала клонов на лунных работах, и только-то, и вся тайна "обратной стороны Луны"! То есть вместо проблемы человек-компьютер или человек-клон фильм ставит проблему "человек-корпорация", в самом банальном левацко-интеллигентском духе, причем подменяя человека клоном. И кстати говоря, вне социального контекста совершенно непонятно, каков в обрисованном авторами фильма мире юридический статус клона, если уж он показания имеет право давать.
маски

в нашем доме мыши поселились и живут, живут!

У меня снова проблемы с мышью. Но на этот раз не с компьютерной. Хотя с компьютерной тоже - я так и не купил новую мышку и прежняя продолжает меня терзать:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/645983.html?nc=14

Но к механической мышке теперь прибавились живые. В этой квартире мыши жили и раньше, еще до того, как я сюда переехал, с ними воевала мама:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/108800.html?nc=3

Потом их долгое время не было. А теперь, после того как в бывшем продуктовом магазине, располагавшемся прямо у меня за стеной, начали делать ремонт, мыши со склада, где они, видимо, гнездились, переползли ко мне.

На самом деле, не любя животных вообще, почему-то именно к мышам теоретически я отношусь не без симпатии. И, пожалуй, не имел бы ничего против, если бы эти мелкие существа тихо жили поблизости. Но они не хотят жить тихо и наглеют день ото дня. Бегают ночами под полом, пищат, возятся. А еще эти сволочи жрут мою еду! Я же привык разбрасывать ее где придется - а мыши забираются на кухонный стол по проводам холодильника и нахально там хозяйничают, даже не спешат скрыться, когда я захожу. Если так пойдет дальше - все будет как в фильме "Уиллард". Я попросил маму посыпать по углам отравы - но что-то на мышей она не действует, они только страх теряют.
маски

"Особо опасен" реж. Тимур Бекмамбетов

По-моему, это ужасно. Я слишком люблю "Дневной дозор", чтобы отнестись к этому бессмысленному мультику хотя бы лояльно, не говоря о большем. Если бы не замечательный Джеймс МакЭвой и не музыка Дэнни Элфмана (постоянного "соавтора" Тима Бартона), смотреть "Особо опасен" вообще не было бы никакой возможности. На что смотреть-то - на летящие пули, выполненные в компьютерной графике и фактически вытеснившие из кадра человекообразных персонажей? Нет, конечно, кому и "Спиди-гонщик" - интересное кино, но мне совершенно неинтересны эти тупые мультяшные стрелялки и гонялки, а больше в новом опусе Бекмамбетова нет ничего. Анжелина Джоли снова играет киллершу, Морган Фримен - опять в роли всемогущего босса, и если Фримен позволяет себе халтурить, то Джоли из кожи вон лезет, но когда таланта нет, старания оборачиваются еще большей неудачей. Идея-то ведь небезынтересная, пусть и не слишком свежая: издавна в мире существует Братство Ткачей, которое занимается, грубо говоря, "отстрелом" людей, нарушающих равновесие добра и зла в мире. Герой МакЭвоя - замученный комплексами офис-менеджер, которому девушка, далеко не красавица и дура полная, изменяет с другом по работе, а этот "друг" еще и берет у "рогоносца" деньги на презервативы. Конечно, герою, который вырос без отца, приятно узнать, что его папа был не каким-то там забулдыгой, а супер-киллером, спецом по отстрелу выбранных ткацким станком судьбы негодяем (еще бы он летчиком-испытателем оказался, ага), и погиб от руки одного из предателей клана. Чтобы отомстить за отца, рохля проходит школу юных киллеров, учится у Джоли стрелять так, чтобы пуля огибала препятствия на пути к цели, а у Хабенского - по-быстрому восстанавливать организм в подобии парафиновой ванны. Ну а потом, когда герой убьет предателя, конечно, окажется, что его отцом как раз был убитый, а лидер Братства (Фримен) его просто обманул, чтобы избавиться от угрозы разоблачения, потому что злоупотреблял положением и обманывал даже "станок судьбы" как раз он, а не отец героя. Но идея сначала реализована в слабый сценарий, а затем пересказана режиссером мутно, невнятно и без всякого интереса к сути, зато с максимальной сосредоточенностью на технической стороне дела, то есть на спецэффектах. Мне эти пресловутые "спецэффекты" даже в моем любимом "Дневном дозоре" были поперек горла, но все-таки там они работали на метафору борьбы "темных" и "светлых", да и не в этой борьбе даже было самое главное, а в том одиночестве, тревоге, страхах, которые испытывает внешне благополучный житель большого города, будь то Москва, Нью-Йорк или любой другой мегаполис. МакЭвой сыграл эту тревожность, пожалуй, еще лучше, чем Хабенский - но растратил свой талант в данном случае в пустую. "Особо опасен", по сути, недалеко ушел от концепции "Дневного дозора" в основе своей, но и рядом с ним не стоял по уровню ее воплощения. Да что там говорить, если даже Жанна Фриске, уж прямо скажем, не великая актриса, в сравнении с Анджелиной Джоли просто Сара Бернар. Джоли не спасают даже татуировки на ее роскошном теле, если это тело, как и все остальное, тоже не на компьютере нарисовано. Рожала бы она почаще - может, снималась бы поменьше, рожать-то у нее лучше получается.
маски

и снова конец света

Перегорела одна из трех лампочек в комнате. Я попытался ее вывернуть и она лопнула у меня в руках. В прошлый раз в похожей ситуации я пробовал выковыривать застрявшую часть лампочки стамеской:

http://www.livejournal.com/users/_arlekin_/164981.html?nc=51

Этот опыт я повторять не стал, да у меня и стамески больше нет. У меня вообще нет ничего, что могло бы облегчить мне постоянную войну за выживание в собственной квартире, где восстание машин и конец света - явление повседневное:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/510046.html?nc=17

Достать обломок лампочки я попробовал тем немногим, что имеется под рукой: маникюрными ножницами, пинцетом - ничего не вышло, только стеклянные крошки, которые отламывались от края застрявшей в патроне лампочки, насыпались мне на кровать. Тогда попробовал выкрутить этот обломок, ухватившись за оставшуюся сердцевину - и меня почему-то ударило током, хотя, помня про историю трехлетней давности, на этот раз я не забыл повернуть выключатель. Я разозлился и решил выкрутить остаток лампочки вместе с патроном - но оказалось, это невозможно, потому что мешает плафон, он узкий и в него рука не пролезает, а если не ухватиться за что-то изнутри, ничего не выкручивается. В перчатках я кое-как все-таки зацепился за патрон с обратной стороны плафона. Когда выкрутил тот, в котором лопнула лампочка, люстру перекосило до такой степени, что спешно пришлось выкручивать остальные два. Убив на это дело почти час, я попытался включить оставшиеся целыми две лампочки - но, видимо, повредил проводки, когда выкручивал плафоны.

Теперь у меня в комнате вообще нет света. Единственный его источник - телевизор. Но с ним тоже проблемы. Из четырех каналов, которые он ловит, до вчерашнего дня нормально показывали только два - Первый и ТВЦ. Вчера вечером после многочисленных жалоб от жильцов дома приходили антеннщики, сползали на крышу и что-то "починили". Теперь можно смотреть НТВ и "Россию", но ТВЦ исчез совсем, а на Первом все расплывается до такой степени, что когда я пытался смотреть "Голливудских ментов", с трудом отличал Джоша Хартнета от Харрисона Форда.

Компьютер окончательно сошел с ума и уже почти половину рабочего стола у меня занимают невесть откуда повыскакивавшие панели - как их убрать, я не знаю.

Кстати, тот дяденька из "ночного дозора", который приходил по моему вызову два года назад, больше не работает, а с новыми, боюсь, будет сложно договориться.