Category: игры

маски

"Розенкранц и Гильденстерн", ТЮЗ им. А.Брянцева, СПб, реж. Дмитрий Волкострелов

В том формате, где работает Волкострелов, "Розенкранц и Гильденстерн" должен считаться образчиком совершенства - с одной стороны; с другой, как ни странно, в сравнении с большинством предыдущих его опусов "Розенкранц и Гильденстерн" сколько-нибудь терпеливому неофиту тоже, пожалуй, поперек горла не встанет. По крайней мере актеров здесь видно и слышно, они разговаривают, а иногда даже поднимаются со стула и отходят к стене, их речь членораздельна и осмысленна. Волкострелов берет ситуацию шахматного матча Карпов-Каспаров, в 1984-85 гг. растянувшегося на несколько месяцев и прерванного без объявления победителя. По возрасту Волкострелов вряд ли помнит, как в перерывах между выпусками "Сегодня в мире" и британскими телефильмами про мисс Марпл ежедневно ЦТ СССР давало сводки состязания - а я помню, и хотя шахматами никогда не интересовался, меня передвижение магнитных фигурок на вертикальном табло по малолетству занимало. Волкострелов "занимать" никого не собирается, но и совсем уж тоску нагонять на этот раз не хочет. Он помещает противников по шахматам в структуру пьесы Стоппарда "Розенкранц и Гильденстерн мертвы", вернее, Стоппард второстепенных шекспировских персонажей выводил на первый план, "укрупнял" и достраивал им драматургию, не прописанную у Шекспира, но в рамках обозначенной первоисточником сюжетной канвы с ее фатальной для всех, включая Розенкранца с Гильденстерном, развязкой; а Волкострелов их из этой структуры извлекает, чтоб надстроить поверх свою.

Идея, по совести сказать, не самая свежая - мне попутно вспомнился имевший хождение лет пятнадцать назад в театральной среде прикол насчет Ромы Розенкранца и Гриши Гильденстерна, но для Волкострелова, понимаю, это, во-первых, мелко, а во-вторых, рискованно. Он выходит на обобщения куда более высокого порядка. 1984-85 год - закат СССР, обратный отсчет пошел. Два молодых актера за шахматной доской с осторожной оглядкой на прототипов (голоса шахматистов в записи иногда пробиваются: утомленно блеет официозный Карпов, дерзкий молодой Каспаров заявляет о себе) не двигают фигуры, но поначалу, как у Стоппарда в пьесе, бросают монету, играют в орлянку: шахматы - рациональная, интеллектуальная игра, орлянка - игра случая, Волкострелов их уравнивает. Далее партии, хронометрированные субтитрами, наполняются диалогами самыми разнообразными - от цитат из лесковского "Левши" до позднесоветской пропагандистской публицистики, от аннотаций к классикам марксизма-ленинизма до анекдотов времен "развитого социализма". Романсы у Волкострелова, случалось, пели, жареной картошкой зрителя кормили, а вот анекдотов еще не рассказывали - смелый шаг радикального режиссера! Анекдоты, правда, с "бородой", из подборки газеты "Советская молодежь" 1988 года, но многим, видимо, пришлись по вкусу - в зале пару раз засмеялись. Когда это на спектаклях Волкострелова смеялись?! и не истерически, от безысходности, как на "Я свободен", к примеру, а честно, от души, потому что смешно, пускай это хотя бы всего лишь реприза "вопрос-ответ" в духе "армянского радио"?

Плюс нарочитые, хотя привычные для "постдраматического" театра паузы-цезуры, разбивающие синтагмы в самых неожиданных (провокационно, эффективно, но чересчур искусственно) местах - вплоть до "спотыкания" актеров между именем и отчеством того или иного исторического деятеля. Помимо датировки внутренняя хронология "действия" (а по волкостреловским стандартам происходящее можно вполне назвать "действием") обозначается еще и точным временем восхода и заката, как принято было прежде указывать в календарях. Вдобавок к цитатам литературным и публицистическим, шахматам и орлянке, вопросам и ответам непосредственно из пьесы Стоппарда (про которую не забываем) персонажи-визави играют в города СССР, перебирая то "миллионники" с указанием численности населения, то расстояния в километрах. СССР, как и героя Шекспира-Стопарда, обречен, еще не зная об этом. Матч не будет доигран, никто не выйдет из него победителем. Ну это на случай, если кто не знал этого без Волкострелова. Кто знал и помнит, может при желании оценить красоту игры - переключение света, жонглирование выдержками разнородного литературного материала, под конец еще и вопросами из т.н. "анкеты Пруста" на титрах, остающихся, что характерно, без ответа. Ну, в целом, Волкострелов ставит по Стоппарду: "Нервотрепка как вид искусства. Или просто везенье?"
маски

"Цензор" реж. Константин Шелепов ("Окно в Европу")

В условном киберпанковском будущем особую популярность и широкое распространение среди платежеспособных мужчин получают виртуальные игры "с полным погружением", где можно делать все, что угодно, с абсолютно подлинными ощущениями, но без юридических последствий, поскольку "это не люди, это всего лишь пиксели". Тем не менее уровень допустимого насилия и в виртуальной реальности строго контролируется специальными госорганами, особым подразделением, во главе которого стоит полковник Мордов, сам потерявший из-за этих игр дочь: "обыгравшиеся" подростки, уже не различая реальность и виртуальность, ее убили, а потом кто-то убил и подростков, концы в воду. Под Мордовым служат два супер-"цензора", напарника, сами виртуозные игроки, тестирующие готовый виртуальный продукт на уровень насилия: более спокойный Стас и совсем отмороженный Алекс. Начинается с того, что Стас с Алексом штурмом берут по подозрению в "превышении уровня допустимой жестокости" элитный" вира-клуб, и их самих обвиняют в "превышении полномочий". Чтоб сохранить отдел, Мордов должен "сдать" одного из "цензоров", а выбрать, кого именно, он предлагает посредством соревнования теперь уже бывших напарников: кто из них превзойдет другого по мастерству игрока, тот и сохранит место в отделе, а заодно и сам отдел.

Ну люди посмотрели Нолана, посмотрели Скотта, до этого, в детстве (продюсерский коллектив довольно молод по составу) еще и Верховена, собрали через интернет 60 000 евро и решили на них сделать "похоже". Картинка, не позволяющая отличить реальность, в которой живут персонажи, от пространства игр, откуда они почти и не вылезают, "кричит" о том, кто "Цензор" - большое, зрелищное, массовое кино. С расчетом, вероятно, все же в первую очередь на аудиторию, которая увлечена компьютерными играми. Я никогда, ни разу в жизни не играл ни в какую компьютерную игру - но даже я догадываюсь, что менять правила игры по ходу - нельзя, это грубейшее нарушение всяких правил. А именно так поступают авторы "Цензора": к середине вдруг оказывается, что на Мордова "сверху" надавили опять и требуют не одну, а две жертвы, поэтому вторым уйдет он сам, благо все равно кашляет кровью (в виртуальном будущем не побеждена чахотка?!), оставшийся из двух цензоров займет место Мордова. Ставки повышаются, но меняется и вектор развития сюжета. Вообще сложилось ощущение, что создатели "Цензора" сперва отсняли весь материал, затем частично смонтировали, и уже под черновую склейку сели сочинять сценарий... При этом без сценария, без сюжета вовсе "Цензор" много бы выиграл - понятно же, что в нем главное - "игровые" сцены, помещенные в различные условия, от условного средневековья до воображаемого будущего, с участием ряженых разного сорта - опять же от петлюровцев и зомби до нацистов и полицаев, от которых игрокам предлагается отбивать пленных евреев.

Может быть целевая аудитория, увлеченная компьютерными играми, оценит, с какой бесстыдной лихостью операторской и монтажной подан весь этот виртуально-игровой маскарад - но как кино "Цензора" смотреть мне было мучительно, кровоточивый Мордов и К измордовали меня вконец. Дело даже не в огрехах драматургии (хотя все эти перипетии с тем, что Алена, девушка Стаса, обращается за советом к Алексу, не зная о переменившихся его отношениях со Стасом, а Алекс из своих подлых соображений советует Насте "оцифроваться" и войти в игру, чтоб стать ближе к жениху... ну это и банально, и нелепо), но герои-то все-таки не на компьютере нарисованы, они не мультяшки, а на актеров, когда они выходят из виртуальных образов, страшно смотреть: Степан Бекетов (Стас) и Галина Сумина (Алена) просто безликие, Павел Михайлов (Алекс) в финале, когда его персонаж слетает с катушек окончательно и превращается в террориста, корчит такие рожи, что волей-неволей возникает желание - скорее б его "замочили" (оба актера, между прочим - питерской театральной школы, ученики Корогодского). Вместе с тем хронометраж картины - 132 минуты, и это самое непостижимое в ней, поскольку на исходе двух с лишних часов, после финального "я тебя люблю" на фоне пламенеющего заката прямо сразу может начинаться "Цензор-2", "Цензор возвращается", "Цензор и Робин", "Цензор против Джейсона".
маски

"Бегущий в лабиринте" реж. Уэс Болл, 2014

В прокате сознательно пропустил, да и по телевизору смотрел только потому, что некуда деться, когда валяешься днями безвылазно дома, прикованный к койке. Но в свете поставленных задач - фильм вполне адекватный, вероятно: подростки бегают по железобетонному лабиринту-трансформеру и стараются увернуться от выходящих на охоту по ночам гигантских членистоногих биороботов-"гриверов" - для компьютерной игры (при том что в основе - некий роман, и вышел уже сиквел, и еще будет) не так уж плохо, для кинофильма - конечно, не разгуляешься даже с учетом "рамочного" сюжета.

В лабиринт персонажей (вместе с запасом съестного) доставляет лифт, приходящий откуда-то снизу на лужайку, обсаженную лесом и обнесенную разъемной бетонной стеной. Когда там оказывается Том, он, ничего не помня про себя, выясняет, что мальчики прибывают сюда уже в течение трех лет, а самый первый, рассудительный и одновременно мускулистый негритенок Алби, у них теперь за главного. В течение трех лет сообщество оформилось в определенную структуру с разделением обязанностей, но костяк-актив микро-социума - "бегуны", каждый день отправляющиеся в лабиринт на поиски выхода и обязанные до темноты выйти обратно, чтоб не ужалил "гриверы", иначе их ждет мучительная смерть. На самом деле, и кое-кому это уже известно, выхода наружу через лабиринт нет. Но в любом случае с появлением Тома устоявшийся распорядок нарушается, "гриверы" начинают "жалить" и днем, Алби становится их жертвой, застряв в лабиринте, и наконец, лифт доставляет девчонку - первую за все три года - да еще с запиской типа "она последняя" впридачу.

Как-тор разномастные (полный набор интернационала) вьюноши три года жили в замкнутом пространстве без девчонок, и похоже что не приходилось им ни бриться, ни стричься, хотя за три года необходимость во многом должна была наглядно проявиться на взрослеющих мужчинах - при всей условности жанра молодежной антиутопии все это только для компьютерной игры и годиться, а для кино - ну совсем жалко смотрится, убедительность реакций, эмоций, поведения персонажей - нулевая, с этой точки зрения по сравнению с "Бегущим в лабиринте" и "Голодные игры", и "Дивергент", не говоря уже о "Посвященном", демонстрируют погружение в мир подростка бергмановскую глубину. К тому же и главный исполнитель Дилан О'Брайен в роли Тома - ничем не примечательный, типовой "из питомника" симпатичный юноша, нигде особо не засветившийся. Девочка Тереза (Кая Скоделарио) тоже не ахти, негритенок Алби (Амл Абин) внешне больно ладный, но и чересчур "положительный" сам по себе образ, и на первом плане оказываются два второстепенных активиста-антагониста, разумный, но решительный Ньют и агрессивно-конформный Гелли. В смысле кастинга тут тоже без откровений, хотя узнаваемые мордашки привлекают внимание: Ньюта играет Томас Сэнгстер (здесь он уже почти взрослый, а впервые ярко мелькнул еще в "Реальной любви" 2003 года и далее много где снимавшийся - от "Моей ужасной няни" до "Смерти супергероя"), как всегда выступающий в "позитивном" имидже, а Гелли - привычно отрабатывающий амплуа "мальчиша-плохиша" (еще со времен "Хроник Нарнии") Уилл Поултер. Второй хочет, чтоб все в пределах лабиринта осталось как было, и даже готов принести непослушных новичков в жертву шарнирным гигантам; первый склонен прислушаться к Тому и пойти за ним к выходу "другим путем", то есть используя устройство побежденных "гриверов"

Не обошлось явно без оглядки на "Повелителя мух", но "рамочный сюжет" уж больно убогий. Том с подружкой действительно не зря прибыли в "лабиринт" - они постепенно вспомнили, что участвовали в эксперименте "с другой стороны", то есть посылали мальчишек в ловушку и наблюдали за их самоорганизацией, а потом вдруг отправились к ним на выручку. Выбравшись из лабиринта, самые активные последователи Тома с ним во главе наблюдают голограмму дамочки, вещающей о том, как Землю выжгло Солнце, и эксперимент над мальчишками - часть программы по спасению и восстановлению человеческого рода, при последних словах для пущей доверительности голограмма пускает себе пулю в лоб, пока к ней в студию ломятся стреляющие автоматчики, противники корпоративных исследований. Попутно добравшегося до Тома и ужаленного "гриверами" Гелли убивают копьем, гибнет и самый невинный среди всех заметных персонажей, кучерявый толстячок, изготовивший трогательный сувенир для "забытых" родителей, но решивший передарить его Тому. Остальных забирает невесть откуда взявшийся спецназ на вертолете.

Однако последнее слово остается за "ожившей" голограммой - "они клюнули". Надо понимать, что все случившееся, включая запоздалое "пророчество" и явление "спецназовцев" - часть продолжающейся игры, организованной корпорацией "Порок", отсюда и своего рода пароль-напутствие, принятое в офисе корпорации, запомнившееся Тому по "прежней" жизни: "Порок - это хорошо". Я только не понял, "порок" - это уже в переводе, или в оригинале, или я неточно расслышал и они имели в виду "порог"? Но что же хорошего в "пороге"? Тогда уж лучше "порок"! Правда, ничего "порочного" в фильме про то, как мальчики-подростки три года сосуществовали друг с другом в замкнутом пространстве, фильм тоже не открывает.
маски

"Ральф" реж. Рич Мур

Пришел на "Облачный атлас", а он стоит в малом зале, сесть уже почти негде, а еще надо ждать, а тут как раз начинался "Ральф". До чего же прикольный оказался мультик, добрый такой (по хорошему, а не как у новорусского арменфильма), умный, трогательный. Напомнил "Корпорацию монстров", но там и помимо много чего откуда взято, все-таки люди по науке работают, а вместе с тем развитие событие на редкость увлекает. Ральф - громила из старомодной компьютерной игры, которой уже тридцать лет и в которую играют только очкастые девочки, потому что более современные игрушки оккупированы хулиганистыми мальчиками. Он, как все "плохие", ходит на собрание анонимных злодеев, но мечтает стать "хорошим", а для этого надо получить медаль. В своей игре не может, так что приходится лезть в чужую, суперпродвинутую, где экипированные бойцы сражаются против кибер-жуков под предводительством "железной леди" с трудной судьбой - ее свадьба сорвалась прямо в момент бракосочетания. Побившись с жуками и получив медаль, Ральф случайно залетает в игру для малышей, где гоняются на леденцовых автомобильчиках, и там знакомится с глючной девочкой Ванилопой, а Король Карамель им противостоит, не желая допускать Ванилопу до гонок. И вот я почти всегда предугадывая развитие событий в фильме или по крайней мере формируя по ходу набор версий, одна из которых непременно срабатывает, в жизни не подумал бы, что Король Карамель - тот самый беглец Турбо, из-за которого много лет назад закрыли одну игру, потому что он переместился в соседнюю - а ведь можно было предположить, про Турбо поминутно говорят с самого начала. Но столько поворотов сюжета - едва успеваешь следить за тем, что происходит в текущий момент, а не то что вперед забегать. И не только в сюжете дело, сам виртуальный мир компьютерных игр придуман и нарисован феерически, чем опять-таки напоминает "Корпорацию монстров" - тут тоже корпорация и тоже монстров, только виртуальных, вплоть до "эклертерьеров" в подчинении Короля Карамели. Перевод - вообще отдельная тема, когда выясняется, что Ванилопа - не глюк, а бывшая принцесса, которой самозванец Турбо стер память, восстановленная в правах, она заменяет монархию на "суверенную демократию" и сама себя, по понятиям той самой "суверенной демократии" (а что в оригинале было, интересно?) провозглашает президентом сладкого виртуального королевства - без выборов, без альтернативы и, похоже, без срока. Детали вроде того, что ментосы взрываются вспышкой света, падая в родниковую диет-колу (это в конце концов и спасает игру от залетных кибер-жуков), тоже меня умиляют - и отделу маркетинга надо дать заработать.

Что мне в "Ральфе" особенно симпатично - в нем, несмотря на то, что плохие оказываются хорошими, а под маской хороших могут скрываться плохие, все-таки стоит четкое разграничение, что такое и хорошо и что такое плохо - в отличие, например, от японских мультиков, в том числе самых лучших. Недавно слышал на премьере "Русалочки", как мамашу допытывал дитеныш: "А краб - он хороший или плохой?" Ну краб в "Русалочке", понятно, неплохой, а вот в современных сказках и в самом деле черт ногу сломит разбираться, где добро, где зло. "Ральф" - мультфильм даже не "семейный", а по большому счету, детский. Но при всем простодушии он так классно придуман и сделан, что интересен в любом возрасте: на поздневечернем сеансе половина большого зала была занята. А мне прямо даже захотелось попробовать в компьютерные игры или в игровые автоматы поиграть. Я когда-то в детстве раз играл в автомат, в кинотеатре, кстати - надо было стрелять по нарисованным мишеням, я никуда не попал и игра моментально закончилось. Потом еще у моих подружек-соседок была такая электронная игра ручная, где волк яйца в шапку ловил или типа этого, но яйца чересчур быстро падали, короче, тоже у меня не заладилось. А по "Ральфу" выходит, что игры, особенно старые, "ретро", очень даже могут быть занятными. Ну вот про те же самые леденцовые автомобильчики хотя бы. Жалко, что в моем детстве не было ни таких игр, ни таких мультфильмов, и вообще ничего не было, даже апельсинов. А скоро опять ничего не будет.
маски

"Партия в шахматы" реж. Ив Аншар, 1994

Молодой шахматист Макс, настоящий гений, но обладатель нестандартной, а проще говоря, уродливой внешности, просто Квазимодо, если уж на то пошло, говорит о себе, что "свалился с Луны прямо на шахматную доску". На самом деле он действительно чуть было не свалился - маленького мальчика-сироту подхватил, когда тот уже падал со скалы, пастор Амбруаз. И он же научил его игре в шахматы, только ученик оставил учителя далеко позади. Богатая маркиза, любительница шахмат, чей замок и тот выстроен в соответствии с принципами шахматной симметрии, проводит у себя в имении турнир на звание чемпиона мира, в котором уродец Макс должен побороться за титул с самовлюбленным англичанином, прежде никогда не проигрывавшем. Приз в турнире - рука 23-летней дочери маркизы. Но девушка в сговоре с действующим чемпионом затевают интригу против претендента, и почти побеждают, пока на помощь не приходит один из воспитанников маркизы, шахматный вундеркинд по прозвищу Звереныш. Победив, Макс отказывается от титула, дочь маркизы и англичанин отбывают восвояси довольные исходом дела, Зверенышу обещают большое будущее, с сам главный герой прыгает-таки с утеса.

По всей вероятности, в основе сценария лежит какая-то новелла, и легкий налет фантасмагории и гротеска достался фильму от первоисточника. Впрочем, "Партия в шахматы" интересна не сюжетом в первую очередь, а исполнителями главных ролей. Катрин Денев в роли маркизы великолепна, как всегда или почти всегда, но достаточно предсказуема. Зато Дени Лаван - просто чудо, я раньше видел его только в фильмах Лео Каракса, но у Каракса он играл типаж, да еще один и тот же, а здесь - характер и судьбу. Герой - эксцентричный уродец с ярко выраженными признаками психопатии - обратной стороны его дара, плюс к и без того ни на что не похожей физиономии он носит безумную прическу и густо мажет лицо гримом. Но еще удивительнее, что пастора Амбруаза играет Пьер Ришар, и это, насколько я понимаю, единственная за всю его карьеру драматическая роль. Не сказал бы, что в "Партии в шахматы" он раскрылся как великий трагический актер - Ришар, как видно, все же не Папанов и не Леонов, но все-таки по этой его работе понятно, что его амплуа не ограничивается ролями комических простофиль. Пастор всерьез переживает за своего подопечного, а в кульминационной сцене, когда Макс отказывается от чемпионства, Амбруаз вместо него принимает вызов англичанина на дуэль и ведет себя настолько решительно, что несмотря на возраст и недостаточную физподготовку умудряется одолеть негодяя.
маски

"На игре" реж. Павел Санаев

Предыдущие два полнометражных фильма Санаева были по жанру ближе к социальной драме, то есть "Нулевой километр" и был социальной драмой в чистом виде, разве что с криминальной подоплекой, а в "Последнем уикенде", за отзыв на который мне в свое время от Санаева досталось, хотя и немало характерных примет экшна, но общий расклад, да и композиция (все происходящее подается лишь как возможный, но не совершившийся вариант) уводит в плоскость не то что даже драмы, а прямо-таки притчи с прописной моралью: дети, не ходите играть на стройку. Зато "На игре" - такой боевик, что "Горячие новости" и "Запрещенная реальность" отдыхают. Кадры мельтешат - аж в глазах рябит, звук долбит по мозгам, все мчится и стреляет, а что к чему - поди еще разберись. Не мной и не сейчас замечено, сколь страшен русский боевик, бессмысленный и беспощадный. Однако не дают Санаеву лавры продюсера Егора Кончаловского, и писательской славы ему мало.

Чтобы хоть как-то сориентироваться в сюжете, мне пришлось собирать и выстраивать отдельные элементы его структуры (если в этом хаосе присутствует хоть какая-то структура, не самоорганизующаяся из случайного набора, но сознательно заложенная авторами) самостоятельно. Возможно, я что-то упустил и где-то ошибся, но в общих чертах картина вышла следующая. Некий бизнесмен (его снова играет Виктор Вержбицкий, за последние года три-четыре превратился уже в маску дель арте злодея-олигарха - а ведь такой классный и разноплановый актер!) обладает технологией получения водорода с помощью палладия, но если водород - ресурс неисчерпаемый, то палладий надо где-то доставать, и желательно с минимальными затратами. Для этого бизнесмену нужен марионеточный режим в Боливии, где этого палладия - как грязи, но правительство несговорчивое. Он находит более удобного потенциального диктатора, и в помощь ему нанимает банду кавказцев-головорезов - голов примерно 50. Это одна часть истории. Другая связана непосредственно с геймерами. Команда любителей компьютерных игрушек в качестве приза за победу в чемпионате получает диски, которые, оказавшись в компьютерах, вызывают полный коллапс техники, зато передают ее владельцам неизвестного происхождения и природы суперсилу, после чего геймеры приобретают возможность уже не на экране, а по жизни побеждать в "рубилки", "мочилки" и как их там еще - чем сразу же начинают пользоваться, сначала по мелочи, а потом вовсю. Случайно (в "На игре" вообще столько случайного, что уже непонятно, как нечто подобное, даже если принять условия игры за чистую монету, могло-таки произойти) главный герой ведет свою сокурсницу в кафе, где та становится жертвой домогательств кавказцев, разгорается ссора, герою с помощью суперсилы удается джигитов уделать, а те в отместку готовы его заживо в печке зажарить, печка же располагается на автобазе, где кавказцы не только торгуют под прикрытием ментов угнанными машинами, но и прячут тех самых боевиков, что готовы отправиться в Боливию сажать на трон "палладиевого короля". И поскольку боевики, попав под горячую руку разгулявшихся геймеров, все как один полегли на месте, хитроумный бизнесмен под видом спецслужбы формирует новый отряд уже из них самих. А пока дело до Боливии не дошло, поручает им убрать конкурента, готового со своей стороны контракт с Боливией заключить. Что было дальше - неизвестно, поскольку Санаев в феврале следующего года еще и продолжение выпустить планирует, но самое забавное - все это происходит в Нижнем Новгороде. А боливийцы-то и не знают, где их судьба решается!

Отождествление виртуальной игровой реальности с реальностью бытовой и повседневной - фишка сейчас модная, уже слегка даже поднадоевшая. И не сказал бы, что куда более опытный в таких делах Голливуд использует ее блестяще - последние образцы ("Геймер", "Суррогаты") особого восторга не вызывают, но и рядом с ними "На игре" смотрится как-то уж совсем убого. Молодые актеры - небездарные, некоторых из них я видел на театральной сцене и в других фильмах - вышли совсем безликими, мэтрам (Вержбицкому-злодею, Скляру-его конкуренту, в конце убитому, Трухину-соглядатаю и т.д.) просто нечего играть. От вездесущей Агнии уже с души воротит. Но недостоверность бытовая и психологическая не идет ни в какое сравнение с откровенно фантастическими идеями, без которых фильма просто не было бы.

В сюжете фильма присутствуют как минимум два фантастических момента, связанных а) с водородно-палладиевой энергетикой (я, конечно, не химик и не физик, но люди добрые, что ж это делается-то?!) и б) с передачей сверхспособностей компьютерного героя реальному живому человеку через компакт-диск. Степень связи этих двух моментов я тоже, признаться, уловил не вполне - то ли эффект обретения особой силы был в основе своей случайным, и злодеи решили им воспользоваться уже задним числом, чтоб не пропадало, значит, то ли сами все подстроили, и если подстроили, что скорее всего, то опять-таки непонятно, на каком этапе - изначально ли программу таким образом разрабатывали, или, что называется, просто повезло.

Но допустим, со всем прочим примириться, а я вот о чем подумал на досуге - если ради того, чтобы из водорода получать энергию, надо с помощью компьютерных супергероев из Нижнего Новгорода устроить переворот в Боливии - может, дешевле выйдет из кремня искры высекать?
маски

"Геймер" реж. Марк Невелдайн, Брайан Тейлор

Интересно, как оценивают это произведение фанаты компьютерных игр, составляющие, как я понимаю, целевую аудиторию проекта? Плюются или, наоборот, вдумчиво анализируют достоинства и недостатки? Я могу смотреть "Геймера" в лучшем случае как фильм и не более того, и с этой, с моей точки зрения, идея его выглядит по сегодняшним меркам не просто вторичной, но затасканной донельзя, драматургия просто никакая, бесконечное мельтешение мелкой компьютерной графики утомляет уже на второй минуте, а неплохие актеры, Джерард Батлер (хоть он и никогда мне не нравился, но все-таки - профессионал) и очень талантливый подросток (не знаю, как зовут, но он уже где-то мелькал и вроде бы удачно) превращены в безликих мультяшек. Завязка с компьютерной игрой "Убийцы", в которой участвуют не виртуальные, а реальные люди, которым в мозг вживили саморазмножающие наноклетки, а управляют ими извне геймеры - не стоит выеденного яйца. К тому же озабоченные максимально "правдоподобным" виртуальным изображением, авторы фильма напрочь отбросили всякую заботу о минимальном правдоподобии собственно повествования. Некоторые логические связи я просто не сумел проследить: например, как в тюрьму для смертников, где содержат всех непосредственных участников игры, по меньшей мере трижды (принесла фото и взяла кровь для образца ДНК - раз; предупредила о необходимости побега накануне последнего, 30-го раунда - два; пронесла по просьбе героя выпивку в камеру - три) проникла представительница подпольной оппозиционной группировки "Люди Зед"? или как в бункере тех же "Людей Зед" оказалась помогающая герою журналистка? Про удачные совпадения, счастливые встречи и прочие казуса на виртуальных и "реальных" просторах некоего утыканного небоскребами мегаполиса я уже и не говорю. Единственный по настоящему живой эпизод фильма - тот, где убегающий из игровой зоны герой Батлера на парковке выблевывает в бак машины, работающей на этаноле, специально выпитую загодя бутылку спиртного, доливает туда же собственной мочи - и авто заводится, как в старом добром боевике.

Но меня смущают не нелепости, отсутствие логической связи между событиями, дурная сентиментальность, присутствующая на заднем плане, в то время как на переднем происходит членовредительство: у ложно обвиненного в убийстве героя осталась жена, вынужденная подрабатывать персонажем в другой виртуальной игре "Общество", где ее телом руководит не вылезающий из инвалидного кресла заплывший жиром гомосексуалист, любитель виртуального экстрим-секса, и маленькая дочь Делия, сиротка при живых маме с папой, анонимно усыновленная всесильным магнатом виртуальных сетей, главным в "Геймере" злодеем, темным гением с амбициями повелителя мира. (Кстати, еще я не понял, почему фильм называется "Геймер", если главный его герой - персонаж игры, бегущий на свободу, а вовсе не игрок-"кукловод"?) По-настоящему меня в этом кине мутит от того, что при всех своих технологических закидонах в основе своей оно сугубо интеллигентское и в очередной раз демонстрирует, что источник человеческого несовершенства - не в самом человеке, но и не вне человеческой реальности, а в некоем персонаже-узурпаторе, который вместе с кучкой приспешников с помощью медиа-технологий зомбирует ни в чем не повинное население. Само собой, этот негодяй - белый богатый мужчина. Но группа бессеребренников во главе с чернокожим и азиатом, при поддержки женщины, представляющей свободную прессу, и не вполне безнадежного мальчугана, конечно, белому богатею дадут просраться и загонят в грудь нож - буквально. И уж за это убийство героя Батлера точно никто не осудит. И вот такую убогую мыслишку иллюстрирует как бы навороченная (на самом деле производящая впечатление любительской дешевки) картинка, по стилю приближенная к видеоарту или к экспериментальной анимации и далекая от киноизображения в традиционном смысле. Иначе говоря, виртуальность разоблачается через виртуальность, а в качестве побочного эффекта, надо думать, запланирована и некоторая прибыль.

Тут еще на днях "Суррогаты" стартуют - примерно то же самое, только подороже и, хочется надеяться, поприличнее. Я не обознался - там Брюс Уиллис в парике?! Вот ведь дожили.
маски

"Чужие против Хищника. Реквием" реж. Грек Страуз, Колин Страуз

Если не знать предысторию, конспективно изложенную в первом "Чужом против Хищника" -

http://users.livejournal.com/_arlekin_/148158.html?mode=reply

- то из второй части "гибрида" вообще непонятно, в честь какого праздника одни монстры что есть дури мочат других, а заодно и попадающих под горячую руку людишек. Да если даже и знать - все равно я не понял, что конкретно случилось в самом начале, кто куда на космическом корабле летел, что случилось, из-за чего произошла вынужденная посадка в штате Колорадо и почему на подмогу соплеменнику из вполне развитого, судя по инопланетной архитектуре (стилизованной почему-то под древне-вавилонскую или что-то в этом роде) вылетел всего один Хищник. Наверное, это и неважно, потому что если в предыдущей части были попытки хоть как-то связать с концами, то "Реквием" (кстати, а почему "реквием"? по ком, простите, звонит колокол?) - всего лишь - увы - тупая стрелялка, где людишки, путающиеся под ногами у воюющих пришельцев (шериф-латинос, его давний знакомый, только что освободившийся из тюрьмы - хороший парень, хоть и уголовник, младший брат вора, школьник, развозящий пиццу, его ветреная возлюбленная, ее козел-бойфренд, и еще несколько таких же убогих), не вызывают вообще никакого сочувствия, настолько они мелкие - как колорадские жуки. И мрут тоже - как мухи.

Но и и с самими монстрами в "Реквиеме" вышла промашка - мало того, что их война никак не обосновывается по сюжету, так еще и исчез фундаментальный для многих ужастиков (не только с пришельцами, но и с ожившими мертвецами, и с вампирами, и в некоторых других вариантах) мотив, который как раз в великолепной саге о "Чужих" ("Хищника" я, признаться, никогда не любил, а вот "Чужой" - совсем другое дело, это серьезно) был одним из основных: став "инкубатором" для Чужого (или, к примеру, превратившись в живого мертвеца), человек утрачивает самоидентичность, но некоторое время продолжает частично сохранять черты былого внешнего облика, и для близких жертвы неизбежно встает проблема выбора: признать в знакомом, дорогом, любимом Чужого - или Своего? Последнее, как правило, опасно, поскольку для Чужого "своих" уже не существует. Но в "Реквиеме" инкубационный период такой короткий, что едва Чужой успевает отложить яйца, как грудь живого "инкубатора" разрывается - ни на то, чтобы пострадать, ни на то, чтобы оплакать, времени нет, надо быстрее бежать и стрелять. Обидно еще и потому, что при желании схему "Чужой против Хищника" можно было бы поднять и до экзистенциальных обобщений и метафор человеческих моделей поведения, ведь в ней четко определены и противопоставлены два конкурирующих типа агрессии - органический и механический: Чужой на определенном этапе своего генезиса становится частью другого организма (тела-"инкубатора"), как бы "осваивает" его и убивает лишь в силу особенностей своей природы, в связи с необходимостью выбраться из ставшего ненужным тела. Хищник убивает извне, чисто механически, и зачем он это делает, не всегда можно объяснить рационально, просто убивает, причем, в отличие от Чужого, с необыкновенной жестокостью и разнообразными способами. В этом смысле Чужой как воплощение "органической агрессии", связанной с проникновением в Другого и подмены (временной) его Собой, конечно, опаснее механически действующего извне Хищника - но и интереснее.

Однако авторам фантастических боевиков почему-то кажется более интересной другая тема. Всех уцелевших в битве Чужих и Хищников людей, за исключением крошечной кучки недоверчивых, в фильме убивают... сброшенной с армейского самолета бомбой, перед тем обманом заманив их всех в одно место под предлогом эвакуации. "Правительство не обманывает народ" - с этой уверенностью несчастные, которых даже инопланетные твари пощадили, умирают в огне, преданные властями и армией. Выживают только те, кто правительству не верит. Если из тупой стрелялки, каковой вышли "Чужие против Хищника", и можно извлечь какую-то нехитрую мысль - то именно о том, что главный враг простого человека - власти и армия, от пришельцев спастись можно, от политиков и военных - нет, разве что не верить им ни минуты. Подумать только - в то время как православные и мусульмане вот-вот порвут цивилизованный мир в клочки, голливудские евреи не могут придумать ничего получше, как пугать обывателей Пентагоном.
маски

"Брат-2", реж.Алексей Балабанов

"Данила Багров - фольклорный персонаж в пространстве компьютерной игры.(...) Балабанов берет в оборот самые разнородные факты культурной мифологии и смело смешивает их - как карту будня. Но так сейчас делают все - и с отрицательным результатом. А у Балабанова все абсолютно органично: музыка всех подряд рокеров, которая закрывает картинки, вызывающие в памяти массу кичевых сюжетов; Салтыкова, Якубович, Пельш - и игра в шахматы киллера Данилы с его жертвой (привет дяде Бергману). (...) Бодров - вообще не актер. Он одинаковый не только в "Стрингере" и "Брате", но и во "Взгляде" - одни и те же глаза, интонации. (...) Он просто существует в кадре. Но от фольклорного персонажа глупо требовать психологических глубин. Он эпичен - и поэтому при всей ироничности фильма в целом поездка Данилы за океан в поисках правды и его возвращение с девушкой не вызывают ощущения кича. Эпосом кич поправ, Балабанов сотворил современный русский миф, если под мифом понимать пра-научную (и все же - научную на своем уровне!) картину мира."

Пока по "России" повторяли "Брат-2", разыскал в своих старых дневниках эту запись, сделанную после первого просмотра фильма, 17 июля 2000 года. Взгляд на саму картину у меня не изменился. Но, блин, сейчас я бы вряд ли смог так четко его сформулировать.
маски

"Остаться в живых"

Либо я что-то не так понял, либо по этому фильму следует, будто графиня Эльжбета Батори проживала где-то под Сан-Франциско. Причем в диалогах звучит упоминание, что ее история - "двухсотлетней давности", а вот в книгах, которые герои изучают, чтобы разобраться, что к чему, фигурируют даты, привязанные к середине 16 века - что, безусловно, ближе к сути дела, если не задумываться, что за графиня такая жила в 16 веке на месте современного Сан-Франциско. Но поскольку в основе - компьютерная игра, претензии по исторической части несостоятельны, и по логической тоже (довольно странно все-таки, что средневековая графиня-маньячка решила вернуться в мир посредством смертельной компьютерной игры), а в остальном фильм получился вовсе даже неплохим, по крайней мере, проще и последовательнее, чем "Сайлент Хилл", хотя по визуальным изыскам сильно ему уступает. особенно мне показалось любопытным, что смертельными для самой графини оказались не три гвоздя и не огонь, как следовало из "Молота ведьм" (а продвинутые геймеры, не надеясь на высокие технологии, пытаются выживать по старинке, как учила старая добрая инквизиция), но вид собственной старости в посеребренном зеркале.

Насчет "перцептивной реальности" и взаимопроникновения пространства-времени по обе стороны дисплея - это авторы фильма тоже здорово заморочились, обыграли идею технически неплохо, жалко, что на следующий уровень не смогли перейти.