Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

маски

Константиновский дворец ("Дворец Конгрессов") в Стрельне

Вообще-то мы хотели в Репино - по следам впечатлений от выставки "Леонид Андреев. Жизнь человека" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4431263.html

- коль скоро и у Андреева вилла располагалась где-то поблизости (я так понимаю, от нее и бревна обугленного не уцелело после того, как эту финскую территорию по сговору с нацистами захватили русские), и непосредственно у Репина в "Пенатах" много раз Андреев бывал, Репину для портретов своих позировал. Но удивительное дело - "Пенаты", открытые даже по понедельникам, когда закрыто практически все (в СПб как исключение работает Русский музей, и это спасительное чудо в иных обстоятельствах, но не в наших, увы...), именно во вторник объявили себя "выходными"! Стрельна примерно на том же расстоянии, что Репино, и я там никогда тоже ранее не бывал, так что вроде как вышло не бессмысленно, хотя жаль, что не попали в Путевой дворец Петра, несмотря даже на то, что сперва доехали именно до него: кассирша, однако, из свой пластиковой будки ушла в туалет и не вернулась, огородик не принимает алчущих прикоснуться к петровской ботанике вовсе до следующей весны (про т.н. "Ботанический сад им. Петра Великого" непосредственно в СПб я б сказал отдельно пару ласковых...) - короче, вернулись обратно к Константиновскому дворцу, точнее, к гостинице, к нему прилегающей, иначе не подойти.

В отличие от Путевого дворца, филиала Петергофского комплекса, Константиновский дворец принадлежит не какому-либо музейному объединению, но находится в ведении аж управделами президентскими, с соответствующим режимом, с возможностью (о чем предупреждают "мелким шрифтом") закрытия доступа "без предварительного уведомления граждан". Впрочем, строгости формальные и не столько чинят препоны для попадания внутрь, сколько привносят ненужный сумбур - это уж как водится. А вот прилегающий к дворцу парк недоступен - вернее, гулять по нему дозволено тем, кто снял номер или арендовал домик в близлежащем гостиничном комплексе (сколько там стоит комната, а тем более коттедж, позволяющий чувствовать себя "ближним боярином", я от греха уточнять не стал), для остальных предусмотрены экскурсии, но они проводятся только с мая по сентябрь, и это наверняка очень интересно, да мы безнадежно опоздали и смотрели на садовый партер, выходящий к прямо к заливу и на маячившую вдали башню Лахта-центра (а в хорошую погоду и Кронштадт должно быть видно) с дворцовой террасы - нам в этот сад закрыт был вход, цвели в нем розы, лилии, он был усадьбою господ... не помню по фамилии!

Сам дворец, понятно, абсолютный новодел - в 1990-е годы он, до этого неоднократно разрушавшийся и перестраивавшийся, достиг состояния полной негодности и готов был вот-вот рухнуть в пыль, как вдруг нате, "в результате гражданской инициативы усилиями общественности" (ага...) в кратчайшие сроки был "отреставрирован" под международный "дом приемов". Коль скоро достойного уровня "приемов" у его номинального хозяина теперь не очень много в ближайший период не ожидается, дворец сдают иногда в аренду под балы и концерты (подозреваю, что и под корпоративы, и под свадьбы - но врать не буду, не знаю точно), а в свободное время экскурсии водят. История у дворца, между тем, длинная и занятная - Петр выносил идею "русской версалии", но Стрельна оказалась для нее непригодным местом, фонтаны плохо работали, и аналогом Версаля стал в итоге Петергоф, а Стрельну забросили. Заново к ней подступилась Елизавета Петровна, а еще позже Константин Павлович, вслед за ним Константин Константинович, строили и Растрелли (ему принадлежат пропилеи в парке и часть дворцового внешнего облика), и Воронихин, и другие. Петр бронзовый на коне выезжает из центральной аркады как бы "навстречу" гостям - но, во-первых, гости приходят сбоку, даже, полагаю, официальные "высшего уровня", а не то что экскурсионные, центральные ворота закрыты всегда, так что скачет Петр вперед напрасно и совсем в другую сторону; а во-вторых, царь ненастоящий - подлинная статуя 1910-го года была утрачена, обнаружилась в сбросившей оккупационное иго Латвии и сейчас будто бы находится в частном владении в Юрмале, а в Стрельне водрузили реплику отливки 2003 года.

Парадные интерьеры "восстановлены" по сохранившимся о них - имеется в виду "золотой период" дворца времен Константина Павловича и его наследников - сведениям; верхний "бельведер" с видом на парк и залив - абсолютно современный и авторский по дизайну интерьера проект, уходящая деревянной винтовой лестницей в башню дворца комната, предназначенная для официальных переговоров "один на один" (с участием при этом помощников, переводчиков, советником и т.п.) стилизована под каюту корабля, а панорамные окна, да и вся остальная дубовая обшивка, декором напоминает олигархическую гостиную (вряд ли отличаясь от других подобных, разбросанных по Стрельне и прочим окрестностям нынешней императорской вотчины там и сям). Помимо копий с сомнительных видовых картин, исполненных реставраторами Эрмитажа, и портретов Романовых линии Константина Павловича (в том числе и поэта К.Р. на видном месте), парадные залы "украшены" пейзажами, оставшимися во дворце от выставки, проходившей в рамках программы поддержки "современных художников", и когда этого художника экскурсовод (относительно молодой и очень странный дядечка с повадками не то ФСОшника, не то аутиста...) назвал "новым Левитаном", у меня подкосились ноги - я б еще уместил в голове, что это "Новый Куинджи" (ну хотя бы по технике письма, по операциям со светом), но Левитан здесь до такой степени "и не ночевал", что остается диву даваться.

Помещения цокольного этажа, где "при царском режиме" действовала кухня, переоборудованы в "комнаты отдыха" для иностранных делегаций, сопровождающих своих "глав", но стилизованные уже не под "ампир" в качестве оммажа т.н. вел.кн. Константину Павловичу, а в духе "петровского барокко", которого реальная историческая Стрельна совсем не знала; с "русским" биллиардным столом (напоминая о "карамболе", любимом Петром) в одной, с ломберными столиками (чисто декоративными - кто ж из политиков и дипломатов нынче картами балуется?!) в другой, с "голландскими" печками и картинками (копиями Стена и т.п.) в третьей. Тоже в полуподвале, только другого крыла дворца, на постоянном экспонировании находится коллекция Алишера Усманова, купленная у Вишневской после смерти Ростроповича и "подаренная" (надо полагать, не в убыток себе) Алишером Бурхановичем "государству российскому" - по жлобскому порядку осмотреть даже на бегу коллекцию не дают, при том что через ее залы так или иначе лежит ход обратно к гардеробу, но свет намеренно выключен и останавливаться у холстов нельзя, предусмотрены отдельные экскурсии по собранию "шедевры Константиновского дворца", и они, в отличие от парковых, идут круглый год, но отчего-то лишь по выходным дням.

Примечательно, что имя "хозяина" экскурсовод, будь он ФСОшник, искусствовед или кто, ни разу всуе не помянул - тем не менее оно звучит в тумане, как струна, и даже в названии через Стрельну протекающей речки - Кикенка - всем безошибочно слышится: Путинка.




Collapse )
маски

традиционный парк будущего

- В прошлый раз мы пришли к тому, что вопрос о сущности человека — это не вопрос о человеке.
- Я лишь сказал, что нужно выяснить, обязательно ли вопрос о его сущности — это вопрос о нем самом.

Веселые (а на самом деле-то не очень...) мудилы закрыли сезон "пьяной лавочки" там же, где открывали по весне - в "секретном месте", которое пока еще не совсем исчезло под натиском собянинского "благоустройства", но даже за каких-нибудь полгода скукожилось, теснимое, с одной стороны, т.н. "парком будущего" (простигосподи...), а с другой (простигосподи, того хлеще...) т.н. "традиционным китайским парком" - что касается последнего, то внутри огороженной нехилой, оттяпанной у одной из немногих сохранившихся в пределах МКАД естественных рощ, территории за воротами «запретного города» уже возведены, а точнее, понатыканы фантастические "пагоды" с пластиковыми окнами и между импортными деревьями (вкопанными за сумасшедшие тыщи евро взамен от природы тут произраставших десятилетиями но в одночасье выкорчеванных березок с осинками...) рассыпан "сад камней" в виде обломков, кажется, близлежащих железобетонных подстанций, как были, прямо с арматурой внутри... Разнотравье лужаек также безжалостно и многократно, чтоб ни былинки выше положенного мэром предела снова не взошло, выкошено, только что не выжжено, осушены и уничтожены вместе с камышами болотца, над остатками рощи нависли "шанхайского" типа небоскребы - однако худо-бедно еще течет медленная и мутная в этой части русла, от чего не менее любимая Яуза, стоит чудесная, невероятным образом уцелевшая с 1950-х годов когда-то, видимо, служившая киоском "соки-воды", а ныне дворницкой-каптеркой будочка (на всю Москву знаю лишь две таких, вторая неподалеку располагается с внутренней стороны бокового входа в Ботанический сад за воротами почти сразу  - это касса розария, хотя я еще ни разу не видел ее открытой и работающей...), стоит-не гнется старая добрая беседка с археологическими кострищами разных эпох вокруг, и на противоположном от "традиционного китайского парка" берегу торчат возле развороченной теплотрассы "традиционные московские рыбаки" с удочками, но скоро и они отмучаются, отсуки!

Collapse )
маски

история моего електризованья (Тульская область, 3: Богородицкий дворец и парк)

Итак, приступая теперь к самому делу, прежде всего скажу вам, любезный приятель, что я природы татарской! Вот какое странное начало, однако вы тому не дивитесь. Я говорю самую правду и ни мало не стыжусь тем; ибо подобных мне между российскими дворянами очень много; некоторые и многие из них ныне гораздо меня знатнее и лучше, но со всем тем такой же природы как и я. Ибо сие ничто иное значит как то, что первые наши предки были татары, и выехали в Россию из Золотой Орды, сего славного в древности восточного и великого царства, владевшего некогда многие годы всем Российским государством.

По моим наблюдениям о Богородицке слух идет еще меньший, чем о Куликовом поле или хотя бы о Бежином луге - при том что немалое количество свежеиспеченных московских краеведов успело побывать в Дворяниново, родовой усадьбе Андрея Болотова, где он появился на свет и куда отправился доживать, покинув Богородицк, а прожил 94 года, по другим сведениям 96 лет, до 1833 г., что в любом случае и по нынешним временам неплохо, для рубежа 18-19 вв., даже еще по русским стандартам, просто немыслимо; но пик деятельности Болотова пришелся именно на годы его пребывания в Богородицке как управляющего имением. Собственно, имение, да и городок вокруг, им распланированы и построены - Болотов, по традиции 18 века, был "энциклопедист" (наверняка и масон, по крайней мере с Новиковым связь поддерживал... - Новикову, в Богородицк к единомышленнику наезжавшему, зажиться до 94 лет не дали, 15 лет продержали в крепости под замком...), занимался почти всеми возможными на тот момент науками и искусствами, от лесоводства и ботаники до "дизайна" и, уж конечно, литературы, оставив сочинения "Путеводитель к истинному человеческому счастью", богословский труд "Чувствования христианина при начале и в конце каждого дня, относящиеся к самому себе и к Богу", педагогическую методичку "Детская философия, или нравоучительные разговоры между одной госпожой и её детьми, сочинённые для споспешествования истинной пользы молодых людей", автобиографические заметки "Жизнь и приключения Андрея Болотова",  технический проект "История моего электризования", театральную пьесу "Несчастные сироты" и др. Планировка, им разработанная для Богородицка (в музее висит копия схемы), частично проглядывает через облик сегодняшнего убогого райцентра Тульской области до сих пор. Но теперь Болотовым придуманные для дворцового парка и им же запечатленные акварелью красоты - сам он эти зарисовки называл, что характерно, "сценаи", и мыслил как своего рода "декорации" - лишь в виде акварелей и остается наблюдать, да и те хранятся в Москве (несколько лет назад Исторический музей устраивал выставку), а в Богородицком дворце-музее развешаны копии - от живописных "руин" даже руин не осталось.

Однако никуда не делась река Уперта (приток Упы), на которую дворец смотрит бельведером и откуда спускается дворцовая лестница (она уже совсем новодельная), переходящая в мостик, деревья в парке тоже вековые стоят. Казанская церковь и колокольня напротив дворца - реконструированные, а сам дворец, хоть и восстановлен из пепла, все-таки условно-"подлинный": в 1930-е годы здесь располагался санаторий "Красный шахтер", о нем напоминает фотография клумбы с пятиконечной звездой в рамках экспозиции, хотя она выстроена преимущественно, в соответствии с теперешней генеральной линией, даже не на судьбе Андрея Болотова (за этим, видимо, стоит ехать в Дворяниново, что намного ближе к Москве, примерно на полпути до Тулы...), а на фамильной истории графьев Бобринских, ведущейся от незаконного сына Екатерины Второй и Григория Орлова, позднее при восшествии на трон Павлом признанного им за брата. Мемориальные доски на фасадном крыльце двора отражают идейно-политические колебания с момента реконструкции дворца в еще советские 1980-е, когда акцент делался на декабристе Бобринском, до нынешних высокодуховных дней, когда на первый план выходит Бобринская военная "сестра милосердия"...

Впрочем, документальная часть экспозиции достаточно информативна - что касается и Болотова с его научно-художественной деятельностью, и Бобринских с их плодовитым родом (иных в СССР поубивали, другие неплохо устроились и добились почета); об архитектурном проекте дворца тоже складывается неплохое представление - и автор проекта, Иван Старов, не забыт; хуже с меблировкой - понятно, что из подбора и другой погорелому "Красному шахтеру" взять неоткуда, но еще и разномастная, одни комнаты обставлены в духе 18го века, другие (кабинет, в частности) стилизованы под 19-й; а что хуже всего, они все увешаны жуткими картинами (в лучшем случае копиями с хрестоматийных портретов, а то и свеженькой мазней) и зачем-то уставлены зелеными растениями в кадках, наверное, посчитали, что так "аристократичнее" будет.

Несмотря на очевидно собиравшийся дождь, я углубился в парк, дошел до берега, успел наглядеться на то, как сквозь уже начавшийся ливень падают разбитые стволами деревьев лучи закатного солнца, но гроза так разгулялась, что пришлось спешно эвакуироваться из Богородицка прямиком обратно в Москву.

Collapse )
маски

из Петербурга в Москву

"На улице жара стояла страшная, к тому же духота, толкотня, всюду известка, леса, кирпич, пыль и та особенная летняя вонь, столь известная каждому петербуржцу, не имеющему возможности нанять дачу, — всё это разом неприятно потрясло и без того уже расстроенные нервы юноши. Нестерпимая же вонь из распивочных, которых в этой части города особенное множество, и пьяные, поминутно попадавшиеся, несмотря на буднее время, довершили отвратительный и грустный колорит картины. Чувство глубочайшего омерзения мелькнуло на миг в тонких чертах молодого человека. (...) ...Обилие известных заведений и, по преимуществу, цеховое и ремесленное население, скученное в этих серединных петербургских улицах и переулках, пестрили иногда общую панораму такими субъектами, что странно было бы и удивляться при встрече с иною фигурой. Но столько злобного презрения уже накопилось в душе молодого человека, что, несмотря на всю свою, иногда очень молодую, щекотливость, он менее всего совестился своих лохмотьев на улице".

Поскольку сразу по возвращении из СПб заболел и лежу-не встаю совсем без сил, о каждом впечатлении отдельно физически не смогу написать, прежнего запаса энергии (после ковида прошлогоднего особенно) уже нет, заставлять себя не буду и незачем. Постараюсь изобразить в набросках театральные впечатления, все-таки 11 спектаклей в 8 театрах (правда, считая два типа "иммерсивных", а это отдельный разговор вообще...) - в Москве за первую декаду августа я бы столько и при желании не нашел. И также самые для меня значимые посещения музеев, в первую очередь мемориальных ленинских ("колыбель революции"!), а также пресловутые "Полторы комнаты" Иосифа Бродского опишу для памяти (вдруг и пригодится кому). Художественные выставки, куда дошел, точно не хватит энтузиазма описывать - к тому же я не фотографирую, и мне самому проще чужие снимки в интернете поглядеть, чем самостоятельно что-то словами фиксировать. Про город и, в частности, про мое нынешнее в нем пребывание, тоже не хочу - "не мой" это город, Санкт-извинитезавыражение-Петербург, хотя много в нем интересного, театры, музеи, архитектура и все такое, но каждый раз (а приезжаю редко и чаще не желал бы) плохо в нем себя чувствую, как там люди живут более-менее безвылазно (многие сознательно ведь стремятся!) вообще не представляю, я вот несколько дней пробыл и то свалился больной, хорошо до Москвы обратно вовремя добрался... Но все-таки кое-что интересное и даже важное довелось в СПб увидеть. Просто краткая опись, одной строкой (в некоторых случаях двумя-тремя, с комментарием), где успел побывать:

СПЕКТАКЛИ

"С Чарльзом Буковски за барной стойкой", Pop-up театр, реж. Семен Александровский

"Идиот-2012", Молодежный театр на Фонтанке, реж. Семен Спивак

"Счастье мое", Театр на Литейном, реж. Виктор Рыжаков

"Лакме", Мариинский театр, дир. Кристиан Кнапп

"Ромео и Джульетта", театр "Мастерская", реж. Григорий Козлов

"Вероятно, чаепитие состоится", театр "Karlsson Haus", реж. Алексей Шишов

"Это все она", "Приют комедианта", реж. Александр Созонов

"С вечера до полудня", "Приют комедианта", реж. Марфа Горвиц

"Киса", "Приют комедианта", реж. Семен Серзин

"Дорогой мистер Смит", "Приют комедианта", реж. Алексей Франдетти"

"Город Достоевского, или 730 шагов с Родионом Раскольниковым"

МУЗЕИ И ВЫСТАВКИ

Санкт-Петербургский музей театрального и музыкального искусства (выставка "НЭП" - кстати, самая лично для меня интересная из текущих историко-художественных выставок в СПб)
Шереметевский дворец (музей музыки, выставка Эмиля Капелюша, выставка-инсталляция к 40-летию Ленинградского рок-клуба)
квартира-музей Римского-Корсакова, квартира-музей актеров Самойловых (вставка "Артист Высочайшим указом"), квартира музей Ф.И.Шаляпина (выставка "Кто ты, папа русского стендапа?") - все три музея, как и Шереметевский дворец, отделы Музея театрального и музыкального искусства

квартира-музей Иосифа Бродского "Полторы комнаты" (самые противоречивые чувства испытал)

Эрмитаж (выставки из Нац. галереи Умбрии, Перуджа; Б.Торвальдсена из музея Торвальдсена в Копенгагене; "Прекрасная садовница" Рафаэля из Лувра; и самые замечательные, на мой вкус, хотя очевидно менее привлекающие к себе внимание африканская "Трансфигурация маски" и литературно-полиграфическая "Печать сюрреализма. Из коллекции М.Башмакова").

Русский музей (корпус Бенуа - выставки Шишкина и Грабаря; Михайловский замок - выставка "Итальянский футуризм - русский кубофутуризм", Строгановский дворец - выставка В.Васильковского)

Музей петербургского авангарда

"Эарарта" (вот тут абсолютно не понял, чем обусловлена популярность столь отвратного, я бы сказал, "стремного" места, где за "современное искусство" выдают нечто, ни к искусству, ни к современности по большей части не имеющее отношения, но при том ходят толпы, возят детей в колясках, стоят в очередях к ресторану... много раньше слышал про "Эрарту" и совсем не так ее себе представлял)

Научно-исследовательский музей Академии художеств (мало кто туда доходит и я до сих пор не бывал - а зря!)

Елагиноостровский дворец (очень интересная выставка "Кабинетная история") и Музей художественного стекла - дворец открылся только что, весной, после многолетнего ремонта

музей-усадьба Г.Р.Державина (центральный корпус ровно в день, когда я пришел, закрылся на двухнедельный ковидный карантин, пустили только в парк и на выставки, но выставки против ожидания интересные - еще одна, наряду со Строгановским дворцом, к юбилею В.Васильковского, с акцентом на пушкинской теме, и замаскированная под уродливо-дежурным названием "Они сражались за родину", тоже очень достойная подборка скульптур и графики ленинградских художников-"фронтовиков", самых первоклассных, в том числе М.Аникушина, моего любимого Е.Моисеенко, вычеркнутого из хрестоматий в 1980-е еврея-эмигранта Г.Гликмана и др., тоже пушкинской тематики работы; плюс "новые поступления" из частной коллекции - но это как раз не так любопытно)

Военно-медицинский музей (из серии мимо шел и прошел бы, но услышал "ты еще не был в Военно-медицинском музее? скорей сходи!" - я не шучу, буквально так... ну попутно сходил, иначе специально возвращаться не стал бы)

музей "Разночинный Петербург"

квартира-музей Елизаровых

наконец, Смольный с посещением т.н. "бункера Жданова" (новейший туристический аттракцион в свете последних тенденций) и мемориального-кабинета В.И.Ленина, в который я хотел попасть всю жизнь, неоднократно и безуспешно пытался, наконец-то как почетный пионер за верность ленинским идеалам был премирован экскурсией в Смольный и революция, о необходимости которой всегда говорили большевики, совершилась, ура, товарищи!

Перечитал список до середины и подумал - удивительно, что после этого я всего лишь заболел, а сразу не сдох... Но сколько проебал! в частности, графику и редкую ксилографию Остроумовой-Лебедевой в квартире-музее Исаака Бродского упустил из виду тупо  - она только до конца августа выставлена отсуки.
маски

"Архитектура памяти" и "Кратовские дачи" в Музее архитектуры

Прелюбопытная затея - проследить или хотя бы, для начала, представить в эскизах и (реже) макетах архитектурные проекты, рожденные сперва реалиями, насущными требованиями военных обстоятельств, а затем послевоенными запросами на "увековечение памяти", то есть как архитектура в СССР сперва работала на оборону (если считать действия русских обороной...), а затем на идеологию и мифологию... От души работала, не покладая рук, не расслабляя фантазии! Может показаться, что не только Иофан, Руднев и Критский (тот самый, что в первые послереволюционные годы мечтах о "храме общения народов" и т.п.), но и старик Щусев, органично перешедший от православия к большевизму, минуя промежуточные стадии, не до конца вышли из вавилонского или египетского плена - монументы в честь "павших героев" непременно смахивают либо на вавилонскую башню, либо на египетскую пирамиду; в лучшем случае - на древнеримский ордер и образцы вилл итальянского ренессанса. Впрочем, у того же Щусева и проекты реконструкции городов, жилых массивов, а не только монументальных мемориалов (подавались идеи на конкурсы восстановления Истры, Новгорода, Севастополя) мыслями обращены к Венеции или Флоренции, хотя называет он сам все это "жизнерадостным типом русской архитектуры". На каждом шагу фотографиями разрушенных церквей и дворцов подчеркивается "варварство немецко-фашистских захватчиков" - сколько на своих территориях русские сами поломали и сожгли за пару десятков лет между двумя войнами, конечно, вовсе не упоминается... Зато аркады, колоннады, партеры, декорированные пафосными статуями - это, само собой, пример "возрождения", духовного в том числе. На общем фоне радуют глаз разработки Иофана для маскировки Кремля - мечта супрематистов рубежа 1910-х-20-х, вот бы так навсегда и оставили (если вообще реализовали проект)! Но в любом случае "Архитектура памяти", размещенная в "Аптекарском приказе" - выставка интересная и толково придуманная (к тому же большинство из экспонируемых проектов осталось на бумаге, особенно что касается монументов, замысленных для Ленинграда), а вот "Кратовские дачи", открытые параллельно в соседнем корпусе, флигеле "Руина", у меня вызвали куда более определенные чувства.

Федор Савинцев - в третьем поколении насельник Кратова (он внук композитора с той же фамилией, которая сегодня мало о чем говорит и меньше всего о музыке, зато в свое время дед был заместителем Хренникова в Союзе композиторов), и масштаб ныне развернутой им деятельности (впридачу к фотовыставке, решенной как "тотальная инсталляция" с присущей таковым "атмосфЭрностью, готовится книжное издание...) позволяет ему - вернее, он сам себе это позволяет - обо всем судить с позиций владетельного князя или по меньшей мере наследного принца... Дачный поселок Кратово (включающий в себя несколько поселков фактически) возник в конце 1930-х годов. Кто в это время получал земельные наделы и строил на них дачи - без детальных пояснений догадаться немудрено, потому вдвойне неловко читать рассказы "потомков" о том, как, например, их дедушку, главного санитарного врача НКВД, в 1939-м "арестовали по ложному доносу" (вероятно, до 1939-го главный санитарный врач НКВД поводов для сомнений в благонадежности не давал?!), ну и об остальных непростых "дачниках" в разбросе от полярников до "личного дегустатора Сталина". Пригламуренные фото-постеры сопровождаются, помимо деревянных лошадок на колесиках и плюшевых мишек в расписных колясочках, распечатками мини-эссе, где про кого-то рассказано с придыханием, чуть ли не со слезой (те, кто "сохраняют традиции"), а про кого-то пренебрежительно, уничижительно (дескать, "временщики" и "не берегут культурное достояние"). "Кратовские дачи" - история не только про архитектуру, а даже в первую очередь про некий уклад, в том духе, что и советский, сталинский порядок не исключал вот такой мирной, по-своему изысканной жизни, а для обитателей дач - самодовольного успокоения: номенклатурные работники пера и топора, в том числе продажные евреи, готовые за стакан компота (впрочем, как и по фасадам дачек видно, питательного... на крови заваренного!) обслуживать православных людоедов, неплохо обустроились посреди тотального вековечного русского убожества, и завещали потомкам удерживать захваченные позиции. Удивительно - выставка Савинцева еще и "модная" (не в пример "Архитектуре памяти", куда более содержательной, на цветные фотокарточки охотно приходит глазеть молодежь, буквально тинейджеры, хипстеры, которые явно не просто мимо шли и заглянули случайно, а где-то на авторитетных для них порталах вычитали, что "надо и обязательно") - и если с ее исходным пафосом смириться можно (в контексте прочего...), то наглядный "соблазн малых сих" вызывает единственное желание: чтоб гнездо потомственных блядей скорее выжгли напалмом со всеми поголовно его обитателями, а заодно, в идеале, и остальные прилегающие к нему территории в районе финско-китайской границы.


Collapse )
маски

Горенки, Пехра-Яковлевское, Троицкое-Кайнарджи

Либо помойные развалюхи, либо пошлейший новодел - в случае с подмосковными усадьбами (подозреваю, что и со всякими на территории бывшего СССР, не исключая даже Западной Украины или Восточного Туркестана) третьего не дано; а выбирая между этими двумя альтернативами, первая однозначно предпочтительнее. На линии исторического Владимирского тракта несколько полузаброшенных территорий, которые то ли окончательно придут в упадок, то ли достанутся удачливым хапугам и скоро вовсе окажутся недоступны, а затем и полностью утратят исторические очертания, до сих пор частично вопреки обстоятельствам сохранявшиеся...

Усадьба "Горенки", известная с 16го века, достигшая расцвета при Разумовских в 18м, уже в 19м пришедшая в упадок и превращенная в доходное, но весьма далекое от первоначального хозяйственное заведение, в 20м разделившее судьбу остальных "дворянских гнезд" (долой и да здравствует!), а в 21м и подавно, сейчас именно в силу своей бесхозности, как ни странно, производит приятнейшее впечатление: бывший санаторий для туберкулезников внелегочных форм сохранил даже лавочки и столики на территории парка, а садовника, подстригающего парковые заросли, я бы смело рекомендовал самому придирчивому современному "помещику"; руинированная двойная колоннада, выводящая к заросшему пруду, оранжерея "зимнего сада" (даром что век прослужившая палатами военного госпиталя), корпуса и флигели усадьбы приводят в восторг именно своей заброшенностью, не доведенной до крайней степени разрухи, а застрявшей где-то на полпути; как и парк, оккупированный крапивой, но сохранивший остатки былой планировки (прослеживается, как некогда аллея от дворового, "черного", но не менее помпезного, чем парадное, крыльца вела к спуску на реку); отдельная тема - "грот" с мини-лабиринтом внутри "подземелья" - уж если он не обвалился до сих пор, то грех опасаться и не заглянуть в него...

Буквально пара километров дальше по "тракту" - и на том же направлении возле реки расположена усадьба Пехра-Яковлевское, но ей повезло меньше в том смысле, что территория была открытая и постоянно из рук в руки переходила, кое-как уцелел главный дом с боковыми колоннадами, позади него обкрошенная лестница и две статуи сфинксов - будто сифилитички, они потеряли носы, но сохранили нечто более важное для своей породы, а вот фонтан на "центральной поляне", от которого еще недавно оставалась хотя бы кромка бассейна, бесповоротно забит досками, впрочем, романтично напоминая теперь танцплощадку советского цпкио. Рядом отреставрированная, вернее, новодельная Преображенская церковь.

Но стоит проехать еще около 10 км, чтоб оценить разницу между этой Преображенской и Троицкой, а заодно и Воскресенской церквами в бывшей усадьбе Троицкое-Кайнарджи, почти полностью утраченном (изначально еще в 19м веке) имении Румянцева-Задунайского екатерининских времен: сама Троицкая церковь частично тоже новодельная - центральный купол свеженький как из конструктора лего - но фасад впечатляет безупречной симметрией классицизма, а на территории помимо строго-классической усыпальницы стоит краснокирпичная Воскресенская церковь, будто выбивающаяся из ансамбля, но парадоксально добавляющая ему изящества и динамики на очень небольшой по площади территории, к тому же прочно захваченной православными. "Батюшка не разрешает, когда службы нет", но подобно тому, как исламский террорист сговорчивее тещи, православные уступчивее либеральных интеллигентов (чьи принципы незыблемы до тех пор, пока речь не заходит о мелочных выгодах, а уж тогда все принципы забываются напрочь), и нам любезно позволили обойти Троицкую церковь вокруг, мимо исторического мавзолея и свежего вип-погоста.


Collapse )
маски

Веретьево

Подобно храброму Ван-Гугену из новеллы Бориса Житкова, могу долго, чуть ли не годами о каком-нибудь месте думать, планировать, даже собираться - зная, что никогда там не окажусь... А про Веретьево буквально неделю назад впервые услышал - и вдруг туда попал, хотя не ближний свет, конец Московской области, без пробок и остановок около двух часов езды! Место явно "раскручивается" и не пустует - даже по понедельникам, но честно говоря, прелестей ночевки там я не догоняю (впрочем, и не пробовал, и не хотел), а вот заглянуть на несколько часов, походить, оценить "креатив" - пожалуй, да, стоило, при всех возможных сомнениях.

Попали даже на "ферму" - это отдельная территория, с противоположной стороны дороги от "арт-усадьбы" собственно, и тоже немаленькая, там живут олени разных видов, а также всякая живность типа домашней птицы; с оленями можно погулять в вольере, они, конечно, симпатичные, но аттракцион "в гостях у Бэмби" мне подпортили злоебучие слепни, которые не оставляют в покое ни на секунду, норовят забраться буквально в трусы (совсем как иные театральные деятели), ну и большинство разновидностей оленей от жары попрятались, так что от посещения "фермы" впечатления у меня смутные, к тому же я там устал дико.

Усадьба же располагается на территории бывшего пионерского лагеря и мне как ветерану пионерии особенно любопытен был "креатив" по освоению пионерской мифологии (так или иначе она предпочтительнее "свадеб с гусарами" и тому подобного общепринятого ныне военно-православного энтертеймента!) через формат премиального буржуйского спа - а надо понимать, что дизайнерские "домики" вожатых и проч., не говоря уже о стилизованных и иронических арт-объектах ("бывший памятник Павлику Морозову", от которого будто бы лишь обугленные ступни сохранились; статуи Аленушки над прудом и картонные фигурки персонажей советских мультиков, прислоненные к деревьям; парковка "Тимуровцы" и скворечник с надписью-цитатой "дом свободен, живите кто хотите" из "Простоквашино", гигантский, наконец, монумент Чебурашке у реки; плюс соответствующий тематический "мерчандайзинг") лишь декорируют рекреационную среду вполне типичного современного загородного пансионата, с баней (мы даже заглянули походя в эту "парнушку", как она тут называется, застали там разгоряченную компанию, впрочем, относительно дружелюбную), катанием на лодках, мини-пляжем и проч. Ресторан, между прочим, закрывается в девять - раньше, чем в пионерлагере трубили отбой! И еще у нас в лагере раннеперестроечного периода (я всего раз сподобился, мне хватило) была не только линейка утром, но и вечером дискотека, обязательная (!) для посещения - "Веретьево" же, вопреки ленинским, коммунистическим идеалам, делает упор на частную жизнь и отдых либо индивидуальный, либо небольшими компаниями.

С этой точки зрения "парнушка" стоит Чебурашки, как едва ползающие - разжиревшие от переедания и лени - свободно по территории усадьбы кролики стоят маралов, муфлонов и прочих "бэмби" на "ферме" в комплекте со слепнями. Самое же притягательное на мой личный вкус здесь - "тропа Александра Бродского", открытая, кстати, совсем недавно, пару недель как всего: мостки, проложенные архитектором-дизайнером над зарослями и болотцами, с подсветкой, особенно увлекательно по ним гулять впотьмах, после заката, это уже почти театр (ощутил себя внутри гениальной "Вещи Штифтера" Хайнера Геббельса - но там среда воссоздается средствами театральной машинерии, а тут все натуральное!), благо в закутках открываются небольшие строения, выгородки, будочки (тоже нависающие над землей или водой с цветущими кувшинками), типа "приюты отшельников", с книжными полками и небольшими лежанками, но, полагаю, все в том же буржуазном формате, арендованными платежеспособными "пустынниками" за отдельные и вряд ли маленькие деньги. Вход на территорию по будням, к счастью, бесплатный (не считая фермы), спасибо и на том.

Collapse )
маски

"Замок Синей Бороды" Б.Бартока, Лионская опера, реж. Андрiй Жолдак, дир. Титус Энгель

Одноактная опера, кроме прочих, создает организационную проблему - конечно, можно ей и целый вечер посвятить, но до недавнего времени театры все-таки старались объединять короткие оперы либо по родству музыкального стиля ("Сельскую честь" с "Паяцами"), либо по общности содержания, либо дописывая к "классической" одноактовке современный музыкальный материал. Еще до тотальной "самоизоляции" и открытия "карантинного" сезона больше года назад удалось посмотреть трансляцию "Юдифи" (тот же "Замок герцога Синяя Борода" Белы Бартока, но переименованный режиссеркой с акцентом на женскую тему, на образ героини в свете торжествующей «фемоптики») из Баварской оперы в постановке Кэти Митчелл, как у Митчелл водится, с обильным использованием видео, но главное, вся первая часть спектакля, по хронометражу сопоставимая со второй, основной, разыгрывается на экране (то есть изначально в записи идет) под компиляцию оркестровых и инструментальных сочинений композитора, задавая совершенно новую, хотя, если честно, и довольно предсказуемую сюжетную рамку для исходного либретто, а именно, превращая Юдифь из наивной, пусть любознательной, жертвы в активную героиню, в спец-агента на задании, внедряющуюся в логово злодея с целью его изобличения и спасения пострадавших женщин:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4157802.html

Попадались в "самоизоляции" и другие версии "Замка Синей Бороды", к примеру, камерная новосибирская, в постановке Славы Стародубцева, с уклоном в пусть и своеобразную, не мелодраматичную, но "лав-стори"; да и живьем я как минимум две постановки оперы Бартока видел (Дэниела Креймера, Мариинский театр; Римаса Туминаса, МАМТ). Но не то что по отношению к "Синей Бороде" конкретно, а вообще не припоминаю случая, чтоб одноактную оперу ставили как двухактный спектакль, исполняя партитуру целиком заново в иной сценической подаче! Вернее, один раз на моей памяти такое было - у Дмитрия Бертмана на "Вампуке, невесте африканской" В.Эренберга в Центре Галины Вишневской, но там и опера изначально как пародия, высмеивающая штампы музыкального театра, задумана, вот Бертман и посмеялся дважды подряд, над "вампукой" академической, затхлой, и заодно сразу над новомодной, "продвинутой":

https://users.livejournal.com/-arlekin-/298907.html

Андрий Жолдак между тем не смеется, шутить не любит и вообще, по моим наблюдениям, чувство юмора не самая сильная сторона Жолдака как режиссера. В первой части "Замка Синей Бороды" он, с одной стороны, абсолютно верен своим всегдашним эстетическим установкам, с другой, вольно или невольно собирает все характерные приметы "современного" оперного спектакля, будь то постановки Дмитрия Чернякова или Оливье Пи, Кушея, Флимма, Коски, Биейто и т.д. Интерьер пространства, где разворачиваются события (сценограф Даниэль Жолдак) скорее напоминает коммунальную квартиру с общей кухней, чем герцогский замок или аристократические апартаменты: облезлые, ободранные, загаженные, в том числе кровью, но не только, стены, хлам, мусор - конструкция вращается, открываясь различными локациями и создавая все условия для свального греха с непременным эксгибиционизмом и вуайеризмом, населенная большим количеством бессловесных и безымянных персонажей всевозможного пола и возраста, и в этом полуборделе-полугареме порнографа-"ролевика"-маньяка-убийцы (видеокамеры, конечно, работают! хотя винтажные скабрезные картинки тоже идут в ход), где имеется даже своего рода евнух (заметный, по-своему яркий мимансовый травести-персонаж, обозначенный как "третья жена") можно оказаться, пройдя через огромное винтажное зеркало, между прочим, в начале затянутое куском черной ткани.

Собственно, после вводного слова, "пролога", зеркальная поверхность открывается, а в "зазеркалье" творится настоящий содом, буквально в том числе. Даже видавших виды европейцев сайт Лионской оперы предупреждает цензом «16+» насчет возможного их неудовольствия по поводу сцен жестокости, насилия, физиологизма и т.п. Ну лично меня и по жизни мало чем шокировать можно, тем более на сцене, а подавно на экране. Само собой, "герцог" (Karoly Szemeredy), кем бы он в данном контексте ни был "на самом деле", нюхает порошок, прикладывается к бутылке из горла и цепляет на себя женский блондинистый парик; помимо транвестита и старухи, а также некоторого числа женщин впридачу к Жудите-Юдифи (Ева-Мод Хубо), имеются в наличии и мужчины - с их пребыванием тут связана, пожалуй, самая "ударная" (по крайней мере на тонкий православный вкус) "сюжетная линия": один из них какает в горшок, другой туда же, в горшок, добавляет шампанского из бутылки, размешивает, и когда первый идет в душ, там его получившейся смесью голого обмазывает; потом один другого намеревается выебать стоя возле кухонной стойки и почти удачно, однако акт прерывает "третья жена", перерезая горло обоим - в общем, все как мы любим!

Но фишка (и я бы сказал прелесть) спектакля как раз в том, что эти "120 дней Содома", вполне, кстати, драматически насыщенные и технически изобретательные, но полностью свободные от идеологических, политических спекуляций, равно и от псевдоинтеллектуальных реминисценций, а визуально более чем изощренные, укладываются в первую часть спектакля. Далее же весь музыкальный материал оперы целиком повторяется заново, и заново разыгрывается действие (не сказал бы что сюжет, как такового "сюжета" здесь попросту нету...), заметно иного рода; внешне гораздо более сдержанное, но внутренне наполненное драматически; более аккуратное - но в чем-то и более острое (что касается опять-таки травести-образа "третьей жены"... платьице у него тут понаряднее, с блесточками - художник по костюмам Симон Мачабели); с иного типажа и характера героиней (Victoria Karkacheva), более активной и уверенной; ну тоже не без "я ее ножом по горлу, в колодце она", но в пространстве смещенном, мерцающем, ирреальном, придающем даже бытовой жестокости статус метафоры; на первый план здесь выходит юный двойник Юдит - девочка-перформер с музыкальной шкатулкой; еще сильнее бросается в глаза миниатюрная арфа, символический атрибут героини; ну и, конечно, снова точкой отсчета становится зеркало - портал между пространствами реальности и воображения, "нормы" и "патологии", показной благопристойности и скрытых изуверств; причем дурная бесконечность отражений, варьированных повторений, новых и новых воспроизведений инвариантного сюжета (на видео мелькают эпизоды из первой части спектакля...) трагически переживается героем, он и сам заложник этого "зазеркалья".

Не могу отмахнуться от параллелей с "Триумфом Времени и Бесчувствия" Константина Богомолова - и не в связи с тем, что там у Богомолова тоже возникают маньяки с расчлененкой; богомоловский "Триумф..." тоже строится на демонстративном стилистическом контрасте первого и второго действия - мультимедийный перформативный гиньоль сменяется после антракта отточенным статичным минимализмом, что иным музкритикам и большим любителям искусства дало повод, не от большого, разумеется, ума, говорить: дескать, нездоровая фантазия режиссера исчерпалась к перерыву, а дальше он смирился перед великой музыкой... Другое дело, что Гендель предоставил Богомолову такой объем музыкального материала, что хватило бы и на три части; а в распоряжении Жолдака лишь одноактная часовая опера; тем удивительнее, что воспроизводя ее дважды подряд, режиссер позволяет увидеть как бы одни и те же события (ну или скорее отражения событий - в зеркале и за зеркалом) по разному: причем не на выбор сообразно индивидуальным предпочтениям каждого -но именно - обязательно - в полном комплекте, как две стороны (и всего лишь две... наверняка их гораздо больше!) одной, не цельной, разомкнутой, ускользающей, иррациональной, заново воспроизводящейся и никогда не повторяющейся в точности художественной реальности. 
маски

"ВХУТЕМАС. Архитектурный факультет" и "Калязин. Фрески затопленного монастыря" в Архитектурном музее

В каждой роте Теркин свой, а в каждом музее свой ВХУТЕМАС - в музее архитектуры, соответственно, архитектурный по преимуществу; хотя вводная часть, представляя персоналии, содержит в том числе и автопортреты некоторых видных деятелей ВХУТЕМАСа - Любови Поповой (полагаю, что это автопортрет и очень ранний, графический - уточняющей подписи не нашел), Константина Мельникова, Владимира Кринского. Последняя фигура меня особенно интересовала, поскольку недавно на выставке "ВХУТЕМАС. Наследие" в галерее "Веллум" я обнаружил его небольшой, но очень занятный эскиз к "Храму общения народа", 1919 -


- а в в МУАРе, с одной стороны, этот конкурсный проект в необычайном разнообразии представлен, и помимо Кринского можно разглядывать, пускай и на крошечных размеров листочках с карандашными набросками, каким видели себе это здание (советский Храм в 1919 году!! апофеоз утопии - но ведь тогда она казалась всем не просто достижимой, но уже практически, почти осуществившейся! эх, было времечко...) Королев, Исцеленнов, Добровский, Ладовский (вариант последнего особенно смешной!), и разумеется, фантазия их "бумажной архитектуры", устремленная в будущее и в вечность, не ограничивалась ничем, так что выглядят их разработки будто наброски к декорациям спектаклей или фильмов о заселении иных планет (что, собственно, по меркам 1919 года также виделось делом обозримых перспектив); с другой стороны, Владимир Кринский неплохо представлен здесь и другими проектами, тоже в большей или меньшей степени утопическими, фантастическими.

Вообще из того, что можно увидеть на выставке - а несопоставимая по экспозиционной площади, да и по количеству предметов, с огромной и бестолковой в Музее Москвы -


- архитектурная в своем роде не менее масштабна и требует внимания к множеству вещей небольших размеров, а на них и к самым мелким деталям... - ясно, что архитектурная советская утопия на практике реализовалась в минимальной степени, зато идей в короткий срок породила столько, что за сто лет последователи и просто коллеги не то что до дна не вычерпали, а лишь с поверхности что-то успели взять. При том что в отличие от литераторов и художников архитекторам заметно сильнее повезло в плане личных судеб, почти никого из них русские вскоре не убили, все они жили долго, хотя и в разной степени востребованные по специальности при последовавшем вскоре, уничтожившем прекрасную мечту вместе с ее главными носителями евреями-большевиками, православно-имперском реванше.

Еще не чисто архитектурной тематики, а более широкого охвата, на выставке попадаются образцы станковой живописи А.Веснина (в том числе кубистская ню "Обнаженная натура", кон. 1910-х нач. 1920-х, и прекрасный "Зимний городской пейзаж", 1921), одна картина Л.Поповой ("Абстрактная композиция", 1921); вместе с тем, коль скоро на архитектурном факультете ВХУТЕМАСа исследовались также основы и технологии реставрации, реконструкции древних памятников, небольшой закуток посвящен, как ни странно они смотрятся в общем футуристическом контексте (но позволяют увидеть и сходство, и даже парадоксальную преемственность именно по линии утопии, мечты... в конце концов, веры!) церковному зодчеству, хотя бы и с точки зрения его сохранения, а не, конечно, развития или тиражирования (к примеру, проектор Торопова по "включению церкви николая Чудотворца в новый архитектурный ансамбль здания Центросоюза на Мясницкой, 1927).

Но в основном, понятно, ВХУТЕМАС - и педагоги, и ученики - это идея и даже идеология "прекрасного мира будущего" с параболическими домами и целыми улицами таких совершенно "инопланетных" даже по сегодняшним меркам (особенно по сегодняшним!) "жилых" построек, "красными стадионами", похожими на "летающие тарелки" пришельцев "аренами для эстрадных и музыкальных концертов" и т.п., от планов реконструкций и построек целых городов, начиная с Москвы (один из таких разработал Щусев, удивительная, конечно, личность, проектировавший православные церкви и мавзолей Ленина, вокзалы и дачи, памятники и парадные залы; его "Новая Москва" датирована уже 1923 годом!), заканчивая Туапсе и Магнитогорском; до, к примеру, крематория, в проектном эскизе Ильи Голосова, 1919, поражающим даже видавших виды приземистостью дорического портика на фасаде (умиляет присутствие в наброске человеческих фигурок - кто-то кого-то по лесенке тащит, еще живого, видимо... ну а почто терпеть? правильно!).

Самое неожиданное, может быть, имя в предложенном контексте - Шехтель, который вроде бы с ВХУТЕМАСом не ассоциируется совсем, а принадлежит к другой эпохе исторически и эстетически; но не успевший спастись от русских, и Шехтель на старости лет старался ради выживания вписаться в новые, к тому же постоянно меняющиеся стандарты запросов; выходило у него это с практической точки зрения, кажется, совсем неловко, а с эстетической необычайно занятно - вдруг посреди футуристической карандашной стереометрии натыкаясь на яркий цветной минарет или терем, не веришь глазам и думаешь, что листки эти ошибочно тут повесили, но нет: в проектах Туркестанского павильона для промышленной выставки, 1923, или Беговатской плотины (тоже в Туркестане, оказывается... узнал впервые и уже задним числом, в интернете поискал) Шехтель вместо того, чтоб подстраиваться под моду, обращался к формам, более для себя привычным и органичным, но ставил их на службу социалистической индустриализации.

Даже если не брать откровенно фантастические, утопические идеи вроде "храма общения народа" (проектные разработки к нему еще и выглядят столь причудливо, что не сразу поймешь, на существ каких биологических видов рассчитаны эти сложносоставленные "ракушки"...), глядя на архитектурные эскизы начала 1920-х - Небоскреб на Лубянской площади (Кринский, 1923), Театр им. Сумбатова-Южина на Советской площади (Щусев, 1922), варианты разных авторов для здания московского отделения газеты "Ленинградская правда" на Страстной площади (я так понимаю, примерно там, где построен комплекс "Известий" на Пушкинской... - вариант Мясникова и Голосова предлагал башню с крышей-террасой, для геликоптеров, что ли, в виде 8-конечной звезды! и трогательно в наброске смотрится маленькая фигурка, напоминающая "человека-паука"!) - осознаешь, что в какой-то момент действительно имелся шанс на месте этой проклятой богом страны что-то создать небывало восхитительное и убедить все цивилизованное человечество следовать тем же светлым путем... Проекты, кстати, готовились не только для "внутреннего употребления" - показателен в этом смысле конкурс на памятник Христофору Колумбу в Санто-Доминго (1929!!) - вдобавок к никого не интересующей мелкой антропоморфной статуе мореплавателя, уж как водится, непременно предполагается немыслимой высоты башня-"маяк", а заодно и летающие вокруг дирижабли... - участвовал в котором, среди прочих, Константин Мельников, предложивший конструкцию с постоянной подкачкой воды.

До недавнего времени всю раннюю советскую архитектуру я на своем дилетантском уровне числил по разряду "конструктивизма" - недавно побывав наконец в Доме-музее К.Мельникова (это филиал МУАРа), уяснил, что тот же Мельников (а с ним и многие другие... вероятно, и Кринский?) мыслили в категориях несовместимых и даже антагонистичных по отношению к конструктивистам с их ставкой на утилитарность, прагматику... Но так или иначе, прямоугольные, как у Весниных, или цилиндрические, как у Мельникова, или даже параболические конструкции на множестве представленных эскизов реализуют "архетип" башни, и башня эта, по сути, "вавилонская"... - в отличие от ампирных "сталинских высоток", которые и по размерам, может, крупнее задуманных авангардистами, и выше в небо вознеслись, и, главное, были построены (тоже не все из планируемых - но авангардная-то архитектура подавно осталась на бумаге преимущественно... а то и не осталась!..), непременно предполагают и прочное основание на земле, и "верхушку", увенчанную чем-нибудь таким символически "государственным"; тогда как башни деятелей ВХУТЕМАСа устремлены прямиком в космос, в бесконечность и пространственную, и временную.

Практиковавшийся Ладовским "коллективный психоаналитический метод" отдает и впрямь мистицизмом, сектантством, если честно - при всем видимом рационализме плодов этой деятельности... Но при этом "архитектурные явления" показывают наглядно: ведь "счастье было так возможно, так близко" - поневоле допускаешь мысль, что и биология, физиология, телесная организация человека вместе с организацией человеческих сообществ и всего людского рода, да что там, всей биосферы вплоть до последней пиявки, должна была как-нибудь усовершенствоваться, чтоб приспособиться к этим как будто невозможным, а на мещанский вкус попросту уродливым, "бесчеловечным" проектам. На самом деле все ровно наоборот, и это реальные люди - не говоря уже лишний раз о русских... - недостаточно "человечны", чтоб сгодиться для такой архитектуры... пришлось бы эволюционировать ускоренными темпами, но белковые тела по обыкновению предпочли остаться на достигнутом этапе развития (в лучшем случае! а то и деградировать), и вот теперь ползаем на двух ногах по земле из последних сил, картинки с выставки рассматриваем.

Параллельно с ВХУТЕМАСовской, разместившейся в флигеле "Руина", открыта - на правах части постоянной экспозиции музея - выставка "Калязин. Фрески затопленного монастыря", и переход от одной к другой тоже дает своеобразный эффект... Монастырь давно под водой (затоплен при строительстве водохранилища), а фрески были сняты, отреставрированы (некоторые дважды): т.н. "благоверные князья" (в том числе воевавшие друг с дружкой и выслуживающиеся перед Ордой), всякие там "святители" и проч. соседствуют с картинками из серии "Апокалипсис", и вот уж где полет фантазии иконописцев сопоставим с футуристическими утопиями вхутемасовсцев: всадник на Бледном коне держит в руках меч, словно это "калаш"; в адском пламени поджидают чудища, среди которых многоглавый василиск покажется еще не самым удивительным рядом с совершенно необычайной крылатой гадиной, которую легко принять за птеродактиля; ну и две сцены, посвященные сюжету о Вавилонской башне - ее строительству и разрушению - содержательно с выставкой архитектуры ВХУТЕМАСа перекликаются напрямую; впрочем, рыбки и козлик отпущения настраивают скорее на умиротворяющий лад.

Collapse )