Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Пиковая дама" П.Чайковского в Большом театре, реж. В.Фокин, дир. М.Плетнев

Интересно, насколько непохожими на себя именитые режиссеры становятся, дебютируя в опере. Сокуров, при его патологическом пристрастии к долгим статичным планам, в "Борисе Годунове" никому присесть не дает - у него на сцене все движется и мельтешит:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/871176.html?nc=2

то у Фокина, для спектаклей которого характерна как раз динамика, пусть и сосредоточенная в очень ограниченном пространстве, в "Пиковой даме" сплошь статика. Никогда я Фокина не понимал, первого его периода, когда он ставил социально значимые спектакли на заре перестройки, я, конечно, не застал, потом его уже на моей памяти "прогрессивная" критика списала в утиль (вроде того, как сейчас на скорую руку списали Чусову), однако он вскоре "выстрелил" сразу несколькими нашумевшими постановками подряд, многие из которых я уже видел и как раз они совершенно не показались мне выдающимися (я имею в виду и "Нумер в гостинице города NN, и "Татьяну Репину", на которую я когда-то едва прорвался и остался страшно разочарован, и сравнительно недавнюю "Шинель" с Нееловой на Другой сцене "Современника"). "Пиковая дама" не похожа ни на драматические постановки Фокина (кстати, если не считать петербургской Александринки, я не вспомню, когда последний раз Фокин выходил за пределы камерной сцены), ни на продукцию "современной оперной режиссуры" в ее самом поверхностном понимании. Тут, конечно, многое зависит от дирижера - Плетнев, по-моему, тоже дебютант в музыкальном театре - и еще в большей степени, если говорить конкретно об этой "Пиковой даме" - от художника-постановщика. Большая часть действия масштабного спектакля сосредоточена на мостике с ажурными перилами, закрепленном на черных колоннах, пересекающих всю сценическую коробку по вертикали. Свет выстроен таким образом, что на белом фоне и сценография, и персонажи выглядят как силуэты, тем более, что практически все действующие лица, от главных до хора, одеты в черное. В принципе, это стильно, но для зрелища продолжительностью почти три с половиной часа чистого действия (не считая антракта - Плетнев не поддается распространившейся тенденции гнать музыкальные темпы на всех парах, скорее наоборот) довольно-таки однообразно. Так долго смотреть на "людей в черном", признаться, скучно, какую бы гениальную музыку они не пели (или тогда уж вовсе смотреть не стоит, а только слушать), но мало того - они по ходу дела еще и мало двигаются. По большому счету, динамичный эпизод во всей постановке только один - это балетная часть "пасторали", ее по-другому вообще как-то трудно решить, правда, и здесь прыгают люди в черном, в руках у них овечки из картона (если я правильно рассмотрел, оклеенные с двух сторон шерстью или белым пухом), в черном же и исполнители "пасторального" вокального дуэта, причем одна из исполнительниц - в черном сюртуке и черном цилиндре. Собственно, двигаться персонажам особенно и негде - в основном они сосредоточены на подвесном мостике, ходить могут только направо-налево, вперед-назад уже некуда. Иногда это работает на характеристику персонажа: не засыпая, графиня проходит со своей челядью по мосту из правой кулисы в левую, затем идет обратно слева направо, в центре моста ей ставят кресло, и там она, стоя исполнив арию, засыпает, а пробуждает ее Герман. Но мне непонятно, например, почему Герман и Лиза не приближаются друг к другу ни на первом свидании (может, не смотрят они друг другу в глаза из смущения, а Лиза еще и скрывает слезы - но диалог, достаточно продолжительный, ведется на расстоянии нескольких метров), ни на последнем, на набережной - это и вовсе "свидание на разных уровнях", поскольку Лиза стоит на мосту, а Герман объясняется с ней, стоя на сцене, под мостом. Стоя по стойке смирно поет и хор в финальной сцене в "игорном доме". Нет, это по любому лучше, чем танцы вприсядку, как это было в Челябинской "Пиковой даме", показанной весной в рамках "Золотой маски":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/848339.html?nc=17

И тем не менее спектаклю не помешала бы большая живость эмоций, движений, да и красок - однако у Фокина в его режиссерской колоде оказались одни только пики.

Но все-таки, возможно это заслуга Плетнева, а возможно результат именно статичности мизансцен, не мешающих артистам петь, в музыкальном плане "Пиковая дама" стала одним из лучших спектаклей в репертуаре Большого. Плетневу еще и повезло с солистами. Роман Муравицкий в партии Германна у меня вызвал противоречивые чувства, но, может быть, Германа только так и надо петь, драматично, не дрожа внутренне над каждым звуком или переходом, но целостно, как театральную роль, а не просто как вокальную партию. Хотя Елена Поповская, как мне показалась, сумела совместить и драматизм, и "классически" хороший вокал. Чекалинский Вячеслав Войнаровского в силу фактуры артиста выбивался из "картинки", но звучал достойно. Елена Образцова, которая, как и раньше, поет Графиню, ощущает себя на поклонах абсолютной примадонной, но надо отдать ей должное, в ансамбле спектакля существует органично. Графиню ее, кстати, никак не назовешь "восьмидесятилетней каргой", как это делает один из второстепенных персонажей оперы. Герману, пожалуй, и в самом деле стоило всерьез подумать насчет того, чтобы соблазнить саму старуху, а не бедную Лизу. Графиня, во всяком случае, к этому была готова - когда Герман появляется в ее доме ночью, после первого испуга она решает, что она привлекла его как женщина (а у нее есть все основания так думать! в черном, в шляпе с пером героиня Образцовой выглядит очень даже), как будто пытается "отвечать на ухаживания", и только осознав его истинные цели пугается по-настоящему. Помимо Графини, нетрадиционно режиссер подошел только к образу Германна, да и это опять-таки связано с общим сценографическим и костюмным решением. Как и все остальные, Германн одет в черное. Но мертвая Графиня является ему в белом. Он встречает ее, снимая плащ и оставшись в одной белой рубашке и подштанниках. В том же виде он отправляется на последнее свидание с Лизой и так же, в белом исподнем, заявляется в игорный дом (реакция гостей - "Смотри, на что похож! (...) Здоров ли? (...) С ума сошел!" - получает в свете такого решения более конкретное толкование). Проигрывая же, он видит, как на мосту снова появляется Графиня - и снова в черном, а Лизы, к которой он обращается, умирая, на сцене нет. Семантика черно-белого здесь мне до конца непонятна - белый цвет здесь то ли символ смерти, то ли знак безумия. В связи с этим так же неясно, как режиссер трактует видения Германа - как мистическое явление или как психоз; скорее все же последнее, Герман ведь изначально не вписывается своим поведением в социальные рамки, в самой первой сцене, когда вокруг звучат радостные голоса, он закрывает руками уши. Может быть, такое противопоставление черного/белого как-то соотносится с пространственным "двухуровневым" решением спектакля, может, касается всегда важной для Фокина темы смерти: "что верно? смерть одна!"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments