Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Дух" реж. Джозеф Файнс, "Прощай, Бафана" реж. Билле Аугуст (29-й ММКФ)

Я надеялся, что получасовой "Дух" будет перед двухчасовым фильмом Аугуста, досматривать до конца который я не успевал, но, как и многое на это фестивале, все вышло наоборот. В результате суть англо-российской короткометражки, снятой Файнсом в духе то ли мистического триллера, то ли вдохновленной "Зеркалом" Тарковского (а чем еще? что еще из русского кино мог видеть Файнс? Тарковского - это еще в лучшем случае), я не уловил, и даже вычитанный в справочнике сюжет (герой живет в лесу, где во время войны погибла его семья, брат приезжает к нему, уговаривает вернуться в город - но тот отказывается) не помог. Зато Аугуста, который завтра сам должен представлять фильм на официальной премьере, досмотрел до конца.

ЮАР, апартеид. Сержант, позднее офицер Грегори (его играет опять-таки Джозеф Файнс, потому, видимо, фильмы поставили рядом, хотя больше между ними ничего общего нет) в течение нескольких десятилетий связан с пожизненно заключенным в тюрьму Нельсоном Манделой: он работает в тюрьме охранником и занимается цензурированием писем заключенных (бесчеловечный апартеид, в отличие от сталинского интернационализма, позволял неграм-террористам и переписку, и даже свидания с родными - вот они, белые изверги, на что только не пойдут ради угнетения черных) Поначалу он, как и все белые, расист, но все-таки он рос на ферме и играл в детстве с местным чернокожим мальчиком Бафана, который подарил ему на память кроличью лапку - это трогательное воспоминание помогает герою Файнса лучше других белых понять лидера африканского национального фронта. Вслед за ним еще более сложный путь от расизма к толерантности проделывает и его жена (Дайана Крюгер), хотя на этом пути массса трудностей. Другие белые не понимают Грегори, ему угрожают, да и сам он, в свою очередь, страдает от того, что когда-то, еще будучи расистом, способствовал гибели нескольких чернокожих активистов, и когда его собственный сын погибает в автокатастрофе, воспринимает это как кару божью. Однако все заканчивается очень даже хорошо - прежний диктатор уходит в отставку, президент де Клерк выпускает Манделу на свободу, а через четыре года тот становится президентом ЮАР.

Про апартеид я, слава Богу, еще успел почитать в "Пионерской правде", а совсем недавно в том же духе о нем неожиданно напомнил спектакль Питера Брука в рамках Чеховфеста. Однако о борцах с апартеидом и о том, что пришло ему на смену тоже есть кое-какие альтернативные свидетельства, в том числе и художественные - романы Кутзее, например. И в них образы угнетенных чернокожих бойцов за правду отнюдь не однозначно благостные, а черный расисзм показан пострашнее белого. В фильме же Аугуста ни о каком черном расизме и речи нет, ну взорвали члены АНК пару десятков гуляющих белых раз-другой-третий - так это ж они за свободу боролись. Мандела - просто народный святой, так когда-то играли в кино Ленина, у кино-Манделы просто нет человеческих недостатков (в фильме он еще и актерски очень хорошо сыгран). Аугуст, большой режиссер и настоящий художник, почему-то не смог, а вероятнее всего и не захотел преодолеть тупость сценария. Он просто сделал кино, как он умеет - трогательное, нескучное, по-своему глубокое. И жутко предсказуемое. Так что если б я, как собирался, не досмотрел до конца "Прощай, Бафана", а не "Дух", я бы точно ничего не потерял. Но составители программ распорядились иначе.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments