Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Персефона" А.Жида-И.Стравинского в Доме музыки ("Черешневый лес")

Главную женскую партию - драматическую - исполнила Сати Спивакова в сопровождении НФО, которым дирижировал Ион Марин (Владимир Теодорович присутствовал только в зале), а главную мужскую - жреца Деметры Эвмолпа - Марат Гали. Пространство действа организовали таким образом, что публике достались только амфитеатр и основная часть балкона (но и их не заполнили), а на месте разобранного партера разместили оркестр с половиной хора, другая половина оказалась на заднем балконе и лестницах, ведущих с него к сцене. На самой же сцене Николай Симонов соорудил основательное подобие садовой теплицы в натуральную величину, что для мифа о Персефоне, безусловно, находка любопытная, но в общем контексте представления не вполне внятная. Внутри теплицы (пленку по ходу действия рвут в клочья)происходит нечто вроде ночной вечеринки - с полуголыми девушками с чемоданами и мужским стриптизом.

Я не понял, изображал ли стриптизер Нарцисса, Адониса (что было бы ближе к теме) или раздевался без мифологических подтекстов, но гораздо больше меня смутило, что разделся он до плавок, хотя стриптизеру полагается стринги, и Серебренников уж чего другого, а этого не может не знать). Гермес, он же Меркурий, тоже превратился в эдакого "метросексуала" в обтягивающей маечке, что за античный бог был голый, в одних трусах, старик с одноколесной тележкой, в которой сидела маленькая девочка, я не сообразил, но ассоциации с подземным миром, как положено, возникли. Мизансцена с "воскрешением", возвращением Персефоны, а с ней и весны, решена хорошо, ничего не скажешь: тело на прозекторском столе, под белой простыней, поливается свежевыжатым (буквально на глазах у публики, с помощью механических соковыжималок) соком граната, из окропленной красной жидкостью и разрезанной простыни встает обнаженная девушка... Гранат - плод, связывающий Персефону, возвращающуюся в мир людей, с миром мертвых (зерно граната дает жене Аид). Но это, наверное, единственный момент постановки, через который "Персефона" соотносилась с "Весной священной", а между прочим, параллели между этими двумя сочинениями Стравинского очевидны, по сути, они написаны на один и тот же миф, только "Весна священная" использует его славянский (псевдославянский, если быть культурологически точным) извод, а "Персефона" - античный. Тем не менее образ Персефоны как трагический и жертвенный получился - но тогда и теплица, и мужской стриптиз, и даже непременная почти в каждом работе Серебренникова лестница-вышка (с нее вещает Эвмолп, на нее забирается Персефона) были лишними. И главное - не знаю, как этот момент выглядел в первой постановке, заказанной и осуществленной для Иды Рубинштейн, балерины и актрисы в одном лице, но в версии Серебренникова "драматическую" роль героини сыграла Сати Спивакова, а хореографические элементы, необходимые в эпизоде возвращения Персефоны - обнаженная танцовщица. С одной стороны - понятно, что Спивакова голой не стала бы на прозекторском столе прыгать, ей это не по статусу, да и по другим параметрам не ее это дело, хотя можно отметить, что Спивакова в этот проект вписалась удачнее, чем Фанни Ардан в прошлогодние спиваковскую "Жанну д'Арк на костре" в постановке того же Серебренникова (актерские таланты не сравниваются: Ардан - богиня, Спивакова - милая женщина). С другой стороны, две Персефоны, одна из ведет драматическую партию, а другая хорерграфическую - зрелище в чем-то шизофреническое, да еще в окружении девушек, размахивающих серпами - разве что если Серебренников предлагает понимать Персефону одновременно как царицу мертвых и как ритуальную жертву, как хтоническую и как "олимпийскую" богиню, такая версия возможна. Не лучший вариант, что драматическая партия героини звучала по-французски, а русскоязычный перевод шел субтитрами. Одно дело, когда в "Царе-Эдипе" Стравинского хор поет на латыни, а чтец говорит на языке, понятном публике - это часть авторской концепции. Но "Персефона" рассчитана на непосредственное восприятие - для французов она писалась на французском языке, для русскоговорящей логичнее было бы сыграть ее на русском, тем более, что драматическое начало в "Персефоне" заложено более мощное, чем в "Жанне д'Арк" Онеггера, вне текста ее вообще невозможно воспринимать, а субтитры постоянно отвлекают от действия, которое и так, в силу удаленности исполнителей от публики (ведь между ними в разобранном партере сидит оркестр!) можно видеть только на общем плане, а заодно страдает и звук, поскольку оркестр сидит в месте, совершенно для этого не предназначенном.

Боже упаси заклеймить Серебренникова за штампы и поверхностное отношение к материалу - "Персефона" заслужила этого меньше, чем многие другие его проекты. (Хотя я совсем не увидел в постановке, например, развитие линии, связанной с Триптолемом - в архаичной традиции это персонаж мифа о Деметре, выполняющий функцию культурного героя и обучающий людей сеянею злаков, у Жида и Стравинского он оказывается, если я правильно уловил этот момент, "земным" мужем Персефоны). Но есть такое удобное словечко - "занятно". Можно воспринимать его как комплиментарное, а можно - как уничижительно-пренебрежительное. Тем не менее если характеризовать "Персефону" одним словом - она вышла занятная. По балаганному занятная. С использованием гранатового фреша вместо классического "клюквенного сока".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments