Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Питер Пэн" Дж.Барри в МТЮЗе, реж. Р.Олингер

Не помню уже, когда последний раз сбегал со спектакля в антракте (в том смысле, что помню, конечно - но уж очень давно это было). А чтобы я даже до антракта не досидел... Но смотреть это мне было физически невыносимо, я выдержал около часа, еле-еле.

Не думаю, что в замечательном фильме "Волшебная страна", который я очень люблю, эпизоды постановки "Питера Пэна" ставились с учетом того, что из себя представлял реальный премьерный спектакль по сказке Барри. Но что удивительно - постановка Олингера, несмотря на то, что стены дома родителей Венди украшают абстракционистские полотна, еще более архаична, чем лондонский спектакль столетней давности в представлении голливудских кинематографистов. Актеры пытаются как-то уйти от старомодной тюзятины, каковой на моей памяти не водилось в театре Гинкаса и Яновской, и в тех условиях, в какие их поставил режиссер, выходит только хуже: откровенно нелепое действо начисто лишается обаяния наивного романтизма, ирония между тем все равно дохлая и не работает. Дубровский играет Питера Пэна и одновременно Капитана Крюка. В чем смысл такого режиссерского хода, возможно, становится ясно во втором действии, до которого я не досидел (но что-то я сомневаюсь), а задумки с "тенью Питера", которая возникает при его первом появлении в доме Венди, а потом куда-то без следа исчезает, я не понял совсем. Нестерова, замечательная актриса, интонации которой в спектаклях Гинкаса "Счастливый принц", "Пушкин", "Скрипка Ротшильда" остаются в памяти и звучат годы спустя так же отчетливо ("муж мой, Павел Воинович Нащокин" - говорит ее героиня в "Пушкин. Дуэль. Смерть" - ну что, казалось бы, особенного, но на этой фразе-лейтмотиве образ выстраивается! а Маленькая Ласточка из "Счастливого принца"... да что говорить), в этом спектакле вынуждена кривляться как престарелая провинциальная травести, смотреть невозможно, до того обидно за нее. Но с первых минут меня просто убила собака. Даже в "Волшебной стране", где без всяких претензий на документальность воспроизводится премьерная постановка сказки Барри, собаку играет актер, ползающий в соответствующем костюме на четвереньках. За сто лет театр, казалось бы, ушел далеко вперед - как по части сценической условности, так и, что немаловажно, по техническому оснащению. Но в постановке Олингера (где, интересно, нашли такого? на афише написано, что из Англии выписали - а оттуда его, может, списали за непригодностью?) актеры летают точно так же, как и в фильме - подвешенные на тросах, и дай-то Бог, чтобы не покалечились, им еще у Гинкаса играть. А вот собаку представляют сразу два артиста, укутанные в какое-то тряпье: один, совсем как в школьных утренниках, изображает морду и передние лапы, второй - задницу. Странная получается собака - ростом с "детей" (которых, по тюзовской в худшем, давно забытом в МТЮЗе значении слова, традиции играют взрослые, если не сказать жестче, артисты), похожая больше то ли на корову, то ли на верблюда. Верблюда тоже странного такого - в чепчике и в туфлях.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments