Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Персонаж" реж. Марк Форстер

Гарольд Крик работает налоговым инспектором и живет тихо, одиноко, по раз и навсегда заведенному порядку, считая шаги по дороге к автобусной остановке и легко перемножая в уме трехзначные числа. Иногда возникают непредвиденные трудности - как, например, столкновение с нежелающий платить налоги хозяйкой кондитерской мисс Паскаль, но и тут Крик действует строго по правилам, даже не хочет пробовать печенье бесплатно. Как вдруг начинает слышать женский голос. Этот голос описывает то, что Крик делает и даже что он думает, причем из описаний следует, что вскоре Крик умрет. Крик понимает, что он - герой романа неизвестной ему писательницы. В панике он бежит к психоаналитику, но старушка-аналитик только и может сказать, что у него шизофрения. Тогда, будучи героем романа, Крик обращается к известному филологу Гилберту, специалисту по теории литературы. Тот методом анализа и исключения пытается определить структуру сюжета, жанр произведения, в котором Крик существует, и к какому типу героя он принадлежит, перебирая от Гамлета до Голема и мисс Марпл. А между тем известная писательница Карэн, не вылезающая из депрессии, с вечно воспаленными глазами, смолящая одну сигарету за другой и заворачивающая бычки в бумажки, пытается дописать роман. Она знает, что он должен закончиться смертью героя, Гарольда Крика, но не может придумать, как именно его "убить". Присланная из издательства чернокожая ассистентка пытается помочь - безрезультатно. А Крик между тем вовсе не хочет умирать. Тем более, что между ним и кондитершей-анархисткой внезапно вспыхнула настоящая любовь. Однако из своего дома уже выехал на велосипеде мальчик, спасая которого Гарольду Крику предстоит попасть под автобус.

Прелесть этого фильма в том, что в формат абсолютно попсовой комедии упакованы схемы, разработанные самой что ни на есть высоколобой литературой. Взаимоотношения автора и персонажа - архисюжет позднего Набокова, развитый также Фаулзом, Борхесом, да много еще кем в 20 веке. Автор у Набокова, особенно в таких романах, как "Под знаком незаконорожденных" и "Прозрачные вещи" выступает в качестве "антропоморфного божества", задачей персонажа в этой ситуацией оказывается осознание своей беспомощности перед авторской воли и принятия этой воли как неизбежного. Удивительно, но структура "Персонажа" даже сложнее, чем в набоковских романах, поскольку у автора-"божества" здесь есть и антипод - "дьявол"-литературовед. Мистер Гилберт (Дастин Хоффман) убежден, что только трагический финал сделает роман Карэн шедевром, и пытается Крика убедить в том же, чтобы тот принял предписанную создательницей смерть. Он уже почти преуспел - Гарольд Крик, как набоковские Адам Круг или Хью Персон, спокойно идет к своей гибели, и мальчик уже едет на своем велосипедике к месту будущей автокатастрофы - но писательница принимает решение изменить финал, и дело обойдется несколькими переломами.

Важнейшую роль в сюжете романа "Смерть и налоги", который сочиняет Карэн, играют часы. Смерть и налоги - то, что по утверждению отца-основателя США будет всегда. Наручные часы Гарольда Крика отмеривают предписанную ему неизбежность с предельной точностью. И даже то, что по нелепой случайности они спешат на три минуты, оказывается частью предначертания судьбы (в лице автора романа). Часы же, однако, в последний момент и спасают персонажа - разбившись в момент столкновения с автобусом, они закупоривают артерию и позволяют избежать фатальной кровопотери, правда, теперь до конца жизни Гарольду Крику придется жить с куском часов в организме (не знаю, как с точки зрения физиологии, но на символическом уровне придумано блестяще).

Мистер Гилберт явно неслучайно упоминает в своих размышлениях о сюжетах и персонажах Итало Кальвино, а заодно и "Преступление и наказение" Достоевского. Эмма Томпсон вряд ли случайно делает свою героиню-писательницу похожей на Вирджинию Вулф, да и ее отношения с чернокожей ассистенкой (Куин Латифа) не лишены лесбийских подтекстов. Из мелочей, на которых режиссер вроде бы не акцентирует внимания, складывается интереснейший литературный контекст, в котором при этом развивается вполне голливудская лав-стори между персонажем Уильяма Ферелла и героиней великолепной Мэгги Гилленхал с роскошной татуировкой на правом предплечье и к тому же идеально дублированной на русский (чей голос - не знаю, но попадание стопроцентное). И голливудский хэппи-энд в таком случае неизбежен - к печали литературоведа. Мог бы быть великий трагический роман - получилась вполне сносная комедия. Герой Хоффмана, большой поклонник творчества героини Томпсон, слегка разочарован. Зато персонаж романа Гарольд Крик, реально счастлив. Жалко только, что фильм, стартующий одновременно с "Пиратами Карибского моря-3" и через неделю после "Шрэка Третьего" пойдет минимальным количеством копий, в основном по регионам, а в Москве - только в нескольких многозальниках, причем даже не в "Атриуме" и не в "Октябре".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments