Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Сторож" Г.Пинтера в театре "Около дома Станиславского", реж. Ю.Погребничко и др.

При всем моем многолетнем увлечении т.н. "театром абсурда", нобелевский Пинтер всегда был для меня наименее интересен из драматургов этого ряда. Хотя как раз с Пинтера и Мрожека началось мое случайное знакомство с абсурдизмом - в 1988 году издательство "Молодая гвардия" произвело престранного монстра - альманах "Весь свет", сочетавший дичайшую даже по советским меркам антисемитскую публицистику некоего Федора Алексина с прогрессивными и на тот момент просто непечатными пьесами, в том числе "Гулянье" забытого после нескольких публикаций в 60-е и вновь всплывшего на русском языке только в 88-м польского эмигранта Мрожека и радиосценарий Пинтера "Голоса семьи". Сколько я потом ни читал Пинтера, сколько ни смотрел в театре и особенно в кино (он ведь написал несколько сценарий для известных фильмов Джозефа Лоузи), никогда не воспринимал его так, как сразу принял Мрожека, а чуть позже Ионеско и Беккета. Из русских попыток ставить Пинтера всегда выходила либо бестолковая клоунада (и если с Беккетом этот номер иногда проходит, с Пинтером - ни в какую), либо чудовищное занудство. Но после "Предпоследнего концерта Алисы в стране чудес" у Погребничко мне казалось, что Пинтер - тот автор (в отличие от Милна, по "Винни-Пуху" которого у Погребничко тоже есть полуконцертная фантазия), с которым при всем желании не получится то, что у него получилось с Кэроллом:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/860537.html?nc=22

И в самом деле - совершенно другой театр, если сравнивать с "Алисой". Пинтер, какого я никогда не видел. Мне даже неожиданно стало ясно, что из себя представляет Пинтер и как соотносится с другими, любимыми моими авторами, которых принято числить по ведомству "абсурда". То, что в спектакле по Пинтеру от начала и практически до самого конца (пока один из героев не шагнет в окно - пьесу не читал и не знаю, так ли написано у автора или триумвират режиссеров придумал такую точку, вдвойне эффектную в силу неожиданности) ничего не происходит - это как раз для театра абсурда нормально. Ни "В ожидании Годо", ни "Стулья" тоже не предполагают событийности. Но разница в том, что герои Беккета и Ионеско постоянно говорят о наступлении события, которому совершенно явно, с самого начала, не суждено случится, они его ожидают, они его постоянно "анонсируют", и это мучительное, трагическое ожидание Владимира и Эстрагона или Старика и Старухи составляет содержание драм. У Пинтера в пьесах также обычно не происходит заявленных адюльтеров, возвращений и т.п., но их ожидание почти до самого конца кажется оправданным, а наступление - возможным и иногда даже кажется, что ожидаемое уже случилось. Зритель Беккета и Ионеско знает то, чего не знают или во что не хотят верить герои. Пинтер своего зрителя держит в том же неведении, что и персонажей, оттого со стороны этим персонажам, с одной стороны, сложнее сочувствовать, а с другой, интереснее следить, что с ними будет дальше: а вдруг получится? Абсурд в Беккета и Ионеско задан заведомо невероятной, неправдоподобной ситуацией и и изначально очевиден. Абсурд Пинтера психологически очень точно мотивирован и прорастает, как сорная трава между плотно пригнанных друг к другу кирпичиков логически выстроенной системы событий. В "Стороже" один герой из сочувствия приводит другого, когда того выгоняют с работы на улицу, и позволяет ему остаться на неопределенный срок, благо в доме, принадлежащем его брату и находящемся на ремонте, несмотря на беспорядок, есть место и свободная кровать. Но брат-хозяин (его играет сам Юрий Погребничко) неожиданно предлагает "пришельцу" место сторожа при ремонтируемом доме. Затем выясняется, что первый из братьев сидел в психушке, а второй принял бродягу почему-то за дизайнера интерьеров и разочарованный выгоняет его на улицу. В какой момент предсказуемое и ровное течение событий взрывается парадоксом, а потом еще одним, и еще - сразу даже понять невозможно. Но в каждую конкретную секунду герои ведут себя абсолютно достоверно (а актеры "Около" аболютно достоверно их играют) - даже когда бродяга в отсутствии хозяев пытается залезть в их чемодан и прячет в неработающую духовку статую Будды, стоящую на столике. Идеальный Пинтер.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments