Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Крошка Цахес" по Э.Т.А.Гофману в Театре им. Моссовета, реж. Н.Чусова

Даже если паузу после откровенно неудачной "Америки..." в "Современнике" Нина Чусова сделала не только по творческим соображениям, она пошла ей на пользу, и "Крошка Цахес" заставляет вспомнить самые удачные ее спектакли, которые когда-то мгновенно вывели Чусову на первый план. "Крошка Цахес" - яркий спектакль. Яркость любой ценой - не самая продуктивная творческая программа, но с ней когда-то Чусова прорвалась своим "Героем", и "Крошка Цахес" тоже смотрится выигрышно, хотя и оставляет после себя ощущение некоторой пустоты. Чусова работает в манере нарочито тюзовской, доведенной до полупародии-полуабсурда: роскошные клоунские костюмы, маски, фея в блестящей короне, подвешенная на тросе над сценой и прочее. Пространство сцены "Под крышей" замкнуто в два круга: внутренний - цирковой помост на колесах, внешний - барьер наподобие того, что обычно окружает манеж. Помост оборачивается то повозкой вечно пьяной компании заспанных нелепых клоунов, то подиумом для провозглашения официальных речей министра Циннобера. В этом цирке уродов уродлив не только Цахес - уродливы все персонажи по-своему, даже полусумасшедшая мамаша Цахеса, говорящая с уморительным диалектным произношением (что не мешает ей, единственной из всех, быть в значительной мере трогательной), даже романтический у Гофмана (пусть с долей иронии - но все таки герой!) студент Бальтазар - здесь и он персонаж откровенно комический. Но в этом всеобщем уродстве совсем нет натурализма, нет патологии - все условно, красочно, празднично, смешно. Павел Деревянко - настоящий Крошка Цахес, в блондинистом длинном парике, с огромной вставной челюстью, сначала с деревянными "паучьими" ножками, цепляющимися за бока матери, потом в корзинке, позже - ползающий на коленях, к которым прикреплены ботинки (часть ног, что ниже колен, до определенного момента просто скрыта за шлейфом плаща, а ближе к финалу и эпизоду свадьбы Циннобера и Кандиды, как апофеоз фальши и всеобщего обмана, "запакована" в чуть ли не полуметровую "платформу"). Действо не совсем ровное, правда - каждый эпизод в отдельности хорош, но в единое целое они складываются не всегда, особенно во второй половине спектакля. Но при некоторой поверхности и стремлении удивлять внешними эффектами даже за счет ущерба смыслу, суть сказки Гофмана Чусова передает точно. И оказывается - причем без всякого современного антуража - что за 200 лет ничего не устарело, и уродство, из которого не может выйти ничего, кроме еще большего уродства, запросто может при помощи нехитрых "магических" операций выдавать себя за эталон красоты, разума и добра, и от их имени править миром. Что касается художественной формы, то она тоже не так уж сильно оторвана от литературного оригинала - в спектакле Чусовой использованы многие приемы, которые сам Гофман разрабатывал в своей пьесе "Принцесса Бландина". Кроме того, Чусова, памятуя, вероятно, о композиторской и дирижерской деятельности Гофмана, включает в свою театральную буффонаду еще и оперно-пародийные номера.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments