Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Ежик в тумане" С.Козлова в Театре им. Е.Вахтангова, реж. Андрей Щукин

Из всех полудетских-полувзрослых постановок последнего времени (более удачных, как "Сказки на всякий случай" в РАМТе, менее удачных, как "Муми-тролль и комета" в ТЦ СТД на Страстном, и откровенно халтурных, как недавние "Чудеса вверх тормашками), у "Ежика в тумане" Щукина больше всего общего с "Муми-троллем" Богомолова: те же претензии на серьезность проблематики (конечность жизни, одиночество, выбор собственного пути и умение сосуществовать с другими) и откровенно тюзовская (в плохом понимании слова) эстетика. Герои сказок Козлова - Ежик (Юрий Красков), Медвежонок (Евгений Косырев), Ослик (Дмитрий Кубасов) и Зайка (Евгения Крегжде) - составляют подобие джаз-банда: Медвежонок играет на контрабасе, Ежик - на гармошке (которую, правда, отчего-то называет скрипкой, но это, видимо, метафора), Ослик - на гитаре, а Зайка лупит по чему-то вроде глиняного кувшина, как по барабану. Это сразу заставляет вспомнить басню Крылова "Квартет". Тем более, что музыка у зверей идет действительно "не та" - каждый в спектакле играет что-то свое в меру индивидуального умения и понимания. Ежик, главный герой, глазами которого мы смотрим на остальных (композиционная "рамка" спектакля - фантазия Ежика, «В полудреме можно вообразить что хочешь. И все что вообразишь, будет как живое. И тогда-то можно услышать звуки и голоса» - говорит он, так что возможно, все остальные - лишь плод его одинокого воображения), какой-то облезлый, говорит с сюсюкающими интонациями; Ослик с подобием "ирокеза" на голове из последних сил пучит глаза, как будто актер перед выходом из-за кулис принял лошадиную дозу "шаровылупина" (а вообще Дмитрию Кубасову с его романтической внешностью играть бы Ромео или, на худой конец, кого-нибудь из его друзей, а не сказочного Ослика); Зайка получилась девочкой-оторвой; а Медвежонок (его играет обаятельный толстяк Евгений Косырев, быстро набирающий актерские очки в театре, а при нормальной телевизионной раскрутке его ждет настоящий звездный успех) - традиционный для "классических" советских детских спектаклей персонаж. При этом проблемы их волнуют общие - они заранее договариваются, как будут ходить друг другу на могилки и поливать их из лейки, чтобы снова прорасти из земли (архаичное мифологическое представление о цикличности жизни в природе в контексте откровенной тюзятины производит гнетущее впечатление), ну и, как положено героям Козлова, протирают звезды, стремятся к морю и вообще страдают всякой фигней. Главный режиссерский просчет - композиционный. Новеллы не отбиваются друг о друга, следуют одна за другой практически в режиме нон-стоп, но при этом и в линейный последовательный сюжет не выстраиваются. В результате выходит нечто сумбурное и скомканное, непонятно на какую аудиторию рассчитанное мероприятие. Для детей этот "Ежик" скучен, потому что в нем почти нет внешнего действия. Для взрослых слишком примитивен по художественному решению и неглубокому (несмотря на самые серьезные замашки) пониманию первоисточника. Облака на сухой горох не ловятся.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments