Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

Начальник Московского метро Дмитрий Гаев в "Школе злословия"

Ведущие заранее определились с "фишкой" (метро - это коллективное бессознательное города, стало быть разговор о нем надо строить как сеанс психоанализа с непременным погружением в глубины прошлого), и так этому радовались, такой удачной показалась им их творческая находка (даже не пытались скрывать самоупоения, Авдотья Андреевна ближе к концу аж проговорилась от восторга: мол, не только у вас в горкоме партии умные люди сидели, мы тоже не лыком шиты!), что разговор получился жутко веселым, но при этом почти бессодержательным, формальным - в том смысле, что форма беседы интересовала приглашающую сторону больше смысла. Все правильные ответы ведущие знали еще до того, как задавали вопрос, любые другие еще до того, как гость их проговаривал, заранее квалифицировались как ошибочные, даже хуже - как "обманки", так что если не считать максимально краткого обмена репликами "Когда откроют "Трубную"? - "В декабре 2007 года" - все остальное предсказуемо обернулось спектаклем, шоу. Но шоу чрезвычайно занимательным, грамотно выстроенным и смешным до колик, почти как "Кривое зеркало", где тоже все приколы заранее расписаны лично Евгением Вагановичем. Ради этого тетушки даже нарушили сложившуюся структуру программы, после заключительного слова гостя завершив ее собственным "кухонным" диалогом, причем довольно продолжительным - когда такое было в последний раз? Уже давно программа строится по линейному принципу, двигаясь от "застольного" вступительного диалога ведущих к финальному монологу гостя, а внутри все течет более или менее (по крайней мере, внешне) спонтанно; а здесь круг замкнулся. Здесь же композиция программы оказалась предельно формализованной, разговор от начала до конца шел по замкнутому кругу, вокруг одних и тех же неизменных центральных положений, которые и не обсуждались даже, потому что позиции с самого начала были диаметрально противоположными, как радиальные станции метрокольца, принадлежащие любой из разомкнутых веток, и точек соприкосновения не наблюдалось, так что все это напоминало поездку по Кольцевой линии метро, когда люди едут вместе, хотя им в разные стороны, и выходить им надо каждому на своей станции, а расстаться никак не получается. (Ой как хочется приплести сюда еще и "ЖД" Быкова, где Кольцевая линия Московского метро в представлении одной из противоборствующих в романе исторических концепций оказывается символической моделью российской истории - но, как поет моя любимая группа, "кусаю губы - и молчу", может, в другой раз как-нибудь).

Из таких программ ничего нельзя узнать по делу (ну хоть за дату открытия "Трубной" спасибо), зато от них остается след из крылатых фраз. От этого выпуска "ШЗ" - как минимум две заслуживающих внимания:

"Каждый человек должен нести свой чемодан"

и

"Метро - территория любви".

Обе принадлежали гостю, Дмитрию Гаеву, которому ведущие, заранее докопавшись до его горкомовского прошлого, так и не простили верности идеалам КПСС. Мне, правда, понравилась еще и брошенная вскользь фраза Татьяны Никитичны, которая, вырванная из либерально-гуманистического контекста, звучит не лучше, чем горкомовские псалмы Гаева. Это когда Толстая, защищая людей с ограниченными возможностями от метро, которое еще больше ограничивает их возможности, бросила реплику: "Инвалид ничем не отличается от чемодана на колесиках".

Но как поездка Кольцевой линии не может не завершиться хотя бы тогда, когда по окончании смены поезд прибывает на станцию, от которой следует в депо, так вдруг ближе к финалу совершенно неожиданно и пронзительно прозвучал гармонический аккорд: на вопрос о любимой станции начальник метро, перечислив три, упомянул "Новослободскую", и тут же оказалось, что и у Смирновой "Новослободская" - любимая, а Толстую, когда в детстве привезли в Москву, специально возили по Кольцевой (вот она - великая сила фрейдизма!) и ей больше всего тоже "Новослободская" тогда понравилась! Ну просто симфония До-мажор! Тут бы и остановиться: "Новослободская", конечная, поезд дальше не идет, просьба освободить вагоны. Но посольку композиционная находка писательницам была дороже поисков конечной истины, они с радостью запрыгнули в поезд, следующий по кольцу в противоположном направлении, втолкнули туда же гостя и поехали дальше по обкатанному маршруту.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments