Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Гадкие лебеди" реж. Константин Лопушанский (фестиваль "Московская премьера")

Я учился в первом классе, когда по телевизору впервые показали "Письма мертвого человека", их тогда все смотрели, я - нет. И Стругацких я подростком не читал - у меня были другие кумиры - хотя бы Тюрин с Щеголевым (кстати, я бы мечтал, чтобы экранизировали щеголевские "Сумерки"), а чуть позже - Фридрих Дюрренматт, после которого читать Стругацких - все равно что Токмакову - после Ахматовой. Хотя, если не ошибаюсь, в библиотечном экземпляре Стругацких, который однажды попал мне в руки, как раз присутствовали "Гадкие лебеди", наряду с "Хищными вещами века". "Вещи" я все-таки тогда прочитал (хотя единственное, что мне запомнилось оттуда - это упоминание плавок, подаренных одному из героев, которые растворялись от соприкосновения с водой), а вот "Гадких лебедей", если это все-таки были они, "ниасилил" (надеюсь, я верно написал это слово - я и по старым правилам пишу с ошибками, а к новой орфографии вообще никак не привыкну).

Фильмы Лопушанского я потом все же смотрел - в том числе и "Посетитель музея", о котором в свое время тоже много говорили. Я смотрел и не понимал, отчего так много шума вокруг примитивной притчи. Впрочем, это и к Стругацким в той же мере относится - совковые басенки с тривиальной моралью, столь любимые инфантильными интеллигентами-шестидесятниками (даже руководительница моей диссертации, а ей на момент нашего общения было 70, о Стругацких отзывалась с почтением), на фоне даже современной им серьезной мировой литературы выглядят жалко, а с тех пор еще и не один десяток лет прошел. И тем не менее - снова ажиотаж и снова Лопушанский. Снова старомодная провинциальная кинопритча со всеми неизбежными элементами: маленький полузаброшенный город, где творится нечто непонятное (инфракрасное излучение сверху, непрекращающийся дождь, таинственные "мокрецы", воспитывающие детей-вундеркиндов, и тупые власти, подавляющие свободное развитие мысли с помощью химического оружия), одинокий герой-интеллигент, пытающийся разобраться с собой, со своей семьей и с окружающим миром, чтение стихов и несложные чудеса вроде левитации. Ощущение дежа вю от начала до конца - как будто Лопушанский просто снимал римейк "Сталкера" - на котором он, если не ошибаюсь, был ассистентом Тарковского. Вот этой третьесортной тарковщиной, впоследствии многократно пережеванной Сокуровым, Лопушанский и потчует зрителя. Причем потчует очень настойчиво, как неразумного ребенка насильно кормят манной кашей. "В наше трудное время, когда между серьезным кино и зрителем стоит преграда в виде коммерциализированного кинопроката..." - вещал со сцены Дома кино Лопушанский. Слава Богу, что мы дожили до времени, когда зрителя естественным образом ограждают от подобной интеллектуальной (точнее, псевдоинтеллектуальной) агрессии. В наше действительно трудное время, когда детям в школах, а всем остальным круглые сутки будут промывать мозги православной ересью, не хватало только чтобы им и в свободные от уроков часы вместо "Пиратов Карибского моря" впаривали фильмы мертвых режиссеров.

К Лопушанскому замечательно применима ленинская фраза насчет русской интеллегенции: они, мол, думают, что они мозг нации, а на самом деле они не мозг, а говно. Лопушанский, который и выглядит как монах-миссионер, уж точно думает, что он мозг. Хотя лучше никакого мозга, чем такой. Это ведь хороший блокбастер, который миллионы людей во всем мире будут смотреть, трудно сделать, а сварганить "авторское кино" с "глубокой мыслью", напрудить луж, посадить перед камерой детей, закативших глаза, и чтобы вокруг них хороводили люди в черных капюшонах и тряпочных масках, и все это - ради борьбы с засильем массовой культуры (убийственная фраза дочери главного героя, писателя Виктора Банева, уже после того, как она попала в больницу: "Мы смотрим по телевизору шоу. Там надо угадать, кто самый плохой. Мы стараемся вылечиться. Мы должны быть такими как все") - это легче легкого, для этого ни ума особого не требуется, ни образования, ни таланта, ни даже ремесленных навыков. Нужно только ощущать в себе призвание "нести свет истины" - а уж с чем другим, с этим у Лопушанского все в порядке. Он (правильнее сказать - они, их ведь не так уж мало, "мокрецов" этих) вещает с амвона под видом уникальных откровений пошлые банальности с таким невыносимым учительским пафосом, что хочется бежать от них без оглядки к телевизору, включать "Кривое зеркало" и, как к живому роднику здравого смысла, приникать к Елене Степаненко и "Новым русским бабкам".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments