Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

Встречи в пути: лирический архисюжет песен Аллы Пугачевой (из цикла "Философия поп")



КОРПУС ТЕКСТОВ: ПРИНЦИПЫ ОТБОРА
1.Главный критерий - тематика. Плюс наличие более или метее отчетливо выраженного лирического сюжета и двух персонажей. Кроме того, в первую очередь внимание уделяется наиболее важным, ярким и популярным песням.
2. Все тексты принципиально взяты вне их хронологии - в силу двух причин:
а) единство поэтического мира песен Пугачевой
б) повторяемость, цикличность как важнейший, структурообразующий мотив этого мира, о чем подробнее - дальше
(Примечание: Рассмотрение того же лирического сюжета с точки зрения хронологии появления песен в репертуаре АБ может быть исключительно интересным и плодотворным, к примеру, даже навскидку очевидно, что момент развенчания и изгнания возлюбленного, свойственный более ранним песням, где он решался в саркастической тональности, с годами уступает место боли по поводу ухода - не изгнания, а именно ухода, чуть ли не бегства - героя; в то же время мотив пассивного ожидания встречи чем дальше, тем настойчивее сменяется мотивом приглашения и поиска).
3. Так же все тексты рассматриваются без учета их авторства (за исключением особо оговоренных случаев) - по тем же причинам, поскольку независимо от того, кто фактически создал поэтический текст, послуживший основой песни (Шекспир, Мандельштам, Резник или сама Пугачева), в репертуар Пугачевой ни одна из них не попала случайно, любая - только часть почти бесконечно большого целого.
4. Безусловно, присутствует и элемент субъективности.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ ЗАМЕЧАНИЕ
Категория счастья, как и любые синонимичные понятия, у АБ ассоциируются только с одним: единением с любимым человеком. Отсюда основной конфликт - невозможность этого единения в силу иногда внешних, но чаще внутренних обстоятельств. Тем не менее этот конфликт дается в развитии, и составляющем лирический архисюжет всего творчества АБ. И в этом развитии можно выделить несколько этапов. В некоторых песнях они присутвуют в полном количестве, порождая завершенную историю, однако в большинстве случаев каждая песня иллюстрирует (точнее, раскрывает) какой-то один из этапов или смену одного другим. Рассмотрим каждый из них.

ОЖИДАНИЕ И ПОИСК

Мотив ожидания счастья вообще и количественно, и содержательно в песнях АБ - доминирует. Хотя само по себе это условное "ожидание" эмоционально разнопланово, оно необязательно пассивное и унылое, иногда это активный поиск, даже некоторая агрессия:

Вы где-то ходите, вы где-то движитесь
И все стремительней день ото дня,
И все находите, и все вам лишнее,
А если просто вам найти меня!
("Найти меня")

Все им куролесить-колесить!
Нет, чтоб меня в гости пригласить!
Эй, вы, там, наверху! Я приглашения не жду,
Если я так решила, сама я к вам сейчас приду.
Эй, вы, там, наверху! Ну, раз у вас потехе час,
Поднимусь, ух, поднимусь, ну, чем, ну, чем я хуже вас?!
("Делу время")

Не с сумой, а с сумкой дамской,
В сумке тушь, расческа, туфли,
Чтобы сразу в ферзь и в дамки,
Чтоб, сгорая, очи тухли.
("Я тебя поцеловала")

Иногда эта агрессия носит характер запоздалой обиды и мести:

Я ждала Вас так долго, надеясь на встречу.
Я меняла костюмы, прически и грим.
Я ждала Вас так долго, наверное, вечность.
Столько судеб прошло перед взором моим.

Я ждала Вас так долго, не так ли, не так ли?
Вы явились, увы, в неназначенный час,
Вы купили билет на вчерашний спектакль,
Я сегодня играю, но не для Вас.

Я ждала Вас так долго, теперь не мешайте!
Объявили мой выход на сцену, пора.
До свиданья, мой друг, а вернее прощайте.
На вчерашний спектакль приходите вчера.
("Я ждала вас так долго")

Правда, эти примеры - скорее, исключительные случаи.
Более характерно ожидание некоего чуда - в страдании, в одиночестве, но либо без каких-либо действий по преодолению одиночества, либо, даже если действия предпринимаются, безрезультатность любых попыток и, как вывод - мотив обреченности на одиночество либо безответную любовь:

Мне хорошо одной,
Мне здесь хорошо одной,
И так легко в танцующих огнях.
Музыкой разогрет,
Плавится хрупкий свет,
И никому нет дела до меня.

В кафе танцующих огней
Следы безумных слов и дней
Растают, как кусочки льда
В пустом бокале...
И вот уже на дне вода,
И вот уже одна вода,
Вода, да,да,да,да...

О, какие цветы!
Как жаль, что их даришь не ты.
Ни одного знакомого лица!
Вы только не уходите!
Если вы уж все так хотите,
Я буду улыбаться до конца.
""Кафе танцующих огней")

- этот же мотив повторяется в "Не делайте мне больно, господа".

Другая вариация мотива ожидания - ожидание-сомнение. Самый яркий пример - "Айсберг". Интересно трехчастное построение песни. Если обратить внимание на тип предложений, составляющих текст, с точки зрения цели высказывания, то окажется: 1-й куплет представляет собой повествование ("Ледяной горою айсберг из тумана вырастает и несет его теченье..." и т.д.), 2-й - вопрошание, сомнение, размышление ("Кто ты? Горе или радость?"... "Кто же ты на самом деле - айсберг или человек?"), 3-й и в первом четверостишии - побуждение, призыв:

Ты уйди с моей дороги
Или стань моей судьбою.
Протяни навстречу руки
И поверить помоги...

а во втором четверостишии снова, как и в первом куплете, возвращается повествование (кольцевая композиция таким образом замыкается и на смысловом, и на грамматико-синтаксическом уровне), однако если в первом куплете глаголы-сказуемые стоят в настоящем времени (то есть речь идет о событиях реальных и совершающихся в момент речи), в третьем - поначалу в повелительном наклонении, а затем действие отнесено в будущее и, таким образом, носит характер предположительный (то есть, по сути, посредством глаголов настоящего времени изъявительного наклонения передается грамматическое значение наклонение условного):

Что любовь моя сумеет
Примирить меня с тобою,
И растает этот айсберг,
Это сердце без любви.

Еще один великолепный пример такого же рода ожидания - песня "Я приглашаю вас на праздник":

Вы все дела свои забросьте,
Я Вас к себе сегодня жду,
Хозяйкой жду, а может, гостьей,
Вы все дела свои забросьте,
Я очень жду,
Я очень жду.

Пусть апрель обманет Вас дождем,
Пусть он Вас бессонницей замучит,
Если Вы забудете о том,
Что женщина ждет
И верит в то, что Вы —
Лучший.
(...)
Путь ко мне шагами не измерить,
Нужно Вам лететь, а не идти,
Прилетайте, в чудеса не веря,
Что-нибудь должно произойти.

(Интересное и, скорее всего, неслучайное совпадение - аллитерированное сочетание в одном контексте глагола "ждать" с существительным "дождь", генетически восходящее к классическому стихотворению Симонова:
"Жди меня - и я вернусь,
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди"
и т.д.
Причем, что тоже характерно - у Симонова, где контекст, связанный с войной, безусловно куда более драматичен как минимум на внешнем уровне сюжета, речь идет о дождях "желтых", т.е. осенних, в песне "Я приглашаю вас на праздник" - о дожде весеннем, апрельском, что, конечно, окрашивает текст в более светлые эмоциональные тона)

Приглашение (робкое, неуверенное и, как можно предположить, безуспешное) - важный и очень характерный для АБ вариант мотива ожидания. Он повторяется неоднократно. Самый замечательный пример - "Молодой человек, пригласите танцевать". Здесь, помимо всего прочего, звучит очень важный (как будет видно в дальнейшем) лейтмотив круга (размыкающегося и вновь смыкающегося), символизирующий повторяемость событий.

Нынче вечер хоть куда,
Разомкнулся навсегда
К Р У Г забот, и в шумном зале
Звуки музыки летят.
Вижу ваш случайный взгляд,
Молодой человек, пригласите танцевать!

Я в К Р У Г У своих друзей,
А Вы со спутницей своей
Слишком юный, незнакомый,
Вам лет двадцать-двадцать пять
Пригласите танцевать,
Молодой человек, танцевать — не целовать!

Мне бы вас околдовать,
Обрести и потерять,
Загореться и погаснуть.
Ваша спутница простит,
Если вдруг нас З А К Р У Ж И Т
В этот вечер, в этот час, только танец, только раз!

Пригласите, пригласите, пригласите!
И ладонь мою в руках своих сожмите.
Лет десяток с плеч долой,
В омут танца с головой,
Молодой человек,
Потанцуйте же со мной!

Любопытно, как мотив круга смыкается с мотивом колдовства (как вариант чуда), обретая, помимо символического значения (повторяемости событий) еще и мифологическое (круг как магическая преграда - с одной стороны, предохраняющая от внешних злых сил - "круг друзей", а с другой своего рода "клетка", не позволяющая вырваться за пределы рутинного существования - "круг забот")

Тот же мотив, но еще более драматично звучит в песне "Приглашение на закат":

"Мало-помалу меркнет вечерний свет,
Мало-помалу праздник пойдет на спад.
Я опоздала встретить с тобой рассвет,
Я приглашаю встретить со мной закат".

(Образ-символ рассвета и заката, помимо противопоставления возрастного и временно'го, отсылает к песне "Ты мне должен закаты, ты мне должен рассветы, ты мне должен все песни, что были не спеты... в общем, ты ничего, ничего мне не должен")

Но наиболее ярко и полно мотив ожидания проявляется в "Маэстро", соединяя здесь все побочные мотивы, связанные с главным мотивом ожидания, в целостный лирический сюжет: здесь есть место и пассивному наблюдению, и активному действию, и осознанию обреченности:

Гаснет в зале свет, и снова
Я смотрю на сцену отрешенно,
Рук волшебный всплеск — и словно
Замер целый мир завороженно.
Вы так высоко парите,
Здесь, внизу, меня не замечая,
Но я к Вам пришла, простите,
Потому, что только Вас люблю.

Вы, хотя бы раз, всего лишь раз,
на миг забудьте об оркестре!
Я в восьмом ряду, в восьмом ряду,
меня узнайте Вы, Маэстро!
Пусть мы далеки, как "да" и "нет",
и рампы свет нас разлучает,
Но у нас одна, да-да! Одна,
святая, к музыке любовь.

Вновь игру свою начните —
И, я знаю, чудо повторится.
Если 6 знали, мой учитель,
Как Вам верит Ваша ученица.
Я ищу у Вас спасенья
И мечтаю, сидя в этом зале,
Вместе с Вами быть на сцене,
Вместе с Вами музыке служить!

Я для Вас была лишь тенью,
Но сейчас я вырвалась из плена!
Прочь тревоги, прочь сомненья,
Я теперь стою на этой сцене!
В зал смотрю я, в зал и вижу
Взгляд Ваш бесконечно удивленный,
Столько лет прошло, но ближе
Стали Вы, Маэстро, мне с тех пор.

0н пришел, мой час, мой звездный час —
Играю я для Вас, Маэстро!
Вы в восьмом ряду, в восьмом ряду —
И тот же зал, и то же место.
Пусть мы далеки, как "да" и "нет",
и рампы свет нас разлучает,
Но у нас одна, да-да, одна
святая к музыке любовь!

Сами отношения лирической героини и предполагаемого героя переводятся из бытового плана в сакрально-мифологический. Во-первых, за счет использований фундаментальных антиномий для описания мира, где они существуют, разделенные непреодолимыми преградами: свет-тьма, верх-низ, звук-тишина, причем "отрицательные" элементы этих противопоставлений ассоциируются с героиней (она сидит в "низине" темного зала в полной тишине), "положительные" - с героем (он находится на ярко освещенной, приподнятой над залом сцене, где звучит музыка). Во-вторых, за счет насыщенности текста сакральной лексикой, особенно это (помимо рефрена "СВЯТАЯ к музыке любовь") заметно во втором куплете: существительные - ЧУДО, УЧИТЕЛЬ, УЧЕНИЦА, СПАСЕНИЕ; глаголы - ВЕРИТЬ, СЛУЖИТЬ. Да и сам заглавный образ МАЭСТРО с точки зрения исторической этимологии восходит к индоевропейским корням, обозначающим, помимо современного "мастер", еще и более архаичное - "господин", и, в конечном (точнее, изначальном) значении - Бог.
Кроме того, символична нумерация ряда, из которого, из тьмы на освещенную сцену, снизу вверх, из тишины замершего зала - на эстраду, где звучит музыка, смотрит лирическая героиня песни. Почему номер ряда - 8? Почему не 6, не 7? ведь ритм стиха в этом случае не пострадал бы:
Вы в шестом ряду, в шестом ряду...
или:
Вы в седьмом ряду, в седьмом ряду...
и более того - в обоих этих случаях с точки зрения фоники стих звучал бы более благозвучно, поскольку в словосочетании "в восьмом ряду" стыкуются два звука "в", да еще губно-зубных по месту образования и взрывных - по способу образования, это сильно затрудняет плавное звучание речи. Стало быть, число 8 используется неслучайно - это своего рода знак бесконечности, но - конкретно исчисленной, то есть расстояния одновременно запредельно дальнего - и очень близкого, это метафора, которая раскрывается в тексте далее:
"пусть мы далеки, как Да и Нет, и рампы свет нас разлучает,
но у нас одна, да-да, одна святая к музыке любовь!"
Цифра 8 вообще- единственный знак из обозначающих числа натурального ряда, который одинаково читается и в перевернутом виде, и в том случае, если его графические элементы поменять местами, что тоже символично, ведь таким же образом в "Маэстро" "переворачиваются, меняются местами герои лирического сюжета
и, наконец, в словоформе "в восьмом" (в отличие от ритмически аналогичных и фонетически более удобных вариантов "в шестом" или "в седьмом") две буквы "о" - "в вОсьмОм", которые вместе дают все тот же графический знак бесконечности; а словосочетание "в восьмом ряду" еще и повторяется каждый раз дважды подряд
Стоит также обратить внимание на развитие лирического сюжета в третьем куплете - где героиня и ее герой Маэстро меняются местами - но 8 ряд остается неизменным, только теперь в нем сидит Маэстро, а героиня находится по другую сторону рампы - и снова они далеки "как Да и Нет", то есть - бесконечно далеки, и в то же время - более чем близки, они - едины в музыке (музыка в поп-культуре, в свою очередь, представляет собой универсальную метафору интимных отношений, но это тема отдельного разговора)

ВСТРЕЧА

Когда встреча все же происходит, одновременно с радостью героиня ощущает и недоумение ("Надо ж такому случиться"). Каждая встреча кажется последней, а отношения - бесконечными:

Быть может мне, она теперь не надобна,
Свирель что так меня спасала от невзгод.
Зажглась во мне любовь, что выше радуги,
Теперь во мне моя любовь поет"
("Свирель")

В наиболее завершенной форме это отражено в песне "Тысяча лет":

Сколько долгих лет судьбе назло
Я ждала простого счастья,
И теперь, когда оно пришло,
Счастье не должно кончаться!

Тысячу лет тебя в толпе искала
Тысячи лет мне оказалось мало,
дайте прожить с моим любимым
Десять тысяч лет!

"Тысяча лет", подобно "восмому ряду" из "Маэстро" - еще один условно-символический вариант "конкретно исчисленной бесконечности". Однако долгожданная встреча, как правило, кратковременна ("Встреча была коротка" - "Миллион алых роз"). Условно говоря, вместо желанных "десяти тысяч лет" - в лучшем случае "три счастливых дня":

Три счастливых дня
Было у меня,
Было у меня с тобой,
Я их не ждала,
Я их не звала,
Были мне они даны судьбой.

Среди тысяч лиц
Ты меня узнал,
Голос различил в толпе.
Ты мне милым стал,
Долгожданным стал,
Но подвластны мы судьбе.

Как же эту боль мне преодолеть,
Расставанье — маленькая смерть!
Расставанье — долгий путь к причалу.
Может быть,
Когда-нибудь мы встретимся опять.
Там, где ты —
Нет меня,
Там, где я — там нет,
Там нет со мною места рядом, милый!
Там, где ты —
Нет меня,
Вот и все, прощай...

В песне "Любимчик Пашка" встреча героев и вовсе случайная, мимолетная, и все-таки дающая призрачную, но надежду на будущее (хотя надежда эта, в свою очередь, пронизана самоиронией по отношению к возможной перспективе):

Я тебя, признаться, не узнала!
Как ты изменился, повзрослел.
Ох, как я тихонечко стояла,
Когда для пацанов ты под гитару пел!

Ты сейчас в солидной серой шляпе,
Да и я другая, видишь сам!
Но тебя я видеть очень рада,
Легко об этом догадаться по глазам.

Ты запрыгнешь в новенький троллейбус
И исчезнешь в суматохе дня,
Но я верю, Пашка, я надеюсь!
Еще споешь ты под гитару для меня!

Как и в "Айсберге", в "Любимчике Пашке" композиция трехчастная, только здесь основанием для деления на части становится не цель высказывания составляющих куплеты предложений, а категория времени. В первом куплете действие отнесено в прошлое ("тихонечко стояла", "под гитару пел"), во втором - в настоящем, описана собственно встреча. В третьем - надежда и предположения.
Сюжет "Любимчика Пашки" - достаточно характерный для АБ: встреча-воспоминание. Хотя в тексте настойчиво звучит "Любовь прошла, Пашка" - однако развитие сюжета позволяет предположить, что давно прошедшая любовь угасла не совсем. Рефрен "Это было так давно, но для меня ты все равно любимчик Пашка..." - ср. как тот же мотив невозвратимого, но и не исчезающего бесследно прошлого звучит в "Балалайке": "Три струны ударю поперек, и придут откуда неизвестно и девочка та, и тот паренек из школьного оркестра (...) Но если хочешь - звони, поговорим".

И мало того, что встреча с любимым кратковременна, очень часто она связана с жертвой, предчувствие разочарования, героиня настолько поглощена собственными чувствами и эмоциями, что ее не волнуют реальные качества героя, она его уже обожествила, не замечая в нем никаких недостатков:

Сколько видно чудес
С высоты, с высоты,
Но дороже небес
Мне земля, где есть ты.
("Птица певчая");

Я не пойму, зачем мне в час ночной,
Когда так невозможно быть одной,
Холодный этот ветер, этот вечер.

О! Ты словно из метели из зимы,
Где можно только стужи взять взаймы...
Но мы друг друга любим, любим мы...

Мой снежный мальчик, мой мираж!
Нежный обманщик, верный страж!
Мой снежный мальчик!
Верю и я,
Ты мне счастье дашь!

Я от тебя не слышу теплых слов,
Как белый день январский, ты суров!
Но ты мне зажигаешь звезды волшебных снов

Твой холод согревает, милый мой!
Как согревает землю снег зимой,
Вовек так не согреться мне самой!
("Снежный мальчик")

Такое жертвенное обожествление - предпосылка для будущего разочарования, о чем речь пойдет далее. А если нет иллюзий - то нет и надежд на будущее:

В тот час, когда тоски не скроешь,
О чем мечталось — не сбылось...
Трактир своей души откроешь,
Войдет в нее незваный гость.

Посмотрит он — рублем одарит,
Попросит крепкого вина,
Тебе споет он под гитару,
Что ты одна, совсем одна.

А я твои целую руки,
Но понимаю, что мы врозь,
Лекарство я твое от скуки,
Я для тебя — незваный гость
("Незваный гость")

или:

Будет новый принц негоден,
Он не тот, его уж мало,
Это завтра, а сегодня
Я тебя поцеловала!
("Я тебя поцеловала")

Как будто в самом факте встрече уже неизбежно заложена перспектива скорого расставания, во всяком случае, этот мотив повторяется навязчиво:

Он настиг меня, догнал,
Обнял, на руки поднял!
А за ним беда в седле
Ухмылялася,
Ведь остаться он не мог,
Был всего один денек,
А беда на вечный срок задержалася.
("Беда")

или:

Две звезды — две светлых повести,
В своей любви, как в невесомости,
Два голоса среди молчания,
В небесном храме звезд венчание.

Но, к сожаленью, звезды — не птицы,
Крыльев им не дано.
В небе высоком снова родиться
Звездам не суждено.

Звезды сгорают, не долетают
До берегов земных,
Как золотые свечи, растают
Звездные песни их.
("Две звезды")

еще вариация:

Когда-нибудь я стану проще,
Положительной для всех,
Ничто меня так не встревожит,
Не смутит.
На фотографиях забытых,
Хранящих мой веселый смех,
Никто моей любви не разглядит.
("Надо же")

И все-таки даже в запоздалых встречах героиня песен иногда может, пусть даже обманывая себя, найти и радость, и счастье - хотя бы на время. Характерный пример - "Осенний поцелуй":

Кто бы мог подумать,
Что злодейка юность
Так невпопад возвращается вновь,
Как это ни странно, мой двойник с экрана
Снова поет и поет про любовь!

Не обижайся, не ревнуй,
Это осенний поцелуй,
Он — для того, кто все эти годы
Ждал осенний поцелуй.

Осенний поцелуй после жаркого лета,
Ты, может быть, один так почувствовал это,
Ты, может быть, один захотел этот вечер
Со мною испить до дна.

Осенний поцелуй — сок рубиновой вишни,
Как жаль, что ничего у нас летом не вышло,
Но впереди вся осень, ты мне нужен очень,
И я тебе нужна, я тебе нужна.

Эпизод встречи - случайной и скоротечной, но все-таки дающей надежду - наиболее полно и подробно отражен в песне "Встреча в пути", где присутствует и образ дороги (сопутствующие образы - поворот, перекресток, вокзал) как метафоры жизни и поиска спутника жизни, и мотив судьбы (ему сопутствует образ звезды как символа судьбы):

Мы — только путники с тобой,
Наш удел — идти,
Было нам назначено судьбой
Встретиться в пути,
Встретиться в пути.

Кто путеводную звезду
Нам помог найти?
Мы на счастье или на беду
Встретились в пути?

Встреча в пути —
На повороте трудном,
Встреча в пути —
На перекрестке людном,
Встреча в пути —
Узлом связала две судьбы.

Встреча в пути —
В ночной тиши вокзала,
Встреча в пути —
В круженье карнавала,
Выпало нам с тобой —
Встретиться в пути.

Руку мою сожми сильней
И не отпусти,
Двое потерявшихся людей
Встретились в пути,
Встретились в пути.

Кто в час последний нам помог
Силы обрести
После перепутий и тревог
Встретиться в пути?

РАЗОЧАРОВАНИЕ И РАССТАВАНИЕ

Разочарование - мучительное, но вместе с тем резкое, решительное и, вроде бы, окончательное: герой развенчан и и изгнан. Замечательный в этом отношении образец - песня "Я тебя так сильно любила":

Господи, кого ж я любила,
Ведь знала ж все, друзья говорили!
(...)
Я тебя сняла с пьедестала - и тебя как будто не стало.

Более откровенно и саркастично тот же сюжет рассказан в песне "Чао!":

Чао, милый, дорогой,
Чао, мой неординарный,
Чао, гений, чао, муж,
Муж своей жены бездарной.
Чао, чао, супермен,
Чао, чао, трубадур,
Чао, мнительный, холодный,
Вечно недовольный самодур.

Чао, чао, дорогой!
Видно, страстью ты не разбужен,
Чао, чао, дорогой!
И никто тебе не нужен
Чао, чао, дорогой!
Видно, страстью ты не разбужен,
Чао, чао, дорогой!
И никто тебе не нужен
Чао!

До свиданья и прости,
Что тебя я променяла,
Ой, красавчика такого,
На небритого нахала...
Не красавец он и что ж?
Зато весел и горяч!
Не архангел, не зануда,
Главное, что не трепач!


"Полковник" - сатирический и в значительной степени фарсовый вариант того же сюжета:

Приглашал он меня в рестораны,
Коньяком, правда, за мой счет, угощал,
Обещал Монте-Карло и Варну
И жениться, представляешь, обещал!
Так вот, под этой личиной
Скрывался, блин, уголовник!
Ну в жизни не скажешь - такой был мужчина,
Ну настоящий полковник!

Как закончилось это наше лето -
Помнит лишь опустевший вокзал.
И прибой, как дворняга котлету,
Все следы нашей страсти слизал.
(...)
Гложет сердце кручина,
Давит грудь подоконник...
Где ж ты бродишь, мужчина,
Настоящий полковник!?


Впрочем, расставание происходит по-разному, и не обязательно вследствии разочарования героини в герое. Другой вариант - герой уходит сам, неожиданно. И тут есть один принципиально важный момент. Чаще всего героиня отпускает его:

- к другой:

Люби его детка, как я не смогла
Люби его крепко, он хочет тепла
("Сильная женщина плачет у окна")

- или просто на "волю":

Ты снова убегаешь, но куда?
Мы снова расстаемся, но зачем?
Тебя в далекий край
Увозят поезда,
И каждый раз как будто насовсем!

Беги, беги, беглец, беги,
Мы знаем наизусть друг друга.
Беги, беги, беглец, беги,
Ты увлечен своей игрой.
Беги, беги, беглец, беги,
Но знай, что ты бежишь по кругу,
И этот круг
В который раз вернет тебя домой,
И этот круг
В который раз вернет тебя домой!
Мой, мой, мой,
Ты — только мой!

Расставание же само по себе настолько фатально, что даже не оказывается неожиданным:

На что тут пенять и сердиться?
Тут все кто-то третий решил...
И я опоздала родиться,
И я опоздала родиться,
А, может быть, ты поспешил?
("Между небом и землей")

Или:

Оставь меня, но не в последний миг,
Когда от мелких бед я ослабею,
Оставь меня, чтоб снова ты постиг,
Что это горе всех невзгод больнее.
("Сонет Шекспира")

Более драматичный вариант расставания, без видимой надежды на возвращение - песня "Старинные часы":

Жизнь невозможно повернуть назад,
И время ни на миг не остановишь.
Пусть неоглядна ночь
И одинок мой дом,
Еще идут старинные часы.

Когда ты уходил, такой чужой,
Амуры на часах сломали лук и стрелы.
Часы остановить
Тогда я не сумела,
Как не смогла
Остановить тебя.

Но еще более трагический сюжет о расставании - в песне "Паромщик"

Струится время без конца
У тихой рощи,
Венчает юные сердца
Седой паромщик,
Но нас с тобой соединить паром не в силах,
Нам никогда не повторить того, что было.

Идиллический на первый взгляд пейзаж, на фоне которого лирическая героиня констатирует факт расставания с героем, не столь благостен на символическом уровне. Образ апокалиптической "утренней звезды" ("Упала ранняя звезда, в полях прохлада"), и сам образ паромщика (в мифологическом плане ассоциирующийся с античным Хароном, а река в свою очередь - с границей между миром живых и миром мертвых) позволяет предположить, что героев песни разделила смерть. Но это случай особый. А в основном расставание происходит без показного драматизма, без истерик, спокойно внешне и глубоко трагично на уровне подтекста.

Однако при этом когда расставание уже состоялось - тут же появляется желание новой встречи и надежда на возвращение прежних отношений. Героиня пытается не повторять ошибок, предполагает, что не ответит на повторный зов, клянется, что не впустит обратно. Как, например, в песне "Когда меня ты позовешь":

Когда меня ты позовешь,
Боюсь, тебя я не услышу.
Так громко дождь стучит по крыше,
Все тот же запевала-дождь.

Тем не менее - уступает, и не напору героя, а собственым чувствам, перед которыми она беззащитна несмотря на осознание ситуации:

Как это странно происходит,
Как в море парусник уходит,
Так постепенно и проходят
Наши мечты.
Все дальше парусник, все дальше,
Все больше между нами фальши,
Так неужели, милый мальчик,
Это был ты?

Как я верила глазам твоим,
Как я верила словам твоим,
Боже, как смешно,
Глупо и смешно,
Впрочем, все равно.

Да, я не буду вспоминать,
Как могла все время
Ждать звонка и верить,
Что меня ты любишь...
Ну, хватит!
Не буду вспоминать,
Не буду вспоминать,
Не буду вспоминать,
Ну, почему опять?
Алло!
("Алло!")

Жить без тебя невыносимо,
Прогони печали прочь!
Ты можешь все, ты — самый сильный,
Ты сумеешь мне помочь!

Ты надо мной развеешь тучи,
Без тебя не вижу дня!
Ты можешь все, ты — самый лучший!
На тебя надеюсь я!

Опять бессонных глаз ночами не сомкнуть,
Неужто не вернуть наших дней, любимый?
Придумай что-нибудь, придумай что-нибудь,
Придумай что-нибудь, чтоб мы вместе были!

Злая судьба нас разлучила,
Не хочу, чтоб навсегда!
Ты можешь все, ведь ты — мужчина,
Ты за мной придешь когда?

Жить без тебя невыносимо,
Прогони печали прочь!
Ты можешь все, ты — самый сильный,
Ты сумеешь мне помочь!
("Придумай что-нибудь")

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Поначалу кажется, что прощение и воссоединение невозможно. Как, например, в уже упомянутой песне "Когда меня ты позовешь" (хотя там есть оговорка и неуверенность в собственной реакции: "БОЮСЬ, тебя я не услышу...") или в "Голубе сизокрылом":

Мой голубь сизокрылый
Забыл про день вчерашний,
Мой голубь сизокрылый —
А был почти домашний.
Мой голубь сизокрылый
Свидетелей не знает,
Мой голубь сизокрылый,
Он гнезда разоряет.

Мой голубь сизокрылый —
Печальный знак вопроса,
Мой голубь сизокрылый
Клюет чужое просо.
Мой голубь сизокрылый
Все делает некстати,
Мой голубь сизокрылый
Не знает о расплате.

Мой голубь сизокрылый
Однажды возвратится,
И я отвечу: "Милый,
Я не твоя жар-птица"'.

Или, даже если возвращение происходит - то не таким образом, как это виделось в надеждах, рожденных встречей:

Прошло немало долгих дней -
И вот вернулся ты ко мне,
Наконец вернулся домой.
Мне экзотических стрекоз
И бус коралловых привез,
Только сердце привез другой.
("Коралловые бусы")

Но все-таки, как предопределено расставание, так во многих случаях предопределено и возвращение. В уже упомянутом "Беглеце" оно символически выражено в мотиве круга:

Беги, беги, беглец, беги,
Мы знаем наизусть друг друга.
Беги, беги, беглец, беги,
Ты увлечен своей игрой.
Беги, беги, беглец, беги,
Но знай, что ты бежишь по кругу,
И этот круг
В который раз вернет тебя домой,
И этот круг
В который раз вернет тебя домой!

Но в полной мере история возвращения рассказана в одноименной песне, построенной достаточно оригинально: на протяжении всех трех куплетов героиня отзывается о вернувшемся герое исключительно саркастически (в духе песни "Чао!"), и только в финальном речитативе тональность резко меняется на прямо противоположную:

Глазам не верю, неужели, в самом деле, ты пришел?
Боже мой!
Моя потеря, ты нашлась, входи скорее в дом родной,
Милый мой.
Знакомься с новыми друзьями,
Садись, побудь немножко с нами,
Расскажи, где ты был,
Что видел и кого любил.

Что ж не принес с собою ты, дитя природы,
Ни грозы, ни огня?
Наверно, ты напился допьяну свободы без меня,
Без меня?
А я нисколько не устала,
И без тебя я не пропала,
Как могла, так жила,
Тебя, как видишь, не ждала.

Ты, верно, голоден?
Тогда тебя я правдой угощу,
Угощу.
Когда ушел ты, поклялась,
Что я обратно не впущу,
И не прощу.
Но коль судьба тебя примчала,
Ну, что ж, давай начнем сначала,
Схорони горький взгляд,
Ты слышишь, "горько" нам кричат.

Ты и я, мы оба правы, правы,
Ах, как правы.
Скажем мы друг другу — браво!
Браво, браво, браво! Браво!

Не слушай ты меня,
Это все глупая бравада.
Ты ведь знаешь, как я тебя ждала,
Я... я даже верила, что именно сегодня
Ты должен вернуться,
Ведь сегодня же праздник.
Ах, милый ты мой,
Если б ты знал, как мне тебя не хватало...
Ну, что?
Надеюсь, ты понял,
Что никто, как я, никогда
Не будет тебя любить?
И никто, как я, никогда
Не будет тебя понимать?
Почему ты плачешь?
Не надо, не надо плакать, слышишь?
Давай, иди.
Друзья мои, ну позовите же его.
Ну, что ты такой робкий стал?
Давай, давай, проходи, давай все сначала!
Вечный ты мой странник!
Давай, давай, ты только приходи!
Уходи и, главное, всегда возвращайся!
Я всегда буду тебя ждать,
Я всегда буду тебя ждать,
Милый мой, ну, давай все сначала,
Петь, танцевать, веселиться!

Есть и обратные примеры, когда уходит сама героиня - но в этом случае предполагается возвращение и прощение:

Жди и помни меня,
Снова я уезжаю.
Жди и помни меня,
Все плохое забудь.

Я уезжаю,
Но скоро вернусь.

Жди и помни меня,
Улыбнись на прощанье.
Жди и помни меня,
Мы друг другу нужны.
("Жди и помни меня")

Но, как это звучит в песне "Все ушли в осень", "кто кого бросил - это неважно", важно, что впереди - новая встреча:

Сколько раз спасала я тебя,
Не могу я больше, не могу,
Но с надеждой, может быть, и зря,
Буду ждать на этом берегу.

Без меня тебе, любимый мой,
Земля мала, как остров,
Без меня тебе, любимый мой,
Лететь с одним крылом,
Ты ищи себя, любимый мой,
Хоть это так не просто.
Ты найдешь себя, любимый мой,
И мы еще споем.
("Без меня")

И, конечно, классический вариант мотива возвращения - "Не отрекаются любя", где соединяются ожидание и неожиданность, обида и готовность простить:

Не отрекаются, любя,
Ведь жизнь кончается не завтра.
Я перестану ждать тебя,
А ты придешь совсем внезапно.
Не отрекаются, любя.

А ты придешь, когда темно,
Когда в окно ударит вьюга,
Когда припомнишь, как давно
Не согревали мы друг друга,
Да, ты придешь, когда темно.

И так захочешь теплоты,
Не полюбившейся когда-то,
Что переждать не сможешь ты
Трех человек у автомата.
Вот как захочешь теплоты!

За это можно все отдать!
И до того я в это верю,
Что трудно мне тебя не ждать,
Весь день, не отходя от двери.
За это можно все отдать!

ОДИНОЧЕСТВО, ВОСПОМИНАНИЕ И СНОВА ОЖИДАНИЕ

Мотив ухода и возвращения может быть связан с одним и тем же героем - но не обязательно. Как раз чаще этот цикл повторяется, затягивая в круг "вечного возвращения" все новых героев - поиск бесконечен, поскольку цель недостижима. Фундаментальная для архисюжета ОЖИДАНИЕ-ВСТРЕЧА-РАССТАВАНИЕ-ВОЗВРАЩЕНИЕ-РАССТАВАНИЕ-ОЖИДАНИЕ - песня "Позови меня с собой":

Снова от меня ветер злых перемен тебя уносит,
Не оставив мне даже тени взамен,
И он не спросит,
Может быть хочу улететь я с тобой,
Желтой осенней листвой,
Птицей за синей мечтой.

Сколько я искала тебя сквозь года,
В толпе прохожих,
Думала, ты будешь со мной навсегда,
Но ты уходишь,
Ты теперь в толпе не узнаешь меня,
Только, как прежде любя, я отпускаю тебя.

Каждый раз, как только спускается ночь
На спящий город,
Я бегу из дома бессонного прочь,
В тоску и холод,
И ищу среди снов безликих тебя,
Но в двери нового дня,
Я вновь иду без тебя.

Позови меня с собой,
Я приду сквозь злые ночи,
Я отправлюсь за тобой,
Что бы путь мне не пророчил,
Я приду туда, где ты
Нарисуешь в небе солнце,
Где разбитые мечты
Обретают снова силу высоты.

Каждый из трех куплетов начинается словом, содержащем значение повторяемости:
1-й куплет:
СНОВА от меня ветер злых перемен тебя уносит...
2-й куплет:
СКОЛЬКО я искала тебя сквозь года...
3-й куплет:
КАЖДЫЙ РАЗ, как только спускается ночь...

И вовсе необязательно, что речь идет постоянно об одном и том же героем - скорее наборот, речь о постоянном поиске в толпе того единственного лица, которое сотрет бесконечные противоречия между высоким и низким, светом и тьмой (те самые различия, на которых строился конфликт "Маэстро"), превратит ночь в день ("нарисуешь в небе солнце"). Этот поиск - снова все та же вечная дорога ("что бы путь мне не пророчил"), а мотив различения лица в толпе возвращает нас к песням "Три счастливых дня" и "Тысяча лет", напоминая одновременно и о бесконечно долгом поиске, и о кратковременности счастья даже в том случае, когда желанная встреча оказывается возможной.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments