Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Лед и пламень" Италия, реж. Умберто Марино (ММКФ, конкурс)

Я принципиально не согласен с Podrug'ой насчет того, что фильмы, где в качестве персонажей действуют люди больные, с бросающимися в глаза физическими или психическими недостатками, заведомая дешевка и уродство. Меня как зрителя трогает, когда пациенты психушек или хосписов через любовь к жизни и друг к другу преодолевают ограничения, наложенные на них природой и обществом (особенно в таких сюжетах преуспевают почему-то немцы, иногда доходя до больших вершин, как Том Тыквер). Мне интересно и во-многом близко, когда, наоборот, любовь показана в своем крайнем проявлении, как психоз (например, в "La folie, pas du tout"/"Любит-не любит", где Одри Тоту сыграла едва ли не лучшую свою роль в кино - как раз такую сумасшедшую влюбленную). Не говоря уже о таких выдающихся образцах, как "Осенняя соната" Бергмана, где больная сестра показана также малоэстетично, однако вне контекста, который создает этот внешне неприглядный образ, невозможно понять, чем так неприятна холеная звезда-пианистка в исполнении Ингрид Бергман и почему так симпатична выглядящая старше, чем мать, ее здоровая дочь, хотя и ноктюрны Шопена она играет не столь изысканно и безупречно. Так что само по себе появление в кадре персонажа-больного - не криминал и не достижение. Важно, КАК и ЗАЧЕМ он появляется.

"Лед и пламень" - это история неразделенной любви умственно неполноценной женщины к умественно неполноценному мужчине. Героиня, мордастая, с серьгой в носу, внешне сильно похожа не певицу Масскву, только старше и брюнетка. Она ходит под себя, не снимая трусов, и сочиняет стихи. Про Рауля Бова, сыгравшего объект ее сумасшедшей страсти, в пресс-релизе написано, что это кумир всех итальянских зрительниц, покоривший их своей неземной красотой - ну не знаю, он сегодня ходил по "Октябрю" - ничего особенного, хотя в жизни он еще относительно прилично выглядит, если сравнивать с его киногероем. Герой же, помимо того, что помешан на цифрах (благодаря матери, которая до самой смерти не могла поверить, что ее сын болен, он даже стал профессором математики), страдает еще и отсутствием положительных эмоций, не способен чувствовать никого рядом с собой, ощущать близость с другим. Случайное столкновение в приемной у врача, оброненный и поднятый рецепт (какие-то извращенно-куртуазные мотивы...) - и больное воображение получает толчок для безумных фантазий. И вот уже героиня преследует героя, ревнует к проститутке, которую нанимает его сердобольный брат, а потом похищает из психбольницы и вместе они присоединяются к шествию паломников во главе с отцом парализованного мальчика, направляющихся с просьбами к Деве Марии. Героиня намерена просить у Пресвятой Девы даровать любимому способность чувствовать, но у того во время богослужения начинается припадок, героиня сильно обижена на Деву, а отец мальчика-инвалида ее утешает. И во всей этой вульгарной, уродской спекуляции на религиозности оскорбительного для Церкви гораздо больше, чем в "Дурном воспитании" и "Коде да Винчи" вместе взятых. Особенно когда так не успокоившаяся девушка выбегает на дорогу и попадает под машину, а в объекте ее желания, наблюдающем ее смерть с балкона своей палаты, запоздало пробуждается-таки некое живое чувство. Помимо сюжета, картина добивает еще и вмонтированными визуализованными на компьютере галлюцинациями обоих героев и вставками планов инъекций, где можно видеть, как препарат двигается по венам. За подобные "оригинальные художественные находки" четыре года назад "Одиночеству крови" Романа Прыгунова приз российской критики присудил "анти-премию" как фильму, недостойному присутствовать в конкурсной программе. Но в "Одиночестве крови" хотя бы не было героев-даунов.

Опять же, возвращаясь к началу - дело не в самих по себе психах и уродах, а в том, для чего делать их героями фильмов или спектаклей. В позавчерашнем "Никогда не будет как раньше", тоже, кстати, итальянском, один из героев-подростков по имени Макс - то ли паралитик, то ли частичный олигофрен - не в состянии самостоятельно двигаться и речь заметно затруднена, но он настолько обаятельно, преодолевая речевые дефекты (актер, конечно, блестяще это сыграл), сам первый смеется над своими недостатками, а кроме того, позволяет остальным персонажам, своим друзьям, проявить в действии свои мысли и характеры, что не только не раздражает, но остается в памяти как один из самых ярких и симпатичных героев этого замечательного фильма. Тогда как от "Льда и пламени" остается мысль, что неплохо бы младенцев с отклонениями сразу после появления на свет запирать под замок и не выпускать до конца жизни даже на побывку к родне.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments