Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Три высокие женщины" Э.Олби в филиале Театра им. В.Маяковского, реж. С.Голомазов

92-летняя старуха, 52-летняя сиделка и 26-летняя стажерка-юрист - одна и та же героиня, только в разные периоды своей жизни. Она в коме под капельницей - а ее бестелесные воплощения пытаются разобраться, как могло случиться, что такая длинная жизнь прошла так бездарно, первая любовь закончилась ничем, брак с богатым одноглазым карликом обернулся изменой с конюхом, взаимное непонимание со взрослым сыном - одиночеством на десятилетия. "Я никогда не буду вами" - говорит 26-летняя героиня двум остальным. "Все человечество - не более чем один человек" - расмышляет 52-летняя. "Какое сегодня число? - задается вопросом 92-летняя старуха, и услышав правильный ответ, отрицает: "Не-а. Сегодня - это сегодня". И время от времени здоровой рукой складывает из пальцев другой руки, которая в гипсе после перелома, фигу, чтобы показать ее и собственному прошлому, и окружающей действительности.

Уникальный по сегодняшним временам случай абсолютно адекватного и качественного воплощения драматургии на сцене. Голомазов часто халтурит (его антрепризная "Адриенна..." с Певцовым и Дроздовой - один из самых жутких провалов прошлого года), но "Три высокие женщины", которые идут уже второй сезон - больше чем просто успех отдельных актрис, режиссера или хорошей пьесы - это сочетание того, другого и третьего. Хотя актрисы, конечно, на высоте. Евгения Симонова, Вера Бабичева и Зоя Кайдановская - в равной степени, но то, что Симонова делает, играя 92-летнее воплощение героини - просто фантастика. Не потому даже, насколько ярко она перевоплощается в старуху-маразматичку (хотя это тоже), а потому, что ей удается одновременно играть и абсурд, и живой человеческий характер. Вере Алентовой, перед которой в недавней премьере "Счастливых дней" Беккета (в филиале Театра им. А.Пушкина) стояла аналогичная задача, эта попытка удалась не столь блестяще:
http://users.livejournal.com/_arlekin_/497628.html?nc=5

В отличие от Беккета, для которого жизнь есть смерть, для Олби жизнь есть умирание. Это главная тема почти всех его пьес, запечатлевающих процесс с неизбежным результатом в финале ("Смерть Бесси Смит", "Что случилось в зоопарке?", "Все кончено" и в какой-то степени даже самая знаменитая, "Кто боится Вирджинии Вулф?"). Однако Олби все же больший оптимист, чем Беккет, а уж Сергей Голомазов и подавно. В финале спектакля героиня снова складывает из неподвижных пальцев кукиш, после чего встает со смертного одра, у которого склонился пришедший примириться с матерью перед ее смертью сын, и вот это уже не мертвая старуха, а совсем юная девушка, кружащася в белом танце.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments