Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Александр Пушкин" Виталия Безрукова в Театре им. М.Ермоловой

Этот спектакль надо обязательно посмотреть! Удовольствие огромное, только осторожно - можно от смеха надорваться.

Я много плохого наговорил о творчестве Виталия Безрукова: недавно в общем хоре обругал "Есенина", а еще раньше постоянно вспоминал его "хохмодраму" "Ведьма" по рассказам Чехова как самое безобразное зрелище, которое мне довелось увидеть на сцене за свою сознательную жизнь. Но теперь я готов признать, что просто неправильно понимал природу его эстетики. Ошибочно ставить "Александра Пушкина" в один ряд с легендарной мхатовской постановкой "Последних дней" Булгакова или с документальной трагедией "Пушкин. Дуэль. Смерть" Камы Гинкаса. "Александр Пушкин" Виталия Безрукова - это пародия! Причем оригинальная и очень смешная.

Пародий на миф о Пушкине и раньше было предостаточно, от анекдотов Хармса до сочинения неизвестного мне автора, которое я, будучи первокурсником филфака, обнаружил на исписанных шариковой ручкой полях одной из страниц библиотечного экземпляра учебника по фонетике под редакцией Панова: чудесные стишки о жизни Пушкина в Михайловском, где были и такие строки:

Удрученно смотрит няня:
Пунш у Пушкина в чести.
Повторяет: "Саня, Саня,
Стаканищем не части!"

У Днепропетровской команды КВН когда-то давно был яркий музыкальный номер с участием Пушкина, Гоголя, Достоевского и Толстого, Пушкина там потрясающе играл носастый еврей, впоследствии эмигрировавший в Израиль. Но то КВН и пятиминутный сюжет - а у Безрукова двухактный четырехчасовой спектакль, где биография Пушкина, и личная, и творческая, во всех деталях пересказана шершавым языком "Прапорщика Задова". "Пленные духи", где братья Пресняковы попытались примерно в том же ключе развлечься с литературным мифом треугольника Блок-Белый-Менделеева - просто детский лепет в сравнении с тем, что удалось Безрукову. У меня мрачный характер, рассмешить меня почти невозможно - но на этом спектакле я давился от хохота все четыре часа.

Начиная с первой сцены: в гости к Пушкину в Михайловское приезжает его лицейский друг Иван Пущин. С Пушкиным они толкуют о свободе России и прелестях группового секса с дворовыми девками. Беременная от Пушкина крепостная Калашникова поет им под гитару "Шумел камыш, деревья гнулись..." Великолепна пьяная Арина Родионовна, которая пляшет, горланя похабные частушки. Сергей Безруков-Пушкин в красной рубахе, кучерявом парике и бакенбардах дико прикольно прыгает - ну чисто обезьянка! И при этом все участники действа (включая Арину Родионовну) говорят цитатами из сочинений главного героя, в том числе тех, которые на момент михайловской ссылки еще не были написаны.

Но самый феерический эпизод спектакля - сцена в борделе. Она открывается танцем живота, который изображают проститутки у фонтана (то ли из "Бориса Годунова", то ли из "Бахчисарайского фонтана"). Хозяйка заведения на ломаном русском с польским акцентом предсказывает Пушкину "смерть от белой головы". Тут врывается взвинченный Нащокин и рассказывает, как проиграл свой "домик в деревне" в карты, понадеявшись на "тройку-семерку-туз". Пушкин обвиняет его соперника в шулерстве и здесь же, в борделе у фонтана, между ним и Пушкиным происходит дуэль. Но едва успев выстрелить, враг хватается за голову, причитая: "Пушкин Александр Сергеевич?! Я вас не узнал!! Ведь вы великий поэт!!! Я каждый день читаю вас на ночь вместо молитвы..." и тут он, отбросив пистолет и упав перед Пушкиным на колени, начинает декламировать "Буря мглою небо кроет..." А получив от поэта прощение, кричит на радостях: "Всем шампанского!!!" - и присутствующие все вместе, включая Пушкина, Нащокина и проституток, пляшут канкан у фонтана. В следующем эпизоде, в доме Нащокина (герои так и говорят - Дом Нащокина), Пушкин чуть было не проговаривается жене друга, что видел ее мужа в публичном... но вовремя спохватывается: "в публичной библиотеке".

Впрочем, подвергая ироническому переосмыслению пушкинский миф, Безруков не забывает о серьезных вещах. Например, о политике. За Пушкиным постоянно следят по личному приказу Николая шпионы Третьего отделения во главе с Бенкендорфом. Они подсылают к нему подкупленных лакеев, чтобы читать в рукописях еще не опубликованные пушкинские шедевры - Бенкендорф лично вслух декламирует их Николаю. Та же судьба постигает и дон-жуанский список - его тоже обсуждают Николай и Бенкендорф, причем Николай на вопрос Бенкендорфа, что с этим делать, цитирует Сталина: "Что делать будем? Завидовать будем!" И даже холерный карантин в нижегородской губернии, задержавший Пушкина в Болдине, был всего лишь провокацией жандармов против поэта.

С другой стороны, драматургии Безрукова в полной мере свойственно и лирическое начало. Особенно тронула сцена Дантеса и Геккерена. Дантес приходит поздно, но Геккерен приветствует своего приемного сына и любовника словами: "Я рад тебе всегда, особенно ночью". Дантес рассказывает о своих неприятностях (он только что от Пушкиных - в отсутствии хозяина дома он пытался оттрахать Натали на диване в кабинете поэта, но Пушкин, вернувшись из архива, где изучал материалы о пугачевском бунте, раньше времени, застукал его, и потребовал: либо дуэль, либо женитьба не сестре Натали, Екатерине, и Дантес вынужден был дать согласие на брак). Геккерен утешает Дантеса, нежно поглаживая его между ног и рассказывая русские народные сказки о богатырях. (Кстати, в предыдущей сцене Пушкин в сердцах обратился к Дантесу: "Голубезнейший!" - чем продемонстрировал свои гомофобские взгляды. Однако, принимая во внимание дальнейшее развитие событий, надо признать, что у Пушкина были веские основания быть противником однополых пар).

Отдельно стоит отметить актерскую работу Виталия Безрукова: в пьесе собственного сочинения он сыграл отца главного героя, Сергея Львовича Пушкина, продемонстрировав, насколько органичен написанный им текст его артистическому дарованию. В один из моментов Сергей Львович начинает перечислять фамилии декабристов, которых впоследствии казнят (на момент действия восстание еще не совершилось, но отец Пушкина, судя по всему, уже знает поименный список повешенных): "Пестель, Рылеев, Каховский, Бестужев ээ-э, как его (Сергей Львович берет со стола рюмку наливки) - а, Рюмин!" Впрочем, актерски спектакль делает Сергей Безруков - он уморительно смешон в роли Пушкина, даже когда молчит и стоит на месте. Но когда он танцует на императорском балу с Натали под вальс Георгия Свиридова, задирая жене юбку - это же просто упасть со стула!

Однако пересказ - это ничто, такое надо видеть! В общем, еще раз повторяю: не пожалейте четырех часов и тысячи рублей, обязательно сходите на "Александра Пушкина"! Только покупайте билеты осторожно: при входе их проверяют на просвет и, если вам всучат подделку, в театр вы не попадете - "Пушкина" играют при полных аншлагах, лишних мест нет.

А лично меня творчество Виталия Безрукова настолько вдохновило, что я тоже решил написать биографическую пьесу. Про Льва Толстого. Уже начал. Вот:

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
Лев Толстой сидит босой в простой крестьянской рубахе перед трюмо и чистит косу. Справа от трюмо на стене - расписание движения поездов, где красным крестом отмечено время остановки на станции Астапово.
Т о л с т о й (глядя на свое отражение и расчесывая рукой бороду, с воодушевлением): Я зеркало русской революции! Не могу молчать!
За сценой голоса крестьянских мальчиков, хором по складам декламирующих "Хве, и - хви, ле, и - ли..." перекрывает шум приближающегося паровоза.

Дальше я пока не сочинил. Но в любом случае у меня вряд ли получится так, как у Безрукова.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments