Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

Выставка "Скрипка Энгра. Второе призвание" в Музее им. А.Пушкина



Работы известных не-художников интересны, конечно, не сами по себе, а в контексте творчества их авторов по "основной" специальности. Но экспозиция получилась очень интересная.

Меня, конечно, в первую очередь привлек Дюрренматт, который рисовал всю жизнь, и тут в экспозиции его работы самых разных лет. Ранние тесно связаны с конкретными его произведениями - прозой ("Униженный минотавр" 1958 - изображение минотавра в бесконечном лабиринте, со стены которого на него мочится смеющийся мальчик) и драматургией ("Похороны банкира" 1966 - к пьесе "Франк V"). Цикл "Распятие" тоже имеет прямое отношение к прозе Дюрренматта ("Пилат", "Рождество"), хотя первый лист (вокруг креста с распятым водят хоровод четыре старика) датирован 1939 годом (стало быть, Дюррематту на тот момент было 18 лет), остальные два - 1975 и 1976 (на них сгнивший труп на гнилом кресте пожирают крысы). Графические изображения фантастических башен, падающих, полуразрушенных, стоящих вверх тормашками - 1950-1070-х годов - напоминают работы Кирико. Поздние работы - "Портрет Шарлотты" 1984 (вполне "академичный" портрет), "Полет в темном небе" 1983 (парящая над толпой обнаженных и застывших в диких позах уродов фигура в белом), "Ангел смерти" 1988 - за два года до смерти автора, то есть (череп с крыльями хватает человека за горло зубами, как вампир). И еще два автопортрета - шариковой ручкой (1978) и живописный (1982), на котором Дюрренматт изобразил себя у мольберта, в расстегнутой рубашке и красных трусах, с животом наружу.

Но помимо этого на выставке много еще чего достойного внимания.

Михаил Чехов и Юрий Завадский - это в основном театральные эскизы. У Завадского - к "Принцессе Турандот" 1920 года, у Чехова - к "Гамлету", "12-й ночи" и "Королю Лиру", а также автопортрет в роли Аблеухова (он его играл еще до эмиграции в МХАТе 2-м, в инсценировке "Петербурга" Андрея Белого).

Наивные пейзажные акварельки Германа Гессе.

Симпатичные любительские картинки Людмилы Петрушевской, самые разнообразные по тематике: от обнаженных натурщиц до натюрмортов с розами; цикл "Танец", портретики в рамочках, в том числе автопортреты, и, что особенно трогательно - "Федя" 1990 года: такой тихий ангелочек, опустивший глазки (ну кто бы мог подумать...)

Генри Миллер, "Париж" и "Нью-Йорк" которого по колористике и композиции удивительно напоминают полотна Аристарха Лентуллова.

Веселенькие яркие зарисовки Сержа Лифаря (в безвоздушном пространстве парят не то танцоры, не то птицы, не то бабочки).

Неброские "пасмурные" акварели Рихтера: безлюдная природа, безлюдный город - как во сне (одна из работ называется "Во сне на извозчике"). Исключения - "густонаселенная" "Улица в Пекине" и самая цепляющая - "Траур" (50-х годов) - красное пятно флага над пустой улицей, где вся толпа прижата к тротуару.

Но вообще ставить рядом Гуэрра и Кокто с одной стороны и Наумова с другой - невыигрышно для откровенных любителей в рисовании - как Наумов, Васильев или Фишер-Дискау. Владимир Васильев, по крайней мере, представляет пейзажи, где город (в основном Венеция) изображен в коровинском духе, а природа - в поленовском. А вот у Наумова и Фишера-Дискау - заявка на серьезные темы, символические сюжеты (у первого - "Пилат", "Шут, рисующий себе глаза", "Слепые вожди слепых", "Сон Параджанова"; у второго - масштабные полотна на мифологические и религиозные мотивы), но техника у обоих - как в подземном переходе на Крымском валу.

С другой стороны, Гуэрра и Кокто - профессиональные художники, заявлять, что изобразительное искусство для них - "второе призвание" - некорректно. У Гуэрра непритязательные бытовые сценки выполнены в наивной, но очень своеобразной технике.

Про Кокто и говорить нечего, он сам сказал: "Линия должна жить в каждой точке по всей своей длине так.., чтобы художник был яснее модели. (...) Под линией я понимаю непрерывность личности". Его графические портреты Пикассо (1914), Мийон, Жакоба (последний - практически шарж, с лавровым венком на лысой голове Макса Жакоба) - это визуализированные "Портреты-воспоминания", существующие и в литературной версии. Здесь же - плакатный "Клоун в красной шапочке" (1950), абстрактные орнаменты и совсем неожиданная, ядовитых расцветок "Голова мертвого Орфея" (1951).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments