Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

Эрик-Эмманюэль Шмитт на книжной ярмарке Non/fiction в ЦДХ

В четверг ради премьеры в Театре Эстрады я пропустил совместную конференцию Шмитта и Виктюка, хотя этот спектакль наверняка был более неординарным, чем тот, что я увидел. А сегодня специально ради Шмитта я с утра вытащил себя за шкирку из койки (после банкета "Золотого граммофона", с которого я приехал в пятом часу утра, это было сложно) и отправился на книжную ярмарку, при всей своей нелюбви к толкучке "интеллектуалов" вокруг лотков. Естественно, в скоплении полуживых маразматичек-пенсионерок, экзальтированных старых пидарасов и тому подобных ценителей настоящей литературы то и дело встречались узнаваемые лица. Иногда даже приятные - как, например, Асар Исаевич Эппель. Но по большей части - беззубые и безмозглые кинокритики, восторженные курсистки, считающиеся себя журналистками... Одна встреча оказалась очень неожиданной: преподаватель философии из нашего университета, у которого сам я не учился, зато его жена-тележурналистка была выпускающим редактором моих сюжетов (смешно сказать - я ведь и в телевизионной журналистике когда-то тоже слегка "отметился").

А Шмитт оказался именно таким, как я предполагал: доброжелательным, спокойным, рассудительным и очень приятным человеком. Я только укрепился во мнении, что по-настоящему хорошие книги (как у Шмитта) могут писать только хорошие люди. Хотя сам Шмитт в ответ на мой вопрос по этому поводу высказался в том духе, что Бог для создания достойных произведений искусства избирает самых разных людей (с чем трудно спорить, хотя очень хочется). Зато когда я вспомнил недавнее высказывание Фанни Ардан насчет того, что "несколько сожженых машин - ничто в сравнении с большой несправедливостью", Шмитт заметил, что причины поступков "этих молодых людей" нужно понять, однако жечь машины - бандитизм и уголовщина.

Когда я интересовался насчет Ардан, я даже не держал в уме, что именно она сыграла главную роль в великолепной экранизации Агьона пьесы Шмитта "Распутник" (с Венсаном Пересом и Жозиан Баласко). И как раз перед моим вопросом Шмитт цитировал заключительный диалог Тербуш и Дидро из "Распутника" (из пьесы, в фильме другой финал):
- Давайте я набросаю план действий. Прежде всего мы посвятим в любви весь вечер.
- А потом?
- Потом посвятим в любви весь ужин.
- А потом?
- Будем заниматься любовью всю ночь.
- А потом?
- А утром мы предадимся еще более сладостному занятию...
- Какому же, интересно?
- Мы будем беседовать!
Вполне естественно, что старый пидарас (в лучшем смысле этого слова) Агьон, у которого совершенно другой взгляд на жизнь, финал изменил. (У него Венсан Перес говорит Фанни Ардан о предстоящем Наслаждении). Но Шмитт и к своим героям, и к самому себе относится с большей иронией. Во всяком случае по этому поводу он сам сказал следующее:
- Честно признаться, в своей жизни я гораздо больше говорил, чем занимался любовью.

Ой, как я его понимаю!



Удивительно, какое у нас количество "интеллектуалов" обнаруживается, дай только повод! По счастью, меня миновала общая участь выстоять сначала очередь в кассу, а потом еще и на вход: мне вынесла пригласительный пиар-менеджер издательства "Азбука" Оля. Правда, чтобы оставить куртку в гардеробе, пришлось ждать еще минут 20 - свободных номерков не было, а толкаться между книжными прилавками в куртке мне не хотелось ни в какую.

Оля из "Азбуки" - это вообще отдельный разговор, тема дня практически. Мы познакомились года полтора назад на одной книжной презентации, и с тех пор не виделись, а ее попытки наладить со мной сотрудничество я самым неприличным образом игнорировал. Однако она не только не затаила зла (как обязательно сделал бы я в подобном случае) и пригласила на встречу со Шмиттом, но еще и предложила на выбор книги издательство в подарок. А мне ведь только давай! Я помимо "Секты эгоистов" Шмитта (представительный сборник - там и "Распутник", и "Оскар и Розовая дама", и "Мсье Ибрагим", и "Дети Ноя") чего только не набрал: от Мелвилла, Кафки и Капоте, от де Сада, Захер-Мазоха и Сальвадора Дали - до Айтматова и Битова. И уже перегруженный попытался позариться еще и на сказки Туве Янссон - но тут благоразумная Оля меня, по счастью, остановила, потому что сам я не остановился бы никогда.

Но не потратиться все-таки не получилось - для этого не надо было проходить мимо витрины "Симпозиума". Я постарался держать себя в руках и ограничился только сборником Ромена Гари "Птицы прилетают умирать в Перу". Но секция "Академического проекта" с ее "Библиотекой поэта" меня доконала. Сначала я хотел всего лишь купить полное собрание стихов Федора Сологуба - за какие-то несчастные 100 рублей. Но опять не смог остановиться, взял и Иванова, и Адамовича, и Эренбурга, и еще, и еще - а эти издания были новые и стоили по 220-250 рублей. Остается только утешаться, что в магазине было бы еще дороже. Хотя ненамного. "Отсутствующую структуру" Эко от "Симпозиума" я покупал в "МДМ-книги" всего на 20 руб. дороже, чем ее предлагают на ярмарке.

Проходя мимо секции "Вагриуса", получил в подарок от их чудесного пиар-менеджера Тани Соловьевой "Каблукова" Наймана. При всем уважении к Найману, которого снова прокатили на премии "Букер" (когдая я писал про букеровскую премию в КП в 2001, Найман со своим "Сэром" тоже был в шорт-листе вместе с "Кысью" Толстой, но тогда премию дали Улицкой). Совершенно не представляю, когда и как я смогу освоить "неподъемный" (даже по мнению "продвинутых" критиков) наймановский текст.

А уже во дворе ЦДХ столкнулся с Дмитрием Быковым. До сих пор (несмотря на то, что как раз про Быкова, в отличие от всех прочих вышеупомянутых литераторов, как про ведущего "Времечка" наше богоугодное издание пишет регулярно) мое с ним общение ограничивалось его случайным комментарием в моем ЖЖ по поводу посвященного ему сюжета "Историй в деталях". Я, навьюченный пакетами с книгами, с прискоком бежал в одну сторону, "крупнейший как в прямом, так и в переносном смысле" (так сказали бы ведущие "ЗГ") современный русскоязычный писатель с еще большей скоростью мчался в противоположную сторону и вряд ли впотьмах из моего приветствия сообразил, где мы с ним общались в прошлый раз. Но удивился, почему я ухожу, если сейчас на ярмарке случится "грандиозное событие, презентация очень хорошей книги". У меня даже не хватило сил уточнить, какой именно книги. Быков попросил ему позвонить, два раза повторил телефон и побежал в свою сторону, а я - в свою. Вот такая история из "жизни замечательных людей". Почти как в детском рассказе про маленькую девочку и Эдварда Грига в осеннем лесу. Или как в пьесе Погодина "Человек с ружьем". А ведь Быков, по моему убеждению - действительно лучший из современных прозаиков, пишущих по-русски. Да и драматург небезынтересный. Не судьба, стало быть.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments