Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Оправданная жестокость" реж. Д.Кроненберг

Такие безупречно выстроенные криминальные триллеры сюжетами часто напоминают сочинения писателей с радикально гуманистическими наклонностями - типа Андрея Платонова или Льва Толстого: чем неприятнее автору всякое насилие, тем большим страданиям он подвергает своих персонажей и тем более щедро льет он в своих произведениях реки крови, дабы отвратить воспитуемую публику от совершения подобных действий в реальной жизни. В "Оправданной жестокости" есть даже эпизоды (предпоследний и последний), практически напрямую отсылающие соответственно к финалу "Чевенгура" и к завязке "Возвращения" (хотя вообще-то сценарий основан на комиксах). Кроненберг, правда, столь явный моралист, и десяток искалеченных трупов, которые он предъявляет по ходу фильма - не наглядное пособие, не метафора и не символ, просто "наживка", привлекающая внимание зрителя.

Хотя каждая клетка моего мозга не принимает пацифисткую (я бы сказал даже - "толстовскую") идеологию "Оправданной жестокости", вынужден признать - это, пожалуй, лучший фильм из виденных мной за последние много месяцев, сильнейшее киновпечатление. Тем, кто еще не видел - лучше дальше не читать, а пойти и посмотреть.



Герой Вигго Мортенсена по имени Том - скромный владелец тихого кафе в глухом провинциальном городке. У него идеальная семья - любящая жена, сын-подросток и маленькая дочь. Том ненавидит насилие и учит сына тому же - поэтому сын на все нападки соучеников по школе реагирует терпеливо и выносливо, на провокации не поддается и в драку не вступает. Но однажды в кафе Тома заходят два отморозка-рецидивиста. Пытаясь защитить себя и своих работников, Том лихо убивает обоих гангстеров. Он становится героем, попадает в теленовости, на первые полосы газет. И тогда в городке появляется троица гангстеров совсем другого рода - на крутой машине, хорошо вооруженные. Тома они называют именем Джоуи, а главный из трех, кривой бандит (Эд Харрис) напоминает Тому, как когда-то в Филадельфии тот вместе с родным братом работал на мафию, был наемным убийцей в, числе прочих, покалечил и его самого. Попытка шантажом увезти Тома с собой закончилось тем, что и их Том тоже убил. Но брат из Филадельфии не успокаивается. Тогда Том едет к брату, и, защищаясь, убивает его вместе со всеми его подручными. После чего возвращается в семью.

Конструкция сюжета совершенна в своей симметрии. Она трехчастна - по числу показанных криминальных происшествий. И в центре внимания - не сами сцены убийства (хотя сделаны они лихо и эффектно), а взаимоотношения героя с женой и с сыном.

Линия Тома и жены проводится через эротические сцены. Первая, сделанная легко и игриво, предшествует первому происшествию: Том и его жена разыгрывают "секс школьников". Вторая следует за вторым происшествием, когда Том вынужден открыть жене, что он на самом деле Джоуи, в прошлом - киллер: это уже практически изнасилование, которое происходит на лестнице, жена пытается убежать, герой ее догоняет, и драка перерастает в секс.

Линия Тома и сына связана с отношениями сына в школе. Поначалу он сносит все обиды и унижения безропотно. Но после первого происшествия с убийством отморозков в кафе сын до полусмерти избивает своих обидчиков, которых прежде игнорировал. А во время второго происшествия именно сын, когда дела отца кажется безнадежным, убивает выстрелом в спину из ружья главаря гангстеров-шантажистов.

Самое главное, что семья в результате не распадается. Даже узнав правду, в ситуации, когда муж подпадает под подозрение полиции, жена его не выдает; в финале, когда Джоуи-Том возвращается после убийства брата домой, маленькая дочка ставит ему на стол тарелку и кладет столовый прибор. Третье происшествие явных последствий не имеет - фильм просто обрывается. Но при этом понятно, что открывшееся прежнее насилие, которое спровоцировало ответное новое насилие, не может раствориться ни в каких внутрисемейных чувствах - оно остается, будет нарастать, провоцируя все новые жертвы.

Для Кроненберга жестокость не может быть оправдана ничем, даже необходимой самообороной: жестокость порождает только новую жестокость. Вероятно, режиссер, нагнетая (мастерски) в своем фильме параноидальную истерию, метит и в американскую внешнеполитическую доктрину, демонстрируя, что "американская мечта" (семья с двумя детьми живет в частном домике и владеет небольшим бизнесом) в подтексте имеет фундамент из кучи трупов. Положительного выхода из ситуации, когда жизнь и безопасность подвергаются насилию, Кроненберг при этом не предлагает. Может, он и рад бы, как Толстой, призвать к "непротивлению злу" - но, видно, побаивается оказаться в роли жертвы-овечки. Это если не мудро, то, по крайней мере, честно.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments