Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Перевертыши" реж. Т. Солондз

При всех талантах Солондза его зацикленность на теме педофилии - нездоровая. Даже если она, как в "Перевертышах", носит, в отличие от "Счастья", исключительно гетеросексуальный характер. Педофилия - его главная тема, причем не сама по себе педофилия в ее сексопатологическом аспекте, а как повод поговорить о глобальном и высоком, с прорывом в метафизику.



Жила-была девочка, ее изнасиловали и она, будучи беременной, покончила с собой. Другая девочка, 13-летняя еврейка Авива, боится, что ее ждет такая же судьба, но мама (постаревшая Элен Баркин) ее убеждает: ты, дочка, совсем другая. Точнее, другие, потому что девочку, которая забеременеет от знакомого жирдяя, потом в результате аборта лишится матки, сбежит из дома, спутается с дальнобойщиком, который ее бросит, попадет в некую "секту семейного типа" и в результате окажется замешана в убийстве того самого врача, который делал ей аборт - так вот эту девочку играют несколько разных девочек, и на этом приеме строится вся рекламная кампания фильма. А прием - дурацкий. Сам по себе он не нов (Бунюэль снял "Смутный объект желания" почти 30 лет назад), к сюжету фильма ничего не добавляет и даже не запутывает его (иногда режиссеры считает, что заморочить зрителю голову - это круто, но Солондз этому искушению не поддается), а лежащую на поверхности мысль о том, что жертвой обстоятельств, подобно главное героине, могла бы стать любая другая, только еще больше опошляет.

Обычно от морализаторства Солондза спасала ирония. Здесь не спасает, несмотря на то, что в фильме есть просто великолепный фрагмент, связанный с попаданием главной героини в семью мамы Саншайн: христолюбивая семейная пара берет на воспитание убогих деток: чахоточных, безруких, слепых, вот и заблудшую героиню (не зная о ее прошлом) они готовы приветить, только почему-то некоторое время назад одна девочка индуска от них сбежала, и даже отсутствие обеих ног ее не остановило. Вывернутый наизнанку семейный идеал становится метафорой населенного моральными и физическими уродами мира.

Что отличает Солондза от многих других подобных - так это любовь к персонажам, любовь безжалостная и непрощающая, как у древнееврейского бога к смертному человеку. Я не посмотрел, как пишется имя-палиндром главной героини в оригинале, но даже на фонетическом уровне смысл имени Авива очевиден. Жизнь, в которую она вброшена, Солондз ценной не считает,а никакой другой не признает. Для его героев смерть - это хеппи-энд. Правда, на этот раз Солондз обошелся без хеппи-энда. Убили только врача, а дальнобойщика, который его убил (тот самый, что поимел и бросил Авиву в мотеле - потом он оказался раскаявшимся преступником, другом дома Саншайн) застрелили полицейские. Но Марк, кузен Авивы, единственный, кто пытался преградить ей гибельный путь, несправедливо обвинен в растлении малолетних (на него донесла еще одна девочка-родственница), а саму Авиву режиссер отправляет по новому кругу ада, заставив ее еще раз переспать с тем первым жирдяем, который за время ее злоключений стал еще страшнее.

На вечеринке в предпоследней сцене фильма вернувшаяся домой Авива ведет душеспасительную беседу:
- А что, если Бог все-таки есть?
- Ну, если от этого кому-то легче...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments