Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Триптих для одной актрисы" Н.Мазур, Новый художественный театр, Челябинск, реж. Евгения Зензина

Редкий для меня случай, когда я совсем ничего не знал про спектакль, ни даже про театр заранее, и не понимал, чего ожидать... - тем более, что как оказалось, постановку, изначально выдержанную в формате, близком к "моно", где Константин Талан, партнер актрисы Ксении Бойко, выполнял скорее "техническую" функцию, адаптировали под формат и тематику фестиваля "Диалоги" специально, превратив спектакль в полноценный (ну почти...) "диалог" двух исполнителей. Не был я знаком и с драматургией Нины Мазур (изначально переводчица, ныне "театральный деятель", проживающая в германиях....), но даже по челябинскому спектаклю ясно, что ее Медея и синьора Капулетти - героини "серьезных", "трагических" историй тяжкой женской доли, написанные вполне графоманским слогом, где-то зарифмованные, а где-то и так, но на пафосе, надрыве, и с некой претензией "раскрыть глаза на правду" (к примеру, если кто не в курсе, что Медея не убивала своих детей, а сделали это коринфяне в отместку за смерть царя). Спектакль, по счастью, вовсе не о том.

Партнер из-за пульта в начале нетерпеливо ждет и торопит актрису, будто произошла накладка - недоволен, раздражен, то ли они поссорились перед началом, то ли постоянно взаимоотношения у них сложные, но отзывается он о ней без пиетета, а после того, как исполнительница отыграет первую часть триптиха, посвященную Медее, он еще и выйдет из-за пульта в зал, чтоб оттуда забросать артистку... помидорами (буквально!). Впрочем, стоит признать, артистка заслужила того - Медею она играет как провинциальная примадонна (видали мы таких и на столичных подмостках, чего уж греха таить), с пережимом, на разрыв, искренно веруя в собственную гениальность и безоглядно отдаваясь этой иллюзии; с использованием, как водится в "русском национал-психологическом репертуарном театре", атрибутики вроде тряпок и стоек, завертываясь в ткань и из нее же "делая" убитых детей героини... (художник Елена Гаева/Гельфонд). В общем, грубо-пафосная полулюбительская пошлятина поделом "награждается" помидорами; и словно извлекая "уроки" из "провала", в следующей части "триптиха", посвященной синьоре Капулетти и ее бедам (еще одно от Нины Мазур "откровение" - девушку рано выдали замуж за немолодого, она страдала как женщина сперва, потом и как мать, наконец, после гибели дочери решив удалиться от мира... "нет повести ужаснее на свете, чем повесть о синьоре Капулетти"... вот дословно так!), артистка резко переключает стилистический регистр: статичный по мизансцене, с выкриками-рефренами, переходящими в звериный вой, почти "инсталляционного" типа эпизод выстроен, точнее, стилизован, чуть ли не спародирован с оглядкой на стандарты современного европейского театра (Марталера, Тальхаймера, далее везде); "продвинутый" западный трэш и доморощенная "архаика", выясняется, стоят друг друга!

В третьей же части - сюжетной основой которой служат пара эротических новелл из "Декамерона" Бокаччо (а героини - Катарина, поймавшая ночью на балконе "соловья", и Джакомина, со святым отшельником успешно "загонявшая дьявола в ад") как бы торжествует "настоящий" театр - веселый, праздничный, бродяче-площадной, с рукодельной ширмой на палках, с бубнами и трубами, со сбором денег в шапку (ну да...), с интерактивом, жертвой которого стал, конечно же, снова я... - впрочем, интерактив здесь тоже во многом пародийный, и хотя подпевать "тру-ля-ля" я отказался, артистка позднее уверила, что спектакль я ей не сорвал, а ровно напротив... ну хочется верить, что так оно и было. На мой субъективный вкус тип театра, представленный в заключительной части триптиха, также стоит двух предыдущих; а в целом спектакль не выходит на значимые содержательные обобщения, оставаясь в рамках полуперформанса-полукапустника; однако включенные в композицию третьего эпизода реплики партнера, не дающие расслабиться, напоминающие бродячей клоунессе и ее почтеннейшей публике о том, что кругом чума (заодно придавая ей отдаленное ассоциативное сходство с затюканной героиней "Дороги" Феллини...), в эту "чистую театральную радость" привносят некоторую осмысленность, позволяют не свести драматургию "Триптиха..." к тривиальным жанровым и стилистическим контрастам. 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments