Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

коронованные насекомые: "Жуки и гусеницы. Насекомая культура 1920-40-х гг." в Галерее на Шаболовке

Там на ином, невнятном языке
Поет синклит беззвучных насекомых,
Там с маленьким фонариком в руке
Жук-человек приветствует знакомых.


Погибая в неравной борьбе с тараканами, невообразимо расплодившимися после того, как буквально через стену от меня обосновались на месте прежних промтоварного, обувного и аптеки аж два (!) продовольственных магазина, я при всем желании не могу, конечно, воспринимать заявленную организаторами выставки тему исключительно в историко-культуролого-эстетическом ключе... Но пытался сосредоточиться на самоценности экспонатов и на кураторской мысли, отвлекаясь от моих собственных скорбных, в сравнении с мировой революцией ничтожных дел. Выставка действительно очень интересная, хотя основополагающая ее идея не то что надуманная, а я бы сказал, придуманная - но придумана она хорошо, и реализована увлекательно, пускай идеология проекта излишне довлеет над "контентом" и структурой, подоплека слишком очевидна, однозначна - таков взгляд кураторов на историю, и не только историю искусства. Я его, теоретически, в известной степени готов бы и разделить, просто в музее ищу не подтверждения общеизвестным (при том что в нынешних стандартах как бы и рискованным) понятиям, а чего-то, наоборот, малознакомого, проще сказать, открытий. По части открытий - художественных ли, идейных... - на "Жуках и гусеницах" негусто, но в целом затея стоящая.

Кураторы сознательно берут в качестве точки отсчета заведомо "маргинальный" сюжет - и отталкиваясь от образа насекомого в культуре (и в изобразительном искусстве, и в литературе, театре... в областях, где искусство соприкасается и пересекается с научным знанием, считая и узко-специальную область энтомологии, тоже), прослеживают, как менялись подходы к изображению и восприятию насекомых (условных и аллегорических персонажей в первую очередь, разумеется) от конца 19го века и "модерна" начала 20го до раннесоветского авангарда и сталинского "неоклассицизма". Впрочем, не все так однозначно именно с изображениями. История, рассказанная на выставке (больше, чем показанная - с этим тоже есть проблемы у кураторов, концепция просчитана, а наполнить ее достойным и убедительным "материальным" содержанием удалось лишь отчасти), начинается с коронации Александра Третьего и устроенного в честь празднеств по ее случаю, среди прочего, балета с "шествием жуков" (там, правда, судя по эскизам, и лягушки тоже маршировали...): картинки веселые, но вот в плане художественном ничего из себя экстраординарного не представляющие - причем архитектором постановки выступил тогда, между прочим, молодой Федор Шехтель. К периоду рубежа веков относится также набор сатирических открыток "Коронованные насекомые", где в образе шести-, а заодно и восьминогих (здесь и далее, кстати, пауки у кураторов проходят по "насекомой" классификации, а мне сдается, что пауки принадлежат другому, особому классу членистоногих - паукообразным... насекомыми же считаются лишь шестиногие... или я ошибаюсь?..) предстают император Франц Иосиф и другие, понятно, "вражеские" монархи предвоенных (Первая мировая имеется в виду) лет. Вообще сатира того периода (да и потом, наверное, но дальнейшее за хронологическими рамками проекта) охотно использует символику насекомых, даже в названиях изданий, особенно тех, кто обладают жалом - осы, оводы - либо способны издавать некие звуки, привлекать внимание - сверчки...

Ясно, что на рубеже 1910-20-х в стране, где идет гражданская война, насекомые из символов превращаются в реальность, причем отнюдь не располагающую к умилению или улыбке. Некоторое время назад я уже прикоснулся к теме в этом аспекте благодаря экспозиции "Насаждение народного здравия" в Музее медицины при институте им. Семашко, где своего рода "эпиграфом" к коллекции санитарных агитплакатов служили произнесенные на Съезде Советов В.И.Лениным слова - "Или вши победят социализм, или социализм победит вшей" -

- здесь они тоже вспоминаются, и в том же контексте, но чуть более широком: помимо вшей как физической реальности, данной в ощущениях, на плакатах (значительнейших мастеров этого направления - Дмитрия Моора, Михаила Черемных) возникают и другие образы аналогичного плана, но использованные опять-таки в качестве метафор, и особенно паук (я сознаю, что в рамках темы, заданной кураторами, это неважно - однако ж не насекомое он!!): "Голод-паук душит крестьянство России"... С другой стороны, насекомые как атрибут уходящих в прошлое мерзостей начала 1920-х и чуть позже служат для наглядной агитации за "новый" мир против "старого": "Бог предполагает - ОСОАВИАХИМ располагает" и т.п., в виде пауков изображаются попы на карикатурах "безбожных" журналов. Ну и странно было б обойти вниманием "Клопа" Маяковского - жаль, что эскизов Кукрыниксов к первой, "современной" части спектакля Мейерхольда кураторы не добыли и ограничились набросками костюмов для второй, действие которой происходит в воображаемые коммунистические 1970-е (эскизы футуристических "комбинезонов" Родченко очень занятны, однако к теме выставки прямого отношения не имеют, что лишь отчасти компенсируется страницами из периодических изданий с публикациями, посвященными "Клопу", и полиграфией непосредственно к спектаклю со стишками-речевками автора пьесы: "У кассы хвост и в театре толпа, но только не злись на шутки насекомого про тебя и про твоего знакомого" или "люди хохочут и морщат лоб в театре Мейерхольда на комедии "Клоп").

Первостепенное (по объему как минимум) место на выставке занимает образ насекомого в литературе - особенно поэзии и книг для детей - тема раскрывается с разных сторон: упоминается и "Превращение" Кафки, но акцент сделан на изданиях все-таки детских и сказочных, начиная с "Пчелки Майи" Вольдемара Бонзельса, моим ровесникам более известной по мультсериалу с песенкой в исполнении Карела Готта - на русском "Пчелка Майя" успела выйди аккурат в 1914 году, в 1923 была переиздана и затем попала под запрет как "монархическая пропаганда". Традицию подхватили советские авторы, причем тоже не без "пропаганды", но уже соответствующей идеологической, а заодно и научно-популярной направленности: про "Необыкновенные приключения Карика и Вали" Яна Ларри я тоже, если честно, знаю благодаря фильму с Василием Ливановым, а о Владимире Брагине, аналогичная книжка которого "В стране дремучих трав" на долгий срок (по меньшей мере тот же, что получил от православных гестаповцев и отсиживал в русском концлагере Ян Ларри) "заменила" русскоязычной детской аудитории Карика и Валю, только на выставке и услыхал впервые. "Насекомая литература" оказалась на удивление богата - начиная с будто бы "наивных" стихов "обэриутов", заканчивая официозной политической сатирой.

Последний раздел выставки целиком посвящен литературе и состоит из распечаток текстов - стихотворных, прозаических, эссеистических. Но честно говоря, от этого раздела есть ощущение, что тексты подбирали, забивая в интернет-поисковики виды насекомых, чисто механически, отсекая то, что не вмещается в заданную хронологию (а почему, собственно? я думаю, в поэзии 19-го и первого десятилетия 20-го вв. образы насекомых встречаются не реже...): группировки никакой, Леонид Липавский соседствует с Демьяном Бедным, Андрей Платонов с Верой Инбер, а заодно и Мандельштам - нарочно, положим, но это ж ничего не объясняет... Причем "Мы живем под собою не чуя страны..." - и упомянутые там "тараканьи усища".... - выделено особо и помещено в другой контекст: подобрали газетные статьи, и передовицы, лично Сталиным или Молотовым подписанные, и официозных публицистов типа Д.Заславского, где сравнения из мира насекомых используются для изобличения троцкистско-фашистских "буржуазных вредителей"; само собой, "Тараканище" Чуковского тоже не забыто, хотя соответствующие подтексты туда вчитываются скорее задним числом, этак и в "Муху-Цокотуху" недолго заложить "пророчества"...

Помимо идеологической, на грани агитки, составляющей, впечатление от выставки лично мне подпортили и дизайнерские ухищрения - по большей части, на мой взгляд, ненужные; то есть в качестве самодостаточных экспонатов здоровенный муляж гусеницы или банка с "заспиртованными" кузнечиками, не говоря уже о ящиках с фрагментами собственно энтомологических коллекций, здесь вряд ли годятся, а просто как декоративный элемент и "для количества" это лишнее... спрашивается, "за что погибли мухи?!". С другой стороны, очень к месту, помимо всего прочего, тут образчики декоративно-прикладного искусства и предметы вполне утилитарные, но "дизайнерским" решением осваивающие те же "насекомые" мотивы, что детская литература или политическая сатира: к примеру, пудреницы "Божьи коровки" по эскизам скульптора Ариадны Арендт, 1940-е. Хороши и акварели Антонины Ватагиной - насколько я понимаю, созданные не из эстетических соображений и личного интереса художницы, но по заказу профильных музеев, Дарвиновского либо Зоологического... - где представители мира насекомых изображены подробно и настолько крупно, что жуки и бабочки на них больше напоминают сюрреалистические абстракции, этакие "пятна Роршаха". К сожалению, высокохудожественных, да и каких-либо произведений изобразительного искусства на выставке раз-два и обчелся, и те скорее из разряда "что обнаружилось под рукой": "сюрреалистические" фотографии Бориса Смирнова (однокашника Даниила Хармса); акварель Льва Бруни "Бабочка" сер 1920-х (из собрания Романа Бабичева); любопытный и малоизвестный Альберто Санчес, испанский эмигрант в СССР - пара его эскизов к "насекомым" костюмам и маскам для спектакля Александра Таирова "Чертов мост" по А.Н.Толстому в Камерном театре; наконец, аллегорическая зарисовка "Ловля необыкновенных мотыльков" Ф.Семенова-Амурского, 1940. Так что литературная, текстовая составляющая выставки, по факту, и богаче, и тематически логичнее, при всей очевидной произвольности в выборе материала, будь то "ужасы" из эссеистической прозы Липавского -

"Дождевой червяк, разрубленный надвое, расползается в разные стороны. Это в высшей степени непристойно" -

- (и снова, если дальше "научно" придираться, то дождевой червяк - не насекомое....) или юмор (но тоже двусмысленный...) Николая Олейникова:

Лев рычит во мраке ночи,
Кошка стонет на трубе,
Жук-буржуй и жук-рабочий
Гибнут в классовой борьбе.


Все погибнет, все исчезнет
От бациллы до слона -
И любовь твоя, и песни,
И планеты, и луна.


И блоха, мадам Петрова,
Что сидит к тебе анфас, -
Умереть она готова,
И умрет она сейчас.




Ф.Семенов-Амурский "Ловля необыкновенных мотыльков"
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment