Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

храмы превращаются в руины: "Ариодант" Г.Ф.Генделя в Большом, реж.Дэвид Олден, дир.Джанлука Капуано

В отличие от брата Кристофера, несколько лет назад смутившего невинность православных постановкой "Сна в летнюю ночь" Бриттена -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2296986.html

- Дэвид Олден в Большом ставил пускай тоже Бриттена, но аккуратно; работа была успешная, заметная, но не привлекала (несмотря на опять же скрыто-гомосексуальную подоплеку сюжета) нездорового внимания, мне удалось посмотреть его "Билли Бадда" дважды, замечательный был спектакль, жаль быстро сошел с репертуара:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3476538.html

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3755533.html

"Ариодант" - уже третья постановка Генделя в Большом за последние годы, однако "Альцина" и "Роделинда" являли собой пример концептуальной режиссуры, особенно "Альцина" Кэти Митчелл -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3681894.html

- "Ариодант" же получился (на самом деле получился он еще в 1993-м, нынешняя премьера на сцене Большого - римейк спектакля почти 30-летней давности) стильной "игрой в барокко", построенной на правилах "театра в театре", если говорить именно о сценической, а не музыкальной составляющей. Действие вписано в пространство барочного интерьера (художник Иэн Макнил) - возможно, даже залы дворцового театра, с проемом-"сценой" в центре задней стены, уставленной вдоль "рампы" характерными "ракушками" для свечей; между тем роспись плафона внутри купола потускнела от прошедших веков, штукатурка и лепнина осыпались, стены заплесневели... Залу от рампы порой отделяет стена из опускающихся зеркальных экранов, эффектно отражающих электролампочки изящных канделябров - только что не буквально "в расплавленных свечах мерцают зеркала"... Внутри этой выгородки персонажи в одновременно пышных и изысканных "барочных" костюмах, будто тени, разыгрывают сюжет "ренессансной" поэмы на материале из эпохи раннего Средневековья... В этих куртуазных играх один шаг от милоты до жестокости, от забавы до опасности - но костюмированные "жмурки" (пики и латы, мечи и парики входят в комплект поставки, пламя на компьютерной видеопроекции сменяется деревянными "волнами" ручного привода, стилизованными под машинерию сцен эпохи барокко, и артисты буквально "купаются" между этими наивными винтовыми валиками) остаются в рамках условной театральности. Подстать оформлению картинные позы героев, пафосные жесты артистов.

К началу 2го акта, правда, купол обрушивается почти на сцену, а стены зала оказываются затянуты черной драпировкой, и события разыгрыватся поверх него на "крыше"; но какой-то чудесной силой потолок взмывает на прежнее место, хотя интерьер из-за драпировок не сразу, а только к 3му акту обратно раскрывается; "сюрреализм" этих сцен - в том числе гротесковый, близкий к травести-шоу, кордебалет (хореограф Майкл Киган-Долан), живописующий кошмары помешавшейся Гиневры под занавес 2го акта, с катящимися под ноги танцующих яблоками, а к финалу привносящий в обязательный для барочной оперы хэппи-энд толику, впрочем, невнятного, мутного пессимизма (танцовщики в клоунском или кукольном имидже скупыми конвульсивными движениями изображают, вернее, обозначают нечто вроде "танца смерти" под мажорную коду) - вместе с затянутыми в черное фигурами монтировщиков либо миманса, похожих на ниндзя и на протяжении всего спектакля отвечающих за трансформации декора, остается списать также на театральную условность, рационального, концептуального себе объяснения он не находит.

Принципиальный отказ режиссера и его коллег по команде сразу и от концептуальности, и от актуализации, а заодно и от иллюстративности в пользу декоративности (впрочем, необычайно изящной: порой сцену отгораживают опускающиеся зеркальные панели, в которых эффектно отражаются мерцающие электролампочки канделябров) делает "Ариоданта" событием в первую очередь музыкальным. Дирижер Джанлука Капуано вооружил оркестр Большого барочными смычками, дополнил его приглашенными лютнистами (впрочем, из местных сил), а партитура расцвечена "перкуссионными" эффектами, которые знали современники Генделя, от литавр до тамбуринов.
Из солистов первого состава я для себя выделил контртенора Кристоф Дюмо, которого неоднократно видел и слышал в онлайн-трансляциях прошлогоднего "карантина", а отметил гораздо раньше, много лет назад в телеверсии "Юлия Цезаря" Генделя из Метрополитен-опера, где он пел Птолемея -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2576871.html

- в "Ариоданте" я наконец-то впервые послушал его "живьем": персонаж Дюмо, главный анти-герой, подлый герцог Полинесс, отличается заодно и ярким имиджем (длинноволосый рыжий парик, черные кожаные сапоги вышел колен - к поединку в 3м он вдруг оказывается наголо обритым), а исполнитель, помимо вокала, покоряет и драматическим талантом. Остальные поют в большей или меньшей степени на достойном уровне, причем солисты, прежде всего солистки труппы, зарубежным коллегам, в том числе именитым (сольник Луки Пизарони в "Зарядье" я два месяца назад вынужден был пропустить - теперь и его услышал в "Ариоданте", где он поет короля Шотландии) способны дать фору и красотой голоса, и чувством стиля. Другое дело, что режиссерская драматургия спектакля не позволяет им, как мне показалось, создавать полноценные театральные образы - пение остается чистым "музицированием", а сценическое действие развивается параллельно, и не развивается даже (коль скоро выстроенную, связную логическую последовательность между трансформациями пространства и поведением героев проследить мудрено...), но просто эпизоды сменяют друг друга, привнося в исполнение некое визуальное разнообразие и как бы добавляя ему динамики.

Совсем пустым, лишенным смысла я бы "Ариоданта" не назвал, но содержательных откровений в нем, увы, не обнаружил: тут в духе новой идеологии женщины - безвинные, но не бессознательные, а вынужденно и "ответственно" страдающие жертвы мужчин, их похоти и агрессии, властолюбия и самодовольства; при том что по факту, грубо говоря, из двух героинь одна - дура, а другая - стерва, и вторая, Далинда в исполнении Екатерины Морозовой, признаюсь, в спектакле меня покорила абсолютно, и предательство совершает она из любви, по наивности, доверчивости, хотя говоря совсем уж откровенно, трудно ей предпочесть Гиневру в исполнении Альбины Латыповой. Что касается героя - заглавную партию Ариоданта исполняет меццо-сопрано Паулу Муррихи (в отличие от его антагониста, доверенного все-таки контртенору), и честно говоря, ни вокал ее сильного впечатления не произвел, ни характерных черт воплощенному артисткой персонажу ни режиссер, ни певица не смогли придумать достаточно ярких, чтоб оправдать название спектакля именно его (а не Гиневры, к примеру) именем.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments