Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Игроки" Н.Гоголя в Театре им. Моссовета ("Под крышей"), реж. Павел Пархоменко

Полтора века не считавшаяся шедевром гения пьеса за последние десятилетия обрела такую популярность, что уже на моей памяти это вторая постановка "Игроков" в Театре им. Моссовета на сцене "Под крышей". Предыдущую, чуть меньше двадцати лет назад, осуществил Юрий Иванович Еремин, и она отличалась характерным для его опусов зашкаливающей претенциозностью с запредельной безвкусицей - главную роль Ихарева играл Александр Филиппенко, а и остальные персонажи были "картами", "ряжеными" и, по сегодняшним понятиям, "трансвеститами", хотя Юрий Иванович, конечно, видел дело иначе, и в его понимании, наверное, переоблачение на глазах у публики актрис (в том числе возрастных и более-менее известных) в мужские образы, с наклеиванием усов и проч., имело значение глубоко (простигосподи) символическое.

Спектакль Павла Пархоменко в этом смысле куда как попроще, но посовременнее только в части внешнего антуража, и то в лучшем случае. С начала сезона довелось мне посмотреть еще одних премьерных "Игроков", в Малом театре, по инерции слывущим цитаделью "священных традиций", так спектакль Пархоменко (выпускник мастерской О.Л.Кудряшова в ГИТИСе 2014го года, я его знаю по дипломным работам и как актера спектаклей театра им. Маяковского) - молодежный, близкого к студенческому диплому формата как раз (хотя задействованы в нем артисты труппы и уже относительно опытные) -  по "традиционности" в чем-то даст фору конкурирующим "Игрокам" из Малого, а в чем-то обе версии парадоксально сходны и даже тождественны, начиная с непоследовательных и несуразных потуг на "актуализацию" в оформлении (у Пархоменко гостиничный слуга, "человек" открывает представление долгой пантомимой, "уборкой номера", с пылесосом, опрыскивателями и проч., которая смотрелась бы уместнее - и не столь затянутой, хотя длиться могла бы и дольше - на запуске в зал публики, но не обязательной частью спектакля), заканчивая решением образа Глова-старшего как тайного алкоголика, лишь на словах проповедующего трезвость (и тут Владимир Прокошин в гриме по всем правилам "стариннаго русскаго театра" кривляниями опять же даст фору мэтру Владимиру Дубровскому из Малого):

Ну и, как водится, Аделаида Ивановна тоже в обоих случаях персонифицирована в женский образ - у Пархоменко ее представляет Лилия Волкова певичкой-плясуньей немецкого кабаре (Аделаида - стало быть немка...), с исполнением "убойного" вставного номера на столе. К финалу она же Ихарева-Дмитрия Савкина на фразе "такая уж надувательная земля", превращенной в рефрен, укроет его, затихшего, замершего - умершего?! - словно саваном (земля - стало быть, могила...). Даже небезынтересно придуманные детали вроде гротесковой до патологии пластики Псоя Стахича-Владимира Боковина сводятся на нет убогими скоропортящимися приколами типа "денег нет, но вы держитесь" (смех смехом, но и тут дословное совпадение постановок Драгунова в Малом и Пархоменко в театре Моссовета, и там Алексей Дубровский в роли Замухрышкина эксплуатирует ровно ту же цитату, неужели кому-нибудь это кажется остроумным?!).

В остальном все еще более предсказуемо и не обошлось без переодеваний, хотя не таких броских, как в свое время у Юрия Еремина - здесь черные сюртуки "разоблаченных" игроков просто вешают на плечики, а случившееся с героем, надо полагать, рассматривается как дьявольский морок. При том Кругель-Михаил Филиппов - мент в форме при погонах (да еще какой-то истеричный, и по ВДВшному разбивает себе о голову бутылку), Швохнев-Марк Вдовин - провинциальный бандит из прежних "шестерок", ковыряющийся во рту зубочисткой, Утешительный-Митя Федоров - наоборот, жулик-"мажор", то есть расклад "типажей" заимствован Павлом Пархоменко из 90-х, что для режиссера его поколения во всех смыслах запоздало.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments