Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

кто испытал наслаждение творчества: "Чайка" А.Чехова в "Сатириконе", реж. Юрий Бутусов

- Не повторить ли нам?
- А не много ли будет?

Не много - бутусовской "Чайки" много не бывает! К тому же я, в отличие от правоверных "бутусовцев" (все же театральное "исповедание" у меня другое...) не так уж часто ходил на "Чайку", за десять лет жизни спектакля - едва ли более десятка раз; последний - весной 2019, два с лишним года назад -

- и хотя, как тогда для себя отметил, "Чайка" Юрия Бутусова - это "театр, который всегда с тобой", не уверен, что после этого ее до сего дня показывали; во всяком случае нынешняя "Чайка" - помимо всего прочего, волей не иначе как театральных богов вписавшаяся в московскую афишу аккурат между премьерами крымовского "Костика" в Пушкинском и молочниковской "Чайки" в Большом! - точно первая в "пост-карантинном" сезоне, дважды отмененная (в ноябре и в мае), долгожданная, и тем радостнее, что наконец состоявшаяся. С приличествующем ситуации триумфом, апофеозом и катарсисом в финале (на Москве есть два спектакля, с которых публика не желает расходиться заполночь, и в течение месяца мне довелось побывать на обоих! может быть, не столь важно, какими творческими методами достигается художественный результат: складыванием рационального, интеллектуального паззла, зацементированного режиссерским цинизмом и сарказмом - или сшибающей с ног лавиной актерских эмоций...); с похудевшим и неизменно бодрым ЮН; с многолетними поклонниками; и, к ним впридачу, с немалым числом "новообращенных" (считая и полоумных бабок, а не только больших любителей искусства свежих призывов: одна такая старуха перед началом вылезла по лестнице почти на сцену, встала на колени, принялась снимать видео уже присутствующих на площадке артистов, попутно стараясь вступить с ними в диалог, а сидящим окрест задавая вопросы типа "Бутусов играет Треплева?", "А кого играет Стеклова?", "Это же Марьяна Спивак?" и т.п. - пока ЮН решительно к ней не обратился: "Не мешайте нам настраиваться!" - после чего бабку до финальных поклонов от сцены ветром сдуло): десять лет назад с пятичасовой "Чайки" публика расползалась со скоростью тараканов на бегах, перед глазами пустели ряды - сейчас, такое ощущение, народу от антракта к антракту, невзирая на любые ограничения, лишь прибывает, чтоб на поклонах устроить артистам и режиссеру овацию.

Играл первый, премьерный состав - за период, когда "Чайка" обосновалась, прочно и счастливо, в пространстве Театра им. Вахтангова (снова подчеркну: это дало спектаклю особенный импульс к дальнейшему существованию, в интерьере вахтанговского, бархатно-золотого, многоярусного зала бутусовская театральная мистерия смотрится абсолютно иначе, нежели в "родных", ныне и давно реконструируемых, аскетичных стенах "Сатирикона", переделанного из кинотеатра) - бывало, что травмированного Артема Осипова в роли Дорна заменял, и не единократно, артист вахтанговской труппы Виктор Добронравов, что было тоже по-своему очень интересно -

- но еще интереснее теперь и спустя длительный промежуток вернуться к изначальному варианту, при том что за десять лет одни исполнители взрослели (Полина Райкина скоро догонит возрастом Аркадину!), другие меняли статус (ныне Марьяна Спивак - безусловная звезда кино!), третьи, кажется, еще сильнее набрали градус темперамента (хотя казалось бы, куда сильнее? а вот поди ж ты - Антон Кузнецов сейчас буквально из штанов выпрыгивает).

Про эпизод с Антоном Кузнецовым во втором акте все же стоит сказать отдельно - сдается мне, без вмешательства "театральных богов" и здесь не обошлось, так или иначе, фанатам и неофитам предложили неожиданно абсолютный эксклюзив: уж не знаю, актерская ли это от переизбытка эмоций импровизация, или в процессе "вспоминательных" репетиций с режиссером пришло такое совместное решение исполнителю - скорее всего, получилось случайно, артист же "в образе" просто не стал "отыгрывать назад", "исправляться", а наоборот, ринулся "вперед", "напролом", отчаянно! - Антон Кузнецов, который в "Чайке" без того выступает одновременно за нелюбимого мужа и ненавистного отца Маши, а также за воющую на привязи собаку (многоаспектная, одновременно зловещая и жалкая роль!), впервые с премьеры спектакля, то есть больше чем за десять лет его существования (специально уточнил у настоящих поклонников бутусовской "Чайки", которые видели ее много и часто, а не плюс-минус десяток раз "всего", как я - понимаю, что это несерьезно и легко ошибиться!) лихо скинул вместе с комбинезоном подштанники и голышом, притянув книзу майку, побежал через зал ("лошадей я вам дать не могу!"), и потом за тележкой с муляжами следовал, препоясав чресла изолентой - впрочем, Кузнецов и весь спектакль провел вот так, что называется, "на разрыв".

В остальном - как ни трудно поверить новым зрителям из когорты расплодившихся за пост-карантин "больших любителей искусства" - спонтанных жестов, интонаций, не говоря уже о вольностях текстовых, литературных, в "Чайке" у Бутусова отнюдь не через край. Вопросы закономерно возникают: каков процент импровизации в спектакле? На самом деле он не столь велик, и пересматривая "Чайку" от года к году, изумляешься, пожалуй, более всего как раз тому, что на первый взгляд стихийное, непредсказуемое действо изнутри выстроено очень жестко, вплоть до хореографического рисунка собственных бутусовских соло (хотя элемент "импровизаций", конечно, присутствует - но вряд ли принципиально больший, чем в каком-либо ином, "обыкновенном" спектакле). Есть лишь несколько показательных деталей, подробностей, заметных скорее "фанатскому" глазу - но это тоже просчитано заранее! - каждый раз не повторяющихся. Например, когда Аркадина хвастается дорогим подарком - "как меня в Харькове принимали" - это всегда что-нибудь новенькое, иногда нелепое, забавное. Ну и, разумеется, "интерактив" в первом акте, когда из зала выдергивают зрительницу и она вместе с Аркадиной, Сориным и остальными смотрит пьесу Треплева в исполнении Нины-Агриппины Стекловой, сидя на сцене непосредственно. Кстати, днями ранее на втором прогоне крымовского "Костика" на аналогичный "интерактивный", цирковой номер Нины с мыльными пузырями у меня из-за спины Мария Смольникова выдернула сидевшую там Агриппину Стеклову! Помню девушку, которая, пока сатириконовская "Чайка" шла регулярнее, чем теперь, постоянно брала билет ровно на то место, откуда спустившийся в зал Дорн вызывает на сцену - на этот раз девушка нашлась другая, а мне, соответственно, досталась приватная беседа с Дорном-Осиповым, занявшим временно освободившееся место в первом ряду.

Мелочи, допустим - но грандиозная "Чайка" Юрия Бутусова складывается, в общем, из таких и подобных "мелочей", вмещая в себя не то что чеховские пять пудов, а пятьсот мегатонн любви - в первую очередь любви к сцене, творчеству, искусству; к искусству в себе - и к себе в искусстве (на парадоксах гармонии и неразрешимых противоречий этой суки-любви и рождается энергия спектакля). К постановке "Чайки" в 2011 году ЮН пришел отнюдь не новичком, уже опытным режиссером, и в "Сатириконе" до нее выпустил несколько блестящих спектаклей; за десять лет, пролетевших с тех пор, тоже немало; его метод развивался, отчасти менялся стиль (хотя фирменная бутусовская эстетика в основах сложилась раньше, но тоже, пожалуй, в "Сатириконе" - начиная с "Макбетта" Ионеско и далее), а все же не преувеличением будет сказать, что "Чайка" остается, по крайней мере до сих пор, для Бутусова во многом "главным" произведением, ну определенно этапным, поворотным в творчестве и, если угодно, в карьере, и не просто благодаря успеху, за прошедшие десять лет нарастающему, но и содержательно, символически: Бутусов именно в "Чайке" явственно поставил знак равенства между театром и космосом, наглядно зафиксировал процесс формирования этого космоса из (треплевская формулировка) "хаоса грез и образов"; причем бутусовский космос - не микро-, не частное пространство и тем более не условная модель, но физически, тактильно, чувственно воспринятый универсум, в своей непредсказуемости, иррациональности вмещающий какие угодно варианты историй и характеров.

Ну и еще одно в чем-то знаковое "новшество" этого "старенького" (как назвал "Чайку" сам ЮН в обязательном своем предуведомительно-благодарственном слове перед началом) спектакля: в начале второго акта у рампы из-за импровизированной ширмы разыгрывается нарочито "любительского" пошиба кукольный театрик с использованием картонных фигурок слонов: на палочках - слоники, на фигурках - надписи "мама", "папа", и вот теперь - "Серафим"; а тем временем трехлетний Серафим (к моменту премьеры еще не родившийся) на коленях у мамы смотрит на папу из служебной ложи, и надо заметить, с необычайным увлечением; правда, в последнем антракте его, видимо, увели спать - но хочется надеяться, что у него, когда подрастет, будет возможность досмотреть спектакль целиком до конца, да и я сам бы снова на "Чайку" Бутусова прийти не отказался.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments